Эксклюзив
14 марта 2011
6566

Эрнест Кочетов. ДИАЛОГ: Диалогистика как наука о судьбах человека и мира в контексте глобальных перемен [1] (Фрагменты книги). Сюжет первый.

От редакции. Известный российский исследователь глобальных процессов Эрнест Георгиевич Кочетов завершил книгу (научную монографию) "ДИАЛОГ: Диалогистика как наука о судьбах человека и мира в контексте глобальных перемен". Выход в свет книги ожидается в ближайшее время. Сегодня мы знакомим читателя с её фрагментами, которые автор любезно предоставил журналу "Безопасность Евразии".

Посвящается:

1. Моей дорогой супруге Светлане Федоровне Радченко, страстной путешественнице, по протекции Сфинкса: "Здесь однажды кто-то на меня долго взирал - не могли отогнать! Говорят, что твоя жена Светлана. Похоже, из скифов. Хорошая тетка! Береги ее!"

2. Умам светлым, дерзновенным, познавшим счастье свободы и независимости, а посему редким в застенках "Общественного договора" и "современного" средневековья
От автора [2]

Я, как-то, проходя мимо Мироздания, обратил, внимание: на его фасаде появилась повестка-предупреждение: "Осторожно! Подлежит сносу! Может зашибить! Дальше дороги нет! Объезд! Держитесь правой стороны! По стрелке: "Дорога к Мирозданию Нового Ренессанса"!".

Это меня сильно обеспокоило, я поспешил к себе: "А вдруг кто-нибудь еще не знает о предупреждении, или не заметил, или замешкался и будет ненароком зашиблен?". Сел и, несмотря на несусветную жару, пожары, ядовитый смог, поддельное пиво и другие неудобства, быстро написал об этом случае. Увлекся, очнулся, смотрю - книга! Делать нечего. Разослал по друзьям!!
И так бывает!

Искренне ваш, автор Эрнест Кочетов

Мой Читатель!

Имя моей книги - "Диалог". Так с него и начнем!
К Тебе обращаюсь я, мой Читатель, с затаенной опаской и надеждой!
Как и любой автор, я не избавлен от иллюзий, что найдутся, мол, люди, которые набросятся на мою книгу, вырывая ее из рук друг друга, и будут ее читать, читать, читать... Для такого поворота в представлениях я уже не достаточно юн, да и опыт мой подсказывает иное, странное, загадочное, не попятное. Судьба книги! Судьба автора!

Об этом есть кому сказать, здесь надо быть философом: "...Книга, ставшая почти человеком. Каждого писателя постоянно вновь изумляет, как его книга, раз отрешившись от него, начинает жить самостоятельной жизнью; он чувствует себя так, как если бы на его глазах часть насекомого оторвалась от целого и пошла своим путем. Быть может, он ее почти забыл, быть может, он возвысился над изложенными в ней мнениями, быть может, он даже не понимает ее более и потерял те крылья, на которых он летал, когда обдумывал эту книгу, тогда как она ищет себе читателей, зажигает жизнь, приносит счастье, устрашает, создает новые произведения, становится душой замыслов и поступков - словом, она живет как существо, озаренное разумом и душой, и все же не есть человек. Счастливейшая доля выпадает автору, который в старости может сказать, что все бывшие у него творческие, укрепляющие, вызывающие и просвещающие мысли и чувства продолжают еще жить в его произведениях и что он сам есть лишь серый пепел, тогда как пламя укрылось во все стороны и сохраняется по-прежнему...".

И еще: "...Радость в старости. Мыслитель, а также художник, лучшее Я которого укрылось в его произведении, испытывает почти злобную радость, видя, как его тело и дух медленно подтачивается и разрушается временем, как если бы он из-за угла смотрел на вора, взламывающего его денежный шкаф, тогда как он знает, что шкаф этот пуст и что все его сокровища спасены..." [3].

Это одна сторона дела. В ней автор всегда может найти какое-то утешение. Он, безусловно, подумает, что это о нем, о его книгах: здесь самообольщение простительно, здесь стимулы и мотивации к творчеству, здесь в какой-то мере попытка найти хоть какое-то оправдание потраченным силам и времени.

Мы все впадаем в сладостный обман. Каждого человека, как бы стремительно и успешно он ни проходил свой жизненный путь, как бы ни верил оценкам и самооценкам достигнутого, как бы ни утешал себя достигнутым уровнем, на который он "вскарабкался" упорно и безоглядно... и тем не менее его посещает какая-то тревога и неуютность. Его обступают все чаще и чаще сомнения и вопросы разного ранга. В эти моменты человек ищет уединения. Он скрывается в своей "хижине", где на путях самовыражения и творчества ищет ответы на извечные "проклятые" вопросы. Здесь он становится "автором" независимо чего: книг, статей, стихов, музыки, архитектуры, картин, мировоззрений, действий, поступков и т.д. Здесь на мгновение он становится "честным" [4], т.е. самим собой.

Итак, чтобы выдержать этот мир, человек ищет уединение, хотя бы на время, хотя бы на миг, чтобы быть самим собой.

Вышеотмеченные пассажи я привожу для того, чтобы показать, что автор, который, творит не на бегу, ищет, как правило, таких же своих читателей, склонных к уединению, которые читают не на бегу! Для таких авторов читатель есть сугубо "свой", сугубо "штучный".

Конечно, я могу заблуждаться, но на своей авторской "шкуре" я испытал это. Так, в 1998 г. я написал (по сути, "в стол") книгу "Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства" и дал прочесть трем по интуиции вычисленным мною читателям. Это Вячеслав Николаевич Кузнецов, это Геннадий Михайлович Сергеев, а также Галина Владиславовна Петрова. Уверяю вас, дорогой мой читатель ("определенный" читатель!), если бы интуиция не подсказала бы мне "моих" читателей такого плана, то вряд бы эта книга выдержала четыре издания (1999, 2002, 2006, 2010), широко разошлась по библиотекам и, в конце концов, стала учебником, хотя замышлялась как научная монография.

Оказалось, что таких "родственных" моей книге читателей много. Они составляют особую страту (нишу) читающей публики. И таких различных страт в читающей бездне великое множество. И главное здесь для автора - встретить хотя бы одного представителя "своей", родственной страты.

Экскурс в вышеотмеченные ракурсы рассуждения для меня сейчас вдвойне логичен: здесь я свою книгу "Диалог" начинаю с диалога с читателем, "моим" читателем, моим "штучным" читателем, моим предопределенным, будущим читателем.

Но пусть не покажется странной еще одна сторона диалога. На это способна сама книга, ее природа. Здесь опровергаются устоявшиеся заблуждения, что якобы есть книги, рожденные для "полки", что они на нее попадают и там же тихо гибнут. Отнюдь! Великое дело - попасть на полку, где она спокойно отлеживается, отдыхая от автора, от его нетерпения и зачастую эйфории от надежды на успех. Книга не спешит, она тихо осматривается, она ждет своего часа, она высматривает "своего" читателя: у книг есть и время, и свой характер - они не каждому даются в руки.
По едва уловимым каналам и признакам тексты и контексты книг просачиваются в грандиозное Мироздание смыслов, дополняя, проясняя, развивая, "пропалывая" его в целом, либо его отдельные закоулки, этажи, фасады, каркас и основания.

Таким образом, любая книга выполняет свою миссию и, выполнив ее, вновь погружается в режим ожидания и спокойного осмотра до новой востребованности, до новых читателей, - "своих" читателей. Как правило, в таких продвинутых ситуациях в жизни книги роль и значение автора исчерпывает себя. Со временем все, что в книге написано, считается само собой разумеющимся, удивительным и смешным, что раньше этого не было или раньше об этом не догадывались.

Здесь уже вырываются наружу и обретают самостоятельность заложенные в текстах и контекстах книг те или иные мысли, модели, парадигмы, предопределяя масштаб, уровень участников и место диалога. Ярчайший пример тому - "Диалог цивилизаций". Читатель в тексте книги найдет историческую логику восхождения к этому феномену.
Теперь укажем на гигантский промежуточный "набор" предмета диалога и его участников от двух вышеописанных: исходный диалог "автор - читатель", промежуточного диалога "книга - смыслы Мироздания", - до грандиозного диалога по глобальным проблемам мировых игроков на мировых интеллектуальных площадках ("Диалог цивилизаций"). С этими различными типами диалога мой читатель ознакомится в данной книге, прикоснется к философии диалога, его механизмам и институтам и тем самым подойдет к пониманию сути и научного смысла "диалогистики" как новейшей отрасли гуманитарного знания.

И последнее. Мой замах накладывает необходимость представить читателю довольно объемный текст, с его специфической терминологией и понятийным аппаратом. Но пусть это не смущает моего читателя: даже если кто и доберется до этих строк и этой страницы, для меня, как автора, уже успех. Ну а если кто наберется мужества и хотя бы бегло остановится на содержании (структуре), то это для меня будет бесценным подарком.
С глубоким уважением,

ваш автор Эрнест Кочетов

Москва, 15 июля 2010 г., жара.

Время странное, знаковое: сегодня юноша-новатор утонул в о. Селигер, а мир покатился дальше. Какие слова здесь уместны? С кем вступить в разговор-диалог, чтобы понять и осознать это событие и его масштаб? Войдет ли в мировую повестку глобального диалога этот случай - случай первого ранга (тысячелетнего): "Техногенный мир и юноша-новатор: что есть разменная цена прихода в этот мир?"

ВВЕДЕНИЕ

Базовые постановки проблемы диалога - вычленения основных блоков и их содержательное наполнение

Нарушим традицию. Не будем заставлять читателя заглядывать в конец книги в поисках заключительных аккордов в ее смысловом построении, а дадим их сразу здесь, "во въезде" в книгу. "О чем книга?" - "Система, общество, человек, вынесенные на глобальные подмостки, - об этом"; "Как они там уживаются?" - "Они не уживаются, а договариваются!"; "Как это делается?" - "И об этом тоже!" [5]. А теперь по- порядку.

Итак, что же заставило автора взяться за тему диалога и почему в авторской трактовке диалог всеохватно растекается по мировому пространству, вовлекая в обсуждение все новые и новые проблемы? При этом диалог пронизывает все слои и страты мирового сообщества, выискивая и приставляя, казалось бы, к "спящим" проблемам вопросы не только столетнего, но и тысячелетнего ранга! Какая необходимость возводить процесс диалога в ранг феномена современной общественной жизни?

Все эти вопросы поставлены в структурированной форме в оглавлении книги (уже беглый его просмотр подтвердит это), с попыткой нащупать авторское видение их разрешения, не избегая при этом мнения многих авторов, озадаченных этими же проблемами [6].

Общий замысел. В книге поднимается один из фундаментальных вопросов современности: роль и место диалога в судьбах человека и мира в эпоху глобальных мировых трансформаций. На базе обобщения накопленного опыта делается прорыв к новому знанию в общественных науках - к диалогистике. Ставится проблема перевода нового знания о диалоге в научные институты, его оформления и научного закрепления.

Проблема эта не случайна. Мировое сообщество, перешагнув новый тысячелетний рубеж своей истории, с особой силой осознало ответственность за сохранение уникальной земной цивилизации, ее красочного разнообразия жизненных укладов, культур, этнонациональных особенностей, неповторимой природы.

Но, как хрупок наш мир! Сколько противоречий, непонимания, разночтений накопило человечество! Сколько в этом таится смертельных опасностей, угроз и вызовов! И здесь не могла не зародиться идея "Диалога цивилизаций" и его российских и зарубежных форумов как мировых интеллектуальных площадок (форумы в Москве, С.-Петербурге, Екатеринбурге, Ярославле, Сочи, на о. Родос, в Пекине, Париже, Праге, Модене, Тампере, Лахти и др.). В их творческой атмосфере - обсуждение животрепещущих, актуальных мировых проблем [7].

Идея книги, ее смысловые блоки вызревали в этой атмосфере, в среде ежегодных родосских и других форумов.

Мотив к "Большому разговору". 2000 год. Год редкого, тысячелетнего "перелома". Невольный рубеж подведения итогов и оценок, трамплин в следующее тысячелетие. Человек оглянулся окрест и с ужасом смотрит на дело рук своих. Посмотрит направо - перед ним им же крепко сколоченная "Мировая система": техногенный мир, закольцованный в бесперебойно работающую неумолимую машину - систему институтов. Глянет налево - его взору предстает "Мировое сообщество" (оно же - "Мировая общественность"): как больная совесть эпохи, как голос "вопиющих в пустыне".

Оглянется окрест - и на него с немым укором взирает им же изуродованная, истощенная "Природа". Спрячет глаза - и переведет свой взор на себя, на свое внутреннее "Я" и невольно отшатнется от космологической бездны внутренней жизни.
Осматривая все это, человек невольно вопрошает и "Мировую систему", и "Мировое сообщество", и "Природу", и, конечно, свое "Я" и "себя в них". И к нему подступают вопросы. Он громоздит их массу в поисках хоть какого-то оправдания выстроенному им таким образом миру, а по большому счету - самооправдания. Иными словами, идет неукротимый ни на минуту, непрерываемый разговор человека с этими, назовем их, объектами диалога. Они же выступают и в роли субъектов в этом мировом "говоре". Они задают проблемные вопросы как раздельно друг другу, так и все вместе обращаются к человеку: "И это была твоя цель? И в этом смысл твоего бытия? И с этим, и для этого ты пришел и приходишь в "такой" мир?".

В этом сюжете я открываю своему читателю центральный нерв, стержень моей книги. Ему я уделяю основное внимание, ибо без "вспарывания" этих, до сих пор остающихся в тени, проблемных вопросов, говорить что-либо о диалоге будет нагромождением гигантского сонма частностей.

В нем же читатель найдет и предмет диалога. Здесь же вырисовывается общий контур науки "диалогистика" как теории, методологии и практики задавать эти вопросы высокого ранга и находить ответы на них, ну и, конечно, - институты диалога.
Таким образом, обозначаю базовую постановку (мою постановку!) проблемы диалога, вычленяю его основные сферы, блоки (стороны и участников диалога) и приступаю к их содержательной расшифровке.

Одно предуведомление. Мне нет нужды доказывать в настоящей книге "предметность" выделенных мною основных блоков на поле диалога. Каждого из закольцованных "участников" (субъектов) диалога в свое время я попытался представить в своих книгах. Так, попытка описать "Я" как внутренний космос человека у меня предпринята в книге "Гуманитарная космология" (2006). Другой персонаж диалога - "Мировая система" - представлен в книге "Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства" (1999, 2002, 2006, 2010). Контур участника диалога - "Мировое сообщество" - описан в книгах "Глобалистика" (2001, 2002). А о том, что представляет собой современная окружающая "Природа", то здесь утруждать себя особой книгой я не вижу необходимости: в любой библиотеке мы находим уйму книг по экологии, книг высокого качества и авторитета, большой серьезности и доскональности в описании состояния окружающей нас природной среды.

Безусловно, для раскрытия моей общей сюжетной линии я вновь в сжатом виде привожу описание этих четырех базовых блоков, но уже выстраивая из них глобальное "поле" диалога, в их внутренней неразрывности и логическом единстве через призму "диалогистики" - науки о диалоге.

Центральные лейтмотивы книги. В ходе попыток реализации проектов глобальной интеграции "Мировое сообщество" столкнулось с проблемой рассогласованности и с "Мировой системой", и с "окружающей Природой", и с "Человеком" в понимании целей и результатов этих проектов - из поля зрения исчезает сам человек. Это центральное противоречие эпохи, здесь мир переживает гигантские разломы. Формируется грандиозная мировая система, затягивающая человека в водоворот событий. Растет напряженность, неуверенность, страх за будущее человечества.
Здесь же пролегает и разлом в воззрениях на мир и его судьбу. Действительное соотношение мирового сообщества, мировой системы и человека, прагматическое содержание этого соотношения в целях гармоничного мирового развития может быть установлено только в постоянной практике диалога государств, конфессий, национальных и наднациональных общественных и хозяйствующих структур и человека.
В книге представлено исследование уникального прорывного "Диалога-поступка" людей и Мирового сообщества: добиться коренного улучшения жизни за счет совместного интеллектуального напряжения, ориентированного на справедливое и честное отношение между людьми, странами, различными мировыми структурами и системами, с кардинальным(!) пересмотром отношений к "Природе".

Раскрываются новые подходы к философии диалога, его движущим мотивационным "пружинам", высоким технологиям диалога - как восхождение к актуальнейшему научному феномену "диалогистике". Показывается, что "диалогистика" по новому высвечивает интеллектуальный подъем - формы, маршруты, этапы, механизмы "работы" парадигмальной связки "геоэкономика -> глобалистика -> гуманитарная космология".
Ценность прагматизма! Пришло понимание ценности реальных дел и прагматизма. Мир устал от "мировых" разговоров ради разговоров, диалога ради диалога: под их аккомпанемент махровым цветом расцветает мировое ханжество, несправедливость, откровенный цинизм и насилие. И все это под бесконечные рассуждения о благих намерениях, призывы, ни к чему не обязывающие резолюции, декларации, договоренности. Абсолютная глухота между мнениями мирового сообщества (общественности) и мировыми властными структурами. Между ними нет мостов, связок.
Реальность такова - благими разговорами (ни к чему не обязывающими мировыми диалогами) мостится путь в ад: "меч" и "ножны" разминулись, под усыпляющие заклинания все потянулись к ядерным кнопкам.

На повестке дня "новый диалог", с новой его природой, он способен сломать сложившуюся ситуацию путем перевода диалога на новый, "деловой" язык общения.
Россия берет такой подход к диалогу на вооружение, выдвигая на передний план пакет новейших гуманитарных проектов, инициатив мирового уровня. Среди них - реализация первоклассных геоэкономических проектов; они формируют новую логику размывания различных разграничений: разделительных линий, плоскостей, пространств. Мировые инфраструктурные проекты выступают в качестве высоких гуманитарных технологий снятия напряженности, они объединяют мир на основании баланса и гармонизации геоэкономических интересов. Здесь геоэкономический диалог открывает новые горизонты и пути к устойчивому миру, к формированию нового класса мировых договоров.

Но и этого мало. По большому счету вырисовывается грандиозный глобальный вопрос разрешения ситуаций, через которые человечество проходит время от времени. Речь идет о вопросе, приставленном ко всему современному Мирозданию, а не только к его какой-либо части: надвигается поворотный пункт в его судьбе. История нам говорит о таких ситуациях. Это ренессансные преобразования такого класса и накала, когда от Мироздания не остается ни одного элемента, не подвергнутого качественным преображениям.

Ренессанс! Здесь уже ремонт мироздания неуместен. Набор ценностей, на котором оно построено, мотивы, интересы и устремления, образы, ориентиры и цели и т.д. - все завершает свой естественный цикл жизни, распадается и просится в небытие. Поднимается чудовищной силы энергия новых смыслов, новых ценностей, новых горизонтов бытия. Носители этих глобальных сдвигов - "Новые люди". На мировых интеллектуальных "равнинах" они уже встречаются!

Новые люди (The New People) - люди со спокойным взглядом на вещи, способные к интеллектуальному их "ощупыванию", а значит, близкие к их сущностям; люди, не давшие себя одурачить идеологическими догмами и прочими галлюцинациями, а посему - редкие даже среди свободных; люди, вооруженные новым, объемно-сетевым методом познания мира, созревшие и подготовленные для того, чтобы соорганизовать и обустроить наш мир - Мироздание нового Ренессанса, тем самым обеспечить бытие, достойное своей силы, красоты, жизнелюбия и интеллекта.

И здесь роль диалога первостепенна, но она уже другая: диалог с новыми людьми, с носителями новых высоких ренессансных смыслов, новых реальностей, новой прагматики и опыта не оставляет места досужему прояснению позиций сторон, прощупыванию их "слабых" мест, констатации противоречий, скрытых угроз, опасностей и вызовов.

Вырисовывается центральная "повестка дня" нового глобального диалога: "Высокие гуманитарные технологии выстраивания нового Мироздания" - с одной стороны, а с другой - "Что делать с отжившим Мирозданием?", то есть, как избежать его "ремонта", оживления мертвых парадигм, несущих умаление человека, смерть и разрушение, как не оказаться засыпанными руинами отжившего свой век "современного" Мироздания. Этой проблеме в книге посвящается особый раздел.
Диалог как проблема: "слово" и "дело". После такого "высокого запева" следует, как мне кажется, оговориться в нескольких моментах.

Момент первый. А не возникнут ли у читателей ощущения запредельности, заоблочности поднимаемых проблем, которые никоим боком не соприкасаются с повседневным, обыденным, сегодняшним? Для людей, загруженных постоянными заботами о хлебе насущном, ввергнутых в бег стремительного проживания своей краткой жизни, может показаться несколько странным, что путем разговора в различных его формах (монолога, диалога, а то и уже ставшего обычным случаем, когда хором произносятся избитые истины, заклинания, а в этом преуспели философствующие идеологи всех мастей) можно изменить мир. Этими разговорами? И если мир так неуютен, опасен, то могут ли "слова" и "разговоры" о нем "повернуть" его к лучшему? Иначе говоря, пустить "слова" в "дело"?

Момент второй. Увы, "дела" живут помимо "слов"! У "дел", по И.А. Крылову, своя логика: "...кот Васька слушает, да ест!.." - между "делом" и "словом" гигантская пропасть. Неслучайно в научном обиходе имеется особое понятие, такая категория, как "практики". Здесь удивительно другое. Жизнеутверждающий мировой вектор, иными словами, практика, как реальный ход событий, настолько пугающе непонятна, загадочна и непредсказуема, что человечество для разгадки её постоянно создает какие-то модели, мифы, системы и образы как слепки, подобия реального мира, в той или иной степени "похожести" на движение реального вектора - "практики".

И вот тут просматривается роль диалога как механизма "свинчивания", слепков с реальных процессов (моделей) с самими реальными процессами. Иными словами, свинчивание "слова" и "дела" и постоянный мониторинг отклонения друг от друга этих сфер. Эту миссию берет на себя диалогистика - она ставит проблему на сугубо научный фундамент.

Момент третий. Когда в науке идешь по непроторенным дорогам, то поневоле приходится при изыске той или иной проблемы одновременно погружаться в три сферы: онтологическую (рассматривать философские, сущностные и событийные моменты), гносеологическую (искать для данного случая теорию, как удобоваримый способ отражения реальности, и методологию, как своеобразную "оптику" и алгоритм, программу приёмов и способов постижения мира) и, наконец, вырабатывать для данного научного случая свой особый понятийный аппарат. Диалог как научная проблема все это востребовал.

Хождение в новые научные сферы для меня не новость в принципе. Перед собой я могу признаться, что в этом я даже, в некоем роде, "набил руку". Так, я "хаживал" в "Геоэкономику", "Глобалистику", "Гуманитарную космологию", с попытками придания им научной стройности, исходя из устоявшихся научных канонов [8]. Любознательный читатель на этот счет может заглянуть на досуге в мои книжки - они так и называются [9]. Теперь передо мной новая загадочная особа - "Диалогистика". И на неё я смотрю через ту же научную "призму": онтологическую, гносеологическую, вырабатывая по мере погружения соответствующую научную лексику.
Этому подчинена структура книги, которую автор подает, как совокупность вытекающих один из другого разделов, с явной попыткой взаимоувязать и взаимосогласовать их между собой. Удалось ли это и что из этого получается - судить читателю!
Несколько слов о том, что послужило толчком к написанию книги

В выходе в свет этой книги "повинны" мои друзья, мне же отведена только скромная роль автора. Но ввергнуть меня в это состояние, внушить мне навязчивые мысли, что я должен осчастливить мир еще одним опусом, смог прежде всех мой друг, издатель и философ Геннадий Михайлович Сергеев: "...Ну что тебе стоит написать еще одну книгу? У тебя их сейчас семь, но будет восьмая. Какая тебе разница?! Но зато ты освободишься от всякой ерунды и придешь в нормальное состояние...". Вот логика простая, здравая, которой я и соблазнился.

Но не только он подлил масло в огонь. Общаясь с такими людьми, как Вячеслав Николаевич Кузнецов (Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова), Владимир Витальевич Клименко (Государственная Дума), Михаил Юрьевич Байдаков (постоянно действующий форум "Запад-Восток: интеграция и развитие"), когортой первоклассных специалистов (ученых, бизнесменов, политиков, преподавателей, издателей и др.) нельзя не заразиться неукротимой энергией, чутьем и новаторским пылом этих государственных мужей. Их творческий потенциал создает ту среду, в которой не писать - просто "преступление"! Они подняли на щит мою любимую гуманитарную космологию, геоэкономику и глобалистику, вытащили их из теоретических и методологических недр моих книг и приобщили к миру реальности, к миру повседневности [10].

Моя благодарность творческой атмосфере, в которой я купался, создавая эту книгу. В ней вызревал общий замысел книги, зарождалась ее концепция, оттачивалась мысль и "просветлялись" тексты, идеи обретали нужную форму и "обламывалось" все лишнее. А то, что я помимо их воли натаскал в свой текст кое-что неуклюжее и банальное, то это уже сугубо моя вина ибо, как однажды мой друг Г.М. Сергеев, устав ждать от меня книг, вполне исренне стал уверять меня в том, что мое творческое "окно" (акме) видно уже закроется где-то в 2007 г., и что, мол, ожидать что-либо путное у меня уже, увы, не приходится - время летит, а книг "из-под меня" нет! А посему, мол, мои способности не более как всполохи закатившегося [11].
___________________________
[1] © Кочетов Э.Г., 2010;

[2] Автор благодарен журналу "Безопасность Евразии", пожелавшему поместить фрагменты моей книги на своих страницах. При этом я испытывал значительные трудности - какой фрагмент текста отослать в редакцию? Я предпринимал титанические усилия, чтобы вынуть из общего текста какую-либо его часть. Но все тщетно! Они оказались так тесно увязанными и переплетены с общим текстом (и контекстом тоже!), что не было никаких моих сил оторвать их и посему я оставил эту затею. Это как картина: отдельные фрагменты ее (эскиз, этюд, мазок) мало что говорят об общей картине, о ее композиции, колорите и т. д. Так и с книгой! И все же я нашел выход: что картина, что книга имеют обрамление - раму, которая кое-что говорит о картине, книге в целом. И вот такое обрамление книги ("въезд" и "концовку") я представляю на суд редакции и читателей, с надеждой, что оно хоть в какой-то мере передает тот мой настрой, с которым я приступил к написанию книги и с тем же настроем завершил ее.

[3] Эти два сюжета высказал философ Фридрих Ницше в книге "Человеческое, слишком человеческое" (см.: Ницше Ф. Сочинения: В 2 т. Т. 1, М.: "Мысль", 1990. с. 346-347).

[4] Хотя и здесь у многих возникает соблазн лгать даже перед собой. Это, как правило, "идеологи" по призванию. У них заблуждения - это профессия, их "специальность" - заморочки сознания идеями, иллюзиями, галлюцинациями, мифами, идеалами, идеологиями, верованиями и пр. Оставим их в покое - в наших рассуждениях мы не берем их в расчет.

[5] Похоже, что на этом кое-кто закроет книгу! Ведь я полностью сказал здесь "почти" все! Зачем мучиться и мучить 500 страниц текста и прийти к этому же? Ну, меня как автора, понять-то можно! Так повелось - теперь я могу сказать, что я написал книгу! Но почему из-за этого должен страдать читатель? Хотя вот это-то "почти" из 500 страниц еще может составить надежду на прочтение! Но это уже для неугомонных читателей, моих читателей!

[6] В намерение автора входит познакомить читателей со структурой (оглавлением) книги "ДИАЛОГ".

[7] Чтобы представить высокий интеллектуальный уровень и высокую планку поднимаемых мировых проблем, я, для примера ( в Приложении N 1 к книге) привожу Научную программу Родосского форума - 2010 г. (11 октября 2010 о. Родос, Греция).

[8] Хотя к ним у меня накопился целый ряд вопросов, но это особый разговор, оставим его пока в стороне: "Большой разговор - диалог" с наукой в рамках "диалогистики" еще впереди! Ниже я ознакомлю читателей и с этими вопросами.

[9] Кочетов Э.Г. Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства. М.: "Норма", 2010. 4-е изд., 528 с.; Кочетов Э.Г. Глобалистика как геоэкономика, как реальность, как мироздание: Новый ренессанс - истоки и принципы его построения, фундаментальные опоры, теоретический и методологический каркас. М.: ОАО Изд. группа "Прогресс", 2001. 704 с.; Кочетов Э.Г. Глобалистика: теория, методология, практика. М.: НОРМА, 2002. 672 с.; Кочетов Э.Г. Гуманитарная космология (дорога к новому мирозданию новых людей). Науч. монография. М.: Деловая литература, 2006. 160 с.

[10] Здесь я также имею в виду ряд их геоэкономических выступлений и статей, а также участие и "благословление" выхода в свет книги: Геоэкономика и конкурентоспособность России: Научно-концептуальные основы геоэкономической политики России: Научно-аналитический доклад/ М.Ю. Байдаков, Н.Ю. Конина, Э.Г. Кочетов, Е.В. Сапир, В.Л. Сельцовский, Н.С. Столярова, Е.Д. Фролова / Под науч. ред. Э.Г. Кочетова; Обществ. ак. наук геоэкономики и глобалистики. М.: Книга и бизнес, 2010. 388 с.

[11] Меня это заинтересовало, были еще какие-то надежды, и я не поленился нырнуть в интернет и с ужасом убедился, что их нет: "Акме (др.-греч. ???? - высшая точка, вершина) - соматическое, физиологическое, психологическое и социальное состояние личности, которое характеризуется зрелостью ее развития, достижением наиболее высоких показателей в деятельности, творчестве. Считается (кем? - не указано!), что данный период в жизни человека приходится на возраст от 30 до 50 лет" (http://ru.wikipedia.org/wiki). Увы, если в это поверить, то мой друг оказался прав, здесь все против меня, особенно "социальное состояние личности", здесь все правда: как и вся страта российских ученых (академиков, профессоров) - за редким исключением, - я беден, зависим и "богом убит"! Ну а о возрасте и говорить не приходится, здесь я перебрал и намного! Но вот что меня озадачило: все свои книги я написал за рамками 50-ти. Что с ними-то теперь делать? Но и это не суть важности, закрадывается другое - подозрение ко многим людям, которым уже за 30-50! Конечно, меня теперь беспокоит их "соматическое, физиологическое, психологическое и социальное состояние", ведь они прошли период "зрелости" развития и теперь "спускаются с горы". Что ожидать от них в таком их удручающем состоянии и как им можно доверить какое-либо стоящее дело?!

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Кочетов Эрнест Георгиевич - президент Общественной академии наук геоэкономики и глобалистики, зав. Центром стратегических исследований геоэкономики НИИВС ГУ-ВШЭ, академик РАЕН, доктор экономических наук

Источник: "Безопасность Евразии", 2010, N 2.

14.03.2011.
Viperson
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован