11 октября 2004
111

Екатерина АНДРЕЕВА: КРАСОТА - ЭТО СТРАШНАЯ СИЛА

Самая красивая телеведущая Екатерина Андреева в детстве была высокой и толстой. Интервью у ведущей программы `Время` взяла корреспондент `Независимой газеты` Антонина Крюкова.
Катя, на прошлой неделе `НГ` провела в Интернете опрос, по результатам которого вы заняли первое место как самая красивая ведущая нашего телевидения. Как вы к этому относитесь?

- Мне было приятнее недавно увидеть свою фамилию в телевизионном рейтинге вашей газеты, где из десяти участников четверо назвали `телеперсоной` Владимира Путина, трое - меня, а остальные - генералов или еще кого-то. Это все-таки высокая оценка, потому что, на мой взгляд, ведущего трудно признать `телеперсоной`, потому что он не является по-настоящему ньюсмейкером - он только передает новости. А что касается женской красоты, то я могу провести аналогию с властью. Красота, как и власть, - на самом деле тяжкий крест, нужно долго доказывать, что ты при своей внешности еще и не глупа. На этот счет есть одна восточная теория, по которой красоту Бог дает человеку как первое и очень тяжелое испытание. Красивой женщине многое прощается, ее окружают любовь и внимание, она легко может достичь вершин, не прилагая к тому особых усилий. Это первое испытание красотой не всем удается выдержать: с детства они становятся уверенными в том, что все и так получится, поэтому не надо заниматься самообразованием, не надо куда-то стремиться. Поэтому так устойчиво убеждение, что если женщина красивая, значит, она обязательно глупая. Мне повезло: я никогда не была красивым ребенком, я была очень высокой - меня даже дразнили `жирафом`, да к тому же еще и очень толстой. Я читала книги, занималась самообразованием, ходила на выставки, в театры. А потом, когда я вдруг стала симпатичной девушкой, то внутри уже так много было накоплено, что все эти похвальбы: ах какая вы, ах какая вы - не вводили меня в состояние самообольщения по поводу красивой внешности. Я всегда считала, что не это в человеке главное. Поэтому и красивых людей по-другому воспринимаю: для меня важны не физиологические параметры, а то, чем человек богат внутренне. Если ты злая, глупая, завистливая, то никакая внешняя красота этого не скроет. Приятно, конечно, что зрители считают меня красивой, но это все же больше подтверждение каких-то внутренних моих качеств. Надеюсь, что они видят во мне именно это.

Внешность ведущего, на ваш взгляд, все-таки является составляющей профессии?

- Мне как раз это мешало. Долгое время многие всерьез меня не воспринимали, считали, что я не могу быть ведущей первой программы. Внешность должна быть нейтральной: не уродливой, потому что уродство всегда привлекает, не суперкрасивой - потому что и то и другое будет отвлекать зрителей.

Вы - ведущая `Времени`, главной информационной программы ОРТ. Естественно, для многих вы - `лицо` первого канала. Такая роль наверняка не может не нравиться...

- `Лицом` канала я себя не ощущаю. `Лицо` канала подразумевает некую стабильность. А за то время, пока я работаю на телевидении, сменилось девять ведущих программы `Время`, столько же руководителей дирекции информации и столько же генеральных директоров. О каком `лице` канала может идти речь, когда я не знаю, что будет на канале завтра?

Настораживает печальный опыт Арины Шараповой, отстраненной от программы `Время`?

- Ведущей `Времени` я стала не после Арины Шараповой, а после Сергея Доренко. Да, если могли снять с эфира Арину, то почему не могут снять и меня? Я была бы, наверное, идиоткой, если бы думала по-другому. Но я умный человек. И абсолютно не считаю, что, если так поступили с другими, не поступят так же и со мной.

Говорят, что вы, узнав о том, что Шарапову отстранили от `Времени`, посоветовали ей не уходить совсем с ОРТ, а согласиться вести дневные выпуски `Новостей`. Как бы вы поступили, случись подобное с вами?

- Я действительно ей позвонила, потому что, зная, как быстро здесь меняется ситуация, считала, что можно подождать, посмотреть, что будет дальше - конечно, при условии, что ей хотелось бы заниматься этой работой. Но у Арины был другой проект, и она решила не ждать. Если со мной случится то же самое, тогда я и буду об этом думать.

Как все-таки называется ваша работа - диктор или ведущий?

- Я в принципе не согласна с таким подходом. Если переводить дословно, диктор - это человек, читающий по бумаге. Любой ведущий тоже читает по бумаге. Значит, можно поставить знак равенства между этими двумя словами - по логике. По наполнению - ну это кому как: на нашем ТВ есть немало таких, которые читают тексты, но называются ведущими. Думаю, что ведущий, так же, как и диктор, не может не быть личностью, иначе смотреть и слушать тебя неинтересно. Мера ответственности, разумеется, здесь разная. Но ведь и это зависит от личности.

Вы сами пишете тексты для программы `Время`? Сами отбираете события, о которых рассказываете в эфире?

- Да, конечно. Естественно, существуют какие-то главные темы дня, которые я, даже если бы не хотела, не могла бы не взять в программу. Тексты пишу сама, принимаю участие в верстке, даже редактирую сюжеты корреспондентов.

Возражения со стороны начальников случаются?

- Это такая работа, где без возражений не получается, может даже дойти до криков, и если не до оскорблений, то достаточно серьезного выяснения отношений. Но мы всегда пытаемся найти компромисс. Это же командная работа: или твой собеседник должен тебя понять, или ты должна его понять. Обязательно надо найти компромисс, иначе ничего не получится.

На экране вы производите впечатление человека абсолютно бесстрастного...

- Не согласна с вами. Думаю, что во время югославской кампании не было более страстного - скажем так - ведущего, чем я. Вопрос не в том, как я произношу слова, а в том, какие это слова. Если внимательно слушать то, что я говорю, то именно в словах, собственно, и находятся все мои эмоции. В Сербии, например, меня считали человеком, который не предал сербов. Давно, еще до того, как я начала работать здесь, я смотрела передачу про Уолтера Кронкайта. Меня поразило, что он никогда не выражал в эфире своих эмоций и своей точки зрения на то, что говорил, никогда ничего не комментировал. И тем не менее для зрителей он оставался личностью, его узнавали на улице и не забыли ни через 10, ни через 15 лет. Я передатчик информации, я вам должна сообщить, что сегодня случилось. А вы - в силу своего опыта, эмоциональности, умения или неумения размышлять логически - должны сами составить себе картину происходящего. Я не имею права навязывать свою точку зрения. Кто я такая, чтобы миллионы людей выслушивали мое мнение? Никто не давал мне такого права.

В одной из передач после выхода в эфир `Однако` вы сказали, что точка зрения Михаила Леонтьева не всегда совпадает с официальной точкой зрения канала ОРТ. А кто представляет официальную точку зрения ОРТ?

- Наверное, я и представляю.

И вы всегда согласны с официальной точкой зрения?

- Я тоже не всегда согласна. Но у меня другой жанр, и я не могу высказать это в эфире. В частной беседе - пожалуйста. У Миши - комментарий, поэтому у него развязаны руки. Тогда речь шла о Грузии, и я на самом деле не была согласна с Леонтьевым, потому что его комментарий был совершенно бездоказательный. Поскольку у меня есть зачатки юридического образования, я имею представление о презумпции невиновности - основе демократического общества. Нельзя обвинять человека в преступлении, пока его вина не доказана.


`Независимая газета` 11.12.1999http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован