04 июля 2003
1402

Евгений Гильбо: Так было во времена Брежнева...

Евгений Витальевич, исполнился ровно год с момента проведения в Москве "Гражданского форума" - одного из самых помпезных мероприятий последнего времени с намеком на поиск национальной идеи. Как Вам видятся спустя год его итоги?

Согласно рекламе на этом форуме должны были быть представлены представители общественности и лучшие умы российского "гражданского общества". Однако, получилось также, как и в случае с путинской партией, которая была заявлена как широкое национальное представительство, а укомплектована оказалась сплошь сателлитами правящей верхушки. За редким исключением аналогичный состав делегатов представительствовал от "гражданского общества".
Вряд ли в обоих случаях изначально было задумано именно это. Вряд ли властью двигал страх перед чьей-то неуправляемостью: что бы ни наговорили на форуме или в Думе, власти ничего особенно не угрожает. Просто так получилось. Потому что круг общения власти ограничен. Остальные с ней не контактируют, поскольку не интересуются ей.
Зато диапазон избранных был представлен крайне широко - от убеленных сединами столпов, изображавших диссиду еще в брежневские времена, и прорабов перестройки до прикомандированных к науке, общественности и депутатникам офицеров ельцинского призыва. Если бы пришли в мундирах все, кто имеет право их носить, сие сборище выглядело бы как заседание германской Академии наук времен незабвенного Адольфа Элоизовича.
Попытка Путина оживить этот похоронный синклит речью живого человека успеха не имела. Покойники с вежливым интересом пялились на него, как на экспонат Кунсткамеры, не вступая в диалог и не замечая приглашения к этому диалогу. Они продолжали бурчать свое, больное, но отжившее. Не выдержав, Путин сбежал, после чего в глазах присутствующих погас даже отраженный свет, и воцарилась смертная скука и тоска.

Почему же Путину не удалось наладить диалог?

Путину, конечно, искренне хочется живого диалога с обществом. И он никак не может понять, почему тем в обществе, кто способен на живой диалог и что-то представляет из себя, сам Путин неинтересен, неинтересен и диалог с ним? Почему вместо диалога получается это сборище отобранных кадавров, ничего не представляющих и лопочущих непонятно о чем?
Причина, пожалуй, в том, что сам Путин живет в мире иллюзий, принимая отмирание государства за его укрепление, а вяло текущую явочную фашизацию - за укрепление цивилизованных норм. Все более углубляется пропасть между европеизирующимся законодательством и африканизирующейся практикой правоохранительных органов. Все более растет пропасть между потребностями выживания нации и состоянием основных фондов. Все более углубляется пропасть между пропазапандой ориентацией внешней политики и реальным отношением удивленного (и раздраженного) Запада к России и самому Путину. Все более растет она между аппетитами столпов режима и реальными финансовыми ресурсами.
Рано или поздно этот разрыв повлечет тектонические сдвиги в развитии ситуации. Те самые, которые ребята из ГБ с их аналитическим аппаратом просчитать не способны в принципе. И, скорее всего, случится это слишком рано. А жаль. Потому что как ни грустно, Путин и его команда намного лучше тех, которые скоро их съедят...

Почему же власть не может адекватно общаться с гражданским обществом и вынуждена имитировать диалог?

Обществу все более и более становится очевидным, что власть живет, "под собою не чуя страны". Чиновники всех мастей рапортуют о процентах роста в то время, как страна десять лет живет проеданием основных фондов, износ которых подошел уже к критической черте и для сохранения которых у этой черты (не говоря уже об обновлении) нужно поднять на прежний уровень рухнувшее втрое производство в материальном секторе - а не радоваться четырем процентам роста за счет постройки новых пивзаводов. Власть этого не понимает и не желает понять.
Представители этой власти отгородились от страны, где давно уже почти не ходит городской транспорт, где холод в квартирах становится обычным делом для все большей и большей части горожан, где отключения электричества делают жизнь все более невыносимой. Им пока еще тепло и светло, у них есть персональные автомобили, они стараются ездить в такое время, чтобы не стоять в пробках, и не читают того, что пишут независимые эксперты.
Им ничего не грозит со стороны масс, привыкших к пассивности и давно осознавших, что грядущие беды стали наказанием за аморальность, проявленную при голосованиях. Обманувшиеся люди опустили руки раз и навсегда, тихо прозябают в разваливающихся квартирах, имитируя ритуалы былой жизни. Немногочисленная активная часть молодежи, заработки которой на этом фоне представляются приличными, склонная фанатично верить, что до Ельцина было хуже (без такой веры жить просто не получится), также не представляет опасности для власти.

Тогда в чем же может заключаться опасность для власти?

Опасность есть, и существенная. Она в неадекватности мышления самой власти, верящей чуть ли не во все ей же сочиняемые химеры. Впрочем, химеры сочиняют советники, а офицеры делают из этих химер шизофреническую "аналитику".

Как Вы оцениваете развитие событий в течение прошедшего года? Удалось ли власти наладить диалог с обществом?

За прошедший год взаимное непонимание общества и власти углубилось. Лучший показатель здесь - рост числа проявляющихся публично фанатиков, поющих славословие Путину. Сам факт, что такое славословие не пресекается ни властью, ни обществом, означает, что диалог между ними заблокирован, и обе стороны в нем не заинтересованы. Так было во времена Брежнева. Общество решило, что Путина надо переждать, и копит силы к моменту, когда станут неизбежны радикальные изменения в стране. По характеру развернувшейся сейчас дискуссии между активными силами общества можно предположить, что эти сдвиги будут еще хуже, чем перестройка и ельцинизм. В последние годы наибольший рост сил показывают чисто фашистские идеологи и организации.

25 ноября 2002

http://www.opec.ru/comment_doc.asp?d_no=31795
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован