13 февраля 2006
742

Евгений Каблов: Науку хотят отделить от государства

Попытка протащить через правительство концепцию реформирования науки была негативно встречена всеми

Евгений Каблов, президент Ассоциации государственных научных центров, генеральный директор ФГУП/ГНЦ "ВИАМ", член-корреспондент РАН

Когда профессиональному лобби не удается сходу протащить через парламент или правительство сомнительный закон или постановление, оно пускает в ход проверенный прием. Спорные положения, вызывающие критику и сопротивление, рассредотачиваются по нескольким документам, которые проще согласовать. И в итоге появляется пакет документов со всем подвергавшимся критике содержанием.

Нечто подобное происходит сегодня и в нашей научно-инновационной сфере. Попытка протащить через правительство концепцию реформирования науки была негативно встречена всеми, кто имеет к ней хоть какое-то отношение. Под натиском общественности Минобрнауки вынуждено было отступить, пойти на компромисс, прежде всего, с учеными Российской академии наук. Но от своих намерений министерство не отказалось: в его "недрах" то и дело появляются документы с теми же сомнительными положениями.

Анализ этих документов позволяет обнаружить ряд негативных моментов. Так, под флагом повышения эффективности государственного сектора науки делается попытка ослабить его роль в социально-экономическом развитии страны и укреплении обороноспособности, лишить сегодняшних скромных преференций. А иногда - и просто ликвидировать участие государства в решении крупных научных задач.

При этом всячески насаждается идея переноса центра тяжести научных исследований и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в сферу образования, в вузовские лаборатории и институты. Основная аргументация - ссылки на зарубежную практику. Хотя у этой практики есть отрезвляющая особенность - тон в создании новой техники и технологий там задает "фирменная наука", инновационные структуры крупных компаний. У нас такой науки пока нет. Как нет и таких компаний, как "Боинг" или "Форд".

Третий момент касается "роли личности в истории". В недалеком прошлом вся система науки и создания новой техники способствовала появлению крупных, талантливых генеральных конструкторов и ученых-руководителей, авторитет которых позволял им отстаивать перспективные идеи на самых высоких уровнях государственной власти. Сегодня же большинство предлагаемых нововведений направлено на то, чтобы и в науке насадить лакейское "чего изволите".

Разумеется, никто не пытается утверждать, что положение дел в нашей науке почти идеальное. Как и другие сферы, она нуждается в реформировании. Но при этом меры по повышению эффективности государственного сектора науки и его оптимизации должны рассматриваться в едином контексте научно-инновационной и промышленной политики, исходя из утвержденных Президентом РФ долгосрочных национальных приоритетов.

Необходимо в законодательном плане зафиксировать понятие "государственный сектор науки" (состав, структура, принципы господдержки). И, соответственно, его функциональное назначение как системы, обеспечивающей выполнение государством своих конституционных обязательств в области социально-экономического развития страны, науки, образования, здравоохранения, обеспечения должного уровня обороноспособности и национальной безопасности.

К сожалению, ввиду упразднения процедуры аккредитации научных организаций государство лишилось единственного критерия отбора тех структур, которые способны своим персоналом, научно-техническим заделом, опытом научной работы, патентами и ноу-хау, а также экспериментально-исследовательской базой подтвердить готовность выполнять заказы государства на приоритетных направлениях развития науки и техники.

Хуже того, у коммерческих структур появилась возможность путем несложных манипуляций получить статус "научной организации". А вместе с ним - и положенные ей льготы, преференции. Поэтому перед Правительством РФ сегодня остро стоит вопрос: по каким признакам относить научные организации к государственному сектору науки?

На наш взгляд, существует два способа отнесения научной организации к государственному сектору науки: по выполняемым научной организацией функциям и по организационно-правовой форме. При этом организационно-правовая форма не должна превалировать над функциональным назначением научной организации, основной целью деятельности которой должно быть не систематическое извлечение прибыли, а получение и реализация новых знаний.

Здесь уместно сказать о фундаментальных исследованиях. Очевидно, что сами по себе они не могут обеспечить инновационного развития, поскольку являются только исходной базой всего инновационного цикла, включающего в себя также прикладные исследования и разработки, освоение и производство наукоемкой (инновационной) продукции.

С этой точки зрения наиболее полно инновационный процесс может быть реализован в рамках научных организаций, имеющих статус "Государственного научного центра" (ГНЦ). Существующие сегодня ГНЦ представляют собой крупные научно-технологические комплексы, выполняющие, как правило, весь цикл работ - от фундаментальных и поисковых исследований до создания и освоения промышленных технологий.

ГНЦ РФ располагают значительными материальными и трудовыми ресурсами, мощным научно-техническим потенциалом, уникальной опытно-экспериментальной базой, что составляет основу для осуществления инновационной деятельности, в том числе - по получению на основе собственных разработок наукоемкой высокотехнологичной продукции как для внутреннего рынка, так и на экспорт.

К сожалению, в ряде документов, подготовленных Минобрнауки, отсутствует даже упоминание о ГНЦ как об одном из элементов национальной инновационной системы. Зато в них предполагается создавать и развивать такие формы, "как национальные лаборатории", "исследовательские университеты", которые в нашей стране сегодня просто не существуют.

В других документах предлагается создавать ГНЦ не только на федеральном уровне (по решению правительства РФ), но и на региональном, даже местном. Тем самым размывается сама идея ГНЦ, появляется множество претендентов на средства из госбюджета, усложняется контроль за их расходованием. А главное - девальвируется авторитет этих организаций и их руководителей.

Опыт прошедших лет показал, что именно создание ГНЦ помогало сохранить и даже приумножить потенциал российской науки. Именно ГНЦ проводят фундаментальные, поисковые и прикладные исследования, ориентированные на развитие и реализацию приоритетных направлений, могут осуществлять прогнозно-аналитическую деятельность, направленную на получение объективной оценки состояния и перспектив развития определенных направлений науки, технологий и техники, участвовать в создании информационных ресурсов и баз данных научно-технической и патентной информации, обеспечивать усиление взаимосвязи между научно-технической сферой и промышленностью.

Они способны осуществлять подготовку и переподготовку высококвалифицированных научных и инженерных кадров, в частности, посредством интеграции с академической и вузовской наукой, принимать участие в работе по техническому регулированию, стандартизации и сертификации, содействовать коммерциализации и вовлечению в хозяйственный оборот результатов исследований и разработок, участвовать в международном научно-техническом сотрудничестве.

На наш взгляд ГНЦ призваны сыграть ключевую роль в активизации инновационной деятельности и коммерциализации научно-технических результатов, в содействии развитию малого инновационного бизнеса. Они способны стать организационными, инфраструктурными центрами сети малых предприятий, занимающихся исследованиями, разработкой, внедрением и оказанием разнообразных услуг в сфере науки и технологий.

Значимым событием в области правового регулирования инновационной деятельности стало постановление Правительства РФ N 685 от 17.11.2005 г. "О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности". В нем идет речь о закреплении и передаче хозяйствующим субъектам (исполнителям контрактов) прав на результаты научно-технической деятельности, полученные за счет средств федерального бюджета. Однако порядок действий соответствующих субъектов остается неурегулированным.

Безусловно, закрепление прав на большую часть результатов научно-технической деятельности (РНТД) за исполнителем должно привести к значительному увеличению производства и реализации на внутреннем и мировых рынках конкурентоспособного отечественного инновационного продукта. Однако очень важно, на каких условиях Госзаказчик позволит исполнителю закрепить за собою эти права. И насколько они будут привлекательны для исполнителя.

Из Постановления следует, что подачу заявки на получение патента и, соответственно, все расходы связанные с поддержанием патента в силе в течение 20 лет, должен осуществлять исполнитель за счет собственных средств. Вместе с тем любое лицо, на которое укажет Государственный заказчик, будет вправе безвозмездно использовать эти результаты в целях выполнения работ или осуществления поставок продукции для федеральных государственных нужд.

Из Постановления непонятно, кто же будет нести расходы по оформлению этого договора-дарения, по его регистрации в Роспатенте? Кто будет выплачивать и из каких средств авторские вознаграждения? Кто будет выполнять условия по оказанию технической помощи в освоении производства продукции по лицензии, за чей счет и кто будет осуществлять в последующем авторский надзор, выполнять другие условия лицензионного договора и за какие средства?

Для ГНЦ "Всероссийский институт авиационных материалов" эти вопросы имеют немаловажное значение. В рамках государственных заказов, хоздоговорных и инициативных работ мы ежегодно разрабатываем около сотни новых материалов и технологий, которые патентуются в РФ и за рубежом, либо охраняются в режиме коммерческой тайны. Результаты интеллектуальной деятельности ВИАМ используются в России, Белоруссии, Узбекистане, Украине и других странах СНГ на предприятиях авиационной, металлургической, машиностроительной и химической промышленности.

ВИАМ активно сотрудничает и с зарубежными фирмами, которые финансируют работы, направленные на всесторонние исследования и испытания российских авиационных материалов с целью определения возможности их дальнейшего использования в собственных изделиях.

В рамках этого сотрудничества осуществляется совместное зарубежное патентование перспективных разработок в США, государствах Евросоюза, Индии, Китае и в других странах мира. Словом, в тех странах, где предполагается введение в хозяйственный оборот материалов и технологий, разработанных учеными ВИАМ.

Мировая новизна, патентная защищенность и высокая конкурентоспособность таких разработок, как алюминий-литиевые сплавы, никелевые жаропрочные сплавы, высокопрочные титановые сплавы, технология направленной кристаллизации и монокристаллического литья лопаток турбин, нанесения жаростойких и коррозионностойких покрытий на лопатки ГТД, уникальные автоматизированные установки для производства таких лопаток и покрытий, позволяет все больше и больше завоевывать не только российский рынок, но и рынки СНГ, дальнего зарубежья.

В собственном производстве ВИАМ использует около 100 изобретений. В качестве высокотехнологичной продукции ВИАМ можно отметить препреги для изготовления композиционных материалов, шихтовые заготовки из никелевых сплавов для двигателей 4 и 5 поколений, интерметаллидные сплавы, монокристаллические лопатки и диски диаметром до 400 мм для ГТД, припои, высокотемпературные эмали, покрытия, герметики, клеи и др.

На настоящий момент заключено более 130 лицензионных договоров с предприятиями авиационной, металлургической, машиностроительной и Других отраслей на передачу права на использование изобретений и "ноу-хау" ВИАМ.

Дальнейшее развитие своей инновационной деятельности ВИАМ связывает с перспективой строительства новых самолетов - таких, как RRJ и БСМС и двигателей 5 и 6 поколений. Большая часть НИОКР ВИАМ, направляемых на создание авиационных материалов, отвечающих требованиям международных стандартов, будет финансироваться за счет средств федерального бюджета. Эффективность же введения в хозяйственный оборот результатов НИОКР полностью зависит от того, кому будут принадлежать на них права.

Учитывая, что ВИАМ разрабатывает авиационные материалы и технологии, использование которых всегда можно привязать к федеральным государственным нуждам, желающих приобрести лицензии на безвозмездной основе будет очень много. И это ставит под сомнение целесообразность исполнителю закреплять за собой права на такие РНТД.

Усугубляет ситуацию и необходимость выплаты в Федеральный бюджет компенсационных платежей с лицензионных договоров, также впервые введенных указанным Постановлением.

Постановление не регламентирует размер и вид этих платежей. Однако понятно, что это также увеличит стоимость лицензионного договора, усложнит возможность его заключения. И не будет стимулировать исполнителей к закреплению за собой прав на РНТД.

Имея большой портфель объектов интеллектуальной собственности и опыт передачи прав на них по лицензионным договорам, можно сказать, что и сегодня в федеральный бюджет уходят достаточно большие отчисления от лицензионных договоров. В частности, это НДС, равный 18% от цены лицензионного договора, это отчисления на социальные нужды (26,3%), налог на прибыль (24%).

Хотелось бы понять, какую положительную роль призваны выполнять дополнительные поборы с лицензиатов, как это может повысить их интерес к активизации введения в хозяйственный оборот результатов интеллектуальной деятельности?

Считаем, что надо вводить налоговые льготы, в частности на НДС для лицензионных договоров, как это было раньше, а не брать дополнительные платежи, которые явно не рассчитаны на поступление в бюджет.

Вызывает интерес и такой вопрос: почему предприятиям, выполняющим работы и поставки продукции для федеральных государственных нужд, права должны передаваться на безвозмездной основе, а предприятия, выполняющие заказы, направленные на обеспечение обороны и безопасности государства, должны выкупать у Российской Федерации права на РНТД? Ведь всем известно, в каком состоянии находятся сейчас эти предприятия.

Кроме того, из Постановления не ясно, каким образом Госзаказчик будет закреплять за собою права на объекты интеллектуальной собственности, какая роль при этом, отводится авторам изобретений? Каким законным образом он будет привлекать их к освоению продукции по лицензии, передаче опыта и знаний и т.д., не являясь для них работодателем? Будут ли соблюдены минимальные размеры авторского вознаграждения (20% от полученной выручки)?

Совместное владение правами на РНТД государства и исполнителя в мировой практике практически не используется. Вероятно, потому, что оно должно регламентироваться договором о совместной собственности, который должен быть взаимовыгодным. В данном же случае очевидно, что все обязанности будут возложены на исполнителя, а права - в основном на государство.

Словом, можно сказать, что нормативно-правовая база инновационной деятельности в России еще недостаточно сформирована. И не обеспечивает заинтересованности российских предприятий в создании и введении в хозяйственный оборот продукции, конкурентоспособной на внешнем рынке.


http://www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?_language=ru&id=6d44a22d-3f47-4757-b020-f460e61fe8e2

13.02.2006

Источник: Индустрия-Инженерная газета, Евгений Каблов
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован