27 июля 2004
200

Евгений Стеблов: `Духовность бывает разной, в том числе и нехорошей`

После фильма `Я шагаю по Москве` Евгений Стеблов проснулся знаменитым. Потом были `До свидания, мальчики!`, `По семейным обстоятельствам`. Жизненным переломом стала автокатастрофа, случившаяся в 1976 году. После нее актер перенес три операции, около полугода была парализована рука. Евгений Стеблов не ушел из профессии: работает в Театре Моссовета, снимается в кино. В интервью `Новым Известиям` популярный артист рассказал о своем видении пути искусства в современном обществе.

- В последние несколько лет вы не слишком часто появляетесь на экране...

- Знаете, а у меня нет такого впечатления. Снимаюсь каждый год и абсолютно не страдаю от отсутствия информации по своему поводу...

- ... и все же вы не из тех актеров, у которых в году 365 дней съемочных и столько же - в телеэфире?

- А я так никогда и не работал, я избирательный. Это когда артист начинает свой путь, ему надо имя свое обустроить, у меня такой потребности нет. Я вообще отношусь к выбору работы не с практической точки зрения и даже не с творческой. Скорее - с мистической. Я воспринимаю жизнь как единый поток и стараюсь как будто считывать какие-то знаки: через жизнь, через работу - в театре, в кино, на телевидении. Например, моя последняя работа в кино на сегодняшний день - фильм `Вечерний звон` - связана с Владимиром Хотиненко.

Наше сотрудничество с Хотиненко началось с картины `Спальный вагон`, где я играл одну из главных ролей. Поначалу это был реальный, совершенно водевильный сценарий, но я предложил Хотиненко сделать такую мистическую транскрипцию, даже с примесью сюрреализма. И он очень живо на это откликнулся. С тех пор мы с ним близки. А к тому же он ученик Никиты Михалкова, с которым я тоже имею определенную близость. Но если мы с Никитой, так сказать, два полюса, которые стремятся друг к другу, равнопритягивающиеся и равнооталкивающиеся, то Володя Хотиненко где-то посередине по своей эстетике - у него есть вектор близости и со мной, и в то же время с Никитой. Его `Зеркало для героя` очень близко мне, поскольку он рассматривает не трехмерную реальность, а пытается моделировать четырехмерное пространство.

- Ваш персонаж в `Вечернем звоне` похож на повзрослевшего вашего же героя из фильма `Я шагаю по Москве`?

- Скорее это возвращение к фильму `Небесный тихоход`. По крайней мере мне хотелось бы так думать. Именно как отсылку к `Небесному тихоходу` мы придумали и сняли эпизод с песней `Мы, друзья, перелетные птицы`. Но для меня особенно важно в этом герое, что он - автор. Мне самому позиция автора близка. По роду своих занятий я артист, театральный режиссер и литератор, но, если вы спросите, какую профессию я считаю основной, скажу, что я - автор. Я автор во всем. Не приемлю в актерской профессии простого исполнительства, мне это неинтересно. Что такое авторство в моем понимании? Это такое, знаете, естественное созвучие. Например, с Хотиненко у нас это идеально получается. Не то чтобы я привношу что-то и убеждаю его в своей правоте. Нет, это легкое взаимопонимание, это как будто строительство дома - он кирпич положит, я кирпич положу... Для меня это единственно приемлемый способ работы.

- У картины `Вечерний звон` была сложная производственная судьба - она снималась пять лет. Разве такая долгая работа не опустошает всех, кто в ней задействован?

- Конечно, но мы все - и Володя Хотиненко, и я, и Женя Миронов, и Саша Балуев, и Александр Морозов, который заканчивал картину, - очень любили ее и очень жалели, что она так тяжело снималась. В какой-то момент мы уже потеряли всякую надежду на то, что картина когда-нибудь будет закончена. К сожалению, нам так и не удалось сделать ее так, как изначально планировалось, она смонтирована из того материала, который успели снять, - процентов 80 от намеченного. К озвучанию были написаны закадровые тексты, благодаря которым фильм немного поменялся. Но пусть зрителя это не пугает. В искусстве ведь первоначальный замысел часто трансформируется. Например, и Толстой не знал, как поведет себя Наташа Ростова. Так и в кино: все время возникают новые ходы и новые повороты. Я уже видел `Вечерний звон`, и мне он понравился.

- Этот фильм пересекается с вашей биографией еще в одной точке. Вы ведь уже играли сценариста в фильме Валерия Рубинчика `Кино про кино`?

- На этот раз это не кино про кино. У Рубинчика - история о том, как снимается фильм. В фильме Хотиненко сами съемки третьестепенны, в нем важнее противостояние двух миров, двух реальностей - настоящего и прошлого. Здесь съемочная группа: я - сценарист, Женя Миронов - режиссер и Балуев - оператор - благодаря фантазии сценариста попадают в пространство воспоминаний. Я в этом сюжете являюсь как бы связующим звеном между настоящим и прошлым.


В спектакле `Новый` на сцене Содружества актеров Таганки.
- Как говорится, все новое - хорошо забытое старое?

- В том пространстве, в котором мы живем сегодня, ничего нового нет. Это все еще ветхозаветные истины - суета сует. Новое образуется тогда, когда художник пропускает реальность, в которой он живет, через себя. Чем богаче индивидуальность художника, чем она многомернее, объемнее, тем интереснее становится новая реальность.

- Очень многие сценаристы любят обращаться к ретро. Как вам кажется, побег в ретро - это упрощенный путь для автора, или воспоминания человека всегда дороже ему, чем сегодняшний день, который `лицом к лицу` еще довольно плохо виден?

- Это зависит от натуры. Я, например, в жизни - ностальгическая натура. То есть я живу в настоящем, думаю о будущем, но прошедшее для меня - это тоже совершенно явная реальность. Сегодня, завтра и вчера для меня единое целое. Ведь то, что мы представляем себе как завтра, есть уже сегодня. Я работаю все время с этой мыслью: все, что я пишу, ставлю или играю, уже есть. Мне остается только вызвать это в себе. Попробую объяснить понятней: когда я работаю над ролью, я никогда не занимаюсь так называемым выстраиванием роли. Для меня важен настрой на определенную волну. Я как бы вызываю образ. Знаете, это как Менделееву приснилась его таблица. Я думаю о какой-то проблеме, меня что-то волнует, что-то находит отголосок в моем сердце, и ко мне приходит, иногда совершенно неожиданно, что-то, что первоначально я не мог себе и представить. И только потом я включаюсь как профессионал и начинаю оформлять и редактировать сам себя. Тут уже дело мастерства и определенной виртуозности.

- Вы, как профессионал, можете настроиться на любую волну или, сталкиваясь с вещами, которые вам по-человечески чужды, `отключаете` своего Менделеева?

- У меня довольно обостренное чутье, я стараюсь делать в искусстве все, но для меня единственный приемлемый подход - это `ради Бога`. Простое такое выражение, но если я чувствую это `ради Бога` - я этим занимаюсь, а если это ради другой сущности, которой очень много в нашей жизни, то я всегда отказываюсь. Или стараюсь трансформировать негатив в позитив. В этом смысле мне очень близок Достоевский, который как бы берет человека, пропускает его через все страдания, через все ужасы душевного подземелья, но не оставляет его в этом подземелье, а выводит к свету. Я люблю Достоевского, я играл Алешу Карамазова, а сейчас играю `Село Степанчиково...`, и мне понятно такое пересечение, когда, знаете, в грязной луже отражается луч солнца. Меня всегда интересовали в искусстве пересечения этих двух векторов: с одной стороны - приземленное, с другой - идущее свыше, духовное...

- ... буквально `где ангел с дьяволом борются`, а `поле битвы - душа человека`?

- Знаете, для меня занятия искусством, во всяком случае, в последний, уже довольно длительный период моей жизни, - это не самое главное дело. А главное - мое внутреннее религиозное развитие. Хорошо, когда тебя посещает благодать, а она может посетить только волею Божьей. С одной стороны, мы должны ради этого трудиться, но с другой стороны, мы никогда не можем точно знать, когда это будет и будет ли вообще. Вот когда эта благодать меня посещает, в искусстве ли, в жизни ли, - тогда мне хорошо.

- То есть вы ратуете за духовность в искусстве?

- Сейчас очень распространено обращение к такому термину, как духовность, но для меня, как для православного человека, это неоднозначное понятие. Для меня нет четкого определения духовности, духовность бывает разной, в том числе и нехорошей. Для меня важна духовность в рамках христианской цивилизации, потому что именно в этих рамках я существую. Я родился с этим, просто сначала об этом не знал, путался, как все, учился ходить, это я образно говорю, учился думать. Я прошел все этапы развития, типичные для советского человека: увлекался какой-то космогенностью, буддизмом, а потом сознательно пришел к христианству и крестился в 33 года.

- Однажды вы сказали, что мы переживаем эпоху ломки культуры. На ваш взгляд, сейчас в мировой культуре происходит революция, эволюция или это тупик?

- Никакой революции нет, но цивилизация, в которой мы жили, безусловно, закончилась... Или заканчивается. Что такое массовое искусство в эстетическом, культурном понимании? Такого ведь раньше не было. Что такое попса? Попса в широком смысле, а не только в шоу-бизнесе. Это все деградация, как ни крути. Безусловно, старая цивилизация закончилась. И уже начался новый процесс, для нас неведомый.



Справка `НИ`

Евгений СТЕБЛОВ родился в Москве 8 декабря 1945 года. Окончил Театральное училище имени Б.В.Щукина (1966). С 1966-го - актер Московского театра имени Ленинского комсомола, в 1967-1968-х - актер ЦАТСА, с 1969-го - Театра имени Моссовета (с 1996-го также играет в `Антрепризе Михаила Козакова`). Режиссер ряда спектаклей, автор повести `Возвращение к ненаписанному` (1983), статей о театре и кино. В кино с 1963 года (первая большая роль - Саша Шаталов в фильме Георгия Данелии `Я шагаю по Москве`). С тех пор снялся более чем в 40 фильмах, среди них - `До свидания, мальчики`, `Урок литературы`, `Вас вызывает Таймыр`, `Егор Булычев и другие`, `По семейным обстоятельствам`, `Раба любви`, `Несколько дней из жизни Обломова`, `Сибирский цирюльник`. Лауреат Государственной премии СССР имени Н.К. Крупской (1984, за участие в фильме `Не хочу быть взрослым`). Народный артист России (1993).


ЕЛЕНА СЛАТИНА
`Новые Известия`.
http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован