03 ноября 2004
3424

Елена Гагарина: Разве можно папу кем-нибудь заменить?

Будучи в Москве, киевлянин Василий Овчинников решил, что давненько он не был в музеях. Во время экскурсии в одном из них гид упомянул, что директором всех музеев Московского Кремля работает дочь Юрия Гагарина Елена. Какая после этого экскурсия! Ведь с Юрием он еще мальчишкой в Гжатске играл в баскетбол. И Василий Николаевич бросился разыскивать Елену, а побеседовав с ней, прислал свое интервью в редакцию "Сегодня".

ШАРЛЬ де ГОЛЛЬ ПОДАРИЛ ПАПЕ КОТА

Разыскав кабинет директора я рассказал секретарю, что воспитывался в детском доме Гжатска, и лично знал Гагарина в школьные годы. Поэтому хотел бы поговорить с его дочерью.
- Елена Юрьевна, территория нашего детского дома примыкала к огороду Гагариных. По утрам звук нашего горна будил всех соседей. А с братом Юрия Борисом я даже сидел за одной партой в школе.
- Да, бабушка рассказывала мне в раннем детстве об этом детском доме.
- О вашем отце написано много воспоминаний, а вы могли бы рассказать, каким был первый космонавт дома, в семье?
- Для нас с сестрой день начинался в половине восьмого утра. С папой мы бегали, прыгали. А мама с шести хлопотала на кухне. Отец очень переживал, что мне не удается "оседлать" велосипед. Ходила из-за этого вся в синяках, ссадинах, не без слез.
Нас воспитывали с любовью, но в определенных рамках приличия. Принцип воспитания: дети должны находиться вне беседы взрослых. Поздоровавшись с вошедшими, мы уходили в свою комнату. Папа меня называл "профессором", а Галю "чижиком".
Отца приглашали во многие страны мира. В Париже президент Франции Шарль де Голль подарил ему спортивный "Рено" и персидского кота, которому пришлись не по вкусу продукты в Звездном городке. И папа договорился с командирами экипажей, летавших рейсами Москва - Париж - Москва, чтобы персу доставляли специальные лакомства. Ведь тогда в Союзе не было спецеды для животных. После трагической гибели папы кот исчез куда-то. А может кто-то из экскурсантов "слямзил" этого "буржуа".

МАМЕ НЕ ПОНРАВИЛСЯ КУРСАНТ

- А почему ваша мама не давала никаких интервью журналистам? Единственное ее воспоминание я прочитал в книге "Звездный путь".
- Последний раз мама дала интервью перед гибелью папы.
- От Юрия я знаю, как они познакомились. Вам и сестре Гале он рассказывал, как это было?
- Они встретились в 1958 году на танцах, когда он был курсантом военного училища в Оренбурге. Мама говорила, что вначале он ничем не привлек ее внимания. Невысокий, с ранними залысинами. На предложение покататься на лыжах в выходной подумала: "А почему я должна ответить "да"?" Ведь она сама неплохо ходила на лыжах. Приближалась к первому разряду на 5-километровой дистанции. Но папа был тверд и настойчив. Понравился он и моим дедушке с бабушкой.
- Летом 57-го я последний раз виделся с ним на баскетбольной площадке в Гжатске. Он сказал, что получил назначение на Север. Он, кстати, мастерски играл в баскетбол. При его 1 м 66 см очень прыгуч был, до самого кольца доставал рукой. А помните ли вы отъезд папы на Байконур для своего легендарного полета?
- По словам мамы, он расцеловал всех нас как-то по-особенному. Написал и оставил маме письмо, прося прочитать, когда услышит о нем по радио или телевидению. Она до сих пор хранит его, как зеницу ока. Часто перечитывает, утирая слезы.
- Если не секрет, что в этом письме?
- Разве что по памяти. "Всякое может со мной случиться, - писал папа. - Это же КОСМОС! Я тебя ни в чем не ограничиваю. Главное, береги дочурок. Если со мной... Личную жизнь устраивай, как считаешь нужным... Лишь бы все было хорошо".
- Как узнали о полете 12 апреля?
- Об этом ей сообщила соседка по квартире. Потом пришел Владимир Комаров. Поздравил, успокоил. Сказал, что все в порядке. Пришла "куча" журналистов. Первым корреспондент "Комсомолки" Василий Песков... Мы увидели папу 14 апреля. В аэропорту.

МЫ НИКОГДА НЕ УВИДИМ ЕГО УЛЫБКУ

- Елена Юрьевна, а тот... самый страшный день...?
- 27 марта 1968 года... Папа доложил, как потом рассказывал его лучший друг Алексей Леонов, что самолет, бортовой номер "18", просит дать разрешение на посадку. Потом молчание и... трагедия. В 100 км от Москвы. В его куртке нашли 40 рублей, талоны на питание, фотографию Сергея Королева и... водительские права.
Мама лежала в больнице с язвой желудка. Галя, услыхав о гибели папы, упала в обморок. Тетя Зоя, его сестра, и еще кто-то плакали на кухне... Помню, приходило много людей, все в черном. В течение 3-х дней надо было присутствовать возле урны с его прахом. Бесконечный поток людей, пришедших отдать дань отцу, море цветов, венков. Выступления членов Правительства. Мы буквально падали от усталости, находились в какой-то прострации. В то время я не до конца понимала всю трагедию, постигшую семью. Понимание пришло гораздо позже. Мы никак не хотели мириться с тем, что его уже никогда не будет с нами, мы не увидим его чарующую улыбку, не ощутим, как в детстве, его отцовскую теплоту и внимание. Веселье покинуло нас... Мы никого не хотели видеть... Мама лишь спустя месяц смогла с Леоновым поехать на место его гибели... Глубокая воронка, заполненная водой. Там она нашла кусок металла от их самолета. Замкнувшись в себе, мама никогда не плачет. Просто больно смотреть на нее. Став вдовой в 32 года, она воспитала нас, теперь у нее внучка и внук, которого тоже зовут Юрий.
- Простите Елена, но маме было всего тридцать два: молода, красива и одна?
- А вы представляете человека, которого можно сравнить с папой? Разве можно его кем-то заменить?!



Василий ОВЧИННИКОВ для "Сегодня"
("Сегодня" (Киев), N 53, 9 марта 2004 г.)
http://www.rtc.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован