Эксперты ЦВПИ МГИМО: Национальный человеческий капитал и институты его развития как фундамент эффективного стратегического сдерживания

Столкнувшись во втором десятилетии XXI в. с проблемой обеспечения эффективного стратегического сдерживания, Россия смогла достаточно оперативно приступить к решению военной части этой проблемы — развитию ВВСТ и Вооруженных Сил страны, но она очень отстала в «перевооружении» своего потенциала невоенных средств стратегического сдерживания, который можно развивать только на основе институтов развития НЧК.

 

Роль, позиции государства в современном мире определяют не только и не столько природные ресурсы, производственные мощности… а, прежде всего, люди, условия их развития, самореализация, творчество человека[1]

В. Путин

 

В развитии современных государств и обществ исключительная роль принадлежит национальному человеческому капиталу и институтам его развития. Не только величина национального богатства и ВВП страны определяется, прежде всего, величиной национального человеческого капитала (до 80% в развитых странах), но и до 95% прироста ВВП. Об этом вновь в своём послании Федеральному Собранию РФ 1 марта 2018 года в очередной раз напомнил В.В. Путин. Другими словами, НЧК — важнейший ресурс развития и обеспечения безопасности, от величины и качества которого прямо зависят темпы развития и безопасность государства и всей нации[2].

Кроме того, этот потенциал развивается и сам развивает институты, которые и являются главными инструментами политического влияния внутри страны и за рубежом. Эти же институты становятся всё более важными невоенными средствами стратегического сдерживания, которые в ряде случаев могут играть

исключительно важную и уникальную роль в обеспечении безопасности страны. Прежде всего, современной политики Запада «силового принуждения», против которой необходимо выстраивать эффективное противодействие в форме политики «стратегического сдерживания», обеспеченной невоенными средствами и способами применения[3]. К сожалению, эта роль НЧК и его институтов до сих пор до конца не оценена, хотя, например, выступая в марте на конференции АВН, Начальник Генерального штаба ВС России В. М. Герасимов подчеркнул особую значимость именно институтов гражданского общества и невоенных средств стратегического сдерживания в обеспечении безопасности России.

Опять же, к сожалению, эта банальная истина практически не учитывается в конкретной политической, социально-экономической и военной деятельности органов государственной власти, что отражается на уровне социально-экономического развития России и её стратегическом отставании (хотя Президент и считает, что «прочный фундамент для этого создан»)[4]. За годы реформ (1990-е годы по настоящее время, т.е. за 27 лет) величина НЧК, измеряемая индексом развития человеческого потенциала (ИРЧП), в России снизилась как абсолютно, так и относительно. В 1992 году, например, ИРЧП России находился на 34 месте среди других стран «высшей лиги», а в 2006 — только на 73 месте. С тех пор ситуация практически не изменилась, хотя деклараций по этому поводу было сделано немало.

Это, то реальное наследство, которое мы получили в результате реформ и социально-экономической политики последних лет СССР и правления команды «перестройщиков» и либеральных демократов, оказавшись к концу века в числе отстающих по этому показателю государств. После 1999 года ситуация стала медленно исправляться. С тех пор Россия несколько поднялась в рейтинге (до 49 места, почти последнего, места) наиболее развитых государств, опередив Румынию, но всё ещё отставая от Латвии и Хорватии. Это и есть сегодня реальный потенциал (или НЧК) России, формирующий до 75% национального богатства и обеспечивающий рост экономики страны. И потенциал институтов НЧК, во многом определяющий возможности невоенных средств стратегического сдерживания России[5].

Такая ситуация создаёт явную угрозу не только социально-экономическому развитию, но и эффективности обеспечения национальной безопасности. Не случайно 28 марта 2018 года Д. А. Медведев сказал, что «потенциал роста экономики России исчерпан», а 1 марта в своём послании ФС РФ В. В. Путин сказал о цивилизационной угрозе России, которая неизбежно возникает в связи с растущим противоборством между локальными человеческими цивилизациями[6]. Глубину этого кризиса, который стал прямым следствием «демократических» реформ, и из которого предстоит ещё выбираться, характеризуют следующие конкретные параметры ИРЧП в эти годы. Примечательно, что после 2006 года Россия вступила в длительную полосу кризиса и стагнации, из которой она вышла только к 2018 году.

На фоне взрывообразного роста ИРЧП и экономик новых центров силы и их демографических потенциалов, которые не могут по объективным причинам даже в долгосрочной перспективе быть превзойденными Россией, у неё остаётся единственный шанс выйти на опережающие темпы мирового развития — только с помощью резкого увеличения качества НЧК и его институтов. Других способов при существующих моделях и алгоритмах просто нет. Даже теоретически. Как нет и возможности развития институтов НЧК, которые формируют систему невоенных средств обеспечения стратегического сдерживания.

Таблица 1. Слагаемые ИРЧП России[7]

Другая сторона проблемы — эффективность государственного и общественного управления, которая должна измеряться не субъективным отношением «начальников», а конкретными результатами, прежде всего в области качества НЧК и его институтов. Это важно признать в условиях, когда В. В. Путин декларирует смену курса и команды управленцев для осуществления рывка в развитии России. Таким образом, реальный критерий, который должен быть универсальным показателем эффективности деятельности органов власти — от федерального до местного уровня — должен стать ИРЧП, по которому можно судить о конкретных результатах работы и полезности не только чиновника, но и той или иной идеи, программы или концепции.

Парадоксально, но факт: за эти же 27 лет «реформ» в России по сравнению с СССР ухудшилось качество и количество институтов развития НЧК, причем, в том числе и таких эффективных, которые успешно защищали интересы страны в мире. Только в последние годы началась медленная реанимация некоторых из них, которые пока что далеко не соответствуют уровню даже тех же институтов развития, которые существовали в СССР. Например, возможности Россотрудничества, Союзов обществ дружбы, РИА-Новости, Редакции иновещания и т.д., значительно отстают (может быть, за исключением РТВ) от своих аналогов, существовавших в СССР. А некоторые существовавшие очень эффективные институты даже не пытаются возродить — Комитет молодежных организаций, Комитет защиты мира, Комитеты солидарности с народами Азии и Африки и другие.

Иными словами, столкнувшись во втором десятилетии XXI в. с проблемой обеспечения эффективного стратегического сдерживания, Россия смогла достаточно оперативно приступить к решению военной части этой проблемы — развитию ВВСТ и Вооруженных Сил страны, но она очень отстала в «перевооружении» своего потенциала невоенных средств стратегического сдерживания, который можно развивать только на основе институтов развития НЧК.

>>Полностью ознакомится с монографией "Стратегическое сдерживание: новый тренд и выбор российской политики"<<

[1] Путин В. В. Официальный текст Послания Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию 1 марта 2018г

[2] Кравченко С. А., Подберёзкин А. И. Доверие к научному знанию в условиях новых угроз национальной безопасности Российской Федерации // Вестник МГИМО–Университета, 2018. — № 2. — С. 44–46.

[3] См. подробнее: Взаимодействие официальной и публичной дипломатии в противодействии угрозам России. В кн.: Публичная дипломатия: Теория и практика / под ред. М. М. Лебедевой. — М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2017. — С. 36–53.

[4] Путин В. В. Официальный текст послания Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию 1 марта 2018г.

[5] См. подробнее: Взаимодействие официальной и  публичной дипломатии в противодействии угрозам России. В кн.: Публичная дипломатия: Теория и практика / под ред. М.М. Лебедевой. — М.: Изд-во «Аспект Пресс», 2017. — С. 36–53.

[6] См. подробнее: Долгосрочное прогнозирование развития отношений между локальными цивилизациями в  Евразии: монография / А. И.  Подберёзкин и  др.  — М.: Издательский дом «Международные отношения», 2017. — 357 с.

[7] Доклады ООН о  развитии человека за соответствующие годы (1994, 2001–2003, 2006–2008).

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован