03 августа 2001
1985

Евгений Гильбо: Блестящая политика

В российских СМИ принято ругать администрацию Буша и ее политику. Де с экономикой-де Буш что-то не то творит, и во внешней политике со всеми перессорился, и Путина не уважает... Но все эти оценки грешат одним: в них слишком мало беспристрастного анализа, слишком много априорных идей и субъективных представлений, ушедших из реального мира вместе с последним десятилетием прошлого века. Если от них отвлечься и смотреть глазами беспристрастного аналитика, то оказывается, что ВСЕ шаги администрации Буша глубоко рациональны и направлены к пользе человечества, США, России и почти что каждого человека на Земле.

В нашем обществе, где ненависть к США стала в конце 90-х годов устойчивой культурной институцией, такая точка зрения может показаться парадоксальной. Но беспристрастный анализ каждого шага администрации Буша заставляет признать, что все его критики не правы и по большей части просто не понимают, что происходит ныне с человечеством. Во всех сферах жизни Бушу сегодня приходится бороться с наследием предыдущей администрации, которую со временем историки, несомненно, признают самой худшей администрацией США за весь XX век. И вовсе не по причине ее некомпетентности - по причине неадекватности той концепции, которая стояла за всеми ее действиями. Впрочем, начнем по порядку.

Экономика

Клинтон унаследовал от Буша-старшего растущую экономику, инерции роста которой хватило на целое десятилетие. Все эти десять лет локомотивом роста были выпестованные Бушем-старшим в недрах ЦРУ и ВПК информационные технологии. Но ресурсы, которые этот экономический взлет дал в руки Клинтону, были им использованы совершенно нерационально - не в пользу США, не в пользу их граждан, не в пользу бизнеса и не в пользу человечества.

Администрация Клинтона по сути подавляла бизнес, постепенно увеличивая бремя государственных расходов, давящее на него. Даже огромный бюджетный профицит не побуждал Клинтона к снижению налогового и иного бремени на экономику. Наоборот, все больше средств изымалось из бизнеса и затрачивалось на непроизводительные цели.

Некоторые из этих целей казались благими. Например, увеличение расходов на медицину. Но здесь выбранная Клинтоном стратегия достигла социальных целей, прямо противоположных декларируемым.
В условиях роста производительности труда во всех сферах постиндустриальной экономики, медицина существенно отставала все это десятилетие. Нужны были серьезные меры для ее модернизации, повышения интенсивности и качества услуг посредством внедрения информационных и иных технологий, создание эффективной системы контроля качества и оптимизации использования ресурсов в отрасли. Короче, нужны были мощные меры по повышению производительности труда в этой сфере, стимулировать которые можно лишь методами жестких бюджетных ограничений и нормативно-законодательного давления, стандартизации.

Вместо этого Клинтон повел прямо противоположную политику. Он стал прикармливать неэффективно работающую отрасль гигантскими бюджетными вливаниями, консервируя тем самым ее отставание и неразбериху на фоне всеобщего роста. Это превратило здравоохранение в черную дыру американской экономики. Учитывая размеры отрасли, эта черная дыра представляет серьезную опасность и является сегодня главным источником инфляционных рисков.
Другие направления растраты администрацией Клинтона зарабатываемых Америкой денег трудно оправдать даже и аргументами социального порядка.

Из всех государственных расходов прямую пользу экономике могут принести только прорывные фундаментальные исследования, обычно проводимые в рамках ВПК. Но именно эти направления Клинтон финансировал меньше всего. Военный бюджет растрачивался на авантюры в разных концах земного шара, продиктованные не национальными интересами США, а туманными идеалистическими концепциями господ типа Жака Аттали, которым был привержен последний в прошлом веке американский президент.
Теми же шизофреническими концепциями была продиктована и та часть экономической политики Клинтона, которая была направлена на подавление экономической свободы не только в США, но и во всем мире. Самым ярким ее выражением была активная, дикая по своей форме и содержанию борьба прошлой администрации с оффшорами. Дикость этой борьбы по форме заключалась в совершенной противоправности попытки ограничить суверенитет других государств на основе даже не американских законов, а неких принципов неоформленных, но влиятельных сил. С содержанием же дело обстояло еще хуже.

Оффшоры в современном мире являются вовсе не местом укрытия средств наркомафии и родственников мировых диктаторов. Они являются базовым инструментом налогового маневрирования и финансового менеджмента, существенно расширяющего степень экономической свободы в мире. Безграмотная профессорская теория о том, что они якобы сокращают налоговые поступления в США, Европе, России и прочих странах, на самом деле крайне далека от реальности. Благодаря оффшорам существуют целые виды бизнеса, которые в отсутствие этого инструмента не могли бы существовать. Одна лишь репатриация получаемой в их рамках прибыли является фактором, повышающим доходы бюджета развитых стран как прямо (через выплату подоходного налога), так и косвенно - через рост потребления, стимулирующий экономический рост вообще.

Уничтожение этого инструмента диктовалось соображением вовсе не экономического плана. Политики круга Аттали-Камдессю преследуют здесь на самом деле цель повышения наднационального контроля над бизнесом во всем мире, причем не с целью его подчинения американским или европейским законам, но законам наднациональным. Если бы Клинтону удалось довести до конца это черное дело, разрушение целых отраслей современного мирового хозяйства породило бы такой экономический и политический кризис, какой без третьей мировой войны было бы не расхлебать.

Идеалистическими, внеэкономическими соображениями диктовалась и энергетическая политика администрации Клинтона. Фактическое свертывание атомной энергетики в угоду невротической нуклеофобии домохозяек и гринписовцев, свертывание из тех же соображений разработки новых нефтяных месторождений подвело не только США, но и весь мир к грани энергетического кризиса. Взлет цен на энергоносители, порожденный этой политикой, стал локомотивом экономического кризиса, порожденного всей политикой администрации Клинтона.

Крайне разрушительной была и выбранная администрацией Клинтона стратегия в сфере высоких технологий. Будучи по сути администрацией биржевых спекулянтов, администрация сделала новый быстро растущий сектор экономики их заложником. Вместо содействия развитию традиционных механизмов венчурного финансирования, вместо задействования традиционных ограничений, обеспечивающих эффективность инвестиций, она по сути вела на рынке фондов высокотехнологических компаний такие правила игры, при которых наряду с действительно перспективными постиндустриальными компаниями за средства инвесторов стали бороться маскирующиеся под такие компании полумошеннические фирмы.

Неизбежный обвал мошеннических компаний стал ударом для всего высокотехнологического сектора. Несмотря на то, что прибыль и обороты производящих реальные услуги постиндустриальных компаний (дистанционное образование, логистика и т.п.) продолжают расти и остаются весьма привлекательными для инвестиций объектами, крах надуманных проектов, обещавших бешеные прибыли за счет рекламы друг друга, подорвал доверие инвесторов ко всему этому сектору экономики.

В угоду спекулянтов администрация Клинтона вела и политику "глобализации" финансовых рынков, по сути сделав экономику США заложником повышенной инвестиционной привлекательности их рынка в условиях кризисов. Ради этого провоцировались политические кризисы в мире, экономика США оказалась поставлена в зависимость от притока капиталов извне, завышенный курс доллара не дал традиционной индустрии воспользоваться плодами долгого периода роста - она по сути испытывала стагнацию на фоне бурного роста постиндустриального сектора. Результатом был обвал рынков на фоне продолжающегося экономического роста - тот обвал, который и создал нынче угрозу самому этому росту, других причин для прекращения которого не было и нет.

Все, что было в экономической политике США в 90-е годы разумного, принадлежит вовсе не администрации, а ФРС. Разумные меры по стимулированию спроса путем использования традиционных кейнсианских инструментов, без приверженности к модным в недоразвитых странах теориям фридмановской "монетаристской" школы, позволили смягчить негативные последствия того по сути крестового похода против мирового бизнеса, который осуществлялся Клинтоном и его учителями.

За несколько месяцев администрация Буша быстрыми и эффективными мерами оздоровила американскую и мировую экономику. Структура государственных расходов постепенно начала изменяться от непроизводительно-растратной к перспективно-инвестиционной. Вместо затыкания бюджетными деньгами дыр неэффективно работающих отраслей они постепенно переориентируются в проекты ВПК, которые могут вскоре дать такой же толчок развитию мировой экономики, какой в 90-е дал Интернет. Налоговая политика приобретает все более разумные черты, стимулируя бизнес и экономический рост, снимая то жуткое давление на предпринимательство, которое было характерно для эпохи Клинтона.

Администрация Буша прекратила и крестовый поход против оффшоров, признав их легальным и необходимым для честного бизнеса инструментом. В сфере энергетики за кратчайший срок сформулирована и уже осуществляется программа, содержащая эффективные меры по предотвращению энергетического кризиса. Буш дал зеленый свет атомной энергетике, без которой экономика XXI века просто не может существовать. Он открыл и возможность разработки нефтяных месторождений Аляски, которые покроют в скором времени намечающийся дефицит жидкого топлива в США. Думаю, скоро нефть снова будет стоить дешевле воды.

На рынках администрация Буша тоже потихоньку наводит порядок. Пока еще довольно медленно - видно, что не знает, с какой стороны подступиться к расчистке этих авгиевых конюшен. Но решимость покончить с засильем спекулянтов и направить инвестиционные ресурсы в реальный сектор экономики явственно просматривается - и уже одно это порождает оптимизм у инвесторов.

А тем временем аналитики из тиши профессорских кабинетов критикуют Буша за применение кейнсианских рецептов преодоления кризиса - видите ли, инфляция будет от их применения. Надо-де применять более новые, фридмановские рецепты: сначала инфляцию подавить, пусть и ценой спада, а потом уже рост сам пойдет.

А ведь на самом деле именно применяя классические кейнсианские рецепты спасал все это время Гринспен экономику от краха. Потому что руководство ФРС давно и хорошо понимает, что нет никаких новых рецептов, а Фридман сотоварищи - шарлатаны. И выбитая для него в свое время господами из Бильдербергского Клуба Нобелевская премия ничего тут не меняет.

Вообще, критическое отношение аналитиков к мерам администрации Буша выдает одну важную деталь: они крайне далеки от реальной экономики. Они, конечно, старательно отслеживают новейшую статистику и поведение финансовых рынков, следят за ростом показателей, но реальных проектов они явно не консультируют и в них не участвуют. Потому что тогда их мнение было бы совершенно иным.

Если бы они, подобно мне, консультировали реальные проекты, они хорошо знали бы, сколько проектов стояло из-за устроенных Клинтоном дурацких препон, из-за неопределенности с оффшорами и перспективами рынков. Они знали бы, какая ненависть сформировалась у всех активных бизнесменов к этому Клинтону и его команде, сколько потерь понес бизнес от его политики.

В последние полгода ситуация изменилась неузнаваемо. Все проекты идут. Вообще все. Я такого просто не помню. Одно лишь снятие неопределенности с оффшорами позволило запустить совершенно блестящие проекты.

Конечно, все эти проекты отразятся в статистике цифрами роста не в этом году, а кое-какие даже и не в следующем, но запускаются-то они сейчас, идут сейчас. Вот где главный мотор экономики. Аналитики, которые сейчас Буша кисло критикуют, поймут все потом, когда придет эта статистика. Задним числом. Ликвидировав весь идеалистический маразм клинтоновской политики, положив в основу своей политики концептуальный прагматизм, новая администрация сумела по сути снести плотину, которая сдерживала развитие мировой экономики последние годы.

И все это достигнуто менее чем за полгода президентства Буша! О чем после этого еще спорят аналитики? Да реальные бизнесмены золотой памятник готовы Бушу отлить - хоть сейчас.

Внешняя политика

Расхожим обвинением газетчиков в адрес Буша стало то, что новый президент поссорился почти со всеми, кто лобызался с Клинтоном - с китайцами, европейцами, русскими. При этом все они относят происходящее на счет дипломатической неуклюжести самого Буша, которую противопоставляют дипломатической гениальности Гора и Клинтона. На самом деле все обстоит совсем наоборот.

Клинтон по сути поставил американские ресурсы на службу весьма специфическим интересам бюрократии международных организаций и обслуживающих их идеологов. Аттали, Камдессю, Стэнли Фишер и тому подобные личности, добившиеся высокого положения в рамках этой бюрократии тем, что гоняли шизу, оформляющую интересы этой бюрократии и при этом прикрывающую их мистическим туманом - эти господа вдруг стали поставщиками концептуальной идеологии для внешней политики США. По сути, вместо защиты национальных интересов шло навязывание суверенным правительствам верховенства международной бюрократии.

Именно на поддержку Клинтона опиралась та наглость, с которой в эпоху Камдессю МВФ навязывал суверенным государствам свое видение экономической политики. Причем, если со стороны Клинтона тут было больше идеализма, то конкретные бюрократы типа Камдессю часто прирабатывали, выступая агентами определенных политических сил внутри того или иного государства, подавая их требования как свои. Аттали ушел с должности под обвинения в коррупции еще раньше Камдессю, показав тем самым, что реально стоит за его красивыми туманными идеологемами.

Клинтон ничтоже сумняшеся применял военную силу - опять же не для защиты интересов США, а для навязывания суверенным государствам "международных" правил игры, от которых сами США ничего не выигрывали. В конце концов, он втянул США в югославский конфликт, реализуя даже не интересы, а МНЕНИЕ весьма специфических кругов европейской элиты, мистически почитающих Габсбургов-Лотарингов (почитаемыми в этих кругах ни более, ни менее как за прямых потомков Христа) и желающих увидеть их во главе объединенной Европы - Священной Римской Империи. Если бы Клинтон знал, что эти сумасшедшие ненавидят Сербов всего лишь за то, что те подорвали устои Габсбургской монархии в момент, который им казался подходящим для реализации этого сумасшедшего плана, вряд ли бы он стал влезать в эту дикую разборку. Но поскольку на поверхности лежала все та же теория глобализации и универсализации ценностей, он ее сожрал с весьма печальным для всех исходом.

США ничего не выиграли от всех авантюр, в которые их втянул Клинтон. А выигрыш, который получила международная бюрократия и ее мистики-идеологи, оказался на самом деле эфемерным, потому что оказалось достаточно одного лишь плевка Буша, чтобы вся эта бюрократия со всем ее дутым могуществом сдулась как воздушный шарик, а все ее могущество превратилось в дым.

Политика Клинтона дорого обошлась США. Растраченные на бессмысленные авантюры национальные ресурсы уже не вернуть. В то же время бессмысленные, ничего самим США не дававшие атаки на суверенитет различных государств и традиции их населения настроили это население и национальные элиты резко против США. Именно Клинтон поссорил США с Китаем, Россией, рядом Европейских стран, третьим миром и даже Израилем. Сохранение видимости дружеских отношений Билла с лидерами этих стран ничего в этом вопросе не меняло и было обычным лицемерием, которому так старательно учил когда-то Америку Дейл Карнеги.

Буш просто не стал лицемерить и назвал вещи своими именами. Он принял оставшееся в наследство от Клинтона состояние дел как данность. Он только констатировал