17 декабря 2007
2678

Елена Комлева: Человечество и ядерная энергия: их соосмысление в оон для мира и управления устойчивым развитием

(на повестке дня - расширение проблемного поля социоядерных оценок и рекомендаций)


Аннотация.

Выявлена тенденция к восприятию феномена амбивалентной ядерной энергии во всей его полноте. Обоснован императив усиления интегральной в содержательных смыслах общего познавательного опыта, поли- и междисциплинарной относительно социальных наук, системной и деятельностно-ориентированной со-рефлексии человеческой цивилизации и ядерной энергии. Рефлексии в двуедином контексте как их сосуществования и взаимодействия в виде относительно внешних друг для друга объектов, так и того обстоятельства, что ядерное есть неотъемлемая, хотя и изменчивая, часть феномена человечества. Обозначены основные связи ядерной энергии с другими важными в судьбе человечества явлениями - контуры социальной компоненты ядерного феномена. Идентифицированы главные понятия. Намечены подходы к усилению Human Dimension, гуманистических и гуманитарных начал и мотиваций в социальной компоненте феномена ядерной энергии, позиций своеобразного антропного социоядерного принципа. Плодотворно обращение к аналогу широко известного антропного принципа, значимого и непротиворечивого одновременно для важнейших социокультурных парадигм - естественнонаучной, философских и религиозных. Это усиливает перспективы синтеза единой светско-религиозной социальной платформы относительно ядерного феномена. Показаны некоторые примеры социоядерных сочетаний рассматриваемой компоненты, их светские и религиозные, философские, экономические и историко-политологические аспекты. А также информационные, коммуникационные, ментальные и экологические модусы современного ядерного социума. И методологические пути, инструментарий их совместного осмысления, известные из истории и оконтуренные для будущего. Обозначен рефлексивный потенциал мировоззренческих систем (философия, религия), духовного творчества (искусство, литература, миф) и морально-нравственных традиций. В частности, при осмыслении международными усилиями в рамках гипотезы о проекте SAMPO: в контексте региональных Scandinavian (or Siberian, Salekhard, Sakha, Sakhalin, Simushir, Spitsbergen, Semipalatinsk, Sarov, Seversk, Slavutich) Atomic (or Anthrцpos) Mission - the Proliferation`s Oikumenё и общечеловеческого Special Anthrцpos Mission - the Power (Prometheus) Obedience смыслов. Или в процессе информационно-аналитической социально-ядерной деятельности. Рассмотрено состояние дел в политических и научных институтах ООН. Выполнен анализ методологии исследований The United Nations University. Целесообразно в будущем изучать социальные аспекты ядерной энергии по сетевому принципу - в UNU (лидер-координатор) и других университетах единой "сети сетей". На духовно-гуманитарной, рационально-иррациональной методологической базе, отвечающей максимально полной реализации концепта и ракурсов суммарного социального знания, с позиций принципов гражданского общества. Для выработки адекватных задачам развития человечества научных и политических рекомендаций по мониторингу ядерной и сопряженных с ней сфер цивилизации и ядерного общественного сознания, влиянию на их эволюцию с целью сделать ядерный мир более комфортным.

________________________________________________________________________________________________________________________________________

Введение



"Юбилеи" Хиросимы, Чернобыля и взрыва в Челябинске-40 (2005-2007 г.г.), шестидесятилетие (2009 г.) начала системы ФИЗТЕХ - широкой подготовки специалистов для атомной отрасли СССР: притупленная боль, приостывшие эмоции, но и новое знание, новый общечеловеческий опыт. Это заставляет шире и глубже смотреть на феномен ядерной энергии. В категориях добра и зла. Для того, чтобы катастрофы не повторялись. И "атом" был бы исключительно мирным и благоприятным.

Ядерный феномен - крупнейшее социально-природное явление. Ему присущи вселенский, национальный и интернациональный аспекты. Феномен ядерной энергии многообразен. Это звезды, ядерное сдерживание и нераспространение, часть тепла недр Земли и гражданская ядерная энергетика, атомные военные и гражданские, подводные и надводные суда, источники энергии длительного пользования для освоения космоса. Ядерная энергия крепкими узами связана с феноменом человечества. И человечество ощутило себя единым и хрупким сущим впервые перед ядерной опасностью.

Ядерный феномен соизмерим с вечностью. С другой стороны, для людей, он может обернуться трагическим мгновением, короче времени "росчерка звезды" на небосклоне. Без ядерной энергии невозможна жизнь. Но она несет и смерть. Материально мы - ожившая звездная пыль. А применяемая ныне неядерная энергия - это законсервированная энергия солнца. Польза и вред от нефти на десятки, газа и угля - сотню, ядерной энергии - миллионы и миллиарды лет. Впрочем, ядерная энергия может быстро превратить человечество в отпечаток на камнях истории, как одного из нас в Хиросиме. Или иначе, как показала катастрофа на Чернобыльской АЭС, погубить живое. Символ человеческой тени как образ ядерной трагедии - в данном случае изображение тени ребенка на стене одного из домов Припяти - оказался после Хиросимы востребован еще раз. Как и образ Зоны братьев Стругацких. Зоны посещения могущественной силы извне, после этого ставшей зоной лишь посещения для людей - прототипа Земли, уже не принадлежащей человечеству.

Социальная компонента ядерного феномена. Это все положительные и негативные, естественные и искусственного происхождения проявления и эффекты ядерной энергии в жизни людей, которыми ядерная энергия идентифицируется социумом. Все наши задачи и проблемы, надежды и заботы, удачные или неудачные мысли и практические действия, с которыми она напрямую или косвенно связана. Все явления человечества, которые зависят от ядерной энергии. Все явления человечества, которые развиваются во взаимосвязи с феноменом ядерной энергии. Связи, зависимости и взаимодействия, в космологическом смысле бывшие большей частью всегда, но особенно отныне, с возникновением ядерной техносферы, - вечные и важные спутники человечества. И наша философская, религиозная и других ракурсов духовно-гуманитарная рефлексия их.

Основные "ядерные" категории по масштабу и "принципу матрешки" можно, видимо, теоретически упорядочить следующей последовательностью: феномен ядерной энергии - социальная компонента феномена ядерной энергии - ядерная техносфера. Хотя феномен ядерной энергии, как только он актуализируется каким-либо своим атрибутом в качестве значимого для людей модуса, вероятно, необходимо рассматривать уже в рамках его социальной компоненты. Возможно, в ориентированных на прагматику общественных науках, частично - в социальной философии, достаточно выделять лишь социальную компоненту ядерного феномена, социальные аспекты ядерной энергии. Либо термин "феномен ядерной энергии" считать их синонимом.

Социальное начало, социальные аспекты феномена в ядерных интересах людей, понимая эти интересы даже в некоем обыденном смысле вне строгих научных дефиниций, должны доминировать "по определению" и достаточно емко. Ведь если бы не было потребности в ядерной энергии и её влияния на нас, она была бы безразлична людям. Фактически, ещё раз, зафиксируем: социальная мотивация есть причина всех ядерных интересов социума. Но ядерный феномен сам по себе был относительно трансцендентным для человечества, пока не стал объектом мысли и дел людей. Для человечества значимость ядерной энергии не явна, пока человек не исследует процессы ядерных превращений, не задумается об их связях в материальном мире и не научится воспроизводить их в технических устройствах. С философских позиций, ядерные интересы людей полностью сводятся к социальной компоненте ядерного феномена. Но, даже будучи относительно трансцендентным, то есть до поры недоступным для сознания полностью, ядерный феномен обусловил появление и жизнь человечества, определил его судьбу, будет всегда оказывать на нее существенное влияние.

Однако ныне во многом ядерный "социочеловеческий фактор" понимают упрощенно, низведя сложнейшую составную часть уникального явления до проблем человеческих ошибок во взаимоотношениях с техникой, образования и просвещения специалистов и широких слоев населения, "соцкультбыта" ядерной рукотворной отрасли. Это важно, но этого мало. Здесь эти важные, но все же частные вопросы подробно не рассматриваются. Тем более, что они могут быть сведены к некоторым проблемам и явлениям из обозначенных далее. Как не рассматриваются подробно и специализированные ядерные естественнонаучные и технические заботы и устремления общества. Не обойдены вниманием исследователей в сфере социальных наук, конечно же, такие фрагменты феномена, как ядерное сдерживание и нераспространение ядерных материалов. Но ими интересуются главным образом в военно-политологическом и экономическом контекстах.

Попытаюсь обозначить в статье другие фундаментальные, социально важные, слагаемые ядерного феномена, другие ракурсы теоретических и практических, интеллектуальных и управленческих действий. Важно полно оконтурить социальный ареал ядерной энергии. Важно попытаться предугадать пути общественной идентификации ядерного феномена. Важно не забывать о его социальной амбивалентности, выделяя и размежевывая при этом негативный и позитивный потенциалы. И интенсивно осмысливать явление. Совместно с другими. Чтобы ядерная ментальность, решения и события в ядерной сфере не были неприемлемыми или даже губительными для социума.

Тема актуальна для человечества не только стратегически, в контексте мировоззрения и обеспечения бесконечно долгого по меркам людей существования, но и тактически. Ныне, например, активно обсуждается концепция и договор о нераспространении ядерного оружия. Прогнозируют также новый скачок в развитии гражданской ядерной энергетики. Политических, экономических, экологических, естественнонаучных, технических "копий" сломано немало. Достаточно ли этих ракурсов обсуждений? По сообщениям на форуме "Давос-2006", в 2005 г. развивающиеся страны за счет, прежде всего, высоких темпов экономического роста в Китае и Индии впервые по совокупному валовому промышленному производству превзошли развитые страны. В последнее время о высоких темпах роста экономики говорят и применительно к России. Бразилия, Россия, Индия и Китай, объединенные сравнительно недавно в мировых финансово-экономических кругах аббревиатурой БРИК, находятся под их пристальным вниманием. Достаточно сказать, что коллективный потенциал БРИК ныне тщательно отслеживают с помощью специального рейтингового индекса как указателя для внешних инвестиций. Это кардинальное изменение ситуации. И об этом еще раз напомнил, в частности, президент В. Путин в Мюнхене (2007 г.). Эти страны не являются оппонентами ядерной энергии или нейтральными к ней. И получается, что осмысление энергетических проблем, в том числе ядерных, отвечает, прежде всего, интересам развивающихся стран и подавляющей части населения Земли. Стран и народов, которые по многим оценкам (в том числе группы лауреатов Нобелевской премии) будут формировать контуры не такого уж далекого будущего.

Что надо понять в симбиозе ядерного феномена и человечества? Что их связывает в ракурсах мировоззрения, политики, экономики, общественного сознания, информационно-коммуникационного пространства? Что необходимо совместно с ядерной энергией осмысливать? Кто может и должен это делать на разных уровнях? В каких ракурсах, с помощью чего, каковы "вспомогательные инструменты" совместной рефлексии и дальнейшего воздействия на общество и его ядерную компоненту? Как это делать стратегически - методологически? И как тактически? Посредством каких конкретных "методик", если таковые и существуют в сфере формирования мировоззрения? Почему так, а не иначе? Каковы приоритеты анализа и последующего синтеза? Цивилизованно и этично ли исследовать или не исследовать ядерную энергию? Цивилизованно и этично ли владеть или не владеть ядерной энергией? Цивилизованно и этично ли владеть или не владеть ядерным оружием? Рамки условий для "да" или "нет"? Кто должен быть арбитром и каковы ракурсы главных аргументов?

Иными словами, каковы должны быть интеллектуальные и административные устремления? Не ждут ли нас впереди новые разочарования и беды? И со стороны "мирного атома", и со стороны "военного". Весь ли необходимый интеллектуальный потенциал человечества привлечен для анализа проблем из прошлого и целей будущего, их корней, зачастую достаточно глубоких и принадлежащих не только тем сферам, где ломаются "копья" сейчас? Не должны быть забыты, например, духовно-гуманитарные начала жизни и ныне действующие нематериальные факторы, культурные традиции во всём разнообразии, морально-этические ценности. Все ли полезные механизмы принятия решений и управления реализацией планов включены? Как надо осмысливать симбиоз ядерного феномена и человечества в социальных координатах, вне естественнонаучных и технократических рамок? Как надо на основе социального осмысления стратегически действовать, чтобы жить в реальном ядерном мире было комфортней?

Данная статья - попытка всколыхнуть философское, религиозное, политическое, гуманитарное и научно-техническое сознание в контексте постановки таких и подобных им вопросов и поиска ответов на них. Исходя из ситуации в мире, следует признать, что это сейчас актуально как никогда. Требуются настойчивость спрашивающих раз за разом, терпение отвечающих и мудрость всех участников дискуссий в надежде через множество мнений и ответственных решений прийти к единому, адекватному и оптимальному взгляду, к надежной базе долговременных действий в ядерной сфере. Суперглобальному значению, негативным вызовам и позитивным возможностям ядерной энергии должны соответствовать адекватные подходы и усилия при их осмыслении, сдерживании или адаптации к реальным земным условиям. После второго Чернобыля не будет гражданской ядерной энергетики. После второй Хиросимы исчезнет человечество в его нынешнем качестве и количестве. И, видимо, человечество в таком случае надолго, если не навсегда, распростится с потребностью и мечтой постичь глубинный философский смысл ядерной энергии и "соседствующей" с ней в структурах мироздания еще более могущественной и грозной энергии, называемой пока "темной". Вселенское их место в физическом, биологическом и духовном измерениях.



1. Прототезис

Обозначим логические "цепочки", характеризующие прямые или опосредованные связи, зависимости и взаимодействия между ядерной энергией (ЯЭ) и другими важными в судьбе человечества явлениями:



*

ЯЭ - материя, энергия, пространство, время - вселенная - мировоззрение в целом;
*

ЯЭ - Солнце - естественные процессы в гео- и биосферах - жизнь на Земле;
*

ЯЭ - эсхатологический потенциал - концепция Бога и человека;
*

ЯЭ - власть - политика;
*

ЯЭ - энергетическая стратегия - глобальная социальная стратегия;
*

ЯЭ - ядерное оружие - человечество как хрупкий единый организм;
*

ЯЭ - научные доминанты и тайны XX и XXI веков - биология;
*

ЯЭ - общество риска - теория общества;
*

ЯЭ - ядерная физика и радиохимия - естественные науки;
*

ЯЭ - реакторы и ускорители - нано- и другие высокие технологии;
*

ЯЭ - совместное исследование (ЦЕРН, Дубна) - интеграция человечества;
*

ЯЭ - Солнце и звезды - стратегические энергетические задачи;
*

ЯЭ - наука и техника - прогресс и общепланетарный кризис;
*

ЯЭ - демография - экономические, политические и военные кризисы;
*

ЯЭ - смена энергоносителей - экономические, политические и военные кризисы;
*

ЯЭ - энергетика - структура и уровень сельского хозяйства и промышленности;
*

ЯЭ - ядерное оружие - оружие массового поражения в целом и терроризм;
*

ЯЭ - ядерное оружие - так называемое "геофизическое" оружие;
*

ЯЭ - история мировых войн - модель стабильного сосуществования;
*

ЯЭ - ядерная дискриминация - социально-экономическое неравенство;
*

ЯЭ - нефтегазовый Иран - право нации на владение ЯЭ;
*

ЯЭ - Северная Корея - стратегическое жизнеобеспечение как эквивалент ЯЭ;
*

ЯЭ - ООН, МАГАТЭ - институты глобального управления;
*

ЯЭ - управление устойчивым развитием - гражданское общество;
*

ЯЭ - глобальные возможности - этика и философия техники;
*

ЯЭ - изменение климата - энергетическая философия и политика;
*

ЯЭ - Чернобыль - глобальный экологический кризис;
*

ЯЭ - радиоактивные отходы - отходы жизнедеятельности в целом;
*

ЯЭ - амбивалентность - информационные, био-, нано- и другие технологии - человек;
*

ЯЭ - маргинальные полигоны - аборигены, биоразнообразие;
*

ЯЭ - длительные выгоды и опасности - футурология;
*

ЯЭ - управление ядерной сферой - структура и качество информации;
*

ЯЭ - энергия, экология, социальная сфера, устойчивость - Agenda 21;
*

ЯЭ - ядерные сообщества (NEA, FNCA) - международные экономические союзы;
*

ЯЭ - ядерная деятельность - нефть и газ - экономические и политические приоритеты;
*

ЯЭ - базовая мотивация познания и применения - философия и аксиология;
*

ЯЭ - неоднозначность микромира - методология естественных и социальных наук;
*

ЯЭ - терминология - категориальный аппарат философии;
*

ЯЭ - апологеты и оппоненты - образование и просвещение;
*

ЯЭ - ядерная ментальность - общественное сознание;
*

ЯЭ - ядерная этика - культурные и религиозные традиции;
*

ЯЭ - ядерные образы - художественное творчество;
*

ЯЭ - нечувственное восприятие "квантов" реальности - мистическое мировоззрение;
*

ЯЭ - социальная мистика ядерных и других явлений - иррациональная рефлексия;
*

ЯЭ - энергетический фактор - история технологического развития человечества;
*

ЯЭ - история ядерной науки и техносферы - памятники истории и культуры;
*

ЯЭ - ядерная история - история духовно-гуманитарной рефлексии ядерного социума.

Список таких "цепочек" крупных мировоззренческих и приоритетных прагматических проблем, тем, задач, действий и тому подобных граней социума открыт для продолжения. Список, который есть вариант концентрированного отражения в некотором приближении социальной компоненты феномена ядерной энергии. В дальнейшем при его формировании для лучшего осмысления и генерирования новых ассоциаций можно попытаться дополнительно классифицировать явления. Например, по признакам дуализма - амбивалентности, соотношения с жизнью (возможность или невозможность жизни, её улучшение или ухудшение, человеческие потребности). А также по принадлежности к сферам действия категорий бытия в философском смысле и бытия обыденного, бытия духовного - религии и художественного творчества, науки и культуры.

Очевидное наличие фундаментальных связей человеческой цивилизации и ядерной энергии мотивирует повышенное внимание к ним. Социальная компонента феномена ядерной энергии - это, видимо, ядерная компонента цивилизации. По Гегелю, к слову, изучать связи объектов для полноты картины предпочтительней, чем сами объекты. Отмеченный важный комплекс связей побуждает также адекватно ему сопоставлять оба глобальных явления. Исследовать их соприкосновение и взаимопроникновение. В том числе, на самом высоком, представительном и авторитетном уровне. Например, в системе научно-экспертных структур ООН. В том числе и для лучшего понимания стратегии грядущего реформирования ООН. Тем более, что идея объединения наций для коллективной безопасности и развивающие ее основополагающие документы "созрели" накануне, но все же вне условий ядерного человечества. Устав ООН, например, - это, по сути, документ, не успевший впитать в себя реалии ядерной эры. Есть определенные противоречия между его принципом неприменения угрозы силой и сложившейся практикой ядерного военно-политического сдерживания.

При совместной рефлексии человечества и ядерного феномена необходимы и могут быть плодотворны разные исходные базы. Эпиграфом книги "Дао физики" философ и физик Ф. Капра взял мысли В. Гейзенберга: "Должно быть, истинно то универсальное утверждение, согласно которому, за все время размышлений человека о мире, события, имевшие далеко идущие последствия, часто происходили в моменты взаимодействия двух различных систем мышления. Последние могли принадлежать к совершенно различным эпохам, религиозным и культурным традициям и областям знания; поэтому если они действительно взаимодействовали, то есть имели столько общего, что стало возможным их подлинное взаимодействие, от этого можно было ожидать новых и интересных событий". В этой книге приведены такой же направленности высказывания других выдающихся физиков, стоявших у истоков теоретического познания и практического применения ядерной энергии. В частности, - Н. Бора и Р. Оппенгеймера. В.Гейзенберг высоко ценил гуманитарное знание и культурную базу, в европейской цивилизации исходящие от Древней Греции, как составляющие при формировании мировоззрения и методологии исследований ученого-естественника. В том числе - физика, что он продемонстрировал на собственном опыте в философских трудах.

Необходимо, возможно и полезно социокультурное сопряжение феномена ядерной энергии и религии. У них много общего в базисе и пограничных тем. Различные религии уже высказывались по поводу ядерного оружия. Адекватная религиозная оценка "мирного атома", видимо, впереди. Обращение к достижениям мыслителей религиозной философии, практическому опыту Церквей и религиозных средств массовой информации может дать многое. Русская Православная Церковь, например, считает, что "внедрение" незыблемых духовных ценностей в научно-техническое творчество далеко выходит за национально-государственные рамки, непосредственно относясь к поискам оснований для строительства общечеловеческой цивилизации в новом тысячелетии (Доклад Патриарха Алексия II на Юбилейном Архиерейском Соборе РПЦ, 2000г.).

Стремление "разом созерцать обе бездны", духовно-религиозный и философский аспекты миропонимания как главная база настоящего знания и надежды. Свобода выбора и истинность выбора. Парадокс "сила - слабость". Общественное мнение, долг, разум, который не имеет нравственных критериев в самом себе и может находиться под влиянием доброй и злой воли, приоритет коллективной жизни и общественной морали. Умение осознать, что грешен и неправ, встать на позицию "вне себя" и "не для себя". Духовная эпидемия, которая грозит человечеству самоистреблением. Религиозно-мифологические символы. Размышления о власти и представителях власти. Сомнение в человеке и вера в него. Преображение человека и человечества. Человек, общество и взаимоотношение между ними. Экологические мотивы. Предчувствия и пророчества. Прогресс и издержки цивилизации: допустимость, объем, соотношение. Вера и цивилизация, ответственность. Национальные особенности, в том числе и когда "забвение всякой мерки во всем".

Скрытная, но часто присутствующая тема Ильи-пророка: ревностного и неустрашимого надзирателя и защитника идейных устоев общества, носителя кары для грешников и надежды для праведников, тайной и грозной силы, первозданного и необузданного гнева, повелителя грома и молний, огня и воды, который способен войско уничтожить Божественным огнем, предтечи Судного дня. Тема Ильи-пророка, связанная с русской традицией, народными верованиями, небесными явлениями, человеческими страстями, символизмом "щита и меча". Россия, славяне и Запад. Полифонизм и диалог между сознаниями. Связь всех со всеми. Убежденность в необходимости свободного диалога людей разных убеждений, разных сословий и классов, разных культур, религий и национальностей, разных стран и континентов. Страстное стремление к истине, критичность в отношении действительности и сиюминутных интересов. Момент выбора, принятия решений. Открытость жизненно важной для общества информации. Всечеловечность и терпимость. Многонациональное "сожительство". Футурология. Петербург. Эти и многие-многие другие аспекты сопрягают наследие Ф. Достоевского и исследование его творчества с социально-философскими гранями ядерного феномена.

При некоем шутливом подходе, возможно, видимо, как оценку Достоевским ядерного феномена трактовать известные слова Д. Карамазова о том, что он радуется солнцу, когда его видит, и даже тогда, когда его не видит, но знает, что оно есть.

В контексте сопряжения феномена ядерной энергии и достижений человеческой культуры, в дополнение потенциала логической последовательности "религия - Достоевский", несомненно, следует обратиться также к творчеству Л. Толстого - еще одному учению о человеке. Тезис об учении достаточно, видимо, подкрепить ссылкой хотя бы на авторитет М. Бахтина. Такое обращение сделает более близкой истину о материальном и духовном в человеке. О началах добра и зла в нем. Ведь действительно - аксиома, что Достоевский и Толстой, Толстой и Достоевский, многие другие видные (и не очень, но толковые) представители литературы и искусства - все это "учителя" человека, сугубо светские или религиозно ориентированные, в контексте его самопознания и самосовершенствования для блага земной жизни.

Конечно же, детально проработать все составляющие существующих связей сложно. Это дело многих людей и лет. В некоем приближении к полноте, возможно, - лишь гениев типа К. Ясперса (книга "Атомная бомба и будущее человека".). Или талантливых философов и достойных граждан мира, на ядерные взгляды которых в военно-историческом контексте обратил внимание в своем обзоре У. Гэй. Или светских и воцерковленных исследователей ядерного социума, объединенных в книге S.H. Hashmi и S.P. Lee. Но, повторяю, это делать нужно. Иначе люди будут жить вслепую рядом с неизведанным и не всегда безопасным Сущим. И уже догадка, что глыба-конгломерат значимых явлений взаимосвязана с ядерной энергией или, под другим углом зрения, - что глыба-конгломерат взаимосвязанных с ядерной энергией явлений существует рядом, эта догадка, пусть в неясных пока ощущениях, будет помогать правильной оценке всех этих явлений, решению конкретных задач и проблем из этого конгломерата.

Помогать хотя бы ассоциациями, пониманием масштаба и сложности связей. Помогать, подсознательно влияя. Как нечто сущее, но непознанное в романе Ст. Лема "Солярис". И еще одно важное социоядерное обстоятельство, аналог которого подметил, в частности А. Тарковский при создании фильма по упомянутому роману: "Здесь нечего делать с приборами, пока не изучишь себя". Известны также его мысли в христианской традиции в связи с фильмами "Ностальгия" и "Жертвоприношение" о том, что человек, прежде всего, должен бороться с собой. И что концепция Апокалипсиса - концепция надежды на спасение, а не наказания. Но человеку, как правило, фатально не хватает времени, чтобы изменить себя к лучшему. К таким аналогиям и мыслям стоит относиться внимательно, особенно если вспомнить, что премьера фильма "Жертвоприношение" совпала с Чернобыльской катастрофой. После чего о фильме говорили как о пророчестве.

Часто в ядерном контексте встречается мысль Сенеки: "Не гордись тем, что имеешь власть над жизнью и смертью. Чем пугаешь других, тем и будут грозить тебе". В университете (департаменты этики и философии) и институте мира Хиросимы международные и междисциплинарные исследования направлены на интегрирование опыта Хиросимы и Нагасаки в стратегии глобального мира. О таком общечеловеческом потенциале Японии писал еще R.J. Lifton вскоре после второй мировой войны. Уже в пятидесятые годы прошлого века в университете Осло действовал научный семинар по проблемам ядерного мира. Аналогичные мысли и действия отражены в книгах "America`s wars in Asia" и "The victim as hero: ideologies of peace and national identity in postwar Japan". На японском острове Хоккайдо, где сосредоточены исследования Японии в ракурсе "вечного" захоронения ядерных материалов (например, подземная исследовательская лаборатория), планируют также развернуть научно-прагматические интеграционные программы по устойчивому развитию, в частности - создать The International Strategic Center for Sustainability Science of Earth System.

Существует версия, что культурно-историческое наследие Киото спасло во время второй мировой войны бывшую столицу Японии, когда этот город был исключен из потенциальных целей атомной бомбардировки, от трагического ядерного будущего. Духовно-гуманитарное соосмысление ядерных и других явлений. Разве не правомочно, например, задуматься в рассматриваемом контексте о ядерной безопасности Санкт-Петербурга? С его великим прошлым, "кузницей" политической и деловой элиты в настоящем, амбициозным будущим. В частности, с получаемыми вновь, хотя и частично, внутренними и дипломатическими государственными функциями, собиранием останков представителей императорской семьи Романовых. А также международной товарно-сырьевой биржей энергетической специализации, Северо-Европейским газопроводом, Балтийской транспортной системой - 1 и 2, автомобильными заводами от Форда, Дженерал Моторс, Тойоты и Нисан. А также статусом "российского Давоса", центром развития наукоемких технологий и инноваций, новым потенциалом туризма и сельского хозяйства побережья Балтики при перемещении в средние широты из южных регионов оптимальных климатических условий в связи с глобальным потеплением, планируемым небоскребом Газпрома как символом нового города - энергетической столицы России. Правда, наряду с этим, в кино и наяву многократно "прокручивается" и тема "Бандитского Петербурга".

А недалеко - четыре реактора чернобыльского типа ЛАЭС (едва ли не первые в СССР), такого же типа Игналинская АЭС, крупные ядерные центры в Гатчине и Сосновом Бору, планируемые ЛАЭС-2, Игналина-2 и подземное хранилище ядерных материалов вблизи Копорья или на соседней с Ленинградской областью территории Карелии, на берегу Ладоги. А на слуху - научные прогнозы о загрязнении Балтики затопленным химическим оружием времен второй мировой войны, о повышении уровня мирового океана из-за глобального потепления с затоплением территорий, аналогичных ленинградским. В октябре 2006 г. свою лепту в заострение внимания к ситуации внес премьер-министр Великобритании, представляя очередной научный доклад о грядущих в течение 50 лет биосферных, экономических и политических катаклизмах, обусловленных повышением температуры на Земле. В 2007 г. опубликован фундаментальный доклад экспертов ООН о глобальном потеплении. Учитывая присущую ядерным объектам долгосрочность (тысячи лет) существования, вправе ли мы забывать о комплексе опасностей, которым может быть отягощена "жизнь" этих объектов, города, области и сопредельных регионов, в том числе зарубежных? В случае ядерных "неприятностей", в пресловутую "n-километровую зону" могут попасть Хельсинки и Великий Новгород - исторический, религиозный и культурный центр, во многом определивший судьбу Севера Руси и России. Бывшую южную столицу Руси - Киев - уже коснулось "крыло" ядерной беды.

В России есть два ядерно-религиозных центра - Саров и Сергиев Посад. Далее будет высказано предположение о третьем. Согласно перефразированному известному выражению, четвертого "ядерно-монастырского града", понимая под этим Санкт-Петербург вместе с Северным Афоном - Валаамом, не должно быть. Как не хотелось бы, чтобы трехсотлетняя "Северная Пальмира", по новейшим социально-ядерным причинам и мистическим совпадениям, в том числе, - названий (Пальмира - Петербург - Припять), повторила через две тысячи лет, накануне своего ренессанса, судьбу трехсотлетней ближневосточной Пальмиры. Которая была разрушена "продвинутыми" в военном, техническом и государственном отношениях римскими язычниками перед судьбоносной и интенсивной христианизацией древнего мира императором Константином. Не хотелось бы реализации известных предсказаний о несчастьях и гибели города, связанных, например, с мифом о египетских сфинксах на берегах Невы или с именем З. Гиппиус. О каком будущем, о каких связях из богатых мифических египетско-петербургских мотивов вспоминают сфинксы?

Или предполагается думать о других параллелях? Не зря ли, например, побеспокоен прах датской принцессы Дагмар? В сентябре 2006 г., во время мероприятий в связи с перезахоронением в Санкт-Петербурге принцессы - императрицы, говорили, что приехала она в первый раз в сильную Россию, а покидала ее в момент краха. Датские ученые считают, что у принцессы наиболее трагическая судьба из всех коронованных особ Дании. Часты в связи с этим сопоставления с Гамлетом. Тем более, официально выраженного желания на перемещения собственного праха императрица Мария Федоровна не оставила ("Православная энциклопедия", телеканал ТВЦ, 30.09.06). В Дании будущее спокойней. А у нас и так часто беспокойство: "Быть или не быть?"

Глубинные "духовно - гуманитарно - жизненные" совпадения иногда мистически цементируют преемственность исторических событий, что особенно важно для событий глобальных. Св. апостол Иоанн Богослов ("сын громов", как называл его Христос и окружающие), А. Дюрер, А. Сахаров. Эти имена объединены одной памятной датой - 21 мая. И тем, что каждый из них по-своему увидел Апокалипсис и рассказал о нем людям, предупреждая их. Оставил свое Откровение миру и свой вклад в попытки улучшить человека, элементы единения материального и духовного, дольнего и горнего. Эта триада связывает пространство (Средиземноморье - колыбель человечества в целом, отдельных религий и цивилизаций, Германию и Россию, поселения и города первого столетия христианства, Нюрнберг, Ленинград и Саров) и время (античность, средневековье, современность). Религию, светский разум, искусство, ядерную физику, ядерную технику и гуманизм. С датой преставления (9 октября) Иоанна Богослова в 2006 г. совпало весьма тревожное и знаковое событие - первое испытание Северной Кореей атомной бомбы.

Пока на практике существуют две схемы получения людьми ядерной энергии - деление и синтез ядер. Анализ и интегрирование разных социальных граней комплексного ядерного феномена и его связей, междисциплинарный духовно-гуманитарный подход - попытка новой методологии рефлексии. Сам феномен подталкивает к пути его познания?

Все это - очередные подсказки, как в человечестве многое взаимосвязано. Особенно в контексте энергии: небесной, природной и человеческой - духа и творческой, добра и зла. И как многопланово следует сложные явления человечества воспринимать. И лишь на основе такой рефлексии - действовать.

Данный раздел в совокупности отражает элементы истории рефлексии ядерного социума, а также как потребности и предпосылок соосмысливать человечество и феномен ядерной энергии, так и возможных, в контексте вопросов "что?", "как?" и "кто?", ракурсов аналитических и последующих практических действий. Укрупненно свидетельствует об этом. Некоторые примеры этих базовых аспектов социальной компоненты феномена ядерной энергии приведены далее. Их детализацию частично можно найти также в моих предыдущих публикациях.



2. Примеры потребности и предпосылок комплексного осмысления ядерной реальности



2.1. Грани современной энергетической кооперации

Японская корпорация Pasona, создавшая в подземелье небоскреба в Токио сельскохозяйственное производство в искусственном климате с невиданной для естественных условий продуктивностью, наглядно и убедительно доказала - будет энергия, будет и пища.

Вспомним фильм "Кин-дза-дза!". Наиболее важными модусами преимущественно подземной будущей жизни на одной из планет в нем, кроме почти всеобъемлющих "Ку" и "Кю", обозначены: "КЦ" - спички, "Луц" - топливо (по всей видимости - водородное, на которое истратили водные запасы всех океанов), "Гравицаппа" - энергетическое "сердце" межзвездного транспорта и "Трансклютатор" - лучи смерти. Два последних "достижения" будущей цивилизации по удельной мощности напоминают нечто из возможностей ядерной техносферы. За спички, там можно купить все. В том числе - цветные штаны - символ власти, пластиковую кашу и воду - единственное, что осталось к тому времени из пищи. Недалеки эти оригинальные, близкие к "черному юмору", фантазии от реальной и мудрой истины. Создание искусственной пищи, например - черной икры, давно реализовано. Была бы энергия. Да и производство естественных продовольственных продуктов в необходимых для сытной жизни масштабах немыслимо без мощного энергопотребления. Тогда и возможное исчезновение курятины из-за "птичьего гриппа" человечество переживет.

Выступая на 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, министр иностранных дел России С. Лавров отметил "объективно растущий интерес стран к ядерной энергии". Министры энергетики стран "восьмерки", встретившиеся в Москве в середине марта 2006 г., призвали в своем итоговом заявлении к быстрому развитию мирной ядерной энергетики. В мире интенсивно ведется научно-техническая подготовка к резкому увеличению доли ядерного сектора в энергетике. Разрабатывают новые поколения реакторов на основе использования делящихся материалов. Набирает силу и приобретает конкретные параметры проект по созданию реактора на основе термоядерного синтеза. Подавляющая часть этих усилий объединена в рамках отдельных крупных международных сообществ. Грядет смена энергоресурсов - материальной основы человеческой цивилизации на суше, в океане и за пределами Земли. С наложением на коренные изменения энерготехнологий. Какова будет "ломка" экономических и социально-политических условий в некоторых регионах планеты? Ведь сейчас для многих стран нефтегазовый экспорт является основным фактором их благополучия и даже существования. И импортеры энергии, например в Европейском Союзе, все настойчивей, по крайней мере - на общем официальном уровне, поднимают вопросы единой энергетической политики. В начале ноября 2006 г. сбои в электроснабжении ряда регионов Европы показали, как хрупка энергетическая цивилизация. Ранее такие серьезные инциденты были и в других частях света.

По мнению многих экспертов, события на нефтегазовой и политической арене Латинской Америки - это лишь начало реакции богатых ресурсами, но относительно бедных стран и обездоленной части населения планеты. Начало их протеста против выделения за их счет "золотого миллиарда" как в виде "избранных" государств, так и в виде "избранных" социальных слоев отдельных стран. В сентябре 2006 г. лидеры 118 государств-участников Движения неприсоединения на саммите в Гаване демонстративно не только не выразили, как это делали многие в те дни, солидарность с США по случаю пятилетия трагических и задающих мировой вектор развития событий 11 сентября 2001 г., но и поддержали ядерную программу Ирана. А это Движение объединяет две трети стран, входящих в ООН. В свою очередь, делегации США, Израиля и Великобритании демонстративно не присутствовали в зале заседаний 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН во время выступлений президентов Ирана, Венесуэлы и других лидеров Движения. Выступления, какими бы острыми они ни были, сопровождались аплодисментами значительной части слушателей. Острое размежевание, видимо, еще более усилится после северокорейских ядерных испытаний. Эти акции - отражение споров, в которых не может родиться истина.

Поэтому необходимы также надежные интеллектуально-практические основания для кооперации на ниве общественных, научных и культурных международных связей. Например, создаваемые совместными усилиями России и ЮНЕСКО. Центр устойчивого энергетического развития в Москве. Форумы "Энергетическая неделя в Москве". Конференция "Энергетика в изменяющемся мире" (2007 г., Париж). В приветствии В. Путина этой конференции заявлено, что "нам нужны не только трубопроводы". Россия такими действиями в контексте компетенции ЮНЕСКО формирует свой новый имидж в жизненно важной для всех сфере энергетики, внедряя в оборот концепты "социальные ценности", "гуманитарные аспекты современной энергетики и энергетической безопасности", "диалог", "информационная открытость", "распространение знаний и технологий", "продвижение научных достижений, в том числе молодых исследователей" и другие подобные. Это начало "игры на гуманитарном поле". Важно оперативно и полно наполнять это "поле" информацией.

Ныне, на долгие годы, с трудом формируются новые основополагающие принципы и документы относительно взаимоотношений Европейского Союза и России. В том числе - и в сфере энергетики. Нежелание России ратифицировать Энергетическую хартию объясняется не только российскими потерями в этом случае в нефтегазовом секторе, но и слабым представительством страны на европейском рынке ядерного топлива, отказом ЕС выполнить договоренность и отменить меры по дискриминации России в этом сегменте хозяйственной деятельности. Об этом не раз напомнил президент В. Путин (Мюнхен и Самара, февраль и май 2007 г.). Россия предполагает далее рассматривать все эти вопросы в комплексе. Норвегия, например, также не приняла Энергетическую хартию ЕС.

К энергетическому саммиту "восьмерки" в Санкт-Петербурге в контексте мировой энергетической безопасности Россия задолго подготовила предложения, которые, по словам президента В. Путина, не могут оставить рынок равнодушным, обеспечат надежную энергетическую базу цивилизации и системно-энергетические конструкции, исключающие в дальнейшем борьбу стран за ресурсы энергоносителей. Серией предшествующих саммиту действий, например российско-германские переговоры в Томске и российско-европейские в Сочи, готовилась надежная реализация этих предложений. Есть мнения, что энергетические предложения России отражают механизм включения страны в глобализацию.

Предложения комплексно охватывали геополитические направления и сферы: Штокмановское газоконденсатное месторождение, Северо-Европейский газопровод, нефтепровод из Сибири на Дальний Восток для Японии и Китая, международные центры по обогащению урана. Чуть позже саммита подписаны документы о строительстве нефтепровода через Болгарию и Грецию и морских перегрузочных терминалов в этих странах для юга Европы, США и Южной Азии. Разработка темы во второй половине 2006 г. активно продолжена в ходе переговоров высшего руководства России, Франции и Германии в Париже, России и ЕС в Финляндии, в рамках международного форума "Московский энергетический диалог".

Но на Западе появились опасения, что возможный энергетический монополизм России совсем не похож на энергетическую безопасность для потребителей энергии. Вице-президент и министр обороны США в мае-июне 2006 г., экономический комитет НАТО (ноябрь 2006 г.), канцлер Германии как представитель ЕС (январь 2007 г.) поднимали вопрос даже о нефтегазовом шантаже России. Дискуссии о будущей роли НАТО, приуроченные к знаковому саммиту этой организации в Риге (ноябрь 2006 г.), в России и за рубежом, в том числе с участием председателя комиссии сената США по международным делам, породили опасные концепты. Энергетика приравнена к оружию. Обосновывается необходимость давления на российские корпорации, препятствующие иностранным инвесторам. Мотивацию информационного бума на Западе по делу А. Литвиненко связывают с осложнениями в газовых и энергетических в целом делах с Россией. Предложен энергетический оборонный союз как реализация одной из задач НАТО. А. Меркель настойчиво развивала тему гражданских функций НАТО и необходимости более тесного партнерства этой организации и России в рамках проблемы энергетической безопасности (Мюнхен, февраль 2007 г.). Предполагают допустимость военных ответов на энергетические угрозы. Начинают говорить о второй "холодной войне". Подводя итоги 2006 г., министр иностранных дел России отметил ухудшение взаимоотношений страны и Запада.

На конференции по безопасности в Мюнхене в 2007 г. подобные оценки ситуации доминировали. Причем в последнее время российская сторона в контексте безопасности все чаще прибегает к концепту "асимметричный ответ". Так было и в Мюнхене. Когда В. Путин говорил о балансе сил в ядерном соперничестве с США и НАТО. О балансе не при адекватном наращивании аналогичных западным систем вооружений, а на основе тех самых "асимметричных действий". Которые должны быть адекватны возможностям России и дешевле. Каков может быть диапазон асимметрии? Не затронет ли асимметрия энергетику? Европа в годы "первого ядерного века" всегда была ключевым звеном в стратегиях тогдашней асимметрии.

Выступление В. Путина в Мюнхене, которое многие считают знаковым и мотивирующим необходимость пересмотра Западом и Востоком своей политики, дает толчок новому направлению рефлексии феномена ядерного военно-политического сдерживания. В современных условиях отхода от принципа незыблемости суверенитета стран, от доминирования решений ООН при силовых вмешательствах во внутренние дела стран и в международные конфликты, в условиях нарастания напряженности в мире из-за недостатка ресурсов (прежде всего - энергетических) и углубляющейся дифференциации стран и народов по степени обеспеченности материальными благами. Президент РФ ввел в оборот фундаментальные категории. Такие как справедливое мироустройство "для всех, а не для избранных" и "морально-нравственная база современной цивилизации". В контексте критики модели однополярного ядерного мира, он призвал стремиться к максимально выгодным для большинства действиям на основе сдерживания и переговоров и выразил мнение, что сейчас морально-нравственная база цивилизации исчезла. Другими словами, можно понимать, что реальная ядерная угроза ответных и неприемлемых для потенциального агрессора действий побуждала его к самосовершенствованию не только в материальном измерении. А скорей всего, - все стороны противостояния.

Стало для многих очевидным, что в XXI веке опасности на Земле не исчезли и не стали менее опасными. Наоборот, тревоги нарастают. Модель "однополярного мира" в практической плоскости не решила ни одной из доставшихся ей проблем и породила новые, международная ситуация обострилась, США увлекаются военными путями разрешения противоречий в обход позиции ООН (В. Путин, Мюнхен, 2007 г.). И все больше в регионах - энергетических донорах. Но если "единственный" центр силы по факту не обеспечил устойчивость мировой системы, то есть основания усомниться в реалистичности и эффективности однополярной модели. Есть основания также опасаться вызревания многополярного мира без правил - многополярного хаоса. Такие основания наиболее проявляются в Евразии.

Интенсивно сигнализирует о сгущении политических "силовых линий" в Центральной Европе польский "индикатор". Похоже, что международная энергетическая тема 2006 г. завершилась новым "польским вопросом". Возникают, и по этой причине, дополнительно к Мюнхену, тревожные ассоциации. Как известно из истории, польские вопросы часто сопровождали геополитические катаклизмы. В 2006 г. Польша блокировала мандат ЕС на разработку нового соглашения о взаимоотношениях с Россией. Одной из причин послужило конкретное проявление "энергетического национализма" - затронувшее интересы Польши решение Германии получать газ по Балтике. Одновременно мир узнал о не очень согласованном даже с ЕС польском варианте ПРО США, последовавшем за этим заявлении начальника Генштаба РФ о возможности выхода страны из системы ограничений по ракетам средней дальности. В прошлом веке такие ракеты очень беспокоили Европу, асимметрично тогдашним действиям США. О названном в честь Польши радиоактивном изотопе как другом эффективном средстве решения специфических и деликатных проблем. Но известно также, что альфа-излучатели, к коим принадлежит и полоний-210, составляют сердцевину нейтронных источников радиации с увеличенной поражающей способностью и "запалов" для инициирования цепной реакции распада. Германия и Россия находятся вновь перед необходимостью решать "польский вопрос" в новом историческом контексте?

Имеющая собственную ядерную программу и взращенная на нефтегазовые деньги Аль-Каида в 2007 г. объявила новую цель. Теперь это разрушение в разных странах инфраструктуры снабжения углеводородами США и их союзников.

Предложение по урановым центрам является расширением идеи, призванной мирным путем разрешить серьезную, но все же относительно локальную по месту и времени политическую ситуацию с ядерной программой Ирана. Важно, что практически одновременно аналогичное предложение "для всех не изгоев" озвучили США в рамках документа "Глобальное партнерство в ядерной энергетике". Расширенный вариант идеи, в том числе до принципиально неизвестных в начале пути пределов по участникам, вызывает много стратегических вопросов. Прежде всего, в контексте режима нераспространения, когда появляется идеология и понятие в определенном смысле международного, с заметной долей труда разных стран, ядерного топлива. При несовпадении мнений разных стран относительно схем завершения топливного цикла. Не национального топлива, пусть и сдаваемого в аренду и после подлежащего возврату на территорию изготовителя и владельца. Новый статус - новые возможности и механизмы "сравнительно честного" распространения ядерной опасности. Главные возникающие вопросы - кто, как и где будет обращаться с отработавшим в реакторах топливом из этого урана и полученными в его жизненном цикле радиоактивными отходами? Скорее всего, кто, как и где будет сотни и тысячи лет при весьма динамичных условиях в мире хранить опасные и высокотехнологичные материалы двойного назначения, которые могут быть сырьем для классического и радиологического ядерного оружия?

Сегодня - предложения России о международной системе коммерческого обогащения урана. Несколько лет назад - политическая готовность создавать в стране крупные международные хранилища отработавшего ядерного топлива, коррелирующая с аналогичными зарубежными шагами: концепцией the Association for Regional and International Underground Storage и EU`s Esdred Initiative. Германия, в частности, уже пересматривает свою национальную стратегию изоляции ядерных отходов. Пропагандируется, в основном - с помощью политических аргументов, переход от давно исследованных и большей частью эксплуатируемых хранилищ "Konrad", "Morsleben" и "Gorleben" (два хранилища - бывшие подземные рудники, а их существование давало право считать страну одним из немногих лидеров в решении проблемы) к новому, единому и, как декларируется, более безопасному хранилищу. Место размещения которого, правда, пока даже теоретически не называется.

Готовность создавать хранилища, поддержанная председателем комитета по экологии Государственной Думы России В. Грачевым (Bellona, сентябрь 2005 г.). И конкретизированная им идея по месту - Север России. Все более и отчетливей звучащие в мире мысли о совместном, разными странами, хранении ядерных материалов, а внутри страны - предложения о выходе России на международный рынок ядерных услуг по всему их циклу. Почему, при относительном обилии в последние годы у России собственных денег, из-за рубежа по-прежнему массированно и без долгих уговоров финансируются российские ядерно-экологические проекты и конкретные объекты? Не звенья ли это одной цепи? Ведь нынешняя международная практика ядерных гражданских проектов предусматривает уже при их аргументации на самом начальном этапе иметь четкие представления по всем стадиям во времени. Особенно о заключительном периоде "жизни" топлива и отходов. Это аксиома, вне действия которой ни один гражданский ядерный проект не будет осознанно воспринят обществом.

Одновременность двух аналогичных глобальных инициатив России и США в ядерной сфере связывают с конкуренцией на рынке ядерных услуг, который имеет большой потенциал развития. Конкуренция еще более мотивирует активность России по "проталкиванию" планов международного хранения радиоактивных отходов и отработавшего топлива на ее территории. России нужно формировать преференции для финиша, чтобы обеспечить старт "ядернизации" международной экономики со своей площадки.

При комплексном подходе к энергетическим взаимоотношениям в координатах "Россия - мир" нельзя не учитывать состояние сегодняшней энергетики внутри России. Ведь будет проявляться эффект "сообщающихся сосудов". Многие считают положение российской энергетики катастрофическим. Это еще раз было констатировано в декабре 2005 г. на специализированной научной сессии РАН. А в сентябре и в последующие месяцы 2006 г. А. Чубайс настаивал перед правительством на серьёзных финансовых "вливаниях" в РАО "ЕЭС России", по выражению А. Пушкова, "предсказывая катаклизмы" (телеканал ТВЦ). В. Путин на совещании с ключевыми министрами правительства (19.10.06) достаточно резко поставил вопрос о недопустимости для страны с внушительной ролью в международной энергетике иметь столь серьезные и негативные энергетические проблемы внутри. Основные "болевые точки": изношенность, дефицитность и не всегда высокое качество оборудования, низкий уровень реальных запасов энергоносителей (особенно нефти и урана), высокие эксплуатационные затраты, недальновидная административная, финансовая и научно-техническая политика. На хотя бы поправление ситуации в отечественной энергетике по оценке РАН и Международного энергетического агентства нужно где-то заработать и инвестировать в энергетику в течение ближайших 25 лет 935 млрд долларов! Собственная энергетика, похоже, будет сковывать экспортные возможности России в части энергоносителей. Серьёзные трудности характерны и для энергетического сектора ряда стран на постсоветском пространстве, который всё ещё крепкими узами связан с энергетикой России.

Многие эксперты, к тому же, сомневаются в обеспеченности сырьём новых внешних углеводородных обязательств России. Например, А. Привалов (журнал "Эксперт", программа "Особое мнение", радио "Эхо Москвы", июнь 2007 г.). Он, оттолкнувшись от высказывания А. Чубайса о непрозрачности газового баланса Газпрома (России), предположил, что в таком случае можно усомниться в благоприятных перспективах в части запасов газа. Значит, весьма вероятна внутренняя ядерно-нефтегазовая кооперация, направленная на высвобождение углеводородов из обращения внутри страны для безусловного выполнения экспортных задач. Этим частично объясняется, например, интерес Газпрома к ядерной энергетике. Президент В. Путин в июне 2006 г. поставил задачу довести вклад АЭС в электроэнергетике страны до 25% в ближайшей перспективе. Чуть позже программу развития ядерной энергетики в стране для внутренних и внешних потребностей обсуждали в телевизионной передаче "Клуб сенаторов" на телеканале "Россия" с участием главы Росатома С. Кириенко. А в сентябре 2006 г. на телеканале РБК в передаче "Диалог" В. Милов (Институт энергетической политики) аргументировано высказал сомнения в том, что у России сейчас реально нет денег (70 - 80 млрд долларов), чтобы финансировать до 2030 г. создание 40 ядерных энергоблоков по обозначенной программе. Это не по силам формируемому по устоявшимся нормам бюджету и не всегда интересно частному сектору при предложенных "правилах игры". По мнению В. Милова, потребуется либо резко повысить тарифы на электроэнергию, либо сделать более привлекательным финансирование внутренней ядерной энергетики для частного бизнеса. Кроме того, по моему мнению, энергетическая диверсификация - понятие широкое. Трудности с энергоносителями и капитальными затратами на строительство новых АЭС Россия, привыкшая активно быть в мировой энергетической сфере, будет вынуждена компенсировать энергичными, оплачиваемыми из-за рубежа, услугами опять же по линии ядерных отходов.

В переговорах с В. Путиным в Санкт-Петербурге накануне саммита "восьмерки" Дж. Буш на неформальной встрече предложил России подумать над тем, чтобы принимать из третьих стран отработавшее ядерное топливо США на долговременное хранение. Перед визитом Дж. Буша официальные лица США активно "вбрасывали" в СМИ информацию даже о подготовке к подписанию соответствующих документов. Предложение прозвучало на фоне еще раз подтвержденной обоюдной стратегической приверженности государств неуклонному обеспечению глобальной ядерной безопасности в мире. В том числе, в контексте не только потенциальной опасности, исходящей от ядерной сферы в силу ее специфики. Но и в условиях широкого спектра угроз этой сфере со стороны экстремистских слоев общества, а также усилий по нейтрализации таких угроз.

В итоговом документе о результатах визита возможность хранения в России радиоактивных отходов других стран напрямую не отражена. Но отмечен общий прогресс планов российско-американского ядерного сотрудничества на коммерческой основе, причем США, похоже, отказались от их блокирования из-за позиции России по АЭС в Бушере. В. Путин, на совместной с Дж. Бушем пресс-конференции, говорил уже не только о центрах по обогащению урана, но и о многосторонних центрах предоставления услуг по всему ядерному топливному циклу. Россия поддержала инициативу США "Глобальное партнерство в ядерной энергетике". По мнению В. Путина, предложение по ядерным центрам и эта инициатива прекрасно дополняют друг друга. Дж. Буш согласился с этим. Таким образом, первоначально формально независимые и конкурирующие планы сближены. "Восьмерка" решила совместно с МАГАТЭ обсудить инициативы президентов России и США. В сентябре 2006 г. темы саммита продолжили развивать в контексте необходимой законодательной базы руководители парламентов стран "восьмерки", а глава правительства России озвучил идею создания центра ядерных услуг для условий Шанхайской Организации Сотрудничества.

При доминировании на саммите "ЕС-Россия" в Лахти (октябрь 2006 г.) энергетической темы, одновременно было принято решение о создании объединенного Европейского технологического института, в деятельности которого будут представлены и гуманитарные исследования. Для анализа задач Северной Европы недавно возникли the Russian-Norwegian Institute for Energy Cooperation и Баренцев Институт. Тематика Баренцева региона широко представлена в Кольском научном центре РАН. Здесь создан также Центр гуманитарных исследований Баренцрегиона. Ширится финансируемая из-за рубежа сеть информационно-аналитических региональных проектов по ядерной и радиационной безопасности, начало которой было положено "Беллоной". Это констатировано в марте 2006 г. на конференции "Земля Кольская: атом и будущее". Атомный ледокол "Ленин" превращают в Центр ядерной информации.

Видимо, энергетическая кооперация будет более полной, а постулат о необходимости комплексно соосмысливать ядерно-нефтегазовую ситуацию и сопряженные с ней проблемы реализуется и на региональном уровне, если дополнительно к оценке существующего ядерно-нефтегазового соседства будет решение включить в круг рассматриваемых проблем и давно стоящую задачу создания международного хранилища ядерных материалов на Кольском полуострове. Объекта - не дешевле Штокмана по затратам и с не меньшим потенциалом для благополучного экономического будущего региона, чем Штокман. Тем более, что обострившиеся взаимоотношения ЕС и России накануне саммита в Хельсинки (ноябрь 2006 г.) в некоторой степени скорректировали баланс обсуждавшихся на нем вопросов общеевропейского уровня и программы "Северное измерение" в пользу региональных. В рамках саммита, на встрече "ЕС - Россия - Исландия - Норвегия", дан старт обновленной версии этой программы. НАТО в 2007 г. поддержало новое "Северное измерение", в том числе на специальном мероприятии, аналогичном встрече, организованной ЕС. Видимо, такое распределение приоритетов в обсуждении насущных проблем и даже возможное доминирование отношений России с Европой по схеме двусторонних контактов с отдельными странами, по крайней мере, сохранится какое-то время.

Газпрому в зоне его береговой инфраструктуры в центральной части Кольского полуострова. Другим нефтегазовым разведчикам и разработчикам месторождений баренцевоморского шельфа. Рыбацкому, портовому и "военнообязанному" Мурманску к его столетнему юбилею. Представителям частного бизнеса "столицы Заполярья". Мурманскому отделению Октябрьской железной дороги, от колеи которой пошло и продолжается освоение Мурмана. Большинству старых горнорудных предприятий и новым объектам минерального сырья, которые имеют перспективу существования или развития, а с внутренней Россией и внешним миром связаны лишь рельсами этой дороги и портами Мурманска и Кандалакши. Многострадальному сельскому хозяйству и "дачникам" Заполярья. Объединяющемуся с РУСАЛом и швейцарской компанией "Гленкор" СУАЛу, который совместно с "Росэнергоатомом" удваивает мощности Кандалакшского алюминиевого завода и Кольской АЭС, образуя практически на одной производственной площадке и на правах частной собственности ядерно-алюминиевый конгломерат (региональная реализация "цепочек").

США, как основному будущему потребителю сжиженного газа шельфа России и активному претенденту на соучастие в разработке Штокмана, готовому, как считают многие, связать в переговорах участие американских компаний в добыче газа Штокмана с вступлением России в ВТО. Причем выбор иностранных партнеров для Газпрома и пропорций будущих поставок сырья Штокмана в США и Европу был очень трудным, сроки обнародования результатов несколько раз переносились, в сентябре 2006 г. отголоски этих трудностей прозвучали в выступлениях ряда высших руководителей России, в том числе и В. Путина на франко - германо - российском саммите. А в октябре 2006 г. Газпром и вовсе отказал всем иностранным претендентам на доли в сырье Штокмана.

Германии, как основному потребителю и будущему распределителю в Европе российского газа, в том числе - баренцевоморского шельфа, и соучредителю российско-германской рабочей группы по коммерческому использованию Севморпути с перспективой трансформации этой группы в финансово-промышленную корпорацию. Германии, которая, по словам В. Путина (Дрезден, октябрь 2006 г.), будет получать в течение 50-70 лет дополнительные (по сравнению с прежними договоренностями) объемы газа Штокмана и работает над вариантом единого энергетического пространства с Россией или Францией. Что актуально в связи с процессом усиления по факту тенденций "энергетического национализма" в ЕС (несмотря на официально декларируемую в общих документах Союза стратегию к объединению энергетической политики), закрытия германских АЭС и угольных шахт. США, Японии и другим странам, давно вынашивающим идею интернационализации Севморпути и арктического шельфа.

Нужны ли им дополнительные сложности и финансовые траты из-за опасных ядерных соседей в тесноте промышленной и милитаризованной "коммуналки" Кольского полуострова, не предназначенных для непосредственного и ежедневного обеспечения их потребностей? Или разумно таких соседей максимально отдалить от Североморска, "трубы", рыбы, развивающейся промышленной и сельскохозяйственной инфраструктуры центральной части полуострова и мурманского транспортного узла, а потенциальные ядерные сложности и траты - загодя разделить с норвежскими партнерами-конкурентами и с НАТО? И с партнером - Европейским Союзом, который не совсем удовлетворен условиями энергетического будущего: взаимовыгодной для России и ЕС евроазиатской стратегией, принципами совместного освоения шельфа Баренцева моря и японско-европейского проекта "Сахалин-2"? Он ищет альтернативные российским источники поставок газа, создавая для Газпрома серьезные риски спроса, и не видит целесообразность присутствия Газпрома у рычагов западноевропейской системы распределения газа, но сам желает приобщиться к газовой инфраструктуре, прежде всего - транспортной, на территории России!

Но, может быть, Газпром минимизирует свое газовое присутствие на "ядерном" берегу, а глобализация и преемственность выразятся в поставках газа на переработку норвежцам? При обмене активами со Статойлом или объединенной норвежской компанией, как это сделано с РурГазом и чего добивается ныне Газпром от других партнеров и на западе, и на востоке России. Возможно, это будет частью компромисса, в основе которого - сложный баланс интересов разных компаний и стран при учете всех составляющих процесса - от добычи газа до реализации его и продуктов его переработки. Ведь объективно возникла конкуренция между компаниями США и Норвегии за право совместно с Газпромом работать на шельфе, и новейший завод в Хаммерфесте со всей социальной и производственной инфраструктурой через 30 лет останется без норвежского газа.

Завод же в Видяево - пока лишь декларация о намерениях. Она стала объективно менее надежной после "судьбоносных" решений России по владельцам Штокмана и приоритету Европы при поставках газа. Сжиженный газ для дальних перевозок теперь как бы и не очень нужен. Начали поговаривать о второстепенности завода по сравнению с трубопроводом, о переносе сроков или о полном свертывании работ по Видяево. По аналогичному с вариантом Хаммерфеста пути пошли Россия и Казахстан, решив загрузить казахстанским газом близко расположенного к границе месторождения завод в Оренбурге и транспортную инфраструктуру России. Как подчеркнул при подписании соответствующего соглашения в рамках сопутствующих саммиту "восьмерки" мероприятий В. Путин, это пусть, может быть, и небольшой, но реальный, оперативный и в русле тем саммита вклад в обеспечение мировой энергетической безопасности. Кстати, соседство в Видяево, на расстоянии первых километров, действующей базы АПЛ и крупнейшего газоперерабатывающего завода - вот это соосмысление явлений?! Погибший по официальному заключению от собственной торпеды "Курск" был из Видяево. В сентябре 2006 г. на одной из давно не ремонтированных АПЛ этой базы, во время учений по плану инспекторской проверки Северного флота, был крупный пожар с человеческими жертвами. Будем реалистами: оба объекта - из разряда первоочередных потенциальных целей военных либо террористических действий. Пока - гипотетических.

При ориентации на Хаммерфест, Газпрому упущенные береговые возможности и сэкономленные на готовых производственных мощностях усилия разумно компенсировать другой деятельностью. Желательно, в традиционных для российского берега отраслях. В 2006 г. корпорация участвовала, например, в конкурсе на право разработки апатитовых месторождений Хибин.

Газпром не скрывает своих намерений стать крупнейшей в мире энергетической и транснациональной корпорацией, своеобразным МегаГазпромом, осваивает новые и возвращает утерянные (например, в проекте "Сахалин-2") позиции. Причем, корпорацией многопрофильной и не замыкающейся только на газ и только на производственную инфраструктуру в России. Может быть, не так фантастичен давно желанный для северных соседей газопровод от Штокмана к Балтике через территорию Финляндии или Швеции? На международном экономическом форуме "Россия - Финляндия" в Петрозаводске (октябрь 2006 г.) его участники сетовали в очередной раз по поводу слабо развиваемой транспортной инфраструктуры между Россией и соседями. В сфере интересов Газпрома сейчас также энергетические предприятия за рубежом (даже в Латинской Америке), нефть, генерирование электроэнергии, в том числе на АЭС, и ее транспортировка. И, может быть, энергетическая диверсификация компании когда-либо станет более активной применительно к ядерной сфере? На Кольском полуострове, в переходных условиях от России к зарубежью, опять же в кооперации с норвежцами, финнами и шведами? Шведы и финны - мировые лидеры в сфере АЭС и обращения с ядерными материалами. А в части контроля за правильным ведением "ядерного хозяйства" нет более активной страны на Севере, чем Норвегия.

Известен афоризм: если какое-либо неподконтрольное и мешающее хотя бы своей независимостью явление нельзя исключить или уничтожить, его нужно "возглавить".

Предусмотрено ли материалами Газпрома по ОВОС в связи с разработкой Штокмановского месторождения наличие дополняющих дело, отчасти - осложняющих, ядерных факторов? В том числе из-за наличия ядерного оружия и радиоактивных отходов в регионе, транспортировки отработавшего ядерного топлива Северного флота и Кольской АЭС по Октябрьской железной дороге вдоль будущей трассы газопровода по территории Мурманской и Ленинградской областей, а также Карелии? Или эти факторы оставлены "про запас", в роли "крючка", на который можно в нужное время "поймать" обоснование необходимости очередного пересмотра ранее выполненных, даже официальных, экологических оценок, как в случае проекта "Сахалин-2"? Тем более, вводимая "Объединенная конвенция о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами" предусматривает рассмотрение и корректировку во времени всех факторов, определяющих безопасность ядерных объектов. Новый для России документ, призывающий ужесточить действующие требования безопасности и заново оценить экологические последствия функционирующих ядерных объектов. Но пока, похоже, все точно по пословице. "Котлеты будущего" от нефтегазовой эйфории - отдельно, и "мухи прошлого" ядерного наследства региона - тоже отдельно.

Вряд ли разведчикам, поставщикам и потребителям углеводородов, Кольской АЭС (предусмотрен экспорт не только углеводородов, но и электроэнергии), другим участникам торговой, промышленной, морской и сельскохозяйственной деятельности нужны неконтролируемые ими гражданские и военные ядерные сложности. Тем более, что в последнее время нас настойчиво просвещают в том, как критичны цены на нефть и газ к ситуации вокруг ядерной программы Ирана и Северной Кореи, терроризма, вечных (с библейских времен) арабо-израильских "трудностей" и другим подобным.

Аналогичные ситуации совсем не исключены применительно к северу Европы. На акватории и берегах Кольского залива не случайно регулярно проводят весьма затратные и крупномасштабные антитеррористические учения. В апреле 2006 г. в Мурманской области ФСБ задержан заместитель главы администрации ЗАТО Заозерный, где размещены база АПЛ и крупное временное хранилище радиоактивных отходов, по обвинению в подготовке террористического акта в интересах частного бизнеса на нефтетерминале в Кольском заливе. Существует мнение, что этот чиновник выполнял заказ одной из конкурирующих на энергетическом рынке региона бизнес-структур. Комментируя этот факт в телепрограмме "Момент истины" в мае того же года, один из высших чиновников области выразился в том смысле, что "нынче можно все ожидать". А если ждать придется долго - соответственно времени жизни радиоактивных веществ ядерных хранилищ?

Сентябрьские 2006 г. события в Кондопоге, эхом откликнувшиеся по России, свидетельствуют - и у спокойных "финских парней" может созреть беспокойство. В это же время СМИ Мурманской области транслировали комментарии губернатора Ю. Евдокимова относительно прошедших в Архангельске (под руководством главы ФСБ) и Мурманске заседаний антитеррористических комиссий, на которых было рекомендовано повысить бдительность применительно к предприятиям региона из-за сложной обстановки в стране. Особенно - применительно к предприятиям, использующим ядерные технологии и материалы.

В апреле 2007 г. в Мурманске прошли учения "Антитеррор-2007". Сценарий - ликвидация последствий подрыва боевыми пловцами танкера "Белокаменка" по заданию неких транснациональных корпораций или государств, стремящихся изменить схему транспортировки заполярных углеводородов. Чем обусловлена именно такая озвученная мотивация гипотетической террористической акции? Случайной глупостью или отзвуками серьезных, подспудных и реальных тенденций?

В Германии прочны традиции научно-государственной и общественной оценки последствий применения техники. Причем немцы, помня о потенциально опасных соседях нефтегазового комплекса Севера, пытаются в начале пути предусмотреть долгосрочность и комплексность угроз, зафиксировав дополнительно контекст радиологического оружия и радиационных аварий уже в названии, например, российско-германского соглашения 2003 г. "весом" в 300 млн евро "Об оказании содействия в ликвидации сокращаемого Российской Федерацией ядерного оружия путем утилизации АПЛ, выведенных из состава ВМФ России, в рамках договоренностей о глобальном партнерстве против распространения оружия и материалов массового уничтожения" (курсив мой - Е.К.: впервые вижу в прагматических документах экологической направленности четко сформулированным понятие о новом средстве массового убийства).

Нашумевший пример "эффективного" локального применения радиологического оружия: почти три недели медики Великобритании не могли установить причину (полоний-210) тяжелой болезни А. Литвиненко, к которому было приковано внимание большей части Европы; а после его смерти в Лондоне, Гамбурге и некоторых других городах обнаружено много мест связанного с этими событиями радиоактивного загрязнения. Начинают говорить даже о радиологическом нападении на Великобританию. Но вспоминают при этом и о самых первых версиях, к счастью - не реализованных, такого нападения. Когда гитлеровская Германия готовила запуски ракет ФАУ-2 с радиоактивной начинкой через Ла-Манш. А Япония - доставку "грязных бомб" на территорию США с помощью самолетов, базировавшихся на подводных лодках. Как видим, в части радиологического оружия "на выдумки хитра" не только голь и с давних пор. Каковы могут быть нынешние подобные "выдумки"? Страшно думать.

Дело А. Литвиненко сейчас принимает, по меньшей мере, общеевропейский масштаб. К расследованию подключились Интерпол и МАГАТЭ. Дополнительно к феномену Чернобыля и известным ранее фактам контрабанды ядерных материалов, появились новые основания убедиться, что границы не всегда являются барьером против радиоактивности. И что интерес определенной части людей к злонамеренным трансграничным перемещениям радиоактивности усилился. Газ и нефть - хорошие носители примесей. А несанкционированные врезки в магистральные трубопроводы на территории России и постсоветских стран ныне - распространенное занятие.

Ядерная энергия в Баренцевом регионе может негативно либо положительно влиять на добычу и транспортировку газа. Но и наличие газа будет влиять на ядерную ситуацию. Все или почти все зависит от людей. От их ментальности и целей. Еще более усилится геополитическое значение региона. И доходы от газового бизнеса позволят больше средств, например, вкладывать в решение давних проблем радиационной безопасности. Как это делает ныне нефтегазовая Норвегия, помогая ядерно-нефтегазовой России. А отрицательные результаты при поиске энергоресурсов, например при тестировании бурением так называемых ловушек углеводородов, как это случилось на полуострове Средний - Рыбачий в 2006 г., могут быть полезны совершенно в ином ракурсе. В частности, наоборот, как благоприятные при оценке этой территории на предмет возможного подземного размещения ядерных материалов.

На Севере Европы обозначилась новая энергетическая ситуация, когда совместно развиваются ядерная и нефтегазовая сферы. Они "стартовали" в разное время, имеют свои индивидуальные особенности. Но взаимное их влияние друг на друга и влияние, возможно - резонансное, на обстановку в регионе и мире вряд ли можно оспорить.

К слову, ядерно-нефтегазовый симбиоз Севера Европы - не единичное явление. Хотя другие могут быть порождены иными обстоятельствами. Формальным поводом для войны в Ираке были ядерные технологии, фактическим - нефть. По похожему сценарию развиваются военные приготовления для нападения на Иран. Еще предстоит разобраться, зачем Иран в конце января 2007 г., при обсуждении ядерных взаимоотношений с Россией, предложил ей создать некое совместное подобие "газового ОПЕК"? На пресс-конференции с российскими и иностранными журналистами 1.02.07 и во время визита на "энергонасыщенный" Ближний Восток после "холодного" февральского Мюнхена В. Путин назвал идею этого предложения интересной, которую необходимо обдумать. И предстоит отследить, насколько реализуется ядерно-нефтегазовое сотрудничество России и Индии, России и Саудовской Аравии? О возможности сотрудничества мы узнали в ходе февральских же визитов В. Путина.



2.2. Глобализация и духовно-интеллектуальная преемственность

Задачей создания интеллектуальных предпосылок для такой системы использования ядерных материалов на Севере Европы, которая бы, по меньшей мере, не мешала экспорту углеводородов, интересы стран в регионе, видимо, не ограничены. События имеют тенденцию к тому, что в России будет создано несколько крупных международных ядерных хранилищ длительного или "вечного" назначения. Одно из них - обязательно на Северо-Западе страны, где ядерные гражданские и военные успехи, неудачи и традиции широко представлены. Причем надежность и безопасность хранения ядерных материалов будут, скорей всего, приоритетами проблемы нераспространения в ее новом прочтении, так как именно в хранилищах сосредоточено сырье для классического и радиологического вариантов ядерного оружия. Противодействие военной и террористической реализации которых сейчас актуально как никогда.

Ситуация вокруг хранилища на Северо-Западе России развивается поразительно. Еще недавно речь шла лишь о 70 миллионах долларов российских инвестиций и для нужд только Мурманской и Архангельской областей. Ныне американские компании готовы выгодно, на коммерческой основе, вложить в объект для хранения отходов лишь низкой и средней активности, но уже разных стран и уже 10 миллиардов. Не исключено, что статус хранилища возрастет с расширением принимаемых объемов и категорий (вплоть до высокоактивных и отработавшего топлива) отходов. Стоимость его, соответственно, может приблизиться к затратам на создание знаменитого американского аналога - Yucca Mountain (60 миллиардов долларов). Такие тенденции еще более усилятся в связи и после предстоящей приватизации части ядерной отрасли России.

Создание в России на западные инвестиции таких "гигантов" обсуждалось в Москве на конференции "Обращение с облученным ядерным топливом 2002: новые инициативы России". Генеральный директор М. Эль-Барадеи, в Москве, после встреч в МИД РФ и накануне присуждения ему Нобелевской премии мира - премии в общественной сфере, сообщил о совместных усилиях МАГАТЭ и России по составлению кадастра мирового отработавшего топлива и о желании России стать его депозитарием (российский телеканал РБК от 6.10.05).

Президент РФ В. Путин, завершая ядерной тематикой пресс-конференцию с российскими и иностранными журналистами 1.02.07, на которой немало было сказано об энергетике, подчеркнул на примере двуединого значения Сарова важность именно совокупности религиозно-ядерных устремлений в деле укрепления позиций страны.

В Печенгском районе Мурманской области, на удалении от нефтегазовой инфраструктуры, как позитивная преемственность, может возникнуть третий "ядерно-монастырский град" дополнительно к Сарову и Сергиеву Посаду. Если будет создано международное подземное хранилище ядерных материалов на Кольском полуострове, в зоне угасающего хозяйственно-административного влияния Кольской горнометаллургической компании ("Норильского никеля") и Кольской сверхглубокой скважины, при выполнении транспортных операций через порт Киркенес аналогично давно освоенным технологиям и средствам морских перевозок ядерных материалов Швеции, Франции, Японии и других стран, вблизи Трифонов Печенгского монастыря и храма святых Бориса и Глеба. Примечательно, что План действий ЕС по "Северному измерению", принятый в 2000 г., отдавая приоритеты энергетике, экологии и ядерной безопасности, среди более чем десяти основных направлений не упоминает ранее важные для развития экономики Северо-Запада России отрасли - горнодобывающую и металлургическую (Е. Сыченкова). А в 2007 г. появились разговоры о возможном усилении государственного контроля над предприятиями "Норильского никеля".

Прецедент "разделения власти" на одной из территорий исторически обусловленных "удельных горнодобывающих княжеств" внутренней части Кольского полуострова уже создан. Рядом с могущественным в прошлом монополистом - ОАО "Апатит", объективно уменьшив его потенциальную сырьевую базу, будет развиваться даже не дополнительное предприятие иного профиля, а конкурент. Конкурент (ЗАО "Северо-Западная Фосфорная Компания"), получивший это право по конкурсу на использование недр, в споре с "Апатитом". Видяево, в случае создания там газоперерабатывающего завода, тоже будет являть собой пример "разделения власти", но между военными и газовиками. Более того, совместное освоение Норвегией и Россией (СССР) Шпицбергена - из "классики" политических и экономических межгосударственных отношений на Севере. В октябре 2006 г. на российско-норвежском семинаре в Мурманске по проблемам разграничения морских зон хозяйствования аналогичный принцип совместного освоения обсуждался применительно к спорным рыбопромысловым акваториям и нефтегазовым участкам шельфа. Что поделаешь, если нет у Печенгского района перспективы стать углеводородной "житницей"? Придется, видимо, искать долговременных партнеров в иной сфере. Как говорится, чем богаты...

Известно, что научные исследования по выбору площадки для подземного ядерного хранилища на полуострове ведутся уже более 20 лет. Инициаторы - Минатом, Европейский Союз, Кольский научный центр РАН, немецкая фирма DBE, шведская - SKB и ВНИИАЭС. Декларированная в начале пути цель - для нужд Северо-Запада России и улучшения, тем самым, радиационно-экологической обстановки в Баренц-регионе. Следует, однако, помнить инициативу-2006 президента В. Путина о многосторонних центрах предоставления услуг на российской территории по всему ядерному топливному циклу. Россия также поддержала на саммите "восьмерки" в Санкт-Петербурге инициативу США "Глобальное партнерство в ядерной энергетике". Площадка с условным названием "Печенга" - одна из альтернатив Мурмана. Она принадлежит территории, на которой наращиваются международные геологические и экологические исследования. В том числе, - на базе Кольской сверхглубокой скважины, в рамках проверки гипотезы о наличии углеводородов на полуостровах Средний и Рыбачий и геологической службой Норвегии. Гуманитарные и на основе религиозной и светской духовности оценки ситуации слабы.

Нижегородский Саров - религиозный и ядерный центр. Религиозное служение во многом активизировано св. Серафимом Саровским. Ядерное - условиями "холодной войны". Здесь создавалось и создается отечественное ядерное оружие. Рядом, у Дивеевского монастыря, будет международный технопарк. Может быть, сближению разных позиций поможет опыт работы городского философского клуба, общественной экологической организации "Зеленое движение" и общественного исторического объединения "Саровская пустынь" в Сарове, а также Серафимо-Дивеевских чтений, о которых говорилось на конференции " Проблемы взаимодействия Русской Православной Церкви и ведущих научных центров России" (Саров - Москва, 7-10 марта 2000 г.). Связующим звеном этих явлений выступает мнение Русской Православной Церкви. РПЦ, как отмечали на этой же конференции, по сложным социальным вопросам предпочитает детальные общественные дебаты, "потому что есть беспокойство". Федеральный ядерный центр "ВНИИЭФ" также устремлен к сотрудничеству. А разработчиков ядерного оружия здесь ассоциируют с серафимами (В. Михайлов).

Подмосковный Сергиев Посад - религиозный и ядерный центр. Центр духовности и богословского образования. Обязан он своим возникновением св. Сергию Радонежскому. Кроме того, здесь на специальном предприятии - Московском НПО "Радон" - хранят радиоактивные материалы и выполняют научные исследования, чтобы хранение таких материалов в России было безопасным. Ведется также большая просветительская и информационная работа в ядерной сфере.

В случае выбора для размещения ядерных материалов, по взаимоотношению с ядерной отраслью "Печенгская пустынь" может стать аналогом Сарова и Сергиева Посада. Но уже с самого начала на новых, определяемых сегодняшним общественным мировоззрением, основаниях, в том числе на новых принципах международного сотрудничества. На основаниях, выработанных в результате осмысления с позиций религиозной и светской философии, с учетом религиозной и светской истории, духовного и гуманитарного опыта. Для укрепления и развития сформировавшихся ядерных церковно-государственных традиций. Замкнется естественный ход "бытия" ядерных материалов в поле зрения Церкви: от их рождения до кончины. Впрочем, христианская доктрина и возможности ядерного топливного цикла сопрягаются и в контексте "жизни после смерти". Возможно "воскрешение" отработавшего ядерного топлива после его переработки. И его многократное использование. Если общество того пожелает.

Даже названия этих мест по первым своим буквам группируются в определенной последовательности (на схеме: слева - исключительно религиозный контекст, справа - с дополнением футурологических мотивов относительно перспектив ядерно-религиозно-мистического Санкт-Петербурга)

Саров Саров Печенга

Сергиев Посад Сергиев Посад

` `

Печенга Санкт-Петербург

/ ?

Припять или Печенга

Ядерно-религиозный центр "Печенга" впитает в себя как глубинные национальные черты, так и международные оттенки глобализации. Укоренит их на "макушке" Европы. Повторяющееся, таинственное, внешнее и имманентное объединение в триады родственных явлений, прочно укорененное в различных светских и религиозных субкультурах ("Бог троицу любит!" и т.д.), налицо и здесь. И, может быть, хотя бы небесно-церковное окормление, духовно-нравственные традиции и "всевидящее око" избавят строительство и эксплуатацию здешнего ядерного объекта от невзгод и людских, российской "закваски", злоупотреблений. Кои, например, уже проявляются в Сайда-Губе, на хранилище реакторных отсеков и реакторов (иногда с отработавшим ядерным топливом) АПЛ, строящемся фирмой Energie Werke Nord за счет Германии.

Надежда на защиту от невзгод - это не беспричинные мечты на пустом месте. На Северо-Западе России, еще до забот нефтегазового бума, уже три крупных международных проекта по долговременной изоляции ядерных материалов (Новая Земля, Лепсе и Сайда-Губа) без небесно-церковного покровительства, мягко говоря, лихорадит после серьезных зарубежных финансовых трат. Лидером по обустройству среди ядерных хранилищ Севера, видимо, является самое западное из расположенных на Кольском полуострове и самое близкое к Печенге - Западная Лица. Здесь после международного вмешательства нет ни срывов, ни ошибок в технологиях, ни полной остановки проекта, ни уголовных дел в связи с финансовыми хищениями. Хотя, безусловно, многое еще предстоит обдумать, понять и сделать. В том числе, и в связи с новым витком обоснования международных инвестиций в инфраструктуру базы - хранилища. Среди священников Мурманско-Мончегорской епархии есть бывшие военные. Они и с точки зрения мирских забот смогли бы помочь решению ядерной проблемы.

Пятьсот лет назад уроженец новгородской земли св. Трифон Печенгский, "Хозяин Кольской земли", начал приобщать Кольский край к "Всея Руси", а коренное население - к вере и культуре. "Подобно Сергию Радонежскому", он сочетал подвиги духовного служения с практической деятельностью на разных уровнях - от бытового до государственного (священник Сергий). Ныне с его именем, с его покровительством на последующие века может быть связано новое служение этой российской окраины отчизне и человечеству.

Еще несколько сравнений. Идеи специалистов Минатома о хранилищах Печенги и Симушира (Курильские острова) идентичны - "интерсор" у труднодоступной "межи" с богатым соседом. Аналогия: Франция, Великобритания, частично США и СССР, выносили полигоны своих ядерных испытаний на периферийные острова. Кроме того, существовала идея США о международном хранилище отработавшего ядерного топлива на одном из уединенных тихоокеанских островов. Япония видит долговременное хранение и захоронение своих радиоактивных отходов не южнее Аомори и Хоккайдо и первой на фоне других стран в 2006 г. получила право разрабатывать для собственных нужд одно из урановых месторождений в Якутии. Норвегия помогает утилизировать российские АПЛ на западе, Япония - на востоке. Симбиоз Россия - Норвегия - Япония может существенно выиграть в качестве и окрепнуть, если Япония - вторая страна в мире по объему ВВП - обратит взоры и на северные проблемы радиоэкологии. Одновременно вывозя свои отходы из Франции не на Дальний Восток, а в Печенгу.

К симбиозу "наследства" и глобализации. По полярным территориям Швеции, Финляндии, Норвегии и западной России рассеян маленький и изначально единый, без государственных границ, народ - саамы (лопари). Этому народу обязан своим названием минерал лопарит - наилучший на Кольском полуострове концентратор редких земель, титана, ниобия, тантала и тория. Это базовые элементы настоящей и будущей энергетики по схеме деления ядер. Наилучший в регионе природный поглотитель нейтронов и изолятор ядерного топлива - минерал эвдиалит (местное название "лопарская кровь"). В ареале древней культуры саамов-лопарей, как бы уже приобщенных к ядерным избранным, и будет создано крупное международное ядерное хранилище "Печенга". Их традиционное знание, общее, интертерриториальное, отношение к жизни, народные принципы "глубинной экологии", щадящие взаимоотношения с природой неплохо было бы при этом позаимствовать. Приурочив начало такого заимствования, например, к Международному Полярному году - 2007.

А древний эпос соседей, карело-финская "Калевала" с его стремлением разобраться "откуда что пошло?", издавна чтит солнце и чудодейственную, жизнеутверждающую и дающую пищу энергию Сампо. Сампо, которое было задумано, выковано и укоренено в горе "страны мрака" - Лапландии (Похъёле - Петсамо - Печенге?!). Сампо, которое "мелет меру", поместили "в утес из меди, что за девятью замками". Которое создавалось при мобилизации всех земных и небесных (в языческом понимании) сил. Через потенциально опасные, хотя и внешне привлекательные "инженерные ошибки" "вековечного кователя" Ильмаринена, выковавшего прежде само небо "раньше всякого начала". Нечто, которое так и не было сущностно осмыслено людьми полностью, хотя и превращено ими в символ благополучия. Ведь по мысли создателей "Калевалы", не известно и не важно конкретное исполнение Сампо. Главное - оно красиво ("крышка пёстрая прекрасна"), полезно и энергично. А "известно", что питали его земля, море и медный утес. И концовка у мифа о Сампо поучительная: "не тяните одеяло на себя" - разобьёте благополучие вдребезги.

Где в Лапландии вблизи моря есть медные горы? Прежде всего, - в Печенге. Из глубины веков и язычество, и православие указуют нам место хранения рукотворной энергии. Как и у Ильмаринена - плода "переплавки" последствий предыдущих "военно-промышленных опытов". Причем территории проживания упомянутых народов относятся сейчас к достаточно цивилизованным по сравнению, например, с северо-восточными регионами России. Здесь значима и современная компонента культуры безопасной и осмысленной жизнедеятельности.

Вот такие иррациональные причуды и локальные отблески глобализации в лапландских кристалликах исключительно рациональной Снежной королевы! Сказкой о которой, другими сказками и "Сказкой моей жизни" Г.Х. Андерсен выразил глубокую философию сосуществования тайного и явного, людских и не только отношений. Плодотворным, думаю, будет более внимательное обращение к творчеству и жизни Андерсена в контексте ядерных забот. Его долгий путь от мало интересных публике, но объемных "фолиантов" к шедеврам - сказкам. Ведь недаром говорят, подчеркивая высшую степень совершенства чего-то содеянного: "Не..., а сказка!" Может быть, и про ядерные объекты Мурмана когда-нибудь придет время так сказать. Если научно-технические тома обоснований "проверим гармонией" Андерсена. Памятуя, что одним из эффективных его творческих приемов было одушевление вещей и предметов.

Вот и нам бы увидеть "душу" ядерных объектов. Тем более, что атомные физика и мораль своим началом во многом обязаны также Дании и Н. Бору. Андерсен олицетворял почти двести лет, а может быть и ныне наиболее полно, верно и точно отражает социальную и природную суть Северной Европы, ментальность людей - прежде всего, Дании и Скандинавии. В какой-то мере, видимо, и европейский протестантизм как базу этой субкультуры. Ментальность, понятую и воспринятую значительной частью мира. Хотя бы потому, что произведения Андерсена переведены на 150 языков.

Существует мнение, что датчанка, испытавшая сильное влияние творчества и личности Андерсена и ставшая российской императрицей Марией Федоровной, пыталась воспитать мышление мужа - Александра III и сына - Николая II более гуманным и либеральным. Андерсен и принцесса Дагмар тепло попрощались друг с другом перед отбытием принцессы в Россию. А в наше время, английский принц Майкл Кентский - потомок Марии Федоровны, присутствовавший на церемонии перезахоронения праха императрицы в Санкт-Петербурге, на другой день в Мурманске "вдохнул жизнь" в хранилище отработавшего ядерного топлива. Построенное с помощью Великобритании. Минимум на пятьдесят лет. Есть смысл подумать над аналогиями.

Или это причуды Хозяйки Медной горы?! Впору проект в региональном стиле назвать SAMPO: Storage of Atomic Materials - the Pechenga Obedientiary (хранилище атомных материалов "Печенгский монах"). Слово Obedientiary, если угодно, можно заменить другим: Oratory (часовня), Oread (ореада - горная волшебница, нимфа гор, аналог Хозяйки), Odin (верховное божество и мудрец скандинавских мифов сродни древнегерманскому Wotan). Pechenga - на Petersburg. Может быть, следует перейти и к the Petersburg Oikumenё. Хотя бы в знак тех общих и ядерных заслуг города в деле освоения Мурмана, бывшего когда-то не в косвенном, как сейчас, а в прямом административном подчинении Ленинграда, под его интеллектуальным, культурным и духовным влиянием. Словосочетание Storage of Atomic Materials - также не единственное. Возможен вариант: Scandinavian Atomic Mission - скандинавская атомная миссия Или, вместо Mission, Mountain - гора, Mage - волшебник и мудрец, Messiah - мессия, Monastery - монастырь. А начальными могут быть слова Saint, Sacred (святая, священная), Shroud (саван, плащаница), Syndicate (синдикат - в духе предлагаемых центров ядерных услуг), Slavic. Одним из удачных, на мой взгляд, представляется Storage of Atomic Murman - the Pechenga Oread. Или SAMPO: Scandinavian (or Siberian, or Slavic, or Special) Atomic (or Anthrцpos) Mission - the Proliferation`s Oikumenё. Есть и другие потенциальные замены. Например, - the Polonium`s (Plutonium`s) Oikumenё.

Название SAMPO: Scandinavian (or Siberian, or Slavic, or Special) Atomic (or Anthrцpos) Mission - the Proliferation`s Oikumenё задает проблеме новое качественное измерение. Для ядерных объектов Сибири адекватна модификация Siberian. Речь, в этом случае, мотивируется не только научно-техническим объектом по изоляции от биосферы отработавшего топлива АЭС, АПЛ и других реакторов, радиоактивных отходов - военных и гражданских, возможно, и других ядерных материалов. Возникает вектор философско-политического обобщения. Через противоположный термин Proliferation и образ территориальной локализации Oikumenё обозначен ключевой термин ядерной современности Nonproliferation. Возникает потребность и возможность еще не раз комплексно обдумать понятие Nonproliferation в контексте широкого спектра ядерных опасностей (классическое ядерное оружие и радиологическое - так называемая "грязная бомба") и широкой номенклатуры ядерных и радиоактивных исходных материалов - сырья для такого оружия военного или террористического назначения. Обдумать отдельные составляющие процесса нераспространения и обозначить последовательность приоритетов и действий. При такой направленности мыслей на передний план выходит принцип концентрирования основы всех опасностей распространения - ядерных и радиоактивных материалов любого происхождения (при принципиальной невозможности ныне четкого разделения военных и гражданских ядерных технологий) - в пределах надежной, контролируемой и охраняемой международными усилиями "резервации". Принцип "зарегулированного распространения" опасных материалов от различных мест их возникновения на "вечный или долговременный покой". Много ядерных хранилищ и "хранилищ" - это распространение. Если их в мире "на пальцах одной руки сосчитать" и они сообща контролируются разными "ветвями" человечества - это ближе к нераспространению.

Концепция SAMPO: Scandinavian (or Siberian, or Slavic, or Special) Atomic (or Anthrцpos) Mission - the Proliferation`s Oikumenё, приобретая философско-политическое дополнение и, тем самым, - определенную законченность и связь с глобальным и жизненно важным социально-ядерным явлением, сохраняет при этом позитивный потенциал религиозно-мифологических и духовно-гуманитарных ассоциаций. Эта концепция требует широкой социальной рефлексии различных граней ядерного человечества и, одновременно, предоставляет конкретную модель - площадку для многомерных дискуссий. На максимальном удалении, территориально и ментально, от наиболее тревожной ныне идеологии радикального исламизма. Это возможный вклад устойчивых в социальном и природном смыслах Скандинавии и северной России в будущее "разогретой" климатическими, энерго-технологическими и демографическими изменениями Европы, прежде всего - Южной и Центральной, постепенно превращающейся в Еврабию. С собственными "арабами", но практически без собственных углеводородов. Как Израиль.

Да, в конце XX века доминировали принципы исключительно национальной ответственности за долговременную изоляцию произведенных в той или иной стране ядерных материалов. Как показано на отдельных примерах этой статьи, ситуация сейчас меняется даже практически. Тем более, уместны теоретические проработки вариантов новых подходов, дабы расширить поле альтернатив при принятии решений.

В этом смысле глубокую аналогию дает история, время атомной монополии США (1945 - 1949 годы). Многочисленные исследования американских архивов (например, А. Wenger, В. Печатнов) свидетельствуют о серьёзной разработке элитой страны даже в то время атомной эйфории параллельно двух основных, прямо противоположных версий: абсолютного атомного доминирования и передачи СССР атомных гражданских и военных технологий. В жизни, на первом этапе возобладала первая. Но научно-политическое значение второй версии от этого вряд ли уменьшилось. Она и сейчас зондирует будущее, так как глобальное ядерное противостояние уже "экспериментально" проверено и не повторится.

Вторая версия, при условии эффективного международного контроля, предполагала некий прообраз совместного "атомного хозяйства" в сфере оружия даже с соперником, "регулируемого распространения". Это позволило бы резко повысить уровень доверия и сотрудничества между странами, избежать изнурительной и опасной гонки вооружений. Такой нестандартный для сильных в военном отношении стран подход был обусловлен проницательным предвидением некоторых американских политиков и ученых того ныне очевидного обстоятельства, что монополию на нестандартное по своим геополитическим возможностям оружие сохранить нереально. А ориентация исключительно на силовые методы разрешения противоречий в силу наличия действенных асимметричных ответов даже в условиях временной монополии на атомное оружие чрезвычайно опасна, прежде всего, для самих США. В дальнейшем эта версия находила интеллектуальную поддержку и в Европе. Версия в целом либо ее отдельные ключевые моменты являют собой пример для нынешних теоретико-альтернативных поисков применительно к ядерным проблемам.

Многие считают, что имя, название определяют судьбу людей и их дел. И "как вы яхту назовете - так она и поплывет". SAMPO при покровительстве небесных и земных, тайных и явных сил могло бы "девятью замками" изолировать также ядерные отходы "северной столицы", города "Медного всадника" - Санкт-Петербурга. Долг, как известно, платежом красен. Кстати, "Медный всадник" - один из главных скульптурно-поэтических символов города, представляет единое целое с чухонским "гром-камнем". Он, как и вулканогенные "медные горы" Печенги, являет симбиоз металла и камня, огня и энергии. А в "судьбе" Хозяйки Медной горы есть и северо-западные мотивы. Не чужая Хозяйка финнам, карелам и саамам. Они из уральской семьи народов произошли. В императорском дворце Петербурга Танюшка из "Малахитовой шкатулки" превратилась во "вторую Хозяйку". Ныне, в Петербурге, не наблюдаем ли мы новое воплощение Хозяйки? В том числе и для того, чтобы ядерные отходы города и окрестностей надежным способом изолировать в печенгском "утесе", в оставшихся после добычи меди "залах".

Может быть, одной из планируемых к рассмотрению альтернатив для германских отходов также является подземное международное хранилище на Северо-Западе России? Почему бы и не быть такому мысленному эксперименту, такой версии "германского нераспространения" и вклада Германии в осмысление надежного хранения ядерных материалов, учитывая международные тенденции и конструктивные отношения между Россией и Германией в энергетической сфере? Недавно принятая Россией "Объединенная конвенция о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами" не исключает возможность трансграничных перемещений радиоактивных материалов по согласованию сторон. А советского изготовления реакторы на АЭС бывшей ГДР предопределили "срединный путь" Германии, делают её посредником в ядерных делах между Россией и Западом, дают Германии преимущественное право начать совместно, как минимум, с Россией, США, бывшими социалистическими странами Восточной Европы, Украиной, Литвой, Финляндией, Норвегией и Швецией проработку гипотезы SAMPO.

В середине декабря 2006 г. из Германии в Россию были доставлены для утилизации радиоактивные отходы и уран исследовательских реакторов ГДР. Оплатили расходы (миллионы долларов) США. Не было активных протестов "зеленых". Начало особых взаимоотношений Германии, России и США в сфере отработавших ядерных материалов и их нераспространения положено. От этого факта, небольшого шага в обсуждаемом направлении ядерной кооперации, гипотеза SAMPO непринципиально отличается. В основном, лишь масштабом действий. Известно, что многие ситуации развиваются по принципам: "Курочка по зернышку клюет", "Капля за каплей" и "Дорога начинается с первого шага". Так и схему решения большой проблемы легче понять и принять с помощью набора отдельных, сравнительно небольших примеров. Сейчас на российских площадках, оборудованных, в том числе, и с помощью Германии, утилизируются российские ядерные "изделия". Но скоро наступит время вывода из эксплуатации восточных АЭС Германии и демонтажа в большом объеме радиоактивных российско-германских материалов. Лавинообразно и синхронно с аналогичной фазой для АЭС советского генезиса в других частях Европы. Кто знает, не станут ли отношения в Германии и Европе к ядерной энергетике более позитивными, если именно по пути концепции SAMPO будет предусмотрено решать основную часть проблемы радиоактивных отходов?

Да, в мире появились тенденции озабоченности по поводу безопасности, надежности в долговременном партнерстве и прозрачности технологий и бизнеса применительно к российским энергетическим объектам. Определенные силы подталкивают ЕС и НАТО к "охране" энергетической инфраструктуры на территории России и вмешательству в ее деятельность. Может быть, стоит обдумать совместно гипотезу функционирования международного ядерного хранилища на территории России, у границ Норвегии и Финляндии? Или гипотезу хранилища на специально "обобществленной" территории, составленной из небольших, чисто символических вкладов соседних стран? Равно как и существования российского или совместной собственности газопровода от Штокмана на территории Норвегии, Финляндии и/или Швеции? По аналогии с российско-болгарско-греческим нефтепроводом "Бургас - Александруполис" (доли сторон во владении, соответственно, 51, 24,5 и 24,5 %). Дабы ядерные и газовые объекты не мешали друг другу. А у Европы и России были бы альтернативы, к которым они стремятся. И доказать в дискуссиях преимущества или недостатки этих вариантов в контексте возникших опасений.

Если преимущества будут неоспоримы, то, как минимум, для очень важного региона - Севера Европы - энергетическая безопасность получит автоматически еще и предпосылки реализации. Заметим, что в одном направлении с этими гипотезами "работает" озвученная Норвегией в 2007 г. независимая идея объединить значительные сопряженные части норвежской провинции Финнмарк и Печенгского района в международную Поморскую свободную экономическую зону с особыми визовыми, таможенными и другими условиями.

Идея SAMPO - это шаг в направлении гуманизации и гуманитаризации ядерной сферы. Для "ядерной" Печенги связь различных культур не ограничивается севером Европы. Концепции евразийства или (по Д. Лихачеву) скандовизантийства многопланово обсуждаются в России. Добавим в жар полемики осознание того обстоятельства, что Россия является ядерной страной с застарелыми радиационными трудностями. Практически во всех регионах. При ликвидации этих трудностей "человеческое измерение" с учетом нашего сложного национального, этнического и географического статуса не будет лишним. О необходимости, например, межконфессионального диалога в контексте того факта, что ядерным оружием обладают представители всех мировых религий, а также с учетом того, что особенности взаимоотношений науки и разных религиозных течений существуют, говорили Д. Сладков и другие на конференции "Проблемы взаимодействия...". Гуманизация мышления и действий, по Т. Панфиловой, во всех социальных сферах - это предпосылка наполнить историю социума (Е.К.: с некоторых пор - ядерного) человеческим содержанием и смыслом.

Вернемся к симпатичному российскому образу из уральских сказов П. Бажова. Могущественной, справедливой, загадочной, богатой, доброй Хозяйки Медной горы, имеющей талантливых соработников с правом свободы выбора. Этот заманчивый образ через плодотворные ассоциации с ядерным Уралом, в том числе с Челябинском, а также с ядерным и медно-никелевым Красноярским краем, где есть ядерные хранилища, сопрягается, в частности, и с гипотетическим подземным хранилищем ядерных материалов в "медно-никелевых горах" Печенги. А, может, и в родственных печенгских условиях проявится Хозяйка?

У Хозяйки Медной горы своя "ниша" в духовном мире людей. Но этот образ мотивирует и параллели при возможном осмыслении феномена ядерной энергии с позиций религии. При таком подходе, возможно, удастся прикоснуться к высочайшему духовному потенциалу фундаментальных символов христианства. Например, камня и ключа - св. апостол Петр, а также пещеры, когда в ней, не только на земле, но и под землей, родился Иисус. Кстати, св. апостол Петр изначально был рыбаком. По настоянию Иисуса он пытался ходить по воде как по суше. С другой стороны, Петр - камень преткновения для сил зла. Не может бывший рыбак, вобравший с христианством силу земной тверди, не заботиться о безопасности тружеников Мурмана. Не будет пренебрегать он защитой камнем от радиации. В Печенгском районе есть, кроме того, и Спасительная гора, название которой связано с событиями жизни св. Трифона Печенгского.

С пещерой связаны такие символы как Рождество, Мать, Ребенок, Воскресение, путеводная звезда и единение разноплеменных волхвов, а также история первых христианских общин. Иоанн Богослов получил Откровение, изнемогая в рудниках острова Патмос. Саров православный, ставший впоследствии ядерным, тоже начинался с пещеры и камня. Камни мемориального комплекса есть мера числа жертв в Хиросиме. Хозяйка Медной горы "заземлена", укоренена не только местом своего "существования", но и, как христианство и феномен ядерной энергии, тесным вплетением в судьбы людей.

Печенга может обеспечить при обсуждении ядерных вопросов плодотворную связь с мощным пластом культурных традиций - религиозных, мифологических, межэтнических. Есть ли еще в России административный район, тем более - периферийный, который имеет свою, подготовленную по первоисточникам трех стран, краеведческую энциклопедию? Духовно-гуманитарная рефлексия в связи с монастырской, имеющей международные корни и ядерных соседей, гипотетически субъектно-ядерной Печенгой могла бы в ином измерении быть важным дополнением к естественнонаучным и техническим исследованиям. Вот почему интересен этот дополнительный вариант. Вот в чем его методологическая сила. При стандартном рассмотрении разрабатывают геологические, горные, экономические, физико-технические и прочие модели проблем. Печенга - последовательное и максимально удачное отражение мысли, что должна быть и духовно-гуманитарная. Это практическая реализация философской концепции на примере из жизни. Сочетание международных ядерных забот и различных культур могло бы способствовать качественному принятию и лучшей реализации решений.

Существуют точки зрения, что традиционные технологии индустриального общества для рынка заведомо являются слабо конкурентными при их реализации в России. Хотя бы в силу объективно высоких ресурсных и финансовых затрат для бескрайних, малолюдных, не обустроенных и обездоленных северных условий нашей страны (см., например, А. Паршев). Хранилище в Печенге будет следствием новых, промышленных и гуманитарных, технологий. И условия, которые для России осложняют дело применительно к традиционному технологическому укладу, в случае ядерного хранилища Печенги будут способствовать его достаточно эффективной и наиболее безопасной эксплуатации. Тем более, если здесь совпадут инициативы президента и правительства РФ по созданию ядерных центров, наукоградов и приграничных, заново и по высоким стандартам обустроенных, "хай-тековских городов". Адаптация к "струе" внешних - международных и внутренних - национальных обстоятельств, как правило, лучше противодействия без особой надобности процессам объективной реальности открытого общества.

И еще. На ПО "Маяк" вблизи евроазиатского и приграничного Челябинска, в "одной корзине" по принципам полувековой давности, которые исчезли из жизни общества, размещать один из источников топлива будущего - ядерные материалы - можно. Можно и свозить туда высокоактивные отходы со всей страны, а также отработавшее топливо на переработку из Мурманской области. А в зеркально противоположной по многим параметрам, более спокойной и безопасной ситуации почти западноевропейской площадки "Печенга", с учетом уже выявленных новых геополитических, научно-технических и экологических достоинств и недостатков, а также культурных традиций разных регионов - нельзя?

Печенга - сочетание межрегиональных и международных ядерных забот в контексте мотивации действий и различных, светских и религиозных, культур для ценностно-ориентирующей базы при принятии и реализации решений, которые неизбежно будут совместным решением ряда субъектов. Это своеобразная "точка роста" новых ядерных взаимоотношений и экономики северных регионов России, Норвегии, Финляндии и Швеции. Она представляется хорошим примером подхода к проработке уникальной гуманитарной модели-гипотезы конкретного и крупного научно-технического ядерного проекта. Аналогичный методологический подход для условий долговременной изоляции радиоактивных отходов в США отстаивает K. Shrader-Frechette. Печенга поспособствует переходу от остаточной конфронтации крупнейших ядерных стран, США и России, к их более тесному сотрудничеству. В том числе и в сфере нераспространения. Перефразируя удачное название одной из статей Е. Мавлиханова в журнале "Интеллектуальная Россия", можно обозначить вектор этих изменений: "От лос-арзамосского прошлого к yucca-печенгско-саровскому будущему".

Следует отметить, что такая гуманитарная модель-гипотеза отвечала бы современным усилиям, например, Русской Православной Церкви по сохранению в условиях неизбежной глобализации культурных и религиозных ценностей в качестве важнейших ориентиров человеческой деятельности. Тем более, деятельности с долговременными и серьёзными последствиями.

К таким усилиям, например, относится следующее. Всемирный Русский Народный Собор (ВРНС), активную роль в работе которого играет Церковь, имеющий консультационный статус при ООН. Принятая юбилейным X Собором Декларация о правах и достоинстве человека, вызывающая сравнение с соответствующей Всеобщей декларацией ООН. Объединение в рамках этого Собора, соответственно идеям социальной концепции Русской Православной Церкви, двух важных тем - Земли (ресурсы и экология) и духовного состояния человека. Призыв Патриарха Алексия II к созданию "этически ориентированной экономики и системы социальной ответственности" (XI ВРНС по теме "Богатство и бедность России" в ее максимально емкой постановке). XI Собор критически отнесся также к Энергетической хартии ЕС и нынешнему содержанию готовящихся документов по взаимоотношениям между ЕС и Россией. Справедливо заключить, что социальная ориентация ВРНС усиливается год от года. Собор становится местом для широкой общественной дискуссии, в том числе - в процессе выработки национальной идеи.

Небывалая в истории встреча по инициативе РПЦ лидеров мировых религий в Москве в преддверии энергетического саммита "восьмерки", на которой принято обращение в русле ценностей современной цивилизации к светским лидерам влиятельнейших государств. Сближение Русской Православной Церкви с Русской Православной Церковью за рубежом и Ватиканом. Неоднократно высказанные митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом сомнения в правильности пренебрежения достижениями религиозной составляющей истории при конструировании основ будущего социума, в частности посредством Европейской конституции. Его обеспокоенность тем, какой цивилизационный код будет заложен в основу неизбежной модернизации России при стремлении к научно-техническому прогрессу, призыв к верности при этом духовно-культурным традициям всех народов России (XI ВРНС).

Всё это - индикаторы активизации РПЦ внутри страны и на мировой арене в разных общественно значимых ракурсах. И отражение того, что у РПЦ, как отмечал митрополит Кирилл в телевизионной передаче "Слово пастыря", вновь после нескольких столетий ограничения духовного наставничества, возродилась возможность высказывать свое мнение по тем или иным злободневным проблемам общества. Причина происходивших катаклизмов в России, как считает владыка, - во многом в этой бывшей несвободе Церкви. И голос Церкви в настоящее время, усиленный голосами писателей, ученых, лучших представителей искусства и интеллигенции в целом, по мнению митрополита Кирилла, позволит избегать неприятностей в будущем. Думаю, что, вероятно, окормление Церковью ядерной проблематики - один из "полигонов" таких устремлений. Как и сопряжение в последнее время забот Церкви и армии. Ядерная сфера в результате, по крайней мере, не станет асоциальной.

И еще одно обстоятельство. РПЦ имеет инновационные программы и готова участвовать в некоторых видах экономической деятельности.

Возможно, некоторые отмеченные здесь тенденции взаимодействия Русской Православной Церкви и ядерной сферы России будут интересны теологам и светским философам как внутри, так и вне страны. Кроме того, - это один из поводов в соответствии, например, с взглядами Ю. Хабермаса диверсифицировать проблемное поле религиозно-философской рефлексии, совмещая углубленный анализ и адаптацию к современности религиозных догматов с идентификацией социально-интеллектуальных трендов и рассмотрением собственно насущных проблем современности.

В современном мире опасно оставлять проблемы энергетической безопасности без научно-политической и духовно-гуманитарной рефлексии. Но особенно это недопустимо в период осложнения отношений между Западом и Россией.

Такая рефлексия может обеспечить основу для неординарных решений. Например, через синхронное развитие гипотезы SAMPO, программы ЕС "Северное измерение" и идеи Поморской свободной экономической зоны. С учетом углеводородной составляющей, гипотеза SAMPO приобретает новое важное измерение: Scandinavian (Slavic) Arctic Mission - the Pipelines Oikumenё. И уместна также новая обобщенная аббревиатура SAMPO&SAMPO: Scandinavian (Slavic) Anthrцpos Mission - the Power (Prometheus) Obedience. А ядерно-нефтегазовый симбиоз интегральной концепции SAMPO можно отразить своеобразной "диаграммой состояний":

/ Pipelines

SAMPO&SAMPO: Scandinavian (Slavic, Special) Anthr?pos Mission - the Oikumenё.

Proliferation`s/



2.3. Особенности информационно-аналитической деятельности в социально-ядерной сфере



Информационно-аналитическая деятельность, в какой-то мере наряду с фундаментальными составляющими - философией и религией и с использованием их достижений и норм, - один из ключевых, структурообразующих элементов общественных отношений. Философия и религия "правят бал" в глубинах сознания. Информационно-аналитическая деятельность в обычном смысле, как правило, более обыденна и приземлена, но одновременно и более распространена. Она, с помощью философии и религии, должна являться одновременно базой и венцом, пожалуй, в понимании всех составных частей социальной компоненты феномена ядерной энергии. Особенно широко она должна быть представлена в социально-ядерных слагаемых, реализующихся в социальной "надстройке", в области оперативной, текущей общественной мысли. Эта деятельность имеет "выход", например, в сферу и менталитета, и экологии.

В течение нескольких лет в разных ракурсах мною изучались характеристики информационных потоков в сфере изучения и использования ядерной энергии. И далее - особенности анализа этой информации. Работа выполнялась с помощью библиотечных фондов и Интернет-ресурсов России, а также политехнического института Кеми-Торнио и Лапландского университета (Финляндия), университетов Осло и Дортмунда, The Hiroshima Peace Institute, Katholische Akademie in Berlin, The United Nations University. Часть исследований выполнена методом социологического опроса ядерных компаний, университетов, государственных учреждений, экологических неправительственных организаций, частных лиц и других участников - главным образом применительно к Северной Европе. Использованы и отдельные обобщения других источников. Приведу несколько примеров.

Физики в настоящее время, скорее всего, недостаточно активны в осмыслении будущего своего и человечества в разных социальных ракурсах. Очевидно наличие некоторого затишья в этом. Среди просмотренных свыше 10 тысяч отечественных и зарубежных рефератов российского реферативного журнала "Атомная энергетика" за 2004-2006 гг. лишь единичные можно отнести к области серьезного анализа социальных аспектов ядерной энергии. Основной объем публикаций социально ориентированной тематики является либо откровенным корпоративным пиаром, либо относится к социально-экономическому сравнению разных энергоносителей опять же в чисто утилитарных целях продвижения ядерных технологий. Зачастую, - во что бы то ни стало.

Показательно: на конференции с названием "Ядерные энергетические системы для будущих поколений и глобальной устойчивости GLOBAL 2005" за узкие рамки специфических проблем вышел лишь мой доклад "Ядерная энергия: социально-гуманитарные аспекты". Это одно из отражений того факта, что в мировом ядерном энергетическом сообществе, конечно же, разрабатывается идеология устойчивого энергетического развития на будущее. Но преимущественно отраслевая идеология развития естественных наук, техники и технологии.

В недавно вышедшей книге "Die Philosophie der Physiker" (Heidelberg) показана история обращения выдающихся физиков к философии, вызванного "кризисом" физики на грани веков IXX и XX и далее, когда стройные научные системы стали не соответствовать новым экспериментальным фактам и гипотезам. Цитата: "А. Эйнштейн дал обоснование того, почему он и его коллеги не могут оставить философию философам. В то время, когда физики обладали твердой несомненной системой, это было бы, может и нормально, но не в то время, когда весь фундамент физики стал проблематичен. Только физик сам знает лучше, где ему жмет ботинок". Однако за рамки истории философского осмысления физиками чисто научных проблем, свойств и законов от микромира до вселенной, авторы книги не вышли. Хотя тот же А. Эйнштейн, например, философские взгляды которого ими подробно рассмотрены, социальных мыслей и поступков, мягко говоря, не избегал. Особенно, когда становился проблематичным "фундамент" человечества.

И философы сейчас, похоже, большей частью в стороне от ядерных проблем социума, "держат паузу". Только на базе российских публикаций мне, например, трудно было бы исследовать тему - это стало ясно уже на первых этапах работы. Подведение итогов IV Российского философского конгресса "Философия и будущее цивилизации" (2005 г.) его организаторы завершили мыслью о том, что "...мы - великая нация, у которой есть не только ядерная бомба и рекой льющаяся на Запад нефть, но и своя великая философия и культура". Но на конгрессе ядерная тематика и сопряженные явления практически не были охвачены философской мыслью.

Независимо от информационного поля, формируемого специалистами ядерной сферы и интересного им, не перекрываясь с ним, существует мощный пласт ядерно-социальной политологической и теологической литературы с историко-этическими оттенками относительно ядерного оружия. И здесь сейчас определенный "кризис жанра". Пик выхода такого рода изданий приходится на 80-е годы прошлого века. Это объясняется, видимо, синхронностью с динамикой ядерной военно-политической напряженности, которая к этому времени достигла апогея, а затем в контексте глобального противостояния супердержав устойчиво пошла на убыль. В связи с приведенными далее тревожными оценками высокопоставленных представителей ООН по поводу возрастающей сейчас вероятности военных ядерных событий, следует ожидать повышения в условиях нового миропорядка интереса аналитиков к таким исследованиям и публикациям.

Существует и самостоятельный мощный пласт радиоэкологической информации. В более ранних публикациях мною радиоэкологические проблемы были сопряжены с философским фактором социальной окружающей среды и ее долгосрочным прогнозом. Здесь проблемы радиоэкологии помогают выявить важные информационно-аналитические особенности, присущие ядерной сфере и ее социальному окружению.

Клановость информационных "вотчин" особенно резко выявляется в связи с острыми социальными вопросами. Глобальные негативные проявления, требующие и адекватной совместной реакции человечества, прежде всего информационно-интеллектуальной в социальном ракурсе, есть, например, и в сфере радиоэкологии. Они могут быть обусловлены либо реальными фактами невзгод, либо наличием потенциально опасных ядерных объектов. К двадцатилетию Чернобыльской катастрофы были приурочены доклады об ее последствиях в исполнении МАГАТЭ и Всемирной Организации Здравоохранения. Они диаметрально противоположны по выводам аналогичным аналитическим материалам большинства независимых общественных экологических организаций. Например, - Гринпис. Неприятно поразил сознание также тот факт, что в российском телевизионном пространстве в дни Чернобыльского двадцатилетия практически не нашлось места серьезному анализу этой трагедии.

Таким образом, современное информационное поле, создаваемое ядерной отраслью или мотивированное ядерной энергией в социальных координатах, представляется в виде отдельных разобщенных участков, обрабатываемых вне общей концепции, субъективно и не всегда добросовестно. Существуют дисбаланс, явные разрывы, провалы, неоднородность информации и базирующегося на ней анализа, несовпадение интересов основных "игроков". Хотя К. Ясперс, например, почти пятьдесят лет назад дал пример реакции во времени и по сущностному содержанию на комплекс сложных явлений, вызванных вдруг ставшим значимым для общества феноменом ядерной энергии.

Статья предлагает исправлять недостатки и диспропорции, налаживать коммуникационные схемы на ядерном информационно-аналитическом поприще. Пришли новые времена. Не исчезли совсем старые, но появились и серьезные новые вызовы. Нужно, развивая приведенную на IV Российском философском конгрессе мысль философов, пойти дальше. От красивого сравнения - к фактической интеллектуальной связи всех этих явлений. От нации до культуры. Не только этих, но и других фундаментальных явлений цивилизации. И не только на примере России.

Характер картины информационно-аналитического "поля" - это еще одно убедительное практическое доказательство необходимости комплексных духовно-гуманитарных исследований, духовно-гуманитарной оценки происходящих процессов познания ядерного феномена и формирования ядерной социальной ментальности, направленных на объединение, адаптацию, "притирание" и соосмысление отдельных фрагментов этого "поля".

На информационно-аналитическом "поле" нужно стремиться к изменениям от разобщенных фрагментов с пробелами через слабо скрепленную мозаику взглядов на отдельные явления, проблемы и решения к монолитному из сложной смеси композиту понимания ядерного феномена в целом. И, конечно же, в целом с позитивной его оценкой. С выработкой единых для общества ценностных "ядерных" ориентиров.

Взгляд в будущее в данном разделе отражает желаемый идеал. Но к которому нужно и можно стремиться. Должна быть мотивация объединительных информационных действий, выработанная с надполитических, надпрофессиональных, наднациональных позиций. Например, аналогично подходу К. Ясперса в упомянутой объемной монографии и декларированной идеологии Европейского Союза ("Много голосов - единый взгляд"). Это может сделать интегрирующая философия в партнерстве с духовно-гуманитарным сообществом. Необходимы мотивация и одновременно "высший" критерий формирования информационного композита - на основе максимально полного понимания цивилизационного значения, глобальных позитива и негатива ядерной энергии.



3. Ядерный социум и ООН

3.1. Атом для мира и целей развития

Позиция соосмысления ядерной энергии и человечества, обозначенная в разделе "Прототезис", отвечает эволюционирующей стратегии ООН - ровесника ядерной эры. Обозначим лишь основные вехи этой эволюции при доминировании главной цели создания организации - поддержание международного мира и безопасности. И при расширении конкретных задач и механизмов деятельности. Такими вехами являются: конференция по мирному атому в 1953 г., конференция по энергетическим проблемам будущего в 1981 г. и награждение ООН Нобелевской премией в 1989 г. за усилия в сфере мира и науки. Особую роль в осмыслении ныне ядерных аспектов цивилизации и управлении ими может сыграть концепция ООН по созданию информационного общества в целях развития, включая цели, сформулированные в Декларации тысячелетия.

Создание МАГАТЭ под эгидой ООН само по себе являет собой пример мудрого разрешения противоречий и демпфирования глобальных угроз, привнесенных ядерной энергией. Агентство разрабатывает этическую и философскую ядерную проблематику. Содействует мирной и устойчивой жизни, что отмечено Нобелевским комитетом в 2005 г. Оно участвует в достижении всех целей развития на тысячелетие, управляя мирным использованием ядерной энергии и внедряя ядерные технологии в базовые отрасли. А именно, - в энергетику и промышленность, в том числе пищевую, сельское хозяйство, медицину и науку, ведя работу в сфере образования и просвещения.

Девиз МАГАТЭ: "Атом для мира". Один из принципов деятельности: "Максимально увеличивать пользу ядерных технологий для общества, обеспечивая при этом проверку их мирного использования". А в его Уставе говорится: "Агентство стремится к достижению более скорого и широкого использования атомной энергии для поддержания мира, здоровья и благосостояния во всем мире. По мере возможности, Агентство обеспечивает, чтобы помощь, предоставляемая им, или по его требованию, или под его наблюдением, или контролем, не была использована таким образом, чтобы способствовать какой-либо военной цели". Принципами МАГАТЭ являются также компетентность, открытость перед гражданским обществом, различные социальные аспекты рассмотрения, демократичность и т.д.

Агентство стремится повысить роль ядерных наук и технологий в достижении целей устойчивого развития. Это касается как повышения уровня знаний, так и их использования для преодоления стоящих перед человечеством насущных проблем, таких как голод, болезни, управление природными ресурсами, загрязнение окружающей среды и изменение климата. Частично деятельность Агентства связана с ядерной энергетикой, включая такие ее аспекты, как безопасность и обращение с радиоактивными отходами, а также с обеспечением использования ядерных технологий исключительно в мирных целях. МАГАТЭ содействует передаче ядерных технологий государствам - членам ООН для их использования в медицине, сельском хозяйстве, промышленности, управлении водными ресурсами и в других сферах. Это непосредственно способствует достижению целей устойчивого развития и охраны окружающей среды. Многие из этих направлений деятельности реализуются при сотрудничестве с Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (FAO). МАГАТЭ сотрудничает с FAO в рамках объединенного отдела, занимающегося применением изотопов и излучений в продовольственной и сельскохозяйственной областях. Сюда входят такие направления, как селекция и генетика растений, борьба с насекомыми-вредителями, исследования плодородия почв, ирригация и растениеводство, животноводство и сохранение пищевых продуктов. Один из шести департаментов МАГАТЭ - по использованию ядерных технологий в мирных целях. Еще один департамент - передача ядерных технологий развивающимся странам для их устойчивого развития.

По данным бывшего заместителя Генерального директора МАГАТЭ В. Мурогова, в развитых странах (США, Япония и др.) объем ядерного бизнеса в указанных неэнергетических областях в пять-семь раз превосходит объем бизнеса в ядерной энергетике (породившей эти технологии и во многом определяющей их дальнейшее развитие). Президент России В. Путин выступил на саммите тысячелетия ООН (сентябрь 2000 г.) с инициативой обеспечения энергетической стабильности развития на основе ядерных технологий. Эта инициатива оказалась исключительно своевременной и нашла поддержку мирового сообщества: в четырех резолюциях Генеральной конференции МАГАТЭ (Вена) и в двух резолюциях Генассамблеи ООН (Нью-Йорк) приветствуется инициатива президента России, как отвечающая чаяниям развивающихся стран и как путь гармонизации отношений индустриальных держав с развивающимися странами.

В своей Нобелевской лекции Генеральный директор МАГАТЭ М. Эль-Барадеи высказался за уничтожение ядерного оружия и широкое развитие мирной ядерной энергетики для решения глобальных проблем человечества. Глава МАГАТЭ заявил:
"Глобализация смела все преграды на пути движения товаров, идей и людей, а вместе с ними смела и преграды, сдерживавшие и ограничивавшие угрозы безопасности... Когда 15 лет назад закончилась "холодная война", многие из нас надеялись на то, что установится иной мировой порядок. Мировой порядок, опирающийся на людскую солидарность и основанный на равноправии, единый для всех и эффективный. Но сегодня мы все так же далеки от этой цели. И пусть мы разрушили стены между Западом и Востоком, нам все еще предстоит навести мосты между Севером и Югом - между богатыми и бедными. Взгляните на нашу помощь в целях развития. В прошлом году страны мира потратили более триллиона долларов на вооружение. Между тем мы пожертвовали менее 10 процентов от этой суммы - всего лишь 80 миллиардов долларов - на официальную помощь развивающимся странам, где страдают от голода 850 миллионов человек. Поэтому стоит ли удивляться, что нищета по-прежнему порождает конфликты". Многие из имеющихся проблем, по мнению Эль-Барадеи, можно решить с помощью внедрения эффективных источников энергии, в первую очередь за счет освоения ядерной энергетики. В Нобелевской речи Генеральный директор МАГАТЭ обратился также к опыту мировых религий.

Должна быть "улица с двухсторонним движением": устойчивое развитие должно учитывать ядерные факторы и опираться на наличие ядерной энергетики, но и развитие ядерной энергетики в конкретных странах должно быть не без влияния внешних глобальных процессов и не без их учета.



3.2. Против тенденций "Вне нераспространения" и "Вне разоружения"

Многим это может показаться странным, после пережитой человечеством гонки ядерных вооружений и "холодной войны", но М. Эль-Барадеи в 2004 г. в интервью журналу "Spiegel" говорил: "Опасность ядерной войны еще никогда не была такой большой, как сейчас". Со временем становятся известными первоначальные планы прошлых военных конфликтов. Так, в связи с расследованием деятельности разведки бывшей ГДР, появилась информация о том, что США, планируя военные акции против Югославии, не исключали применения в определенных обстоятельствах и ядерного оружия. Самые жесткие планы иногда сбываются. Сколько таких острых конфликтов и войн было сравнительно недавно? Председатель норвежского Нобелевского комитета О. Д. Мьес в своем выступлении объяснил, почему лауреатами 2005 г. стали МАГАТЭ и Эль-Барадеи: "В то время как угроза ядерного оружия вновь возрастает... эту угрозу нужно встретить широчайшим международным сотрудничеством". Бывший в то время Генеральным секретарем ООН К. Аннан на конференции "Демократия, терроризм и безопасность" (2005г.) заявил: "Ядерный терроризм - это не какие-то фантастические выдумки, а вполне возможная реальность".

С другой стороны, К. Аннан на открытии Review Conference of Nuclear Nonproliferation - 2005 говорил: "Некоторые будут описывать распространение как серьезную угрозу. Другие будут утверждать, что существующие ядерные арсеналы - смертельная опасность. Я призываю вас принять, что разоружение, нераспространение и право мирного использования - все является действительностью". Он назвал желание государств использовать ядерные технологии в мирных целях "несомненным правом", призвал государства "найти длительные пути урегулирования права мирного использования с императивом нераспространения", построить систему совместного использования ядерной энергии, что сократило бы ядерные угрозы. М. Эль-Барадеи на этой конференции сказал: "Нет несовместимости между ужесточением контроля и расширением использования мирной ядерной технологии. Фактически сокращая риск распространения, мы могли бы вымостить дорогу к более широкому мирному ядерному применению". Они убеждали участников придавать равный вес всем столпам договора, чтобы гарантировать его выживание в условиях глобализации.

В "UN Agenda XXI", почти 15 лет назад, обосновано устойчивое развитие человечества. Необходимым условием его является решение накопившихся энергетических, экологических и взаимозависимых с ними социальных проблем, а также демократизация, гуманизация и информатизация жизни, международное сотрудничество. Гуманитарные исследования в ядерной сфере в мире в целом содействуют плану. Но имеются и упущения. Комиссия ООН по устойчивому развитию (9-я сессия) рассмотрела ядерные перспективы и рекомендовала решать проблемы безопасности путем развития международного сотрудничества, повышать прозрачность решений, совершенствовать образование, поддерживать системы общественного участия. В этом же русле "работает" упомянутая ранее инициатива президента РФ по энергетическому обеспечению устойчивого развития, кардинальному решению проблем нераспространения и экологическому оздоровлению.

ООН имеет неизменную и активную позицию, согласно которой ядерное нераспространение должно дополняться и сопровождаться ядерным разоружением. Может быть, в обозримой перспективе разоружение и не будет достигнуто, но рассмотрение именно такого комплекса вопросов в их взаимосвязи и единстве позволит выработать адекватное отношение к ядерной энергии и надежные меры контроля в ядерной сфере.

ООН через, например, объединения отдельных стран, неправительственные организации консультативного статуса и свой Экономический и Социальный Совет поддерживает новые пути снижения ядерной военно-политической напряженности. В частности, через такие организации, как the Middle Powers Initiative, the New Agenda Coalition - группу семи стран, включая Бразилию, Египет, Ирландию, Мексику, Новую Зеландию, ЮАР и Швецию. Они пытаются "построить мост через глубокие противоречия между ядерными державами, которые стремятся остановить распространение ядерного оружия без собственного обязательства разоружиться, и Движением Неприсоединения, чьи требования включают твердое обязательство ядерного разоружения и рассмотрение ядерного потенциала Израиля".

Еще раз подчеркнем, что научно-политические ядерные дискуссии последнего времени сконцентрированы, в основном, вокруг ситуации с Договором о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Многие считают, что решение проблемы нераспространения оказалось в тупике, что Договор не выполняет своих функций. Он не помешал Индии, Пакистану, Израилю, ЮАР (которая затем по доброй воле отказалась самостоятельно от ядерного оружия), Северной Корее стать обладателями такого оружия. Особенно важен и критичен случай с КНДР. Эта страна входила в Договор, пользовалась через МАГАТЭ его благами в части получения мирных ядерных технологий и знаний, подготовки специалистов. Затем, в соответствии с возможностями, предусмотренными Договором, она вышла из него. А через короткое время создала свое оружие. Таким образом, показан всем жаждущим ядерного оружия путь, как вполне законно, в существующем правовом поле, стать ядерной страной в полном смысле. Тем более, что по технологиям сороковых годов прошлого века ныне государствам, особенно высокоразвитым и богатым, ядерное оружие не представляет труда быстро сделать. Речь идет о первых годах или даже нескольких месяцах. И уже ряд стран заявили о желании повторить пример КНДР.

Подтверждается справедливость ранее высказанных К. Аннаном и М. Эль-Барадеи тезисов о небывало высокой ныне опасности применения ядерного оружия. Нарастание ядерных угроз отметил в своем ежегодном послании Папа Бенедикт XVI (январь 2007 г.). В конце 2006 г. - начале 2007 г., удивительно созвучно и как превентивное предупреждение или формирование общественного сознания, в контексте регионального сдерживания в условиях усиления напряженности на Ближнем Востоке, из разных источников прозвучала информация-напоминание о ядерном оружии Израиля. Которое ранее было вне рамок официоза и публичных общественных обсуждений в этой стране и не только в ней. В частности, - из уст нового министра обороны США, премьер-министра Израиля, лидера оппозиции и партии "Ликуд", участников ряда передач Тель-Авивской редакции телевизионного канала RTVi. Sunday Times сообщила о якобы ведущейся Израилем подготовке ядерных ударов по Ирану. По данным опроса RTVi, около 70% телезрителей канала не сомневаются в грядущих ядерных "разборках" между Израилем и Ираном. Россия и Лига арабских стран сделали попытку увязать прекращение ядерных программ Израиля и Ирана с идеей безъядерного Ближнего и Среднего Востока.

Поэтому мировому сообществу требуется предпринять фундаментальные и решительные меры. Не только создавать научно-технические предпосылки для четкого разделения мирных и военных ядерных технологий, что затруднительно или даже невозможно сейчас. То есть, - создавать новые направления гражданской ядерной энергетики, которые по своим физическим основам не приводили бы к использованию оружейных плутония или урана, например. Не только совершенствовать структуру и механизм действия Договора и выхода из него, вводить жесткие санкции за использование полученных по Договору знаний и технологий после выхода из него, но и кардинально изменить задачи такого переговорного процесса и нового Договора. Вплоть до всеобщего ядерного разоружения (история знает примеры попыток внесения таких инициатив в пятидесятые годы прошлого века со стороны представителей тогдашних противоборствующих систем - Запада и Востока), что принципиально сделало бы нераспространение абсолютным. Нужны какие-то принципиально новые социальные знания и аргументы. Возможно, и (или только) на философской основе. Это трудно. И в части ядерного разоружения стран, уже обладающих оружием, практически невозможно по многим оценкам. Но альтернатива этому - скорое резкое увеличение числа стран и негосударственных объединений - участников "ядерного клуба", потеря должного и всеобъемлющего контроля над оружием и ядерными материалами для радиологического оружия и, как минимум, локальный военный конфликт с применением ядерного классического или радиологического оружия. Возможно, не было случайностью и является символичным, что новым Генеральным секретарем ООН стал представитель региона и нации, наиболее втянутых сейчас в ядерные дискуссии. Похожие мысли (А. Арбатов, Е. Адамов, В. Третьяков) прозвучали, в частности, в телепередаче "Что делать. Философские беседы" по теме "Новые ядерные государства" от 29.10.06., канал "Культура".



3.3. Задачи науки и реформ

Сигналом того, что общественная интеллектуально-прагматическая активность относительно ядерного феномена актуальна, и задачами гуманитариев на этом пути можно считать основные концепты речи К. Аннана на конференции "The Second Nuclear Age and the Academy" (Нью Йорк, 2000 г.). По его мнению, в контексте, прежде всего, прогресса на пути ядерного разоружения и нераспространения "подавляющий акцент на военную безопасность за счет экономической и социальной безопасности может быть близоруким и дестабилизирующим". Необходимо наращивать "критическую массу политической, интеллектуальной и народной поддержки". Ключевую роль в этом К. Аннан отдает академическим ученым, основной вклад которых он хотел бы видеть в повышении открытости информации, чему способствовала бы даже идентификация пробелов, а также в образовании и формировании общественного сознания и национальной политики. Универсальные нормы ядерного права и моральное принуждение к миру без ядерного оружия. Укрепление роли ООН, интеллектуальная помощь ей и активизация общества, так как "путь вперед идет через умы людей". Работа над гарантией понимания, "что человеческая безопасность настолько же зависит от управления, прав человека и социальной справедливости, как и от арсеналов". Превентивная дипломатия как средство вместо конфликта, инцидента или кризиса пробудить глобальное общественное мнение. Вот первоочередные вопросы соответствующей повестки дня ученых. Заканчивая, К. Аннан сказал: "Мы все сталкиваемся с фундаментальным выбором. Имея просвещенный совет академии, я имею основания полагать, что мы сделаем мудрый выбор".

Генеральный директор МАГАТЭ М. Эль Барадеи выдвинул и успешно воплотил в жизнь инициативу по учреждению Международного научного Форума ООН по Чернобылю. Результаты проведенных мероприятий обсуждались на крупных международных встречах, приуроченных к десятилетию (Женева, 1995; Минск, 1996; Вена, 1996) и пятнадцатилетию (Киев, 2001) катастрофы. Как заявил заместитель Генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам Я. Игеланд, "мы должны напомнить всем о том, что последствия чернобыльской катастрофы не утратят актуальности для многих будущих поколений".

Актуальность и необходимость новых ядерных научных и управленческих подходов демонстрирует нам и тридцатипятилетний юбилей Договора о нераспространении ядерного оружия. К. Аннан на Review Conference of Nuclear Nonproliferation - 2005 напомнил, что все надежды и усилия на устойчивое развитие во всех его ракурсах могут оказаться напрасными, если из-за несчастного случая, террористического акта или агрессии в каком-либо крупном городе взорвется атомная бомба. Он же по итогам конференции с разочарованием отметил, что упущены многие возможности сделать мир лучше. Звучат более пессимистические оценки Договора. Почему такой итог? Почему ряд стран стали обладать ядерным оружием, не войдя в режим нераспространения? Может быть, человечество что-то не поняло? Явление оказалось гораздо сложнее, чем думали первоначально? Не пора ли, наконец то, интенсивно осмысливать ядерный социум во всей его полноте, как призывали еще К. Ясперс и М. Хайдеггер? Пора понять глубинные причины новых обстоятельств и неутешительных во многом итогов. Социально-экономические и мировоззренческие. Ведь Индия и Израиль, например, не войдя в Договор, выверяют свою ядерную дипломатию по тысячелетним традициям, изложенным в религиозно-философских канонических текстах. Усиливается напряженность вокруг ядерных программ мусульманских стран - Пакистана и Ирана, а также негосударственной "Аль-Каиды".

Р. Тхакур (Japan Times от 3 октября 2005 г.) со ссылкой на один из последних документов, подготовленный группой экспертов по поручению К. Аннана, отмечает, что ядерные проблемы, в том числе в новой форме ядерного терроризма, по-прежнему являются главными заботами человечества и должны учитываться при обсуждении темы реформирования ООН: "Говоря, что он "сопротивлялся соблазну включить все сферы, в которых прогресс важен или желаем", чтобы сконцентрироваться на моментах, по которым "действие как жизненно, так и достижимо", Аннан составил доклад, чтобы представить "повестку дня высочайших приоритетов" для достижения нового консенсуса по ключевым вызовам и коллективным действиям".

Видимо из-за недостаточного понимания социальной компоненты ядерного феномена, неопределенности коллективного мнения о роли ядерной энергии для цивилизации, ООН допускает противоречивость своих действий. Что не может укреплять ее авторитет. Как отмечает В. Мурогов, "в инициированных ООН дискуссиях по устойчивому развитию, ядерная энергия не включена в перечень энергетических альтернатив для снижения эмиссии парниковых газов". Добавим - в жизненно важных для человечества, то есть прагматических, но одновременно и мировоззренческих дискуссиях. С другой стороны, МАГАТЭ, как структура ООН, активно способствует реализации гражданских программ ядерной энергетики. ООН и МАГАТЭ испытывают ныне определенные трудности в связи с их позицией по Ирану и докладом (сентябрь 2005 г.) по Чернобылю. Новые научные, прежде всего гуманитарные, аргументы будут необходимы им в преддверии массовой "ядернизации" мира и предстоящей реорганизации как ООН, так и миропорядка в целом.



3.4. Другие члены международного ядерного социально-гуманитарного "клуба"

Примеры соосмысления ядерной энергии и человечества, а также воздействия на мировую ядерную реальность дает научно-практическая деятельность других социальных институтов - потенциальных или с разной степенью близости фактических партнеров ООН. Конечно же, значительная роль на этом поприще принадлежит академической науке. В рамках данной статьи нет задачи и условий для адекватного её отражения. Здесь лишь обозначим спектр партнеров.

The Nuclear Energy Agency реализует идеологию вовлечения гуманитариев в осмысление ядерных проблем, в том числе посредством их участия в подготовке нормативно-правовой базы ОВОС. Агентство особо выделяет вопросы управления принятием решений и создания социоядерной сети, лучшего взаимопонимания между ядерной сферой и обществом. Среди публикаций Агентства имеются книги, посвященные взаимосвязи ядерных мирных технологий и процессов устойчивого развития, культуре безопасности в ядерной сфере. Можно предположить, что недалеко то время, когда деятельность Агентства будет способствовать более сильному влиянию на процессы эволюции ядерной сферы и общечеловеческой культуры в целом. Международный союз радиоэкологов одним из шести главных направлений своей деятельности имеет гуманитарное (Task Group "Philosophy, Ethics and Policy", the International Union of Radioecology).

В Германии такую деятельность осуществляют das Bundesministerium f?r Umwelt, Naturschutz und Reaktorsicherheit, das Bьro fьr Technikfolgen-Abschдtzung beim Deutschen Bundestag (TAB), оба ядерных центра - Karlsruhe и Julich, die Forschungsstatte der Evangelischen Studiengemeinschaft, ряд университетов, например, - Гейдельберга и Дортмунда. Научно-политический фонд Ф. Эберта (die Fridrich Ebert-Stiftung) в октябре 2006 г. провел форум "Neue Energien, sichere Versorgung - die Bruecke ins solare Zeitalter". В контексте долговременных, с философскими оттенками, оценок перспектив цивилизации обсуждалось и значение ядерной энергии.

Главный редактор журнала Atoms Japan (2001, 45, N12) считает, что основная задача человечества в XXI веке - разрешение противоречий и налаживание связей между различными культурами и цивилизациями мира. Автор пытается найти место ядерной энергетики в решении этой задачи, рассматривая ее вклад в устойчивое развитие. Активна на социально-гуманитарном "поле" бельгийская ядерная корпорация SCK-CEN, совместно с рядом университетов выполняющая соответствующие научные исследования и ведущая подготовку высококвалифицированных кадров для этого. Религиозные конфессии с философских и нравственных позиций, ориентируясь на религиозные каноны, высказались по отношению к ядерному оружию. Но лишь Русская Православная Церковь имеет уникальный шанс в качестве лидера принять участие в обсуждении не менее важных проблем изоляции ядерных материалов на века. Имеются в виду отсутствующие еще где-либо ядерно-религиозные условия Сарова и Сергиева Посада, гипотетического международного хранилища Печенги.

Девиз Тhe World Nuclear University - "Атом для устойчивого развития". Он готовит лидеров для управления устойчивым развитием ядерного социума. В сфере образования заслуживает внимания также инициатива университета Копенгагена по развитию социальной ответственности ученых и инженеров, подготовке и продвижению в университеты Дании, Великобритании, Швейцарии и Швеции обязательного курса по философии "Наука и общество", в котором важное место занимает ядерная тематика.

Вице-президент Международной ассоциации мэров городов за мир C. Pessin-Garric, выступая на мемориальных мероприятиях по случаю 60-й годовщины бомбардировки Хиросимы, со ссылкой на "UN Agenda 21" говорила о важной роли культуры и образования в современных условиях в контексте борьбы за мир без ядерного оружия.



4. Доминирующие и целеполагающие основания и ценности предлагаемого дополнительного соосмысления и действий. Гуманизация и гуманитаризация, Human Dimension, социоядерный антропный принцип



4.1. Суть концепции

Пространство образов, пространство смыслов - вот основная арена, где готовится будущее, происходят в современном мире главные и фундирующие последующие материальные изменения события. "Несмотря на все достигнутые практические успехи, проблемы смысла остаются для человека главными" (В.Ю. Ирхин, М.И. Кацнельсон).

Осмысление важного для человечества феномена ядерной энергии и управление ядерной сферой как социальным явлением - непростые задачи. Существенным в предстоящих интеллектуальных усилиях должен являться подход к соосмыслению человечества и ядерной энергии с гуманистических позиций и на основе методологии социально-гуманитарных наук, а также откровений и нравственных устоев духовной религиозной и светской творческой вненаучной деятельности, то есть также и за рамками гуманитарных, естественных и инженерных наук. Такой интеллектуальный подход, несомненно, должен иметь и прагматическую ориентацию, то есть предусматривать необходимость и возможность воплощаться в последующем в конкретных социально значимых решениях и делах. Гуманизация и гуманитаризация ядерной техносферы и социальной компоненты ядерного феномена в целом, которые как дело рук человеческих и область мыслей человеческих только и могут подпадать под них, должны "плясать от печки", начинаясь с максимально полного прояснения общецивилизационной, глобальной, "стратегически-судьбоносной" роли ядерной энергии в жизни людей. Эти процессы должны приоритетно рассматриваться и как цель, и, отчасти, как средство, которое через адекватный выбор оснований и ценностей интеллектуально-прагматических действий позволит сделать и ощущать ядерный мир более комфортным.

История ядерных программ Германии, Японии, США, СССР, Великобритании, Франции и Китая, особенно их начальных стадий, особенно этапов в условиях мировой войны ("горячей" или "холодной"), свидетельствует во многом о второстепенности гуманистических в высшем смысле критериев этого глобального социального процесса. О второстепенности морально-нравственных, а также экологических сомнений и опасений в сравнении с мощнейшими побудительными мотивами внешних прагматических, жизненно важных обстоятельств и внутреннего стремления ученых к как бы исключительно научному поиску. Исторически сложилось так, как сложилось. Но могло быть иначе и хуже. Тем более, что объективно общечеловеческая, морально-нравственная рефлексия ситуации и "оформление" соответствующего правового пространства отставали. Но сейчас мириться с второстепенностью и отставанием гуманистически-гуманитарного базиса познания и освоения ядерной энергии нельзя, так как это по-прежнему чревато глобальными катастрофическими последствиями. И было время подумать.

Проблема формирования такого базиса в общечеловеческих координатах, при его одинаковом понимании подавляющим большинством здравомыслящих людей и близком к общему принятии, сложна чрезвычайно. Не нами и давно сказано, что благими намерениями, или декларированными якобы благими, вымощена дорога в ад. Решение о применении ядерного оружия против Японии было мотивировано, в частности, гуманными целями скорейшего окончания мировой войны и спасения сотен тысяч жизней. С учетом тех исторических условий гуманность акции сложно было и будет оспорить. Вместе с тем, сейчас даже в США число одобряющих ее уже не составляет подавляющего большинства населения, как было в свое время.

Блестящие открытия в физике атома, атомного ядра и смежных областях науки, первая практическая реализация их произошли в кратчайшие сроки. Но эти исторические мгновения обозначили переход человечества в новую эру, к новому мироощущению и миропониманию, к новым схемам принятия социальных ядерных решений и их реализации. Каковыми должны быть новые ментальность и миропорядок в сочетании с долгосрочностью ядерной реальности и ее глобальным значением для земной цивилизации? Как человечество должно мыслить и действовать, чтобы не уподобляться человеку, подпиливающему сук, на котором он сидит, или слону в посудной лавке.

Вот здесь и нужно "человеческое измерение" ядерной энергии. Под этим понимается социогуманитарное осмысление явления на основе постулата о связи, взаимодействии и взаимозависимости человечества и ядерной энергии, на базе знаний о человеке и обществе, с позиций культуры, истории и религии, в ракурсе гуманности. Используя различные формы - рациональные и иррациональные - восприятия действительности. В рамках современного информационно-коммуникационного пространства. С учетом национальных и интернациональных традиций.

Этические ядерные оценки, например, многогранны и не сводятся к примитивной схеме "исключительно плохо или исключительно хорошо". Сложны анализ воздействия ядерной сферы на судьбу человечества и вычленение морально-правовых аспектов применения ядерных технологий, формирование адекватного понимания общественностью роли этих технологий в истории и в обозримом будущем, а также усовершенствование коммуникационных систем "ядерная сфера - общество". Эти действия будут неэффективными, если не удастся сопоставлять социальные проблемы ядерной сферы и её значение с разнообразными взглядами гуманитариев на человека и общество, в частности компетентной и уважаемой философской школы и религиозной конфессии. Если степень вовлечённости гуманитарного сообщества в процесс принятия политических решений, например, на уровне экспертизы технических проектов, будет низка. Если мы будем игнорировать при осмыслении достижения литературы и искусства, культурные традиции в их полноте. И если не будут задействованы разрабатываемые философами и теологами механизмы включения ценностных ориентаций в научно-техническое знание.

"Человеческое измерение" предусматривает активность и по отношению к нам. В разных странах многими людьми неоднократно высказывалась мысль о том, что человечество в нынешнем виде вряд ли имеет право владеть ядерной энергией. Человечество должно в контексте наличия ядерного феномена осмыслить также и себя. Не впасть в погоне за земным солнцем в тягчайший по канонам многих религий грех - гордыню. А затем и самоусовершенствоваться. Может быть, именно в связи с ядерной эрой настает то прогнозируемое Каббалой время, когда люди поймут, что индивидуальный и социальный эгоизм, который во многом определял развитие человечества, - с определенного этапа является силой, движущей в пропасть. И от него нужно отказаться. Как нужно не впасть в мотивируемое этой же силой на протяжении уже длительного времени искушение взрастить сверхчеловека или избранную нацию для возвышения над остальным человечеством. Сейчас, как указывает Б.Г. Юдин, с развитием био- психо- и других технологий "конструирования и модифицирования человека" возможности, отталкиваясь от биологического и социального начал человека, появления ложных и опасных целей модернизации гуманизма, "создания человека с заранее заданными свойствами" и формирования социально значимых тенденций резко увеличились.

Емкий и удачный, на мой взгляд, термин "Human Dimension" в зарубежных публикациях разного профиля встречается достаточно часто. Мне долго не удавалось самостоятельно найти соответствующий русскоязычный аналог, имея в виду ориентацию на комплекс понятий "гуманизация" и "гуманитаризация". Пока я не остановилась на "человеческом измерении" в приведенной выше интерпретации. К тому же до 2007 г. аналогии в иных сферах социального знания не встречены и у других русскоязычных исследователей. В отношении рефлексии ядерной энергии термин, насколько мне известно, вообще не употребляется вне моих публикаций.

Т.А. Партон и Ю.Ю. Черный при изучении немецкой социальной, научно-эмпирической мысли, прежде всего, - о трансформации рационального и иррационального познания, и идей А. Вебера применили термин "человеческое измерение". В российских публикациях его, пожалуй, вижу впервые. И они позиционируют соответствующую концепцию как авторскую находку пути рефлексии глобализующегося человечества. Человеческое измерение глобализации, соответственно трактовке этих авторов, - путь, связанный с духовной реформацией, выработкой новой системы ценностей, "насыщением" науки и техники гуманистическим измерением. При этом в практической плоскости Т.А. Партон и Ю.Ю. Черный сопоставляют концепцию с достаточно развитым направлением зарубежной философии прикладной ориентации. Институционализация в западных странах, по их и других исследователей мнению, такого направления, как оценка техники дает основания для важного предположения. А именно, что новый тип рациональности, неотделимый от принципа моральной ответственности, будет оказывать все большее влияние на принятие не только технических, но и политических решений и способствовать сохранению и развитию глобальной цивилизации. Следует отметить, что в наших подходах много общего. Кроме того, несколько позже термин "человеческое измерение" со ссылкой на Л.А. Микешину был воспроизведен С.В. Ивановой в контексте научно-исследовательской деятельности.

Таким образом, человечество, задумываясь о ядерной энергии и примеряясь к ней, вновь и вновь должно ставить перед собой минимум два судьбоносных вопроса. Оправдано ли освоение ядерной энергии вообще со всем ее сопутствующим социальным позитивом и негативом? Позволительно ли такому человеку, каков он есть, владеть ядерной энергией? И хотя бы постоянно мучиться ими, пытаться отвечать на них. Если поиск ответов на эти вопросы заставит людей искать лучшие решения и более эффективно управлять ядерной сферой - это уже хорошо.

Каковы могут быть широко обсуждаемые сейчас перспективы и последствия реализации ядерных проектов, если вопросам о человечности ядерной энергии, об адекватности человечества условиям применения грозной силы, усилиям по "синхронизации параметров" ядерного феномена и современного человека и дальше будет уделено мало внимания? Поле деятельности философов, теологов, представителей различных областей гуманитарного знания и творческой деятельности, политиков при осмыслении социальной компоненты феномена ядерной энергии и выработке рекомендаций по сосуществованию человечества и ядерной энергии обширно, но слабо возделано. Труд на этом поприще полезен, плодотворен и необходим. Не случайно решение-2005 Нобелевского комитета относительно МАГАТЭ! Символично совпадение этого события с религиозно-светским форумом "Диалог цивилизаций" на о. Родос. И с решением о саммите-2006 религиозных лидеров в Москве. Возможно, "человеческо - религиозно - гуманитарно - ядерные" особенности прошлого, настоящего и будущего не останутся без внимания. Иначе мы рискуем глобально и катастрофически не совладать с нашими материальными запросами и амбициями в части собственных возможностей их удовлетворения.

Факт есть факт. Потребность верить в Бога, надежда на потустороннее, "ген религиозности" (по Б. Раушенбаху) присущи многим людям, как бы это ни оценивать. Б. Раушенбах писал: "Все чаще людям в голову приходит мысль: не назрел ли синтез двух систем познания, религиозной и научной? Хотя я не стал бы разделять религиозное и научное мировоззрения. Я бы взял шире - логическое, в том числе и научное, и внелогическое, куда входит не только религия, но и искусство - разные грани мировоззрения". Хотя даже в отдельном человеке и уже физиологически природой созданы предпосылки для разделения этих двух типов восприятия действительности, Б. Раушенбах предпочитал стремление к синтезу: "На самом же деле человек - это некое единство, и ему свойственно целостное понимание мира. И обе части одинаково важны, и обе части одинаково дополняют друг друга, если можно так выразиться". Всегда ценились люди многосторонние, талантливые и в точных науках, и в художественном творчестве. Великими примерами таких людей являются Леонардо да Винчи, И. Гете, М. Ломоносов.

Гуманизация и гуманитаризация социально-ядерной сферы подразумевает усиление участия представителей гуманитарных наук, религии, искусства и других видов духовного творчества и стиля жизни в развитии и наращивании потенциала позитивных составных частей социальной компоненты ядерного феномена, не оставляя без внимания потенциально опасные её составляющие и способы их нейтрализации или демпфирования. Усиление их роли в развитии методологии осмысления ядерного общества. В адаптации для общественного сознания результатов осмысления многогранных связей ядерной энергии с нашей жизнью, в формировании научно-технической стратегии ядерной сферы на основе общечеловеческих ценностей. Одной из целей этого процесса является, по аналогии с клятвой Гиппократа в медицине, выработка мировоззренческих оснований для навыка людей жить в ядерном мире по принципу неиспользования своих знаний во вред человеку, а в идеале - и всему живому.

Гуманизация и гуманитаризация или Human Dimension социоядерной сферы создадут интеллектуально-прагматические предпосылки гармонизации отношений между людьми, государствами, обществом и природой, гармонизации процесса познания природы и общества, многих политических, экономических и других социальных процессов соответственно важному значению ядерной энергии в структуре мироздания и судьбе человечества. Такой подход позволит обеспечить условия для постепенного смещения центра тяжести спектра возможных мнений и решений (возможно, как и сейчас, достаточно широкого и при наличии в нем, в том числе, и радикальных - резко негативных и опасных - позиций) в более благоприятную и комфортную для человечества область.

В разделе "Прототезис", при анализе усилий и потенциала ООН и её партнеров и в моих предыдущих публикациях обозначены некоторые ракурсы возможных дополнительных исследований и действий в контексте создания гуманистически-гуманитарного базиса познания и освоения ядерной энергии, которые необходимо будет далее множить, уточнять, детализировать. Отдельные наброски вариантов и методологии подхода оконтурены также в этом и следующих разделах. Специально акцентирую еще раз внимание, что они не содержат окончательных и даже близких к ним рецептов, выводов, догм. Тем более, в долговременной перспективе. Здесь больше вопросов, чем готовых ответов. Здесь место для форума, для диалога и сторонников ядерной энергии, и её противников. К каким-то рецептам, выводам и, тем более, догмам в сложнейшей сфере цивилизации - взаимоотношениях общества с ядерной энергией - еще предстоит всем вместе прийти в результате трудного и долгого пути. Возможно, усилиями не одного поколения людей. Но этот путь должен быть пройден, и начало этому пути должно быть положено как можно скорей.

Гуманизация и гуманитаризация ядерного сущего, отстаиваемые в данной статье, конечно же обозначают лишь часть того спектра интеллектуальных и практических мер, что предусматривают проявление ядерной энергии в поле мыслей и бытийных интересов людей, попытка идентификации ядерного феномена и его облагораживания-очеловечивания по воздействиям на жизнь. Весь спектр предполагает также политические, экономические и иные аспекты познания и действий. Все аспекты я, как правило, не рассматриваю. Но гуманизация и гуманитаризация отношений в ядерной сфере - сами по себе важные социальные усилия. Нужные и слабо представленные ранее. Серьезная цель которых - максимально полно выявить социальную компоненту и обосновать необходимость её, ядерного феномена в целом и человеческой цивилизации духовно-гуманитарного соосмысления и праведного развития, наметить подходы к этому.

Если в феномене ядерной энергии есть социальная компонента и многое зависит от человека, то гуманизация и гуманитаризация здесь неизбежны. Еще раз вернемся к необходимости поиска философско-литературных, философско-религиозных или иных гуманитарно-культурологических оснований комплексной рефлексии, образного восприятия, нравственной оценки и управляющих действий применительно к социально-ядерной проблематике как части цивилизационных забот вообще. Вспомним, например, об экологии и глобалистике - междисциплинарных науках, претендующих на роль новой, прагматически ориентированной философии. Они обусловлены (в нынешнем виде) прежде всего потребностями сегодняшнего дня и имеют ярко выраженную социальную сиюминутную направленность. Это и хорошо, и плохо. При таком подходе возможно доминирование излишней рациональности и преходящих мотивов. Вспомним, хотя бы на исторических примерах прошлого века, как быстро, радикально и болезненно могут меняться политические и экономические устои.

Духовно-гуманитарные и гуманитарно-культурологические основания и регулятивы, обусловленные и "взращенные" максимально полным проявлением общечеловеческой культуры, базируются на более отстраненных, теоретико-созерцательных мировоззрениях и постулатах. Они сохраняют более устойчивые, консервативные ценности - и в этом их сила. Экология и так используется широко при рассмотрении тех или иных аспектов социальных проблем и перспектив ядерной сферы. Нужен дополнительный ракурс осмысления, новая база для принятия решений. Не исключен и синтез, "сотрудничество" различных направлений. Приведем пример. Учебник "Межкультурное введение в биоэтику" (ред. D. Macer) реализует именно такой подход. В нём биоэтика не мыслится вне истории человечества с давних времен. И вне опыта многих тысячелетий культурного развития народов, многих самостоятельных и самобытных "ручейков" этого развития. Цитирую представление учебника редактором: "Биоэтика учит, как сбалансировать различные выгоды, риски и обязанности. Концепты биоэтики можно увидеть в литературе, искусстве, музыке, культуре, философии и религии, через историю. Каждая культура разработала биоэтику и в данной книге имеется ряд преподавательских ресурсов, которые можно использовать, которые написаны в межкультурном ракурсе множеством авторов".

Крайне важен при создании гуманистически-гуманитарного базиса познания и освоения ядерной энергии вопрос о формировании и эволюции ядерного этоса: совокупности морально-этических и экологических императивов общества относительно ядерного феномена. Аналогией могут быть, например, известные законы робототехники из научной фантастики. Вообще, - хорошая фантастика - это философия на, как считают, более доступном языке. В тесной связи с ядерным этосом находятся (и дополнительно имеют несомненное самостоятельное значение) потребности общества в информации, образовании и просвещении. С тем, чтобы общественное мнение развивалось соответственно ядерным вызовам и обещаниям. И могло бы влиять на принятие решений. Кроме того, полезны научная тематика ядерных образов и их творческое осмысление в литературе, искусстве, других жанрах.

Несколько слов о сущности иррационального знания и отношении к нему. Иррациональное знание (прежде всего научная, творческая и обыденная интуиция, религиозные откровения, мифы) - не однородно и по отношению к принципиальной возможности рационального понимания, анализа, доказательства. Есть относительно "внеразумное" знание, то есть лишь временно не вовлеченное в рациональный анализ. Но многие считают, что существует и абсолютное знание, полностью за пределами рациональности. Но даже абсолютно иррациональное по происхождению знание (например, полученное через медитацию), оказываясь вовлеченным в процесс мышления, приобретает оттенок рациональности. Об этом специально дискутируют философы. Наверное, в нашем случае не важно до конца разобраться в дефинициях. Важнее то обстоятельство, что, вовлекая новый вид знания и новый вид рефлексии, мы мотивируем и более полное рациональное осмысление ядерного феномена. Хотя бы тем, что не отбрасываем априори новое и дополнительное - иррациональное знание, а анализируем его и через него еще и еще раз - феномен. И уже в этом - польза. Шансы приблизиться к полноте понимания и идеалу решений повышаются. Нельзя игнорировать подходы, которые исповедовали многие неординарные ученые и "отцы-основатели" физики микромира, придя к ним во многом вынужденно, пытаясь лучше понять феномен.

Гуманизация и гуманитаризация или Human Dimension социоядерной сферы. Эти концепты продуктивно сопрягаются с одним из базовых и непротиворечивых для естественнонаучного, философского и религиозного мировоззрений фактом и социокультурной парадигмой - антропным принципом. Этот широко известный принцип отражает удивительную "приспособленность" фундаментальных констант нашей вселенной, в том числе - ядерных, для принципиальной возможности возникновения жизни. Даже небольшие их отклонения от существующих численных значений привели бы к возникновению иной вселенной, не пригодной для живых существ в привычной нам биологической форме. По формулировке американского физика Дж. Уилера, "не только человек приспособлен к Вселенной, но и Вселенная приспособлена к человеку" (цитирую по В. Ирхину и М. Кацнельсон).

В сфере природно-материальной ядерные константы и биология человека согласованы. Но если это так, то, почему бы, не принять эту мощную смыслообразующую посылку нам "на вооружение"? Ядерные константы мироздания определили, как минимум, биологическую суть человека. Почему бы, в свою очередь и наоборот, как бы симметрично, не сопрягать целенаправленно общечеловеческие ценности разного генезиса - базовые константы общества и аксиологию ядерной энергии по как бы антропному принципу в социоядерном контексте, по своеобразному социоядерному антропному принципу? Почему бы социальные константы ядерного феномена не выверять, не формировать, не тестировать, не корректировать в духовно-гуманитарном поле лучших и отобранных временем достижений социума? Социоядерный антропный принцип - модифицированный антропный принцип применительно к социальной компоненте феномена ядерной энергии - это своего рода "регламент, вектор обратного действия, обратная перспектива" от нас, от человечества. И, поскольку он нам не дан извне как неизбежность, нужны усилия, чтобы этот социальный принцип претворялся в жизнь. Необходимо добиваться этого разумом и действиями человека и общества. Обращение к нему усиливает перспективы синтеза единой светско-религиозной социальной платформы относительно ядерного феномена.

Социоядерный антропный принцип созвучен по методологии нарождающейся культурологической (по Н. Кожевникову) мировоззренческой парадигме. На мой взгляд, ее лучше называть социокультурной. Н. Кожевников предельные основания - атрибуты культуры (наиболее инвариантные из разнообразия сводящихся к Богу, естественнонаучной и философской картинам мира, фундаментальным канонам литературы и искусства, культурным кодам) видит в качестве структурообразующих элементов новой, гарантирующей необходимые широту и гибкость, мировоззренческой парадигмы, под знаком которой пройдет XXI век, а возможно и несколько последующих веков. Взгляд этого автора на предпосылки и особенности процесса появления нового мировоззрения может быть полезен при детализации отдельных граней нашего подхода. Заметим, что новое видение мира идет на смену известным и существующим на сегодня обособленно парадигмам: религиозной, философской и естественнонаучной. Мировоззрение на базе культуры в широком ее понимании - это посыл к интеграции в будущем. Религиозная и естественнонаучная парадигмы отдельно - антагонистические и с выявленными историей недостатками и несбывшимися надеждами на комфортное, бескризисное, гармоничное развитие человечества варианты мировоззрений прошлого и настоящего.

Аналогом культурологической парадигмы по Н. Кожевникову является, видимо, идея В. Кузнецова о геокультуре (вслед за идеями И. Валлерстайна) как гуманитарной парадигме XXI века. Эти и другие похожие мысли в России, несомненно, имеют корни также в наследии М. Бахтина (как одного из основателей культурологии), И. Фролова (например, синтез естественнонаучного и социогуманитарного знания, человек гуманный, идея Института человека) и Д. Лихачева (культура как целостная среда). На Западе, например, этому направлению близка концепция "Леонардо-мира". Эта концепция плодотворно реализует подход с позиций, интегрирующих естественнонаучные, технические и гуманитарные начала. "Развитие, подгоняемое вперед инновациями, направлено туда, куда они "хотят". При этом растет прагматическое знание о мире и экономизация мира. Но там, где этот рост не сопровождается и не направляется ориентирующим знанием, развитие теряет свой гуманный смысл и сам Леонардо-мир теряет ориентацию" (J. Mittelstrass).

Гармоничное и в дискуссиях, с помощью высоконравственной науки, научно обоснованной и религиозно фундированной этики, развитие разных, даже противоположных, взглядов на явления нашей жизни, включая науку, отстаивает И. Дмитриевский. На базе собственных исследований и при аппеляции к публикациям Д. Лихачева и Н. Тоотс, идя от законов симметрии, дополнения, полноты в микромире и проводя аналогии с ними, экстраполируя физические законы в сферу сознания и духа. В том числе, - на примере катастроф на ядерных объектах. Дополнительно к социальной поливариантности оценок, привлекая для недостаточного пока осмысления этих катастроф новые представления физики. Тем самым, расширяя спектр оценок процессов возможных взаимодействий, не без участия человека, рукотворных ядерных объектов с природными явлениями. И их социальных последствий при проникновении человека в область опасного и непознанного. Такое расширение, несомненно, необходимо.

Гуманизация и гуманитаризация, Human Dimension, социоядерный антропный принцип - это триада родственных взаимодополняющих форм, понятий для наиболее полного вербального отражения сути предлагаемой концепции и синтеза социоядерной интегрированной максимы будущего. Концепции и максимы, в свою очередь, интеллектуально-прагматически ориентированных и интегрирующих для со-рефлексии ядерного феномена разум, веру и творчество человека.



4.2. Примеры возможной методологии: потенциал философии, истории науки, религии

Пример гуманистически-гуманитарного и одновременно комплексного по многим на то время существенным связям соосмысления феномена ядерной энергии и других важных социальных явлений - брошюра К. Ясперса "Radiovortrag" и книга "Атомная бомба и будущее человека". Исходя из концепции данной статьи, следует заключить, что они не потеряли своего значения и сегодня. Почему академический философ середины прошлого века актуален применительно к "горячим" темам современности? Эти публикации решительно отличаются от многих других философских книг. И вообще, - редкое исключение для классика. Текст брошюры в 1956 г. многократно транслировался по радио. Брошюра и книга - рефлексия философа. А какие в них, применительно к данной чрезвычайной теме, одновременно "смотрение в корень", чувствительность к современности и понимание необходимости конкретики в мыслях и действиях! При этом философ отчасти как бы перешел на язык политиков, публицистов и нынешних экологов. Они написаны по горячим следам второй мировой войны, нацизма, сталинизма, бурного начала первой атомной эры. В них очень много внимания уделено анализу различных политических аспектов. В том числе, попытке достигнуть состояния мира во всем мире на основе правовой мысли в системе ООН. И всё это в симбиозе с традициями дотошной классической немецкой философии (книга - более 500 страниц текста!).

К. Ясперс в этой книге анализирует новую, ядерную, реальность человеческого бытия. "Новое фактическое состояние" всколыхнуло массу глобальных тем, которые рассмотрел философ. Это принципы войн, история стран, будущий миропорядок, принципы государственного устройства и устройства мира в целом, принципы политического и общественного мышления, тоталитаризм и свобода, этика ученых и политиков, право и мораль в обществе, прогнозы сценариев развития человечества. Это разум и вера, светские и религиозные социальные институты, неравномерность развития стран и эксплуатация одних другими, помощь развивающимся странам, мировые противоречия, расширение "ядерного клуба", экономика и техника, динамика роста населения и многие другие темы. Не только мотивы, но и предмет анализа в ней - перечисленные явления совместно с ядерными событиями и потенциями. Не только как важнейшие социальные явления того конкретного времени, но во многом и как архетипы в истории человечества вообще. По мнению К. Ясперса, только такой многогранный совместный анализ должен быть положен в фундамент осмысления этого "нового состояния". Начиная от категории "политика", он переходит к необходимости "измерять" феномен в иных мерках "надполитического". Причем считает, что без независимого и постепенно изменяющегося "надполитического этоса" человечество будет потеряно. С другой стороны, высказывает сомнение в том, что человек может стать принципиально другим.

По К. Ясперсу, ни одно из направлений мышления и действий отдельно - в координатах политики, морали и нравственности, чистой рациональности - не может привести к правильному пониманию той опасности, которую представляет собой ядерное оружие и его эсхатологический потенциал в контексте конца света в человеческом исполнении. И к устранению этой опасности. По отношению к религиозному измерению проблемы с выходом на адекватный результат он менее пессимистичен, не давая, все же, четких "рекомендаций". По мнению К. Ясперса, наивысшие шансы понять и предотвратить опасность у человечества были бы при комплексном духовно-рациональном подходе. И в том случае, когда этот подход был бы раскрыт и развит максимально полно, когда проблемой отныне и на всю жизнь озаботилось бы как можно больше людей, когда они практически ежедневно прилагали бы усилия к этому.

К. Ясперс в работах ядерной тематики при анализе гипотетических возможностей предотвращения грядущей опасности цитирует библейского Иеремию. Такое обращение к Библии символично и закладывает тенденцию преемственности. Этот пророк одним из первых и настойчиво проповедовал настоятельную необходимость духовных приоритетов в религии, видел предстоящий долгий-долгий путь совершенствования человеческих душ для блага и земной жизни, нелицеприятно обличал и беспокоил в этом контексте все сословия общества. Похожая социальная позиция позже была присуща А. Сахарову.

Книга К. Ясперса - это, пожалуй, первая крупная попытка не только философски, но и в более широком гуманитарном ракурсе, из гуманистических побуждений, соосмыслить человечество и военный аспект феномена ядерной энергии. Замечу, - важную, но всё же лишь часть проблемы соосмысления и управления ядерным миром в целом. Кроме того, и эта часть требует корректировки в связи с новыми условиями "второго ядерного века". Полное содержание книги Ясперса - подробный пример подхода, аналогичного подходу раздела "Прототезис". Одновременно видны её "недостатки" - книга написана давно, нет анализа многих общецивилизационных связей, не отражено появление ядерной энергетики и новых вызовов обществу.

Сто лет назад началось понимание ядерной энергии, трансформировавшееся сразу в проекты бомбы и энергетики, хотя по началу и несовершенные. Пятьдесят лет назад К. Ясперс впервые, после демонстрации военно-политического ядерного потенциала, комплексно попытался осмыслить феномен. Давно, похоже, не было новых крупных шагов в осмыслении. А зря.

При духовно-гуманитарной интерпретации ядерного феномена полезно будет проанализировать путь и мотивацию поступков ряда ученых. Среди них, несомненно, должны быть А. Эйнштейн, Л. Сцилард, Н. Бор, В. Гейзенберг, Р. Оппенгеймер, А. Сахаров. Л. Мейтнер - ученый с непростой профессиональной и личной судьбой, сооткрыватель положенной в основу ядерного оружия и ядерной энергетики реакции деления урана-235 под действием нейтронов, вынужденная из-за преследований евреев покинуть нацистскую Германию, отказавшаяся в свое время от лестного и прибыльного предложения участвовать в создании американской бомбы - удостоилась посмертно достойной и поучительной для исследователей надгробной надписи: "Физик, никогда не терявший своей человечности".

Приведу также пример эффективности аналогий из истории религии и искусства, их взаимоотношений. Когда А. Дюрер изучал и осмысливал Библию, работая над циклом гравюр "Апокалипсис", он постоянно сталкивался с тотальным непониманием мирянами и им самим канонических текстов на латыни. Параллельно с личной духовно-творческой интерпретацией Библии, он инициировал её первый перевод на немецкий язык. Нам нужен "перевод на человеческий язык" и сущности феномена ядерной энергии во всей её полноте.

Ф. Капра свою крупицу методологических находок обнаружил, идя от особенностей современной физики и параллелей между мировоззрениями физиков и мистиков. Подчеркнем направленность вектора мысли исследователя в этом случае: не от духовно-гуманитарных позиций и вопросов к естественнонаучным, а наоборот. Он шел в своем развитии, преодолевая "пропасть между рациональным, аналитическим мышлением и медиативным переживанием мистического откровения", зачастую интуитивно познавая связь ядерных и других явлений. То есть, гуманизация и гуманитаризация социально-ядерной компоненты человечества, в общем случае, - движение не однонаправленное. Ф. Капра считает, что не только у широкой публики, но и в научных кругах, хотя и более осторожно, растет интерес к расширению сферы социальных приложений результатов физики XX века. Обсуждая в разных аудиториях проблему соотношения научных и мистических представлений о мироздании, вопросы использования `новой физики", под которой он понимает симбиоз современной физики и восточных мистических учений - "путь с сердцем", Ф. Капра пришел к следующему выводу. Цитирую: "Теперь я склонен рассматривать этот интерес как одно из проявлений более общей тенденции, направленной на преодоление дисбаланса в нашей культуре - в наших мыслях и чувствах, оценках и критериях, общественных и политических структурах...Мы предпочитали самоутверждение объединению, анализ - синтезу, рассудочное познание - интуитивному, науку - религии, соревнование - сотрудничеству и так далее. Односторонность развития дошла до опасных пределов и привела к социальному, экономическому, моральному и духовному кризису".

Сопоставление человечества и феномена ядерной энергии с позиций концепции "Human Dimension". Гуманизация и гуманитаризация социоядерного "климата" на интегрирующей духовно-философской основе. Возможно, это будет способствовать исчезновению эффекта "частичного видения", "тусклого стекла", который сопровождает общественную рефлексию ядерного феномена с помощью тех или иных "ведомственных, клановых" и прочих "зеркал" или "призм", диспергирующих общее явление избирательно в чьих-либо интересах. Как в свое время, при духовном "взрослении" и приходе приоритета любви к людям, перестало мешать св. апостолу Павлу "тусклое стекло" его прежнего мировоззрения. И наличием эффекта которого при взглядах на ядерные проблемы озабочен в настоящее время А. Макхиджани в своей книге "Ядерные материалы сквозь тусклое стекло". "Любовь...не радуется неправде, а сорадуется истине...Ибо мы отчасти знаем и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится" (1-Коринф. 13-4,6,9,10).

Аналогии для попыток "очеловечивания" ядерной энергии можно найти еще и в событиях, связываемых с явлением Святого Духа, с символом Святой Троицы. Они также дают основания для размышлений в части проблемы взаимопонимания людьми друг друга и рамок полезности этого. Напомним вкратце соответствующий сюжет Деяний св. апостолов.

На еврейский праздник Пятидесятницы в Иерусалим прибыло множество паломников из разных стран в ареале распространения иудаизма. Большинство не понимали друг друга. Некоторые теологические трактовки христианства дополняют начальное описание событий в Деяниях упреками со стороны священнослужителей таких паломников за их незнание еврейского языка. И, тем самым, за недостаточное приобщение к вере. Здесь же часто присоединяется предание из Первой книги Моисеевой (Бытие) о строительстве Вавилона и Вавилонской башни, в результате чего Бог решил людей общего языка как средства взаимного общения и понимания. "И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать. Сойдем же, и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить..." (Бытие 11: 6-8).

Вернемся к Деяниям. Под воздействием Святого Духа апостолы, когда "явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них", начали понятно для всех проповедовать "о великих делах Божиих". Этот дар стал основой массового приобщения людей к Церкви, объединения их в братстве, взаимном служении, любви к другим и Богу.

Итак, сначала разделение людей за самостоятельные помыслы и дела, соизмеримые с Божьими. Затем их объединение в помыслах и делах на базе духовной, неземной общности, при стремлении каждого к поиску лучшего в себе. Таким образом, по канонам христианства, понимание и действия только на основе разума потенциально опасны. Только разума, нравственных заповедей на камне и "общего" языка недостаточно для блага людей. Необходимы еще общение, понимание на духовном уровне. И действия, мотивируемые и контролируемые духовностью. Иначе периодически люди имеют обыкновение склоняться к непотребному. И их необходимо было поправлять то потопом, то наказанием за Вавилонскую башню. Некоторые наши верующие современники этот ряд в контексте наказания дополняют Хиросимой, Нагасаки и Чернобылем. К. Ясперс и J. Garrison же, например, выделяют в фактах наличия ядерного оружия и ядерных бомбардировок Японии тот аспект, что они показали возможность реализовать конец света человеческими руками.

Понадобилась тысяча с лишним лет от Моисея до христианства, чтобы усовершенствовался принцип блага и жизни. А тема разъединения - объединения, непонимания - понимания, гордыни - смирения, норм общего жития и взаимного служения людей друг другу получила полноту в связи с идеей Святой Троицы. Повторим, не только единения Бога с людьми, но и людей между собой. Понимание, рациональность, стремление к "и сделаем себе имя..." без духовной основы неприемлемы. Праведная жизнь не только от страха за внешнее и всевышнее наказание, как большей частью предполагалось Моисеем, но и от великой и таинственной троичности бытия, вследствие души и совести человека. Вот выводы из сопоставления сюжетов Библии в контексте наших изысканий.

Ныне они часто обсуждается светскими гуманитариями и представителями естественных наук. Иногда (при недостаточном знании истоков или при сознательной забывчивости) - как новое научное откровение. Иногда (например, Б. Раушенбах) - очень глубоко и при мотивации "алгеброй проверить", чтобы привычней было принять, зафиксированную в религии гармонию то ли откровения и сути действительной, то ли гениальной интуитивной догадки человечества. Нынешнее ядерное сдерживание - это тоже только от страха. Ядерная энергия во многих смыслах, физическом, психическом, ментальном и других, косвенно или напрямую в нас. И если правы многочисленные приверженцы тезиса о реальности вчера, сегодня и завтра ядерного конца света в человеческом исполнении, то для недопущения этого, хотя бы, в "помощь" страху человечество и должно гуманизировать ядерную энергию. А полнее и лучше было бы, чтобы мы "вошли" в нее, но в сочетании, в срастании с духовностью. Сродни той, что предполагает символ Святой Троицы.

Осмысление феномена ядерной энергии - сложный и важный социальный вопрос. Почему бы обществу на этом пути не вопрошать к религии? Почему бы ему не уповать при этом на мудрое попечительство церквей - авторитетных социальных институтов? Если воспользоваться христианской символикой, то в ядерной сфере, видимо, человечество должно стремиться к тому, чтобы хотя бы приблизиться к имиджу и концепции Благодатного огня.



4.3. Примеры ракурсов интеллектуально-прагматических действий: ядерная энергия, нераспространение, мировые войны и обобщенная концепция ядерного сдерживания

Возможно, чтобы, например, выйти из тупика проблемы нераспространения ядерного оружия, нужно "свежим взглядом" выявить новые, в том числе духовно-гуманитарные, блоки оснований для продуктивных политических переговоров и решений?

Своеобразной и весьма эффективной формой гуманизации социально-ядерной сферы в конкретных, по историческим меркам локальных, политических целях явилось создание группой стран Международного научно-технического центра (ISTC) для финансирования и реализации множества долгосрочных проектов на территории бывшего СССР. Благодаря этому, при обвале милитаризованной экономики СССР, ведущие работники ядерного, некогда мощного, военно-промышленного комплекса не потеряли работу непосредственно по специальности, были обеспечены средствами к достойному существованию за счет международных проектов и во благо общечеловеческих интересов и ценностей. Одновременно были устранены потенциально опасные процессы поиска работы бывшими сотрудниками советского ядерного ВПК в развивающихся странах. Тем самым, международными усилиями, была обеспечена управляемость и безопасность ядерной сферы стран на огромной евразийской территории и предотвращена несанкционированная передача ядерных секретов странам и организациям, которые хотели бы в обход международных договоров и вне контроля МАГАТЭ развивать ядерные технологии преимущественно военной ориентации. Девиз МНТЦ: "Nonproliferation through Science Cooperation". Это, возможно, прообраз Human-методологии на века. Ближайшим и новым объектом её адаптации может быть ядерно-религиозный центр "Печенга". Тем более, что естественнонаучные проекты МНТЦ по Кольской сверхглубокой скважине в контексте проблемы подземной изоляции ядерных материалов уже выполнялись.

Все мировые войны и предшествующие кризисы неразрывно связаны с резкой активизацией интереса к ядерному оружию. И с национальным разобщением в ядерной сфере. Отчасти связь войны и ядерного оружия как явлений проанализировал еще К. Ясперс. Уместно предположить обратное: если человечество будет снимать социальные стрессы заранее, не доводя их до глобального уровня, то угрожающего инициирования разработки новейших видов ядерного и другого оружия массового поражения может и не быть. Именно история ядерного оружия подсказывает не допускать глобальных кризисов и войн.

Ядерное сдерживание - успешный, положительный, многогранный и долговременный феномен. Сейчас это не только военно-политическое сдерживание фактом наличия и готовностью применить ядерное оружие в условиях "цивилизационных конфликтов" и "второго ядерного века". С учетом предназначения гражданской ядерной энергетики, ядерное сдерживание можно трактовать расширенно. Это гарант против реализации определившихся экономических, экологических, националистических и прочих угроз, а также против "вызревания" новых, менее осознанных пока, связанных с бурным развитием науки и техники при отставании социальной рефлексии и гуманитарного мышления. Речь идет об опасных исследованиях в области биологических, химических и информационных технологий воздействия на человека и общество.

Ядерное нераспространение и разоружение имеют уникальный пример того, как социальная компонента ядерного феномена влияет на самый, пожалуй, острый вопрос современности. Как общественное сознание мотивирует ядерную политику. И подсказку того, как и в каком направлении должно действовать человечество, если оно действительно и в полном составе желает избавиться от военной ядерной угрозы. Не пытаясь оставить претензии на господство у какой-либо её части. Речь идет об истории ядерной программы ЮАР. Это единственная страна, которая добровольно отказалась от дальнейшей разработки ядерного оружия (кстати, и биологического), хотя и достигла к моменту отказа существенных успехов на этом пути. Почему? В силу известных событий кардинально изменилось внутреннее и внешнее положение страны. Исчезла крайняя форма этнического неравенства граждан - апартеид, перестала "бурлить" национально-освободительными революциями черная Африка. Изменились коренным образом культурно-этнический базис и национальная идея в ЮАР. Руководящая элита и страна в целом перестали быть чужеродным островком в океане враждебной социально-этнической среды. Исчезла идеология и необходимость готовиться к военной борьбе за выживание любыми средствами. И страна отказалась от ядерного "зонтика". Но она работает над планами развития у себя современной ядерной гражданской энергетики в кооперации с Россией и другими странами.

Пример ЮАР мотивирует мышление искать ответы на ядерные вопросы в том же ракурсе, что и исторический опыт мировых войн. Оба способствуют выявлению главных причин ядерных глобальных военно-политических забот. Если удастся понять и хотя бы демпфировать эти причины, то и заботы станут более разрешимыми либо трансформируются в "незаботы". Причины ядерной напряженности, конечно, глобальны. И не всегда в чьих-либо интересах их объективно идентифицировать. Кроме того, трудно при их искоренении решаться на принципиально новые политические пути, переход от жесткой конфронтации, например, к ряду уступок и изменению общественного сознания. Но и здесь история дает впечатляющий пример. Это недавнее исчезновение с мировой арены СССР, социалистического "лагеря" и "холодной войны" в результате мирных экономических, интеллектуальных, информационных, ментальнообразующих и целого ряда других воздействий в комплексе на одну из двух ядерных социально-политических систем, определявших судьбу человечества.

Ядерное сдерживание предполагает не только наличие ядерного оружия. Не менее важна по конечному результату соответствующая, и в одинаковых по жизненнообразующим понятиям координатах, ментальность "соперников-партнеров". Противостоящие стороны должны быть уверены в предсказуемости и адекватности действий соперника в условиях демонстрируемой угрозы. Так было в отношениях между США и СССР. Но нет, считают ныне власти США, такого качества в политической позиции, например, современного Ирана. И по этой причине ему принципиально противопоказано, по мнению американской стороны, быть ядерной страной.

В истории человечества известны судьбоносные явления на тему соотношения силы и разума. Популяции первобытных людей, развитие которых пошло по пути приоритета грубой силы, исчезли с арены жизни. Не они являются нашими прямыми предками. Феномен неандертальцев и кроманьонцев в таком смысле проанализировал, например, академик Н. Моисеев. Может быть, это дает и нам шанс? Тем более, что за время развития от уровня кроманьонцев человечество приобрело дополнительный защитный барьер против самоуничтожения - духовный.



5. Потенциал Университета Объединенных Наций в контексте гуманитарного изучения симбиоза ядерной реальности и задач развития человечества с перспективой гуманистически-ориентированных интеллектуально-прагматических воздействий на ядерную сферу и социум

Здесь предпринята попытка анализа возможностей и перспектив научно-экспертной составляющей ООН в социально-комплексном гуманитарном осмыслении феномена ядерной энергии и пакета ядерных надежд и забот человечества, а также при мониторинге социума, международной ядерной техносферы и выработке рекомендаций по управлению ими с целью наращивания их гуманистического потенциала.



5.1. "Мозговой центр сети сетей" для генерирования и продвижения знаний



Университет Объединенных Наций (UNU), который является частью ООН, автономным органом ее Генеральной Ассамблеи, позиционируют с "мозговым центром", обеспечивающим связь мировой науки с международной структурой принятия решений. Например, посредством ежегодного Женевского диалога ученых и политиков. Университет - это также платформа для новых творческих идей, центр наращивания кадрового потенциала разных стран. UNU вносит вклад в попытки решить насущные глобальные проблемы. Он отслеживает возникающие вызовы и разрабатывает повестку дня реформ. Это "сеть сетей", междисциплинарная и глобальная. Деятельность глубоко международного по сути его основополагающей идеи и организации функционирования UNU, связанная с генерированием и распространением знаний, концентрируется в двух главных стратегических сферах: мир и управление, экология и развитие. При этом, по словам ректора Х. ван Гинкеля, работа идет над "критическими вопросами, которые относятся ко многим ключевым проблемным областям, идентифицированным на саммите тысячелетия в сентябре 2000 г." и по осуществлению целей развития на тысячелетие, а также по отслеживанию прогресса и планам на этом пути. Существует мнение, что ныне социальные функции, научно-техническая экспертиза становятся все более важными для ООН. Значит, должна повышаться и роль UNU, в Совете которого Россию представляет ректор СПбГУ Л. Вербицкая. Ученые UNU верят в силу идей. Считаю, что здесь, как нигде либо, социально-гуманитарные аспекты ядерной энергии должны осмысливаться полно и тщательно с наработкой управленческих рекомендаций.

Партнером Университета в системе ООН среди сорока других является МАГАТЭ. Состоявшийся в 2005 г. с участием UNU форум "Наука и технология в обществе", трактуемый как историческое объединение наций в сфере науки и технологий для поддержки Киотского протокола, констатировал, прежде всего, что для устойчивого будущего необходимы инвестиции в развитие и реализацию энергии ядерного синтеза. Далее по степени важности обозначены проблемы биоэтики, информационных технологий, образования. Показательно, что и альтернативный Киотскому процесс по ключевой позиции - энергетической - привел к аналогичному по научно-технической сути результату: в 2006 г. США, Япония, Индия, Китай, Корея и Австралия учредили фонд стратегической поддержки "зеленых" энергетических технологий, в том числе ядерных. В этом же ракурсе следует рассматривать новую амбициозную инициативу президента Дж. Буша, озвученную им 1.02.06 в ежегодном послании конгрессу: к 2025 г. ликвидировать энергетическую зависимость страны от поставок с Ближнего Востока, снизив на 75% импорт нефти из этого региона и переходя на другие энергетические технологии. Но рассмотрение ядерных приоритетов и подготовка болезненной смены энергоносителей в таком формате - вне рамок ООН, без Европы и вне основной массы развивающихся стран - грозит обернуться излишним утилитаризмом подхода без охвата проблемы в ее полноте и предпосылками нового витка социальной несправедливости. Ведь нынешние поставщики энергоресурсов - страны иного социально-экономического развития и иной культуры, нежели "инициативная группа шести".

В 2005 г. UNU проводил День ООН под лозунгом: "ООН в 60 и Университет в 30: вклад в построение мира через работу в системе ООН в XXI веке". Причем "круглые" даты мотивируют, по мнению организаторов, "время обновления". Было представлено видео-обращение Генерального секретаря ООН К. Аннана. Ректор Университета, заместитель Генерального секретаря, Х. ван Гинкель открыл дискуссию "Роль Университета в XXI веке". Второй и созвучной темой была "Юбилей ООН и наращивание потенциала мира". Важные совпадения событий в контексте предложений данной статьи и тенденций раскола единой позиции ООН, усугубленного трудностями периода смены руководства Организации.

Исследования подразделений UNU в Японии, Германии, Бельгии, Голландии и других странах, в том числе посредством системы стипендий для привлеченных ученых, близки части аспектов социально-ядерной тематики, что будет способствовать ее расширенному становлению в университете. Например, исследования по управлению мирными процессами, взаимоотношениям общественных и природных систем, этике, проблемам науки и научной политики, технологий и человеческой безопасности, принципам защиты окружающей среды. А также исследования несоответствия между декларацией принципов и их реализацией через принятие решений, информационную поддержку, управление и политику. Изучение социальных различий в развитых и развивающихся странах. Важны при таком пакете тем участие Университета в дебатах и программах ООН, опыт идентификации глобальных приоритетов и методология исследований, финансовая поддержка правительств ряда стран, семидесяти крупных международных организаций, научных институтов и промышленных корпораций, разнообразные формы публикаций и форумов, актуальные информационные обзоры. Представляют интерес усилия UNU по наращиванию потенциала и совершенствованию механизма управления устойчивым развитием, по образовательным программам, биодипломатии - международным переговорам по сложному и важному комплексу вопросов в сфере биологических ресурсов и продуктов на их основе, биоразнообразия и биотехнологий, биобезопасности.

Для UNU характерны отстраненность от интересов конкретных отдельных корпораций и государств, приверженность идее глубокого изучения и понимания проблем, общечеловеческим ценностям. Сохраняется свобода выбора научного поиска, приоритет научной новизны. Иначе трудно формировать надежные научные основания для принятия политических решений. Это важно и при анализе ядерного человечества.

Устав, например, Института продвинутых исследований (IAS) - ведущего в системе UNU - предписывает "...создавать энергичное сообщество ученых, проживающих по месту работы, преданное научным исследованиям и обучению на границах знаний". Институт "будет укреплять мультидисциплинарные подходы и творческие решения главных проблем человечества". Его прерогатива также - гибкие программы, взаимодействие общественных и природных систем, международная экспертиза. Научно-исследовательская деятельность Института, как и других подразделений UNU, имеет четкий политический фокус и ракурс наращивания потенциала, в частности, в развивающихся странах.

Профессор J.-P. Contzen (Chair, UNU-IAS Board), председательствовавший и выступивший с докладом "UNU-IAS: Каково будущее?" на координационном, с периодичностью один раз в два года, "Ученом совете" UNU-IAS 14-15 февраля 2006 г. с повесткой дня "Objectives of UNU-IAS Retreat: Vision and Way-Forward", считает, что UNU-IAS должен базироваться на естественных науках. Но иметь "надстройку" в виде гуманитарных наук. При этом все научные программы для коммуникации с внешним миром должны иметь внутри себя специальных представителей. Не правильно отдавать процессы связи с обществом исключительно в руки внешних "пиарщиков", как это случилось, по его мнению, в случае, например, международной программы создания термоядерного реактора ITER. Профессор является почитаемым авторитетом в ядерных кругах. Имеет ряд стратегически важных публикаций по теме. Например, "Nuclear Safeguards: Benefits and Challenges of International Cooperation". J.P. Contzen, член от ЕС ориентированного на постсоветское пространство МНТЦ, гуманитарная роль которого для ядерной России отмечена ранее, считает, что на процесс нераспространения, например, влияет множество научных, технологических, политических и иных факторов. Это совещание свидетельствует о том, что в UNU-IAS идет верстка планов - благоприятный момент для открытия новых тем.

Партнером UNU-IAS вне системы ООН могут быть, прежде всего, научные организации со сходной идеологией, методологией и организацией исследований. Например, Centre for Advanced Study at the Norwegian Academy of Science and Letters (Академия отметит в 2007 г. 150-летие). Центр создает за счет грантов компетентные международные, с высокой степенью ротации, группы ученых для интенсивной и мобильной разработки различных и меняющихся тем, но при неизменном симбиозе трех стратегических основных направлений: гуманизм, социум, естественные науки. В поле притяжения центра находятся исследования по философии, психологии, физике, этике, экологии, биологии, проблемам демографии и соответствия роста численности населения Земли продовольственному потенциалу, другим отраслям теоретического и практического знания. В частности, не обойдены вниманием проблемы ядерной физики, радиоэкологии и восприятия их обществом.

Нахождение в сфере влияния не только рациональной науки, но и более интуитивных и отстраненных от утилитарных проблем форм человеческого творчества, базирующихся на фундаментальных культурных ценностях, в частности - литературы, обусловило значительную гуманитарную компоненту исследований норвежского центра. Это аналогично давней идее, заложенной в основу Петровской Академии Наук и Искусств. Современным аналогом в какой-то степени может быть, видимо, популярное на Западе и объединяющее современное искусство и современную науку, как представляет его читателям философско-литературный журнал "Логос" (N 4, 2006 г.), междисциплинарное направление "Science art", или "Искусство исследования". Центр Академии выпускает сборник с характерным названием "Synergies: Interdisciplinary Communications". Спонсировал в 2002 г. издание докладов гуманитарной направленности Международного союза радиоэкологов (Task Group "Philosophy, Ethics and Policy"). Один из семинаров центра в 2005 г. был посвящен социально-ядерным проблемам. Участвует в создании сети институтов продвинутых исследований в Европе - NetIAS. Имеет финансовую поддержку государства, частных фондов и крупных промышленных корпораций, в том числе энергетических. Активность Норвегии в осмыслении ядерного мира широко известна.

Для повышения эффективности научно-административной деятельности UNU-IAS ищет сквозные идеи, которые бы "красной нитью" пронизывали большинство программ, консолидируя их. Одно из таких направлений поиска связывают с использованием идей этики. Тем более, что такой сквозной подход применяют в ООН. ЮНЕСКО, например, создавала Division of the Ethics of Science and Technology и Division of Philosophy and Ethics с его The Universal Ethics Project, основы которых закладывал в том числе К-О Апель с системой "планетарной макро-этики". Под эгидой ООН разработана Г. Кюнгом "Декларация мирового этоса", принятая на II Всемирном парламенте религий мира (Чикаго, 1993 г.).



5.2. Биоэтика? Хорошо! Но почему не ядерная этика?

Биодипломатия? Хорошо! Но почему не энергетическая дипломатия?

Этические и политические регуляторы - это универсально.

Ядерная энергия есть проявление таких же, а зачастую и более фундаментальных начал мироздания и человечества, как и биосфера, социальному осмыслению которой в Университете справедливо уделяется большое внимание. Считается общепризнанным, что физика и биология - научные доминанты прошлого и наступившего веков. И. Акчурин, например, эти мысли интерпретировал в координатах философии науки. В частности, как вспоминают его коллеги, он выявил формальные (логико-математические) основания для синтеза физики и биологии. Глубокие концептуальные взаимодействия этих ведущих отраслей естествознания, устремленные в будущее, И. Акчурин соотносит с работами Э. Шредингера ("Что такое жизнь с точки зрения физики?"), Вл. Соловьева и П. Флоренского (об идее "положительного всеединства" научного знания), а также с экспликацией некоторых до сих пор чисто теологических понятий. В России биология и ядерная физика "породнены" "Вавиловскими чтениями".

Биодипломатия по опыту UNU, как новая парадигма управления развитием человечества, потребовала рассмотрения уникальной смеси философских, этических, социальных, экономических, научных, экологических, медицинских и культурных вопросов. Биодипломатия ставит "жизнь" а не собственно "развитие" в центр выработки политики. С другой стороны, как отметил представитель России в Руководящем комитете по биоэтике при Совете Европы ("Тем временем", телеканал "Культура", 23.10.06), биотехнологии и медицина на их основе, в силу фундаментальности затрагиваемых основ человеческой сущности и серьезности результатов, мотивируют решать этические проблемы не корпоративно, а сообща с обществом. Единственным, пожалуй, реальным барьером против злонамеренного вмешательства в биологическую суть человека при развитии генной инженерии является его духовно-гуманитарное самосовершенствование. Мультидисциплинарность, мотивация жизнью, самосовершенствование индивида и необходимость обращения к обществу в целом не менее характерны и осмыслению ядерного феномена, и реализации ядерных технологий. Здесь вновь в связи со "вторым ядерным веком", как и в случае с биодипломатией, нужен ответ на тревожные вызовы.

Не случайно на конференции PIME-99, посвященной взаимоотношениям ядерной отрасли и общества, один из пяти вопросов был связан с опытом референдума по биотехнологиям в Швейцарии - стране с жесткой позицией "против" таких технологий - и звучал так: "Чему учиться?" Не случайно и А. Нейс считает общепринятым, "чтобы каждая крупная экологическая проблема имела социальное и политическое измерение". Он напоминает, что появилось также понятие "экологическая дипломатия" (цитирую по "Culture and environment: interdisciplinary approaches"). Энергия давно правит миром. И как причина, и как средство. Реально не в пасынках у практических политиков и энергодипломатия. Как применительно к энергии в целом, так и ядерной. Почему не быть инициативе UNU по параллельной научно-прикладной разработке двух важнейших направлений интеллектуального воздействия на социум - в сферах биологического и энергетического?

Еще несколько примеров ядерно-биологического "симбиоза", показывающих распространенность таких аналогий. Наиболее эффективный анализ проблем ядерной техносферы зачастую подвластен экологам, имеющим первоначальное биологическое образование и опыт биологических исследований. Среди них - лидер "зеленого" движения в России А. Яблоков. Часто биоэтика и этика ядерных технологий в научных статьях интуитивно рассматриваются параллельно. Достойным спарринг-партнером им является ещё лишь этика информационных технологий. В книге "Resistance to new technology: nuclear power, information technology and biotechnology" германские исследователи J. Radkau и H.M. Kepplinger сравнивают Чернобыль и проблемы генетики, освещение в прессе научных аспектов ядерных и генетических технологий. Об этом же свидетельствует содержание книги "Ethics in Asia-Pacific". Но в части учебной литературы биоэтика, по-моему, намного опережает ядерную этику. По крайней мере, мне не известно что-либо подобное объемному, красочному, на добротной научной основе и доступном языке упоминавшемуся учебнику для детей "Межкультурное введение в биоэтику", один из авторов которого, D. Macer, сотрудничает с UNU-IAS.

В книге "Biotechnology: Between Commerce and Civil Society" сопоставляют даже некоторые исторические даты. Например, 1953 г. - расшифровка генетического кода с открытием структуры спирали ДНК и речь Д. Эйзенхауэра в ООН, призвавшего к мирному использованию ядерной энергии. Подход к оценке устрашающих перспектив генетических знаний связывают также с опытом оценки предшествующего революционного научного открытия структуры атомного ядра. Авторы напоминают и аналогию в части фактов о мутирующем действии радиации и о дебатах по поводу пользы или вреда этого явления. Продолжающееся двойственное отношение общества к ядерной энергии рассматривается в книге как главная параллель относительно начинающейся биотехнологической революции, так как оба феномена содержат сходные черты: мощный потенциал, высокий риск и неопределенность, восприимчивость к негативному имиджу и неопределенность социального доверия.

По большому счету, рациональная наука столкнулась лишь с двумя тайнами: происхождение времени, пространства и материи, а также жизни (Б. Бояршинов). Эти тайны во многом подводят общество к границе материалистического познания и к религии. Религия, заметим, весьма активна в вопросах биоэтики и этики ядерного оружия. Принцип гуманности, на коем зиждется медицина, столь же необходим ныне применительно к использованию ядерной энергии. Биологическое оружие, как и ядерное, относится к оружию массового поражения и зачастую при осмыслении рассматривается совместно с ядерным. Последствия ядерных аварий - прежде всего, биолого-медицинские.

Переплетение этических забот биологии, медицины и сферы ядерной энергии, наверное, не случайно. Везде речь идет о самом сокровенном: здоровье и жизнь людей и в контексте индивидуальном, и относительно человечества в целом. Этика, мораль и другие категории и нормы такого рода, регламентирующие поведение людей в мире, имеют некоторые различия (см., например, Б. Раушенбах) в связи с культурными особенностями той или иной конкретной человеческой популяции. Но они, скорее всего, не должны существенно меняться в конкретный исторический период при переходе от одной области деятельности этой популяции к другой. Ведь есть общие принципы: "не навреди", "золотое правило" многих народов и И. Канта, когда предписано поступать с другими так же, как хотелось бы тебе, чтобы поступали с тобой. Поэтому этика в основе своей для достаточно развитых этносов все же, видимо, одна. "Этос только один, и он неделим" - писал К. Ясперс, выделяя его в качестве главного идентифицирующего признака человека, наиболее адекватно отражающего необходимый тип поведения в ядерном мире. А конкретика разных важных сфер человеческой деятельности требует отдельной этической оценки конкретных примеров. Поэтому и появляются "профессиональные разновидности" этики. Что, впрочем, не возбраняется. Попытки придать прикладной этике самостоятельный статус и некоторую исключительность (Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В.) только усиливают отмеченную выше общность. Но такое видение общности лишний раз укрепляет нас в мысли о том, что достижения наиболее продвинутой биоэтики могут быть с успехом адаптированы к проблемам ядерной энергии.

Профессор философии и биологии K. Shrader-Frechette - специалист в области радиационной физики, обращения с радиоактивными отходами, популяционной биологии, нормативной этики и оценок риска - имеет грант NSF (Национальный научный фонд США) и NEH (Национальный фонд поддержки гуманитарных наук США) свыше 220 тысяч долларов на исследования этико-методологических проблем радиационной физики.

Негативные биологические эффекты малых доз радиации и генетически модифицированных продуктов, как правило, одинаково однозначно не доказаны. И в ситуации неопределенности люди вынуждены мириться и с тем, и с другим. Либо по одинаковой методологической схеме бороться за свободные от генетически модифицированных продуктов и ядерных объектов территории. Биологические процессы на Земле трансформируют и консервируют ядерную энергию солнца, чтобы она служила людям в качестве пищи - "биотоплива" для человека и в качестве "пищи" - биотоплива в промышленности. В производстве биотоплива преуспели Бразилия и ряд стран южной Европы. В 2005 г. Департамент энергетики США, который осуществляет ядерные программы страны, в содружестве с Национальным научным фондом и Департаментом сельского хозяйства выделил около 90 миллионов долларов на изучение генома кукурузы и микробиологические исследования энергетической направленности. Ассоциации с вечнозеленой горой, символом мощи и разнообразия жизни, вызывает симбиоз слов "юкка" и "гора" - название самого крупного в мире хранилища ядерных материалов Yucca Mountain. Открытые в Красноярском институте леса механизмы процессов "взрывного" размножения биологических вредителей в местах массового поражения хвойных деревьев, во многом по своим закономерностям идентичны процессам размножения нейтронов при цепных реакциях деления ядер.

Плутоний, как радиоактивный элемент, "живет" особой собственной "жизнью", на которую не могут влиять люди. Он (равно как уран и тритий) постоянно, в соответствии с законами радиоактивных превращений, изменяется. Это серьёзно беспокоит социум в контексте безопасного хранения, например, ядерного оружия. И сохранения им при этом боевых свойств. Часто из-за внутренней изменчивости ядерную начинку боеприпасов отождествляют с живым организмом, который во многом не изучен и поведение которого может быть далеко не безопасным. И, наконец, многие слова и понятия в ядерной сфере заимствованы из биологии: ядро, деление, плазма, распространение, грибовидная форма облака ядерного взрыва. Как и термин "экология".

Ракурсы совместного рассмотрения в UNU социальных аспектов биологической и ядерной тематики могли бы быть разнообразными. Например, - значение этих явлений в контексте земной цивилизации; энергия, биология и политика; ядерная, экологическая и биодипломатия; энергия и продовольствие; общественное сознание; информационная деятельность; образование; моральные и юридические нормы; религиозные критерии и оценки; генетически модифицированные продукты и радиационно-стимулированные биологические изменения.

При общей устремленности на исследование сквозных проблем, будут полезны, видимо, и такие направления как этика ответственности в современной науке, этическая оценка результатов новейших научных и технологических разработок, проблемы этики в научном и религиозном осмыслении, ценности гуманизма в эпоху высоких технологий. Анализ социальной компоненты разных амбивалентных научно-технических сфер обогатит, казалось бы, далёкие друг от друга области духовно-гуманитарного осмысления, покажет общность их фундаментальных подходов. Ядерный и биологический примеры совместно наилучшим образом послужат локомотивом создания цивилизованных мировоззренческих оснований мудрого и осторожного развития других социально-амбивалентных технологий, число которых впредь будет лишь множиться, а также настойчивого формирования новой человеческой и государственной ментальности.



5.3. Понять вызовы, использовать тенденции и адаптировать достижения.



UNU имеет ряд публикаций, объединенных доминирующей темой "Энергия и устойчивое развитие". О реальности и актуальности моих предложений свидетельствуют и следующие обстоятельства. Прежде всего, это контексты речи ректора Университета на дне ООН, а также статей вице-ректора по ядерному нераспространению и разоружению в связи с реформированием ООН (Р. Тхакур, The International Herald Tribune от 18 мая 2005 г и Japan Times от 3 октября 2005 г.). Кроме того, это социально-ядерная тематика статей на сайте профессора Т. Кавабе и UNU PlasmaNet. И деятельность UNU в рамках декады ООН "Образование для устойчивого развития". Профессор физики Кавабе в рамках ассоциации ArTech (Bio High Tech Center, Art Center, Plasma High Tech Center) сочетает многогранную деятельность: физика и биология в науке, образование, коммуникация и продвижение в жизнь искусства и творчества. Цитирую: "Базируясь на роли искусства в ежедневной жизни и окружающей среде, мы собираемся распространить его во многих направлениях, чтобы не заключать искусство в музей или галерею". И ещё: "Наука и технология имеют большой потенциал для человека при обязательном их балансе с культурой. Как элементная база и программное обеспечение компьютера". Ему же принадлежит мысль об аналогии и взаимозависимости между проектом ITER и процессами синтеза нового человечества, хотя бы потому, что ни одной стране отдельно решение такой проблемы не под силу. Это в русле моих предложений.

Представляет интерес непосредственно в контексте повестки предлагаемых исследований и управленческих действий кооперация UNU и the Gwangju Institute of Science and Technology - Programme on Science and Technology for Sustainability, а также наработанный опыт UNU в сфере энергетических вопросов в связи с геотермальной проблематикой. "Рыбак - рыбака поймет издалека". Тем более, высокоинтеллектуальный "рыбак" - аналитик. В книге"Measuring Vulnerability to Hazards of Natural Origin", выпущенной UNU-EHS (Institute for Environment and Human Security) в 2006 г., даны рекомендации будущих исследований. Это практика UNU. Эти и подобные им исследования и рекомендации было бы полезно адаптировать к угрозам техногенного происхождения, в частности, - ядерного.

Профессор J.-P. Contzen в кулуарах упомянутого совещания в UNU-IAS комментировал ядерную проблематику. Он сказал: "Ядерная энергия нужна человечеству. Проблема состоит в управлении рисками". Чернобыльская катастрофа, по его мнению, произошла по вине людей, менталитет которых допускал возможность проведения опасных экспериментов с ядерной техникой в ненадлежащих условиях. Кстати, во время предыдущих визитов профессор попутно с административными делами в UNU-IAS профессионально знакомился в Японии с исследованиями Central Research Institute of Electric Power Industry и Japan Atomic Energy Research Institute.

Именно в UNU отчетливей видят слабости "ядерной" позиции ООН. В изданной UNU книге "Новое тысячелетие, новые перспективы" T. Findlay отмечает: "ООН может во благо использовать свою беспристрастность и объективность, действуя как информационный ресурс для глобального сообщества по проблемам распространения и разоружения; облегчая творческое мышление по вопросам нераспространения и разоружения; содействуя переговорам по соглашениям и помогая эффективно реализовывать соглашения после переговоров. Однако, роль ООН во всех трех областях была и остается тусклой из-за недостатка ресурсов и творчества (Е.К.: курсив - мой). Оба эти недостатка должны быть исправлены".

Для налаживания интерактивных форм исследований и формирования сети партнеров мною была опубликована в Интернет анкета с вопросами о роли и формах осмысления феномена ядерной энергии. Полезно в контексте социально-ядерного потенциала UNU подчеркнуть, что один из ответивших на вопросы анкеты, Mr. Y. Seki - Scientific Consultant Nuclear Technology and Education Center of Japan Atomic Energy Research Institute, мотивировал свое желание ответить тем обстоятельством, что он в силу своих профессиональных интересов имел потребность и опыт контактов с UNU. И оценивает пользу этих контактов весьма положительно.



5.4. Основа для кооперации программ - стержневая тема.

Приведу также выдержки из некоторых презентаций научно-исследовательских работ в итоговом отчете UNU-IAS Report 2002. "Инициатива биодипломатии поддерживает международную дипломатию и осуществление политики по стратегическим, этическим, техническим вопросам и в сфере безопасности относительно продвижения биологических наук. Инициатива объединяет ученых, экспертов, выдающихся представителей ряда областей человеческой деятельности для работы с дипломатами и другими лицами, принимающими решения в правительствах и бизнесе по конкретным проблемам биологической науки. Вместе они обращаются к ключевым политическим вопросам через диалоги и встречи, а также наращивание потенциала и политические исследования по вопросам, возникающим перед международным сообществом. Они также обеспечивают информационную поддержку межправительственных переговоров и программ".

"Одним из ключевых моментов укрепления устойчивого развития является гарантия того, что его три концептуальные опоры - экономика, общество и окружающая среда имеют эффективные и прозрачные институты для реализации принципа устойчивого развития. Учитывая эту комплексность, подход Программы Управления Устойчивым Развитием является междисциплинарным и фокусируется на множестве тем и подходов к управлению. На настоящий момент Программа исследовала глобальные институты, режимы, ценности и политические курсы, относящиеся к устойчивому развитию. Чтобы достичь и поддерживать устойчивое развитие, к нему надо подходить с нескольких направлений и разных уровней".

Если адресатом подобных научных и административных усилий и достижений, разработанных методологий будет ядерная сфера или энергетическая в целом? Разве это не будет важно и полезно? Думаю, - будет. Следовательно, возникает одна из конкретных первоочередных задач на пути достижения цели: адаптировать опыт главных нынешних исследовательских направлений IAS и UNU в целом к новой тематике. Одновременно такая адаптация будет на пользу и традиционным для UNU разработкам, так как обеспечит для них новую мотивацию развития.

Научно-административным партнером UNU в системе ООН является UNITAR - the United Nations Institute for Training and Research. UNITAR имеет свой офис в Хиросиме, что считает знаковым: "С открытием регионального представительства по Азиатско-Тихоокеанскому региону, UNITAR стал первым представителем ООН в символичной Хиросиме". Расположение главных подразделений UNU в Японии, обращение к осмыслению феномена ядерной энергии и участие в подготовке управленческих социоядерных рекомендаций обеспечат UNU не меньше прав считаться выразителем сущности ООН. UNU-IAS cотрудничает с the International Institute for Applied Systems Analysis, который по идеологии научно-политической деятельности во многом схож с UNU, имеет ядерную тематику и проводил крупные симпозиумы HISAP по истории и урокам развития ядерных программ США и СССР.

Название программы UNU-IAS "Agriculture for Peace" вызывает прямые ассоциации с девизом МАГАТЭ "Atoms for Peace" и задачами Агентства в сфере сельского хозяйства и пищевой промышленности. А технологии UNU-IAS для исследования традиционных знаний коренных народов? "Наработки", например, северных народов в сфере экономной и экологичной "энергетики" и щадящих отношений с природой. Разве они ныне не важны? И разве опыт UNU-IAS здесь не пригодится?



5.5. Гражданское общество вне ядерных забот?

Как отмечал К. Ясперс, в ядерном мире права человека (Е.К.: но не права "англичан" как основа идеологии "золотого миллиарда"), которые фактически действуют менее, чем когда либо, стали одновременно неотложнее, чем когда-либо. Среди недавних публикаций UNU-IAS есть пример попытки, аналогичной моей, сформулировать повестку новых научных исследований, экспертных оценок и рекомендаций (2004 г.). Речь идет о докладе J.F. Green "Engaging the Disenfranchised: Developing Countries and Civil Society in International Governance for Sustainable Development (An Agenda for Research)". Новой деятельности для UNU-IAS, для "альма-матер" автора и для других возможных участников. То есть, для сети с UNU-IAS во главе. Этот доклад является наиболее близким из известных мне прототипом моих предложений. Конечно же, близость здесь, прежде всего, - по форме постановки и степени проработки новой стратегической тематики.

В предисловии директора UNU-IAS A.H. Zakri выстроена логическая цепочка: "мозговой центр" ООН - UNU-IAS - Программа Управления Устойчивым Развитием - предлагаемый новый ракурс действий. В таком подходе всё останется также безупречно правильным, если заменить концепт "гражданское общество" концептами "ядерная энергия" или "энергия вообще".

Как и данная статья, анализируемый доклад - это "первый продукт более крупных будущих исследований". Он замыкается на действующую глобальную программу. Точно так же, но в контексте социально-ядерной тематики, я готова исходить из того, что "через данную повестку дня исследований, серию статей и дискуссий, данный проект имеет целью катализировать более плодотворные многосторонние переговоры и политику в сфере устойчивого развития". И я готова присоединиться к мысли: "Данный доклад является введением в новую повестку дня, которая потребует исследований политиков, академических ученых, мозговых центров и университетов для получения знаний и понимания, чтобы стали возможными изменения существующей системы. UNU-IAS вносит вклад в этот процесс, но и также приглашает других взяться за эти комплексные и важные научные вопросы".

В докладе признано возможным, учитывая уровень постановочной работы, ограничиться изложением лишь основ для более крупного исследования, некоторых путей формирования нынешней ситуации, обсуждением возникших вопросов и рамок анализа при рассмотрении потенциальных решений. Сформулированы варианты базовых определений относительно феномена, который предлагается исследовать, чтобы выявить его основные характеристики и впоследствии воздействовать на него. Намечены основные участники процесса. Показаны примеры аналогичных исследований UNU-IAS и автора. Примеры позволяют конкретизировать некоторые темы, затронутые в докладе. В частности, важным представляется предыдущий опыт автора по проекту информационной деятельности для межправительственной комиссии по изменению климата.

Следует отметить, что схемы доклада J.F. Green и данной статьи независимо состоялись практически идентичными. Это свидетельствует о правомочности на первом этапе такой формы постановки глобальной социальной проблемы.

Сам проект, презентуемый докладом J.F. Green, мог бы и по существу явиться значительным вкладом в ядерно-гуманитарную проблематику, так как вопросы широкого участия общественности в принятии решений и ученых в политическом процессе имеют в ней важное значение. Достаточно вспомнить в связи с этим социально-политическую деятельность А. Эйнштейна, Пагоушское движение ученых за мир и Нобелевскую речь М. Эль Барадеи. Многие считают общественную деятельность А. Сахарова первым "кирпичиком" в процессе создания гражданского общества в нашей стране (телеканал "Культура", май 2006 г., Сахаровская программа из цикла "Тем временем"). По сути, ограничения в светском и религиозном гуманитарном осмыслении феномена ядерной энергии - это одна из разновидностей лишения части общества гражданских прав.

Вновь обратимся к Нобелевской речи М. Эль-Барадеи: "Среди 25 членов Европейского Союза степень экономической и социально-политической зависимости сделала перспективу применения силы для разрешения противоречий почти абсурдной. То же самое становится актуальным для Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе с её 55 странами-членами из Европы, Центральной Азии и Северной Америки. Можно ли расширить эти модели до мировой, через такое же творческое многостороннее участие и международное сотрудничество, где сильные - справедливы, а слабые - в безопасности? Я надеюсь, так как гражданское общество становится лучше информированным и более активным. Гражданские силы принуждают свои правительства к созданию демократических обществ, основанных на разнообразии, терпимости и равенстве. Они предлагают творческие решения. Они повышают осведомленность, собирают средства, работают над трансформацией гражданского духа с местного уровня на глобальный уровень".



5.6. Символы и даты "подсказывают" - так подсознательно "задумано" давно?!

Фундаментальные принципы деятельности UNU отображены его эмблемой в виде правильного шестиугольника из составных, частично перекрывающихся, частей: мир, человеческая безопасность и развитие посредством управления, защиты окружающей среды, распространения науки и технологий. Эти принципы тесно коррелируют с основными подходами при анализе феномена ядерной энергии. С другой стороны, эмблема UNU имеет некоторые общие черты со схематическими изображениями "визитных карточек" рукотворной ядерной техносферы: внутреннего устройства ядерного заряда и ячейки ядерного реактора - так называемой топливной сборки. Другое интересное обстоятельство. Аббревиатура UNU удачно совмещается в англоязычном формате с сущностным наполнением достойного лозунга J.A.L. Robertson "Nuclear need not be UNclear" ("ядерное не должно быть неясным"):

*

UUCLEAR
*

NNCLEAR?
*

UUCLEAR

Отмеченные совпадения дают еще одну, в данном случае во многом иррациональную, мотивацию такого варианта осмысления ядерного феномена и международного управления ядерной техносферой, когда роль UNU при этом должна быть значительной. В апреле 2006 г. UNU-IAS отмечал десятилетний юбилей, совпавший с двадцатилетием Чернобыля и пятидесятилетием Промышленного атомного форума Японии. К последнему событию была приурочена специальная сессия Форума в Иокогаме - месте базирования UNU-IAS. Р. Оппенгеймер после Бомбы работал в институте, который также назывался IAS. Вспомним о совпадении шестидесятилетия ООН, тридцатилетия UNU и мемориального года ядерных бомбардировок Японии. Эти обстоятельства наполовину рационально, наполовину иррационально, но также подсказывают один из возможных стратегических векторов "времени обновления" UNU и ООН.

Свойство конвертируемости рассмотренных в предыдущих разделах в качестве примеров лишь нескольких работ и подходов ещё раз подтверждает возможность использования по новому назначению несомненно громадного стратегического потенциала UNU-IAS и UNU в целом.



Заключение

Сформулировано понятие "феномен ядерной энергии". Социальные и личностные аспекты этого феномена многогранны и глубинны. Они предопределяют "большие числа" времен и возможностей. Глобальных возможностей - как позитивных, так и негативных. Обозначены оттенки, по праву ставшие предметом внимательнейшей рефлексии социальной философии, политологии, религии, духовного творчества. Попавшие в поле зрения других гуманитарных наук и общечеловеческой культуры. И это общее внимание будет существовать века.

Удалось, надеюсь, поставить вопрос о значении феномена ядерной энергии в контексте общечеловеческой цивилизации и для конкретных интервалов времени, об идентификации базовых и сопряженных проблем. Об обосновании императива социогуманистического, светско-религиозного измерения, тестирования ядерного феномена культурой и человечностью, а также императива современной информационной компоненты и адекватного общественного сознания. В совокупности в будущем это может быть основанием консолидации человечества перед лицом глобальных вызовов, грозящих ему уничтожением. Может способствовать осознанию всеобщей сопричастности и социальной ответственности человечества за свою судьбу.

Оконтурено представление о цивилизационной роли ядерной энергии и о возможности и путях влияния человечества на содержание и процессы в той части феномена ядерной энергии, которую я называю социальной компонентой, о гуманизации и гуманитаризации социальных отношений относительно ядерной энергии. Усиление гуманистических и гуманитарных позиций в социально-ядерной сфере, её духовно-гуманитарное окормление, будут способствовать ценностной ориентации в ядерном мире, созданию оснований для новых дополнительных механизмов познания феномена ядерной энергии, управления миром и устойчивым развитием. Эти факторы вместе позволят правильно принимать решения о принципах сосуществования людей друг с другом, природой и рукотворной ядерной энергией, по стратегии ядерных наук и технологий, по созданию конкретных научных и производственных ядерных объектов. И позволят убедительно знакомить с надежными аргументами общественность в ходе долгих и настойчивых коммуникаций. Необходима, с одной стороны, фундаментальность общечеловеческого, духовно-гуманитарного анализа. С другой, - доступность и понятность его результатов широкой общественности.

Сыгравшие огромную роль ядерные технологии и в будущем не потеряют своего предназначения - обеспечивать глобально мирное, энергетически безопасное и устойчивое развитие отдельных стран и человечества в целом. Особенно важен гарантированно мирный, направленный на повышение благосостояния людей, процесс освоения ядерной энергии развивающимися странами. Как и после второй мировой войны, эти технологии вновь стали приоритетом и требуют качественных решений, прежде всего на международном уровне. Им не помешает усиление доброжелательной интеллектуальной помощи общества. Сложилось так, что основной тон в "ядерных делах" задавало не оно. По крайней мере, не широкие его слои и не представители духовно-гуманитарной элиты. Необходимо исправить сложившуюся однобокость военно-политических, естественнонаучных и технократических "правил игры", больше очеловечивать взаимоотношения в ядерной сфере, наращивать потенциал и меру человечности ядерной энергии.

Велика в этом роль ООН. И именно ООН по плечу возглавить и координировать как относительно независимое осмысление человечества и феномена ядерной энергии, так и их соосмысление в общих координатах, а также практические действия. Во-первых, из-за масштаба проблем. Во-вторых, из-за далеко не чисто академического характера ядерных и связанных с ними проблем. Они тесно сопрягаются с областью большого и сложного комплекса экономических, политических, экологических и других социальных вызовов. И с процессами принятия решений здесь. Социально-ядерные заботы и надежды отвечают уровню человечества в целом. И нет другой, кроме ООН, такого уровня международной организации, имеющей собственные научные, образовательные, финансовые, экономические, экологические и другие программы и ресурсы, а также весомый политический статус, возможность координировать комплексную международную "сеть сетей". Необходимость интеллектуальных и практических международных усилий в ядерной и сопряженных сферах. Через это, словно в одной из многочисленных граней "кристалла" бытия, ещё раз видится сущность и обоснованность существования такой организации, как ООН. Особенно в ситуации, когда настойчиво начинают приуменьшать роль ООН, внедрять в сознание людей мысли не только о назревшей реформе организации, но и более того - о её якобы ненужности в современном мире.

Целью предлагаемых для Университета Объединенных Наций исследований может быть идентификация социальной компоненты феномена ядерной энергии соответственно задачам, сформулированным ООН на ближайшую перспективу и тысячелетие, а также обоснование императива духовно-гуманитарного осмысления этого феномена. В определенном смысле цель состоит и в разработке методологии исследований. Далее предметом внимания UNU и партнеров может стать непосредственно духовно-гуманитарный анализ согласно разработанному методологическому подходу и выделенному объекту исследований. Естественно, что, в соответствии со статусом Университета, должны будут готовиться и рекомендации для организаций и программ ООН, занимающихся конкретными сферами жизни человечества: управление мирным и устойчивым развитием, нераспространение ядерного оружия, экология, продовольствие, здравоохранение, наука, культура, образование и просвещение.

Результаты духовно-гуманитарного осмысления феномена ядерной энергии должны служить мировоззренческой базой принятия политических, экономических, экологических, административных и других важных социальных решений, весьма серьёзно затрагивающих всё человечество. Касающихся не только дальнейшей судьбы и распространенности в жизни людей рукотворной ядерной энергии, взаимоотношений стран в условиях наличия на Земле мирного и военного "атома", не только ядерных науки и технологий, но и многих других глобальных интересов и проблем человечества. Базой последующих и адекватных действий. Предлагаемые усилия, прежде всего в рамках научно-политических институтов ООН, в русле сложной амбивалентной природы феномена ядерной энергии обогатят арсенал и структуру аргументации в ядерных дискуссиях общества. Конечно же, дело это долгое и трудное. Многих исследователей и практиков на много лет.

Осмысление и укоренение в социуме ядерного техно в значимых для цивилизации масштабах, как и религии (по крайней мере - христианства), должно иметь цель не погубить человека, а спасти его.



Рекомендация

Целесообразно усилить гуманитарно-политологический и духовно-творческий анализ социально-ядерных проблем, в том числе в системе ООН. Подходящей "площадкой" для этого представляется UNU. Или ресурсы международной "сети сетей" во главе с UNU. Метод: анализ социальных явлений в ядерной сфере и сопряженных с ней, духовно-гуманитарная оценка происходящих процессов, а также опыта, потенциала, перспектив и публикаций UNU и UNU-IAS по исследованиям-аналогам. Шутливый комментарий к рекомендации: "Я рекомендую UNU, через UNU - ООН, через ООН - всему человечеству".



Благодарности

Благодарю за поддержку исследований EU Program "Gateway Education", Research Council of Norway, Canon Foundation in Europe, Deutscher Akademischer Austauschdienst и World Nuclear University, а также профессоров R. Thakur, A.H. Zakri, D. Macer, M. Taeb, T. Kawabe, P. Lakkala, L. Kurppa, N. Witoszek, V. Ryabev, V. Masloboev, B. Falkenburg, T. Meyer, Z. Fadeeva и многих-многих других. Особое признание выражаю профессору P. Masterson, инициировавшему подготовку данной статьи.

~Ищу спонсоров для продолжения исследований, опубликования доклада, чтения курса лекций в университетах и информационной деятельности в Интернет. Основные параметры проекта до опубликования доклада: длительность - до двух лет, объем доклада - не менее чем по сто страниц русского и английского (и немецкого) текста, бюджет - от двадцати тысяч евро.

17 декабря 2007
http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/8779.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован