12 июня 2009
2454

Еще раз про любовь

Валентин Красногоров

("Современная драматургия", 2009, N 3.)

Все полюбили классику (речь идет не о публике, а о режиссерах). Это влеченье, род недуга, любовь какая-то и страсть охватили все театры России, от Москвы до самых до окраин, с южных гор до северных морей. Повсюду звучит "нескладное попурри из старых, но еще не допетых песен" (Чехов). Классику ставят, переставляют, жуют, пережевывают, перелицовывают. И добро бы ставили, но чаще ее используют лишь как повод для постановки, топор для супа, который в меру умения и способностей режиссер варит по своему рецепту.

Никогда еще театр не пренебрегал современной ему драмой столь откровенно (просьба не ставить здесь и в дальнейшем знак равенства между современной и так называемой "новой драмой".) В одной из басен Крылова говорится, как свинья, нимало не беспокоясь, подрывала корни дуба: ведь она питается не корнями, а желудями. Предостережение дуба известно: "Когда б наверх могла поднять ты рыло, Тебе бы видно было, Что эти желуди на мне растут".

Если послушать театральных деятелей, то их любовь к классике объясняется исключительно приверженностью высокому искусству: они не могут ставить перед собой планку ниже чеховской; они не согласны на страсти менее бурные, чем шекспировские. Если бы в действительности всегда было так! На деле же очень часто не публику возвышают до вершин драматического искусства, а классику упрощают, снижают и приспособляют в угоду самой невзыскательной части зрителей.

Поскольку публика, несмотря на все усилия ее воспитать, хочет все-таки видеть еще и что-то живое и более близкое к собственной жизни, театр пытается "осовременить" классику. Чаще всего это делают посредством прямолинейных аллюзий на сиюминутные реалии сегодняшнего дня, тем самым "уничтожая искусство до значения публицистики" (выражение Врубеля). Перемена места и времени действия классических пьес стала нестерпимо надоевшим штампом. Это называется "современным прочтением". Отразить современность путем постановки современной пьесы редко кому приходит в голову.

Конечно, нельзя отрицать, что привязанность режиссеров к классике в большинстве случаев вполне искренна; однако бывает брак по любви, а бывает и по расчету. Помимо похвального стремления воплотить высокие идеалы, театры подталкиваются к постановке классики будничными, но весьма серьезными и вполне справедливыми практическими соображениями. Каковы же они, эти соображения? Рассмотрим их сухо, по пунктам.

1) Не надо платить автору вознаграждение за право постановки и производить в его пользу отчисления от поспектакльного сбора. Это важный, если не решающий довод, определяющий репертуар в пользу классики.

2) Нет нужды в заключении с автором договора и связанных с этим юридических и финансовых процедурах.

3) При разборе спектакля критики смогут упрекнуть театр в чем угодно, но только не в выборе драматургического материала. Да и критика сама всегда с большим удовольствием разбирает спектакль по классической пьесе - есть возможность углубиться в историю постановок и поговорить об авторе. И вот, в театральных журналах появляются рецензии на "Волки и овцы" Иванова, "Женитьбу" Петрова и "Гамлета" Сидорова. Не думайте, что все эти уважаемые люди - авторы названных пьес. Последние никого не интересуют. Важны авторы спектаклей: они ведь ставят самих себя, а не каких-то там Гоголя или Шекспира.

4) Не надо рыться в потоке современных пьес, искать, выбирать, думать, рисковать, когда есть проверенные столетиями авторы. Жалобы театров на невозможность найти хорошую отечественную пьесу просто несерьезны. Никто и не ищет. Между тем, еще Немирович-Данченко предупреждал: "Если театр посвящает себя исключительно классическому репертуару и совсем не отражает в себе современной жизни, то он рискует очень скоро стать академически мертвым". Что ж, как известно, в нашей стране немало театров носят звание академических.

5) Моська всегда заметнее рядом со слоном, а карлик - когда он заберется на плечи гиганта. Вот так, опираясь на Расина, Софокла или Пушкина, некоторые постановщики кажутся себе высокими-высокими...

6) Еще одно огромное преимущество классики над драмой живого автора - ее можно изменять, сокращать и вставлять в нее тексты собственного сочинения сколько душе угодно, не опасаясь конфликтов и судебного преследования. Современного автора от этого "сотворчества" охраняет, хоть и плохо, закон. Классикам же остается только переворачиваться в гробу, что никого не волнует. Мертвые сраму не имут.

7) Переделка пьесы классика или инсценировка его прозы предоставляет постановщику несомненные материальные выгоды. В этом случае появляется возможность не только обозначить свое имя на афише в качестве автора пьесы, но и поставить "свое" произведение в собственном же театре, а также получать за это гонорар (что, кстати, запрещено в государственных театрах многих стран; то есть ставить свою пьесу или инсценировку в своем театре - пожалуйста, но получать за это гонорар - нет). Не беда, если инсценировка по уровню и содержанию лишь отдаленно напоминает классический оригинал: в таких случаях выручает магическая формулировка "по мотивам". Вот и появляются опусы "по мотивам" искаженного до неузнаваемости Мольера, Островского и пр. Будь автор жив, такие деяния подпадали бы под Гражданский и Уголовный кодекс. Но, к счастью, Мольер и Островский покинули нашу грешную землю и могут лишь из горнего мира наблюдать за манипуляциями их инсценировщиков и интерпретаторов. За театральную некрофилию наказания не предусмотрено.

8) Классическую пьесу, как ни странно, порой ставить легче, чем современную. Классика истолкована и перетолкована, она известна, к ней есть ходы, есть традиция, на которую можно опираться или против которой идти. К тому же, классику преподают еще в школе, не говоря уже о театральном институте, где студенты учатся толковать и ставить драму исключительно на прозе Чехова. К постановке же драм нашего времени надо искать ключи самому, начинать с чистого листа.

Доводы в пользу классического репертуара, как мы видим, вполне объективны и достаточно серьезны. Поэтому, чтобы помочь современной драматургии занять должное ей место, нужны не прекраснодушные, но бесполезные призывы, а конкретные предложения. Это самое трудное. Искать пути выхода из создавшегося положения нужно общими усилиями.

В зарубежных странах не без успеха ищут формы поддержки национальной драматургии. Например, в Польше за любой спектакль по современной пьесе театр получает 20-50% от суммы, затраченной на его реализацию. Лучшие постановки получают большие премии и право показаться на сцене самого большого столичного театра.

Почти в каждом театре регулярно проходят публичные читки актерами новых пьес - своего рода проверки сценического успеха произведений. Такие исполнения пьес перед зрителем (по билетам и за плату) можно было бы проводить и в наших театрах, используя для этого фойе, малые сцены, репетиционные залы и другие помещения.
Большое внимание оказывается поддержке национальной драмы и в Израиле. Например, в случае постановки пьесы автор получает от государства вознаграждение в сумме около 25 тысяч долларов.

Поддержка драматургии потребует от правительственных учреждений некоторых расходов. Однако любая деятельность в сфере образования и культуры субсидируется: школы, библиотеки, музеи, театры. Нет никаких причин не поддерживать, в том числе и финансово (тем более что расходы здесь будут ничтожны), российскую драматургию в нелегкий для нее период, когда столь резко ослабли ее связи с театром.

Естественно, эта помощь со стороны государства никак не должна связываться с цензурой пьесы и вообще с какими-либо директивными формами руководства, столь хорошо знакомыми нам по прошлым (да и по нынешним) временам.

Есть еще один радикальный (хотя трудно осуществимый, требующий изменения законодательства) способ поддержки отечественной драматургии: установить обязательные поспектакльные отчисления с постановки драматургов-классиков. Эти отчисления можно было бы переводить в специальный фонд СТД или Министерства культуры (или же в независимый фонд) и использовать их исключительно для поощрения современной драматургии, организации фестивалей, семинаров, курсов, мастерских, для материального стимулирования театров к постановке спектаклей по современным пьесам.

Можно предложить ввести драматургов в редакции театральных журналов, регулярно печатать статьи о драматургах, интервью с ними. Было бы полезно использовать современную драму и в учебном процессе в театральных вузах (курсовые, преддипломные работы и пр.).

Против каждого из этих предложений можно возразить, можно счесть его ненужным, утопичным, нереальным, неосуществимым (с чем я вполне согласен). Можно вспомнить и о том, что уже немало делается, например, о фестивалях и семинарах, посвященных новой драме. Можно высказать много язвительных и остроумных замечаний в адрес автора этой статьи. Но все это не поможет исправить положения, в котором оказалась отечественная драма. Как писал еще Гораций, "капля не силою камень долбит, но частотою паденья". Многим еще каплям придется упасть, чтобы продолбить камень инерции и равнодушия к современной драматургии. Хотелось бы верить, что эти заметки окажутся одной из них.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован