21 февраля 2007
1850

Евгений Гонтмахер: Мало обеспечить людей хорошей зарплатой, надо еще создать условия, чтобы ее потратить

Начало всякого года приглашает к размышлениям о пройденном и предстоящем. Многочисленные политологи, экономисты, социологи уже высказались. Они удивительно единодушны: Россия вышла на точку перелома в своей исторической судьбе.

Позади кризисные 1990-е годы, восстановительный рост первой половины этого десятилетия. Мы, наконец, выходим на уровень формальных параметров - и по ВВП, и по средним доходам населения - дореформенного 1991 года. А что впереди, если заглянуть хотя бы в десятилетнюю перспективу? С какой программой развития России всего лишь через год с небольшим будет идти на свою инаугурацию новый президент? Ставлю много вопросительных знаков. Конечно, в запале предвыборной кампании можно много чего наговорить и наобещать. Ну а потом что делать? Ведь требуются стратегические решения, которые предопределят ход событий надолго.

Напомню, что Владимир Путин во время своей первой избирательной кампании поставил задачу разработки долгосрочной российской перспективы. Был создан Центр стратегических разработок, выдавший на-гора "программу Грефа". Не буду обсуждать сейчас качество этого документа. Но факт остается фактом: он так и не стал реальной программой действий. Правительство строит свою работу всего лишь на трехлетней основе. Нет даже намеков на долгосрочное прогнозирование и планирование. С таким подходом к собственному будущему мы все сильно рискуем упустить возможности для вывода России на траекторию не догоняющего, а опережающего развития. Иными словами, на нынешней развилке мы можем проскочить мимо тропинки, ведущей к экономически и социально процветающей демократической стране, занимающей лидерские позиции в мире.

Очевидно, что искомая стратегия должна отвечать на несколько ключевых взаимосвязанных вопросов. Первый - за счет чего Россия будет конкурентоспособна в мире. Второй - как не потерять традиционные ценности нашего общества в условиях глобализации с ее культурной и цивилизационной неоднозначностью. Третий - как нам обустроить собственную общественную и социальную жизнь для успешного ответа на первые два вопроса. С чего же начинать? Лучше, конечно, было бы двигаться одновременно по каждому из этих трех вопросов. Но все-таки есть нечто фундаментальное, без договоренности о чем дальнейшая работа над стратегией развития России бессмысленна. Это социальная - в широком смысле этого понятия - проблематика.

Что я имею в виду?

Под "социальными проблемами" обычно понимают осязаемые вещи: зарплаты, пенсии, жилье, услуги здравоохранения, образования и тому подобное. Все это, безусловно, очень важно. В конечном счете, качество будничного существования отражает степень комфортности жизни в любой стране. Но, как говорится, "не хлебом единым". Полноценный член общества имеет не только достойный уровень благосостояния, который обеспечивается прежде всего собственными усилиями (если человек трудоспособен), но и политически активен. Я имею в виду, конечно, не обязательное членство в какой-либо партии, а гражданскую активность.

Поэтому социальная стратегия должна, для начала, четко ответить на вопрос: какое для нас желательно гражданское общество и, естественно, его вечный партнер-соперник - государство. Причем очень важно не останавливаться на уровне общих слов типа "развитое гражданское общество" и "эффективное государство". Спроси российского политика любой ориентации - и он тебе воспроизведет эти слова как "Отче наш". А о "деталях" умолчит.

Вот, в частности, местное самоуправление, без развития которого никакого реального гражданского общества у нас не будет. Не буду сейчас комментировать нынешнее состояние проблемы. Ограничусь лишь констатацией уже очевидного для экспертов факта: в результате недавних реформ в этой сфере российское местное самоуправление (и без того малоразвитое) еще более удаляется от желаемого идеала. Государство во все большей степени подменяет собой этот негосударственный институт.

Что касается власти, то и здесь есть много конкретных вопросов. Например, нужно ли сохранять именно такую налоговую систему, когда более 60 процентов доходов поступает в федеральный бюджет? При этом лишь 20 субъектов Федерации не нуждаются в финансовой помощи Центра. Здравый смысл подсказывает, что соотношение между донорами и реципиентами должно быть обратным нынешнему. Пока губернаторы будут с протянутой рукой ходить в минфин, а главы муниципалитетов, в свою очередь, будут побираться в кабинетах губернаторов - говорить о хотя бы сносной эффективности государственной машины нельзя. А страдать, в конечном счете, приходится простым людям - особенно тем, кто непосредственно зависит от государства: бюджетникам, пенсионерам, инвалидам.

Из социальных (в узком смысле этого понятия) вопросов выделю положение работающего человека. Стало общим местом возмущаться низкой оплатой труда. Но при подготовке стратегии, конечно, нельзя обойти вопрос эффективной занятости. Если трудиться в "Газпроме" или "Транснефти", то можно претендовать на высокую по мировым меркам зарплату. А вот если человека угораздило работать (а точнее числиться) на заводе "Красный полупроводник", где до сих пор что-то производят исключительно на склад, то о какой оплате труда можно говорить? Так, может быть, сначала нужно многое поменять в экономике и переподготовить старые кадры, а потом требовать американскую зарплату?

Но, допустим, с размером вознаграждения мы договорились. А на что его тратить? Здесь снова появляется государство. Одна из его конституционных функций - обеспечение социальных гарантий. Где лежит та черта, которая отделяет бесплатное здравоохранение и образование от наших собственных затрат на эти цели?

Таких вопросов-развилок при подготовке социальной стратегии еще немало. Кто на них ответит? Общество давно беспокоит отсутствие такого документа, понятного любому образованному человеку. Поэтому социологические опросы, несмотря на рост зарплат и доходов, сигнализируют о широко распространенных настроениях тревоги и недовольства. Можно, конечно, снова собрать на какой-нибудь подмосковной государственной даче группу высоколобых экспертов, потом обсудить полученную умную бумагу в высоких кабинетах и утвердить ее в качестве очередной "путеводной звезды". Но нужно ли в очередной раз обращаться к почти 20-летнему неудачному опыту такого рода программирования?

И социальную, и в целом национальную стратегию, о которой не будет забыто сразу же после ее принятия, нужно делать по-другому. Это должен быть максимально публичный процесс, в котором в той или иной форме могут принять участие все желающие, вплоть до рядовых граждан. Конечно, кто-то должен взять на себя ответственность за выбор между поступающими, зачастую противоположными, предложениями. Тут понадобится высочайший профессионализм при оценке аргументов, умение найти работающий компромисс и, в конце концов, публично объяснить и отстоять свою позицию. Это может стать экзаменом на зрелость политической элиты, которая не на словах, а на деле готова взять на себя - вместе с гражданским обществом - ответственность за будущее России.




Евгений Гонтмахер, член координационного совета по социальной стратегии при председателе Совета Федерации

Опубликовано в "Российской газете" (Федеральный выпуск) N4273 от 19 января 2007 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован