03 июня 2001
8448

Эпоха кончилась

[...] Георгий Вицин, Юрий Никулин, Евгений Моргунов. И Александр Демьяненко. Теперь уже нет с нами всех четверых... Умер последний из великого квартета - Вицин. И вместе с ним ушла эпоха. Секрет их обаяния не только в том, что, каждый по отдельности, они были хорошими актерами. Они идеально разыгрывали социальные роли. Официальная идеологическая триада "рабочий-крестьянин- интеллигент" переросла в комическую тройку "Кавказской пленницы". Трус Вицина - типичная "конторская крыса", интеллигент, каким его видит народ. "Положительный" Шурик дополнял "отрицательное" трио. Леонид Гайдай пересоздал официальную советскую мифологию.

Гайдай вернулся к народной сказке. За лицами Труса, Балбеса и Бывалого скрывалась вечная русская тройка - Илья Муромец (это, конечно, Моргунов), Добрыня Никитич (это Никулин - простоватый богатырь) и Алеша Попович (это Вицин - хитрый, но трусоватый). Но настали новые времена. Появились новые сказки.

Георгий Вицин был не просто замечательным артистом. Он был тем кумиром, любовь к которому способна объединять нацию. Вицина обожали и эстеты, и массы. Дети видели в нем серьезного актера, работающего для маленьких зрителей (в "Старой, старой сказке"). Взрослые находили в игре Вицина фантастическую, невозможную в обыденной жизни свободу самовыражения и внешнюю простоту, которые неизменно напоминали о светлом детском мировосприятии. Его искусство казалось общедоступным. Но Вицин был серьезным актером.

Он учился в Театральном училище имени Вахтангова и в студии МХАТ II. И потом всю жизнь нес в себе как классические традиции русской актерской школы, так и мощь эксцентрики, страсть к экспериментаторству, надолго оставшуюся в отечественной комедии еще от пореволюционных 20-х годов. Он работал с Эйзенштейном ("Иван Грозный"), Козинцевым ("Дон Кихот"), Роммом ("Убийство на улице Данте").

Вицин вошел в число первых комиков советского кинематографа. [...]

Он играл амбивалентных людей - обаятельных и забавных негодяев, недотепистых плутишек, искренних обманщиков, мечтательных жадюг, бандитов-неудачников. Он создал амплуа криминального клоуна и показывал, что у персонажа низкого жанра тоже бывает преступление и наказание, к которым надо относиться уважительно. [...]

В контексте советского быта и официоза герои Вицина воспринимались как прорыв за пределы обыденности, предписанного идеологией реализма и оптимизма. Вицин вдохновенно и весело играл грустных недотеп. В его героях всегда сохранялось что-то от Епиходова из "Вишневого сада". Впрочем, при внешности, родственной Дон Кихоту, его герои несли в себе скорее материализм Санчо Пансы. Они доказывали, что человек имеет право думать о "низком", потому что того требует и жизнь, и природа человеческого существа. Он был актером периода эмоционального тепла и всечеловеческого сострадания - после суровой эпохи монументализма и оценочности.

САЛЬНИКОВА Е., СИДЛИН М. Последний советский комик. Георгий Вицин ушел. Эпоха кончилась // Независимая газета. 2001. 24 окт.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован