04 октября 2002
1499

Евгений Гильбо: Homo homini Lupus est

Евгений Витальевич, как Вы прокомментируете утверждения западных экспертов, что все экономические проблемы России связаны с отсутствием свободной конкуренции?

Все рецепты реформ, как поставляемые с Запада, так и вырабатываемые правительственными экономистами, основаны на аксиоме, что возникновение в России экономики, базирующейся на условиях свободной конкуренции, привело бы к немедленному росту ее эффективности. Почему все же эта экономика не возникает? Навязывающие нам эту аксиому господа обходят один очевидный вопрос, поставленный многие десятилетия назад еще Максом Вебером (впрочем, неизвестно, слышали ли они такое имя - на Западе узкие специалисты в любой области, не исключая экономику, отличаются крайним невежеством в общегуманитарной сфере и культурологии) - как возможна свободная конкуренция в стране, где отсутствует протестантская этика? Как ее учинить между людьми, образ мыслей которых ее не приемлет?
Конкурентная среда в стране, где 80% мужчин воспитанием программируются как хронические неудачники, означает физическое вымирание этих 80% и их семей. Недаром введение ельцинистами первых, минимальных элементов конкурентной среды снизило среднюю продолжительность жизни мужчин в России с 73 до 56 лет.

Но если русские не могут выжить в конкурентной среде, какая же им нужна?

Они смогут выжить и эффективно работать только в патерналистской системе азиатского типа, изолирующей их от конкуренции. Без этого НЕОБХОДИМОГО условия в России не будет эффективной экономики. Этого-то западным экспертам не понять никогда. Они привыкли жить в среде, где веками шел отбор только волков, остальные гибли. Они выросли в сложившейся талассократической цивилизации, этику которой еще в момент Гоббс охарактеризовал латинским изречением "Homo homini Lupus est".
В стране героев Сталлоне, Шварценеггера и Уиллиса совершенная конкуренция теоретически может работать (хотя реальность от нее довольно далека), но уже во Франции она невозможна и потому не существует, несмотря на тридцать лет зверской атаки неоконсерваторов на французскую систему экономического патернализма.
Отсутствие, кстати, свободной конкуренции во Франции не мешает ей достичь наиболее высоких показателей производительности труда в мире (если исключить валютные игры, где американцы французов опережают). Отсутствие свободной конкуренции, монополизм, патернализм и протекционизм в Японии не мешает ей обеспечивать самые быстрые темпы научно-технического прогресса. Плановая государственно-монополистическая система Кореи и Тайваня не мешает им показывать максимальные темпы роста и высокую эффективность.

Но почему так происходит?

Все это объясняется просто - экономическая система этих стран соответствует особенностям их культуры. Если ликвидировать всех русских и населить Россию англосаксами, свободная конкуренция действительно оказывается наиболее эффективной формой организации экономики. Если оставить в живых хотя бы часть русских, то придется формировать систему, учитывающую особенности их этики и культуры. И опыт той же Японии показывает, что такая система может оказаться нисколько не менее эффективной, чем ориентированная на протестантскую этику система свободной конкуренции.
Развал экономики России в 90-е годы прошлого века, снижение уровня жизни в 4 раза в сравнении с 80-ми, падение ВВП в 2 раза (с учетом изменения структуры цен - в 4 раза) и вопиющая неэффективность пореформенной экономики связаны как раз с тем, что проводники этой политики из всех сил пытались проводить в жизнь неадекватную экономическую стратегию. Но факт остается фактом - эти рецепты и формы отторгаются Россией как кровь чужой группы, порождают нежизнеспособный химерический симбиоз.

В чем же выход? Неужели возможен в России серьезный экономический рост без введения совершенной конкуренции и других институтов рыночной экономики? Если весь курс Путина ошибочен, что же следует делать?

Реальный выход из ситуации заключается вовсе не в том, чтобы превратить русских в американцев и ввести для них совершенную конкуренцию. При выполнении первого условия второе окажется возможным и даже несложным, но как выполнить само первое условие? Реальный выход заключается в построении экономической системы, адекватной условиям страны. В этом случае потенциал роста намного превосходит те 8%, о которых говорят западные специалисты при условии внедрения в России совершенной конкуренции. Как показывает опыт других азиатских стран, при нахождении оптимальной модели рост первые десятилетия достигает 12-25% и снижается до 4-6% лишь по достижения уровня, примерно равного уровню развитых стран Запада. В частности, все меры по реконструкции конкретных производств и систем обслуживания, капиталовложения в модернизацию, на которые справедливо указывают эксперты, могут быть произведены на основе массированных государственных инвестиций. Масштабы таких инвестиций окажутся несравненно выше, чем может обеспечить привлечение капитала в эти сферы через рыночные механизмы. Это и даст немедленный эффект в десятки процентов роста за год-полтора.

Но ведь частная собственность эффективнее, а частный инвестор способен лучше определить, в какие сферы следует вкладывать деньги?

Спорное предположение о большей эффективности частных инвестиций в сравнении с государственными, по причине большей эффективности частного менеджмента в сравнении с государственным, не подтверждается конкретными исследованиями. Точнее, это положение сразу опровергается результатами множества исследований последних лет, из которых видно, что частный капитал обеспечил в России несравненно менее эффективный менеджмент, чем давала даже не в лучшие свои годы не самая эффективная советская плановая система. Построение системы патерналистского государственно-монополистического характера, близкой к дальневосточному образцу, но учитывающей западнический характер внутренних талассократий, как раз и обеспечит столь же эффективный менеджмент, как тот, что мы видим в Японии, Корее, Тайване или Франции, промышленная система которой также имеет много черт, которые мы увидим у адекватной русской системы. Такая система обеспечит не только столь же быстрый рост, как тот, что показывала Япония в первые два десятилетия после синтеза адекватной экономической системы. но и обеспечит крайне высокую эффективность инвестиций. Синтез эффективной финансовой системы, по примеру той же Японии, позволит найти грандиозные по нынешним понятиям внутренние источники финансирования этих инвестиций. Это - реальный путь подъема России.

Но, насколько мне известно, не существует и не существовало приемлемой профессиональной программы, альтернативной той, что проводит администрация Ельцина-Путина. Альтернативой ей были только коммунистические бредни. Или было что-то еще?

Такая программа есть. Ее разрабатывал в начале 90-х возглавляемый мной центр "Модернизация", возглавляемая мной группа экспертов Высшего экономического Совета РФ, эксперты Верховного Совета. Альтернативная ельцинской программа реформ была и в 1991 году, и в 1993, и в 1995, и в 1998, и в 2000, и есть 2002. Каждый раз она отвергается в силу веры в благотворность навязывания американской модели несчастным русским, которые никак не могут к ней приспособиться и отвечают лишь массовым вымиранием. Несмотря на очевидность кошмарной неэффективности выбранной стратегии и перманентные кризисы.

Но может быть, положительные результаты политики Ельцина и Путина еще не успели проявиться?

Десять лет достаточно, пора подводить итоги реформ. Если бы реформы обеспечили более высокий уровень жизни производства, чем был при Брежневе, можно было бы спорить об эффективности. Но если через десять лет их проведения реальный уровень производства втрое ниже, чем в 80-е, а реальный уровень жизни - втрое, значит - реформы с экономической точки зрения провалились.
Надежды на то, что в России заработает американская модель, да еще в догматическом неконсервативном исполнении, лишены всякого основания. Продолжение ее насильственного насаживания проводниками "Вашингтонского консенсуса" ведет лишь к усугублению тех проблем, которые порождены реформами. Сегодня у России остался только один источник доходов - экспорт углеводородного сырья, выкачиваемого из недр изношенным оборудованием, на которое Горбачев потратил в конце 80-х 45% инвестиционного ресурса СССР. Как только это оборудование износится окончательно, новое будет взять уже неоткуда.
Справедливости ради, надо отметить, что жизнь нельзя свести только к экономической эффективности, и политика Путина может быть легко объяснена психологическими потребностями нации. У старшего поколения россиян психика глубоко ранена ритуальным закланием "отца нации" на ХХ съезде КПСС, что постепенно породило суицидальный комплекс. Этот комплекс обусловливает однозначный выбор на выборах и в рамках иных форм кадрового отбора только таких кандидатов, которые по своему психическому складу способны играть роль палача для мазохиста, способны твердой рукой осуществлять раскровление и уничтожение страстно обожающей их русской нации. Разумеется, с уходом шестидесятников со сцены и преодолением "синдрома ХХ съезда" потребность в продолжении ельцинской политической стратегии отпадет. Успеет ли она выполнить свою задачу - уничтожение русской нации - можно только гадать.

9 сентября 2002

http://www.opec.ru/comment_doc.asp?d_no=28720
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован