21 февраля 2004
1104

Елена Соловей: `Я вернусь другой`

"Уезжала не за колбасой"

- Вы не снимались в России десять лет. Почему на этот раз согласились?

- Когда я читала книгу, понимала, насколько трудная задача стоит перед режиссером. В характере моей Мэрички еще надо разобраться. Внутренне мне кажется, что я могу это делать, но готова и к тому, что могу не подойти. Я все равно благодарна, что позвали, что просто вспомнили обо мне. Я все время думала, что вот постарею и тогда снова стану интересной. Мне есть о чем рассказать - десять прожитых в Америке лет не прошли впустую: было очень много потерь и немало приобретений. Годы добавили ценного человеческого опыта, что очень важно. Это базис, из которого должно питаться актерское мастерство. Я предполагала, что когда-нибудь вернусь. Вернусь другой, чем была раньше.

- Заставила ли вас Америка меняться, подстраиваться под свои законы?

- Да. Я лет пять сопротивлялась, не хотела водить машину, и все же пришлось сесть за руль. Невозможно поверить, правда? Но мы живем не в Нью-Йорке, а в "одноэтажной Америке", где с общественным транспортом большая проблема. И пешком не дойти, например, до супермаркета или больницы. Я человек рассеянный, люблю мечтать, фантазировать. Поэтому стараюсь ездить по знакомым маршрутам. Когда нужно отвезти своих родственников к врачам, накануне поездки стараюсь разведать все пути, изучить все повороты и перекрестки. И до сих пор перебарываю свой страх и иногда задумываюсь - я проехала этот светофор, а как я его проехала - на зеленый или на красный?

- Как ваши дети прошли адаптацию?

- Я понимала, что первое время детям будет труднее, чем нам с мужем. Женщинам ради детей вообще легче приспособиться, преодолеть трудности. Я старалась не рефлексировать, это не помогает жизни. Мне даже не очень язык был нужен, я вела дом, а им нужно было строить свой мир. Мы же уезжали не за колбасой... Как раз началось такое время, что я могла бы получать за один выездной концерт месячную зарплату театра, за съемки тоже стали платить неплохие гонорары. Материальных проблем не было - был страх из-за нестабильности, неуверенности в будущем детей... Когда мы приехали, Ирине было 17, Паше - 13. Они работали и учились. У Павла в школе появились друзья после того, как он с ними сыграл в футбол. Они поняли, что парень из России что-то может. Учеба в Америке дорогая, Ире пришлось взять кредит в специальном фонде, чтобы учиться в престижнейшем частном университете Нью-Йорка.
"Не стоит строить иллюзий"

- А kак с творческими амбициями? Рассказывали, что вы играете в театре, снялись в первом сериале для нью-йоркского русского телевидения...

- Это еще не сериал, а лишь пилот из двух серий. На первое знакомство с режиссером Георгием Гавриловым я шла с опаской: все-таки другое поколение. Но мне было любопытно. Я сыграла бабушку, приехавшую из России. Мой партнер - Борис Сичкин. Надеюсь, что это будет интересная история, если найдутся деньги на продолжение проекта. А что касается театра, то в Америке предпринимались неоднократные попытки создать русский театр. Например, театр композитора Журбина даже просуществовал около пяти лет, но, так и не родившись по-настоящему, умер. Во-первых, нет денег, во-вторых, просто нет нужды. К русскоговорящим в Америку приезжает столько антреприз из России, что по театру народ не голодает.

- Вы решили не покорять Голливуд?

- Уже когда ехала, то для себя решила сразу - Голливуд не для меня. Там столько своих звезд! А я актриса русская. Так сложилась жизнь, что свои звездные роли сыграла в России. Понимала, что не стоит строить иллюзий.

Я работала на русском радио в Нью-Джерси. Вела авторскую передачу "Кулисы", брала интервью у российских актеров и режиссеров. Читала Бунина, Чехова, Толстого... Когда мы уезжали, то в основном везли с собой книги. Вряд ли мои выступления можно назвать художественным чтением. Я просто читала любимую литературу. И радиослушатели, знаю по откликам, ждали эту передачу.

Теперь я создала детскую творческую студию "Этюд" для детей из русскоязычных семей, где занятия по театру, живописи, музыке, танцам проводятся на русском языке. Родители хотят, чтобы дети сохранили родной язык.

- А дети хотят?

- По-разному. Разные дети. Три возрастные группы по 10-12 человек. Они любят этюды, любят, когда я читаю им истории, а затем сами их продолжают. Но между собой чаще уже общаются на английском. Им так проще выражать свои мысли. Но книжки они читают русские, учат стихи на русском языке.








Вита Рамм
21.02.2004
http://www.peoples.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован