04 октября 2003
2221

Евгений Гильбо: Бизнес и силовики, силовики и бизнес

Евгений Витальевич, какие события и тенденции кажутся Вам наиболее значительными для развития бизнеса в ближайшее время?

Я считаю, что определяющим для бизнеса в России, а значит и для экономики в целом, в предстоящие месяцы будет отношение к бизнесу силовых структур. Я имею в виду не столько общеизвестную историю с ЮКОСом - в конце концов она касается только крупного бизнеса, сколько отношение к мелкому и среднему бизнесу вообще.

Все давно привыкли к тому, что милиция не защищает права собственности и интересы честного бизнеса. Точнее - что государство в целом их не защищает. Привыкли и к тому, что правоохранительные органы могут защищать интересы бизнеса только за отдельную оплату, в размере которой налоги, выплаченные режиму в целом, не учитываются. Неважно, сколько ты платишь налогов режиму - важно, сколько местной милиции.

За те же деньги, впрочем, милиция готова не только защищать законные интересы, но осуществлять любые наезды (разработки). К этому тоже привыкли, и казалось, что изменений в этом вопросе не предвидится.

Однако, 10 сентября может стать переломным моментом в этом вопросе. Теперь милиция стала представлять непосредственную угрозу жизни сотрудников тех фирм, разработку которых ведет.

Итак, 10 сентября средь бела дня в Петербурге во время проведения "следственных мероприятий", а точнее - той самой "разработки", сотрудник милиции "случайным выстрелом" убил женщину, сотрудницу разрабатываемой фирмы. В этот раз жертвой стала некая фирма "Маршалл", офис которой расположен в районе Апраксина двора. Хотя фирма не торговала оружием и наркотиками, а всего лишь занималась подбором кадров, осуществлявшие разработку сотрудники милиции не только пришли, вооруженные огнестрельным оружием, но и привели с собой группу спецназа.

Дело было возбуждено по статье 159 УК РФ (мошенничество). Мой опыт обращения в милицию и прокуратуру по этой статье заключается в том, что дела ни разу не возбуждались - очевидно ждали и ждут, когда следственные действия будут проплачены.

Конечно, можно думать, что ребята проводили разработку, руководствуясь исключительно партийной совестью, а никак не по оплаченному заказу. Тогда это следует признать выдающимся исключением в практике питерской милиции. Однако, очень трудно объяснить, зачем понадобилось столько спецназа на захват офиса, где не было вообще никакого оружия.

Естественно, когда вооруженная до зубов группа людей в форме попыталась вломиться в офис, сторожа попытались этому воспрепятствовать. Их реакция более чем понятна: поверить, что следственные действия по подозрению в экономическом преступлении требуют наезда такой могучей группировки вооруженных людей очень сложно, а наличие формы в наше время вовсе не гарантирует принадлежность нападающих к государственным структурам. Поэтому естественно, что сотрудники фирмы хотели сначала позвонить в милицию, узнать - оттуда ли приехавшие господа. Но в ответ на это естественное желание оперативники начали вламываться в помещение. В ответ на попытку сторожа прикрыть дверь милиционер вытащил огнестрельное оружие и шестью выстрелами убил менеджера компании - сидевшую за столом в своем кабинете напротив двери женщину.

Освещавшие эту историю журналисты официальных СМИ, особенно местного телевидения, с большим пафосом обвиняли сторожей, что они даже после убийства женщины имели наглость оказать нападавшим сопротивление, кидая в них предметами меблировки. А что было делать мужикам, если у них не было оружия, а оставшихся в живых женщин защищать все же надо? Тем более, что принадлежность нападавших к органам так и не была доказана, а совершенное ими убийство не совсем соответствует должностным инструкциям.

Журналисты со слов милиции также назвали сторожей охранниками и обвинили их в отсутствии лицензий на охранную деятельность. Но если бы это были охранники и имели лицензию, у них бы тоже было оружие, и ситуация могла бы не ограничиться убийством только невинных безоружных женщин.

Прокуратура, разумеется, посчитала причиной убийства "неосторожное обращение с оружием", так что надеяться на то, что убийца получит нечто большее, чем три года условно, вряд ли стоит.

В этой истории, как в капле воды, отразились те тектонические сдвиги во взаимоотношениях милиции и бизнеса, которые произошли за время министерства Бориса Грызлова. Шлюзы открыты, и теперь убивать - по заказу или случайно - в связи с "расследованием" экономических преступлений будут без особых сомнений и страхов перед наказанием. А это значит, что страновые риски в России возросли за последние три-четыре года многократно.

Уровень страновых рисков очень серьезно влияет на состояние экономики. Конечно это произойдет с определенным временным лагом. Российским предпринимателям необходимо существенно больше убийств, прежде чем страновые риски, да и опасность грызловщины вообще будут ими осознаны. Но уже с конца этого года можно будет ожидать осознания ими ситуации. После этого легальный бизнес должен исчезнуть в России как класс.

11 сентября 2003

http://www.opec.ru/comment_doc.asp?d_no=41812
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован