Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
13 ноября 2017
348

Экономика России до 2025 года

Main 1510222812 59a79150a81bb7c7538b456b

Экономика

Россия до 2025 года сохранит свое качественное отставание от ведущих стран мира по душевому доходу (не более 15 000 тыс. долл.) и доли в национальном богатстве. Притом, что обе эти тенденции для развитых стран сохранятся. Сохранится и негативная ситуация в области распределения социальных благ (коэффициент Джинни). По данным доклада, представленным профессором В. Андриановым в августе 2017 года[1], самыми богатыми на планете оказались жители Швейцарии. Общий объем активов частных домохозяйств Швейцарии в 2016 году составил 3,5 трлн. долл., что соответствовало 1,4% мирового благосостояния. В целом Швейцарцы были в 11 раз богаче других жителей Земли.

Средние активы граждан страны, как самих швейцарцев, так и иностранцев там проживающих, составляли 561,9 тыс. долл. Немного беднее оказались американцы – уровень их финансового благополучия оценивается в 344,7 тыс. долл., британцев – в 288,8 тыс. долл., французов – в 244,4 тыс. долл., шведов – в 227,3 тыс. долл. и немцев – в 185,2 тыс. долл.

При этом средний годовой доход швейцарцев составил 244 тыс. долл. Для сравнения, в 2016 году британцы в среднем заработали 107,9 тыс. долл. в год, французы – 99,9 тыс. долл., американцы – 45 тыс. долл., немцы – 42,8 тыс. долл., шведы – 39,7 тыс. долл. По оценкам «Credit Suisse Research Institute» через пять лет активы домохозяйств самых благополучных в мире швейцарцев могут превысить 600 тыс. долл.

Для либеральной модели рыночной экономики, которой придерживаются большинство промышленно развитых стран мира, характерна тенденция к углублению неравенства в распределении доходов населения. Поэтому в глобальном масштабе и на уровне отдельных стран серьезной проблемой остается сохраняющееся огромное неравенство в распределении доходов и общего благосостояния населения.

В 2016 г. с одной стороны, примерно 10% богатейшего населения планеты владели 89% всего мирового богатства. С другой стороны, на половину малоимущих жителей земли приходилось всего лишь 1% мирового благосостояния.

Экономика в 2017–2025 годы скорее всего сохранит практически нулевых темпы роста, а душевой доход и качество жизни будут в целом ухудшаться. Это означает, что в отдельные периоды может наблюдаться незначительный рост темпов ВВП, но в другое время (особенно в связи с конъюнктурой цен) этот рост будет минимизирован. В целом можно ожидать, что в рамках этого варианта Сценария № 1 общий прирост составит до 2025 года не более 2%, а в случае дальнейшего обострения МО–ВПО, – минус 2–3%.

Прогноз развития России в экономики до 2030 года, который был утвержден в 2013 году, предполагал краткосрочное снижение цены нефти до $80/барр. в 2015–2016 годах. В базовом варианте нефть продолжала ежегодно дорожать ($124/барр. в среднем за 2013–2030 годы), а рост экономики замедлялся до среднегодовых 2,5% в 2013–2030 годах. при темпах роста мировой экономики в 3–3,5%. Этот вариант предполагал активную модернизацию ТЭКа при отсутствии реформ в остальных секторах.

Весь прогноз уже в следующем после его утверждения году потерял актуальность из-за резких изменений на нефтяном рынке, следствием чего стало падение цены нефти более чем втрое за два года; и изменений в российской внешней политике, следствием которых стали финансовые санкции в отношении российских компаний и банков и ответный российский запрет импорта продовольствия из ряда стран.

По расчетам Экономической экспертной группы, потери экономики от падения нефтяных цен и от санкций эквивалентны потере 8,4 п.п. экономического роста за 2014–2017 годы, или в среднем 2,1 п. п. за год. Текущий прогноз Минэкономразвития с нефтью по $50–52/барр. в 2016–2017 годах и возобновлением роста экономики в 2016 году (официально еще не пересмотрен) предполагает, что за 2014–2018 годы средний темп экономического роста составит 0,3%. В рамках действующего варианта инерционного сценария эти оценки представляются вполне адекватными.

Если ничего не делать, в том числе со структурой бюджета, то сценарий долгосрочной стагнации может реализоваться. Но наиболее вероятен все-таки другой, целевой сценарий Минфина, который позволит экономике выйти на темпы роста в 2–3%.

Это возможно отчасти за счет более дорогой нефти – $50/барр. в реальном выражении на весь период. Но ключевое условие – структурные изменения в экономике, прежде всего – повышение отдачи на капитал за счет роста производительности труда, опережающего рост зарплат, и, как результат, увеличение доли инвестиций в ВВП.

В этом случае экономика преодолевает текущий спад в 2018 г., увеличиваясь к 2030 г. на 44%; реальные зарплаты россиян восстанавливаются до уровня 2014 г. в 2022 г. и затем растут на 3% в год. Для сравнения: в варианте без маневра при таком же уровне цены нефти темпы роста экономики почти вполовину медленнее и к 2030 г. реальный ВВП увеличивается только на 19%. При этом реальные зарплаты растут тоже медленнее (выходят на уровень 2014 г. в 2023 г. и затем растут менее чем на 2% в год).

Выход на рост в 3% возможен при условии, что зарплаты будут расти медленнее производительности, но это малореально.

До кризиса чиновники говорили о необходимости роста экономики не менее чем на 4–5% в год, но для страны с сокращающимся трудоспособным населением и 3% роста не так уж плохо, считает Наталья Акиндинова из Центра развития ВШЭ. Опережающий рост производительности, конечно, несколько не согласовывается с демографией, рассуждает она. Но, в принципе, он реален, если снижать долю государства в экономике, вести консервативную бюджетную политику, так как высокую планку зарплат задавали компании, аффилированные с государством. Но главные стимулы для инвестиционного роста сейчас вне сферы экономической политики. «При холодной войне инвестиции не растут», – говорит Акиндинова.

Разница между 1,5 и 3% роста кажется не такой уж значительной, но на большом отрезке времени она радикальна, подчеркивает Акиндинова: либо догоняющее развитие, либо отставание и увеличение разрыва с развитыми странами. Но «вековая стагнация» – аргентинский вариант – для России не очень характерна, замечает она: периоды короткого застоя всегда сменялись периодами модернизации.

Вариант долгой стагнации вполне реален, только будет еще сопровождаться периодическими шоками от очередного спада цен на нефть, возражает руководитель Экономической экспертной группы Е. Гурвич: «Это будет застой, на который будут время от времени накладываться финансовые кризисы». Неважно, на какой уровень цены нефти ориентироваться – $40 или $50, без ее роста и без реформ потенциал экономики ограничен ростом 1–1,5% в год, считает Гурвич.

Глобальные последствия развития технологий скажутся уже до 2025 года. Как признается в докладе Национальной разведывательного Совета США, «Технологии – от колеса до силиконового чипа – значительно повлияли на ход истории. Однако, предсказать, как, когда и где технологии повлияют на экономику, политику и безопасность не так-то просто. Некоторые значимые предсказания, например, такие как холодный ядерный синтез, до сих пор не продемонстрированы в реальности. Другие технологии развивались быстрее, чем эксперты могли себе представить. В последние годы были совершены прорывы в области редактирования и манипуляции с генами,  например CRISPR. Это открывает новые широкие возможности в области биотехнологий. Технологии будут продолжать расширять права и возможности отдельных лиц, небольших групп, корпораций и государств, а также ускорять темпы изменений. Это породит новые сложные проблемы и конфликты.

Разработка и использование усовершенствованных информационных коммуникационных технологий, искусственный интеллект, новые материалы, робототехника и автоматизация, усовершенствование биотехнологий и нетрадиционных источников энергии разрушат рынки труда и изменят тип экономического развития. Технологии заставят задуматься над фундаментальным вопросом: как это – быть человеком?

Другая нарастающая опасность – финансовая система, которая уже доказала свою уязвимость в 2008 году. Кризис не закончился. По мнению экспертов Национального Совета по разведке США, «Смена технологических, институциональных и юридических основ глобальной финансово-экономической системы открывает возможность для различных акторов – от преступных синдикатов до религиозных групп – бесконтрольно отмывать, накапливать и транспортировать деньги и иные активы. Согласно имеющимся данным, в оффшорах, находящихся в основном под Британской и Голландской юрисдикциями, находится сейчас примерно 6 трлн. долл. из общей суммы 19 трнл. долл. – в оффшорах. Теневой банкинг набирал силу в течение последних 40 лет. Однако в силу используемых в настоящее время бухгалтерских, финансовых и правовых решений, при наличии политической воли со стороны международного сообщества, всех эти 6 трлн. могут быть в течение дня заблокированы.  Банки, а соответственно, регуляторы хорошо знают, кому принадлежат эти деньги, когда и в соответствии с каким контрактом они получены. Лишь отсутствие политического решения позволяет современной банковской системе не предоставлять информацию и не осуществлять соответствующих конфискационных действий».

И далее: «… стремительное развитие криптовалют, нерегулируемых платежных сервисов, множества платформ новых финансов, типа краудинвестинга, краудлэндинга и т.п. ставит крест на банковской системе, базирующейся на господстве центральных банков, национальной юрисдикции и хранимых транзакциях. Особенность новой финансовой экономики такова, что даже при наличии политической воли, чем дальше, тем больше понять источники и локацию финансовых средств или иных активов не представляется возможным.

В 2013 году прогноз МЭРа обещал, что «Реализация форсированного и инновационного сценариев приведет к превращению России в одного из глобальных лидеров мировой экономики… Уже в 2014 году Россия войдет в пятерку ведущих стран мира по экономической мощи, обогнав Германию. В условиях реализации форсированной траектории развития к 2020 году Россия сможет подняться вверх еще на одну позицию, оставив позади Японию. По инновационной траектории роста Россия выйдет на четвертое место в 2024 году, а по консервативному варианту сохраняет позиции в пятерке лидеров».

Динамика России по консервативному варианту будет отставать от экономического развития мира. В результате ее доля в мировой экономике к 2030 году сократится до 3,6%. Инновационная траектория роста позволит развиваться быстрее мировой экономики, что даст увеличение доли России в мире с 3,8% в 2010 году до 4,3%. Форсированный вариант развития позволяет опередить темпы роста мира в среднем на 1,8%. Этот темп даст увеличение веса России в мировой экономике до 5,3%.

Прогнозировалось в 2013 году, что к 2030 году, в зависимости от варианта динамики экономики России, ВВП на душу населения возрастет с 20 тыс. долл. до 38–52 тыс. долл.

Изменение позиции России в мировой экономике
(структура мирового ВВП по паритету покупательной способности, %)

 

2010

2012

2015

2020

2025

2030

Весь мир

100

100

100

100

100

100

США

19,3

18,8

18,1

16,8

15,7

14,9

страны Еврозоны

15,3

14,4

13,2

12,0

11,0

10,1

Япония

5,8

5,5

5,1

4,4

3,9

3,5

страны BRIC

26,1

27,6

29,9

33,1

35,7

37,7

Бразилия

2,9

2,8

2,9

3,0

3,0

3,0

Россия*

3,8

3,8

4,0

4,6

5,0

5,3

Индия

5,8

5,9

6,4

7,2

8,1

8,9

Китай

13,6

15,0

16,8

18,9

20,5

21,5

* Форсированный вариант

 

Среднедушевой ВВП России к 2030 году по основному варианту составит 44,4 тыс. долл. и приблизится к уровню благосостояния Еврозоны – 44,7 тыс. долл. По консервативному варианту уровень жизни России будет уступать европейскому – 37,6 тыс. долл. на человека. Реализация форсированного варианта позволит превзойти уровень европейского благосостояния – среднедушевой ВВП достигнет 51,6 тыс. долл. на человека.

Россия займет значимое, не менее 5–10%, место на рынках высокотехнологичных товаров и услуг по 5–7 и более позициям. Будет прослеживаться ориентация на диверсификацию экономики, сильный инвестиционный и потребительский спрос, опережающее развитие обрабатывающей промышленности и рост несырьевого экспорта. По ряду приоритетных направлений (авиация, ракетно-космические технологии, ядерная энергетика, судостроение, программное обеспечение, нанотехнологии и др.) Россия станет добиваться лидерства. Усилится специализация по предоставлению интеллектуальных услуг в области фундаментальных и прикладных научных исследований и профессионального образования. Продолжится развитие конкурентных преимуществ России в сферах транспорта, экологии, обрабатывающих отраслей и АПК. При этом Россия будет сохранять ведущую роль в области поставщика энергетических ресурсов и обеспечения энергетической безопасности.

Инновационное развитие предполагает формирование относительно самостоятельного национального рынка капитала и конкурентоспособного национального финансового сектора. Он может стать весьма притягательным для капиталов стран СНГ и развитых экономик, что в сочетании с привлечением иностранных инвестиций в инфраструктурные отрасли, сферу услуг и переработки создаст благоприятные условия для накопления капитала и экономического роста. Россия улучшит инвестиционный климат и станет одним из регионов мира, привлекательных для инвестиций. Повысится уровень прямых иностранных инвестиций. Будут созданы условия для превращения российского рубля в региональную резервную валюту.

 

[1] Андрианов В.Д. Эл. ресурс: «Виперсон», 2017. 27 августа.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован