28 марта 2007
1737

Если солдат становится героем - кто-то в этом виноват

- Андрей Иванович, за последние полстолетия мы вели девятилетнюю необъявленную войну в Афганистане, двухлетнее "наведение конституционного порядка" в Чечне, сегодня там в самом разгаре "контртеррористическая операция". Можно ли объяснить относительные неудачи Советской и Российской армии в этих вооруженных конфликтах в том числе и недостаточной разработкой в теории и практике нашего военного искусства специальных форм и методов вооруженной борьбы?

- На самом деле за это время мы участвовали в гораздо большем количестве вооруженных конфликтов... Но вы попали в точку. Будущая война, если она, не дай Бог, случится, категорически будет отличаться от войн XX века. Особую роль в ней будет играть специальная борьба: информационное и радиоэлектронное противоборство, использование диверсионных методов и контрпартизанских действий, широкое применение специально подготовленных соединений, частей, подразделений, групп. Этот перечень можно продолжать, но в принципе нужно уяснить главное: вместо глобального, фронтального, лобового соприкосновения фронтов, армий, дивизий современная вооруженная борьба распадается на десятки, сотни мини-схваток, мини-столкновений, происходящих по единому замыслу на огромной глубине, с активным применением высокоточного оружия. И все это происходит на фоне непрерывной информационной борьбы.

К сожалению, в нашей современной военной теории, разработке подобных проблем уделено крайне мало внимания. Огромный опыт, который был накоплен в Афганистане и Чечне, не привел и к организационно-штатным, структурным изменениям, переменам к лучшему в оснащении войск техникой, вооружением, даже обмундированием. Пораженческое перемирие после хасавюртовских соглашений не вызвало конкретных изменений в военной политике. Парадокс, но сегодняшний солдат оказывается сильнее, эффективнее самолета, танка, артиллерийской системы. На этом и строится весь расчет. Ведь как начиналась вторая чеченская кампания? В сентябре - ноябре наспех собирали огромную группировку войск, ополченцев, как в 41-м году, омоновцев, собровцев... Ни ОМОНы, ни СОБРы, ни тем более ополчение не предназначены для борьбы с хорошо обученными и оснащенными вооруженными бандформированиями. И то, что эти ребята вместе с армейцами, военнослужащими внутренних войск, пограничниками успешно сражаются с бандитами и террористами - это просто их очередной подвиг. Но если солдат становится героем - кто-то в этом виноват! К сожалению, это наша, российская традиция: чтобы выполнить боевую задачу, надо проявить героизм, совершить подвиг. Традицию эту надо ломать.

После первой чеченской кампании мы ничего не предприняли для создания специальных подразделений, способных вести эффективную борьбу с бандитскими, террористическими, партизанскими формированиями. Насколько важны такие подразделения, свидетельствует опыт наших пограничников в Таджикистане. Ведь там нам противостояло до двадцати пяти тысяч боевиков по своей подготовке, вооружению, организации ничем не уступающих чеченским ?собратьям¦. И пограничники выиграли борьбу с ними. Выиграли в силу своей изначальной близости к спецвойскам и способности быстро адаптироваться к любой ситуации.

- С учетом ypoкoв чеченской войны, в концепцию реформирования Вооруженных сил наверняка будут внесены соответствующие изменения?

- Нам отведено не более десяти лет на создание Вооруженных сил, способных обеспечить суверенитет и безопасность России. Нашему государству еще предстоит пережить тяжелейшие испытания, которые могут вызвать и применение военной силы. Мы уже говорили о характерных чертах возможной будущей войны. Она требует и совершенно нового человеческого материала. На мой взгляд, абсолютно неправильно вести речь о профессионализации армии. Поясню, что я имею в виду.

Мы обязаны четко разделить задачи, которые должны выполняться с оружием в руках, с одной стороны, и задачи обслуживания и обеспечения, не связанные с несением боевой службы, с другой стороны. При этом соотношение между контрактниками и призывниками в разных силовых ведомствах должно быть разное. Допустим, в Минобороны оно будет составлять 60 к 40, в перспективе - 70 к 30. Соответственно 70% офицеров, прапорщиков, контрактников и 30% военнослужащих срочной службы, которые подготовлены по специальностям, необходимым для запаса, "горячего" резерва. Для ФПС России это соотношение может составлять и 90 к 10. Я не исключаю, что вскоре пограничная служба вся будет комплектоваться на контрактной основе. То же самое относится и к МВД: никаких милицейских частей, где служат призывники, быть не должно. Как не должно быть и каких-либо военно-строительных частей, организаций.

Именно поэтому Комитет по обороне выступает за скорейшее принятие Закона "Об альтернативной службе". Полное освобождение военных людей от выполнения задач, не связанных с их прямым предназначением, позволит при модернизации современного оружия и техники, при изменении форм и способов ведения борьбы резко изменить боевой потенциал наших Вооруженных сил.

Приведу один пример. Ежедневно в караул заступают около ста тысяч человек. Это значит, что каждый день триста тысяч военнослужащих оторваны от процесса боевой учебы. Почему не создать из военных пенсионеров, безработных бывших офицеров, прапорщиков, членов их семей военизированную службу охраны и обеспечения жизнедеятельности объектов Минобороны? Солдат не должен подметать улицу, готовить пищу, заниматься ремонтом и строительством и т.д. Его задача - готовиться с оружием в руках защищать Родину, нас с вами.

Говоря о военной реформе, нельзя обойти вниманием и вот какой важнейший вопрос. В России более пятнадцати министерств и ведомств, в которых предусмотрена военная служба. Это недопустимо. Возьмем Министерство внутренних дел. В нем около десяти тысяч сотрудников противопожарной службы. Но их место явно в структуре МЧС. Или взять внутренние войска. Они, как военная сила, предназначены для разрешения конфликтов, подобных возникшему в Чечне, причем без помощи Вооруженных сил. Организованные по армейскому принципу, но не имеющие соответствующей подготовки, оснащенные армейским вооружением, но не обеспеченные им в достаточном количестве, без должного опыта действий в подобных ситуациях, внутренние войска не в состоянии выполнить поставленную перед ними задачу. Никоим образом не умаляю при этом заслуги военнослужащих внутренних войск, героически борющихся с боевиками.

На мой взгляд, будущее внутренних войск - в составе Минобороны. Более того, я считаю, что в скором времени у нас будут только четыре основные структуры, обеспечивающие внутреннюю и внешнюю безопасность государства, - Министерство обороны, Министерство охраны общественного порядка, Министерство государственной безопасности и Министерство по чрезвычайным ситуациям. Я не пытаюсь решить эту проблему за президента, правительство, но как законодатель, как человек военный, вижу необходимость такой структурной перестройки. Думаю, что одно из направлений военной реформы заключается именно в этом.

- Но ведь все то, о чем вы говорите, требует огромных средств. Где взять деньги на реорганизацию и оснащение тех же внутренних войск, социальные выплаты, решение пресловутого квартирного вопроса, не говоря уже о создании новых образцов современного оружия, боевой техники?

- А военная безопасность государства дорого стоит, дешевой обороны не бывает. Нужно понять главное: проблема обороны страны - это проблема не только одного федерального бюджета. Это проблема государственного бюджета, проблема консолидированных возможностей страны. Федеральный бюджет составляет 21 млрд. долларов. Консолидированный бюджет страны, состоящий из бюджетов Федерации, ее субъектов и местных бюджетов, - 80-85 млрд. долларов. И проблемы людей в военной форме должны решаться не только в центре, но и в субъектах Федерации, на местном уровне. Если мы и дальше будем финансировать оборону только из федерального бюджета, бюджета Минобороны, то никогда не решим ни проблему бесквартирных, ни проблему военной реформы в целом.

Мы крайне неудовлетворительно распоряжаемся огромными ресурсами нашей страны. Федеральный бюджет составляет лишь 20% от валового национального продукта. Для сравнения: бюджет Швеции - 68% ВНП. Если государство хочет более активно решать проблемы обороны, безопасности, здравоохранения, образования, оно должно пропускать через бюджет большую часть ВНП. Резерв здесь колоссальный.

Еще один важнейший момент. У Минобороны есть свой бюджет. В этом бюджете многократно заложена оплата НДС. Мы будем предлагать и в бюджет 2001 года, и в Налоговый кодекс освободить спецпотребителей, к которым относится и МО, от уплаты НДС - за энергоносители, вооружение, технику, медикаменты, одежду и т.д. Ведь сегодня завод по производству танков и завод по выпуску автомобилей "Жигули" находятся в равных условиях. Получается, что государство само себя обворовывает. Мы с вами, налогоплательщики, платим деньги на обеспечение обороны страны. Так какой доход с этого может иметь государство, какой НДС? У нас не должно быть желания наживаться на военном бюджете! Здесь, в этом поле, лежит восстановление государственного управления обороной страны. Здесь огромный потенциал и для искоренения коррупции, свившей массу гнезд в околоармейских коммерческих и диллерских структурах, банках...

Что касается вопроса обеспечения военнослужащих жильем, то и его можно решить в течение ближайших пяти лет. Комитет Государственной Думы по обороне предложил для этого несколько вариантов. К примеру, военные ведомства располагают огромным земельным фондом. Почему бы не предложить инвесторам бесплатные участки земли под застройку в обмен на определенное количество квартир для военных? Или другой вариант. Сегодня в стране вводится достаточно много жилья. Десять процентов квартир отдают коммунальщикам, милиции, другим службам, которые обеспечивают жизнь конкретного района. Давайте примем закон: 5% всего возводимого в стране жилья вне зависимости от формы собственности идет на обеспечение военнослужащих.

- И кто сдвинет дело с мертвой точки: законодатели или исполнительная власть?

- Законодательная инициатива есть. Я ведь излагаю ее не только журналу "Братишка", но и президенту, правительству, Совету безопасности. Нашли мы взаимопонимание и с Главной военной прокуратурой, которая осуществляет надзор за исполнением законов в области военного строительства, обороны страны, социальной защиты военнослужащих.

Важно понять: выход из кризиса, который переживают сегодня военные, правоохранительные органы, переоснащение армии и структур МВД зависят от того, как страна будет работать. Комитет Государственной Думы по обороне считает, что только создание новых рабочих мест в реальной экономике может вывести страну из кризиса. Только разумное использование ресурсов страны может вывести нас из кризиса. Только повышение части от ВНП до 40-60%, используемых государством через бюджет в интересах всего общества, может решить проблему возрождения нашей страны.

Мы говорим о создании рабочих мест как о ключе, который открывает все двери. Неважно, какая форма собственности сегодня накормит людей. Важно рабочее место, которое даст возможность человеку заработать на достойную жизнь. И военнослужащие, военные пенсионеры здесь не исключение.

- Андрей Иванович, военный этап контртеррористической операции в Чечне завершается. Какие шаги должна предпринять законодательная и исполнительная власть, чтобы стабилизировать обстановку в этом регионе?

- Ставить точку в чеченском конфликте рано. Армия, внутренние войска, пограничники будут продолжать выполнять там свои функции. Правоохранительным же органам предстоит в ближайшие десять лет решать задачи в особом режиме. Стабилизация обстановки в Чечне - длительный период. Мы разгромили основные бандформирования, но вести беспощадную борьбу с преступниками придется еще очень долго.

Вооруженным силам предстоит сегодня встать гарнизонами по всей территории Чечни. В каждой деревне должны быть роты, отдельные взводы. Наверное, длительное время будут действовать ограничения по въезду-выезду, комендантский час, другие специальные меры.

Активно должно идти формирование местных органов власти. Постепенно им будут передаваться функции, не свойственные военным (выдача пенсий, социальных выплат и т.д.). Но за военными комендантами еще долго будет оставаться последнее слово при решении любых вопросов.

Нам же предстоит в ближайшее время законодательно оформить все те моменты, которые касаются применения Вооруженных сил на территории России. Чтобы армия применялась не на основе Указа Президента, а в соответствии с Законом.

Надо до конца вести розыск наших погибших и без вести пропавших солдат и офицеров. Это святая наша обязанность. До конца мы будем преследовать и всех преступников. Без срока давности за совершенные ими злодеяния.


Газета "Братишка"
май 2000 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован