14 мая 2008
3128

Евгений Стеблов: После автокатастрофы я пришел к Богу

Пролог.

-Стеблов: Дарование - это как деньги в кармане. Оно или есть, или нет, или бог дал дарование, или нет. Его можно развить или можно пустить коту под хвост.
Глава 1. Детство.

-Стеблов: Родился я в Москве. У Рижского вокзала мы жили, тогда это называлось 1-я Мещанская, 1-я Мещанская в конце, как это в песнях Высоцкого звучит, потому что мы из одного двора с ним. Он жил поначалу в нашем же дворе со своей матерью, потом он стал жить в Каретном ряду. Так что мы - ребята из одного двора, только он старше меня лет на восемь, и поэтому я его помню визуально. И потом мы уже с ним общались, когда оба стали иметь отношение к искусству. Но в детстве, конечно, нет, это очень большая разница. Жили в коммунальной квартире, как все тогда жили, но у нас было две комнаты. Это считалось очень хорошо. А обычно у людей была одна комната. У нас не так много было соседей. У нас было раз, два вместе с нами четыре семьи, это уж не такая большая. Там, где Высоцкий, напротив прямо окна, это бывшие номера так называемые привокзальные, такая дешевая гостиница, куда и всяких девушек легкого поведения водили, ну, номера. Так там по 20 семей - такие коммуналки были. У нас все-таки это было как-то умеренно.

Отец Евгения Стеблова Юрий Викторович - радиоинженер. Мама, Марта Борисовна - педагог. Соседи по коммунальной квартире звали Стебловых антилегендами. Как вспоминает сам артист, очевидно, из-за деда, у которого самым ругательным было слово "беспардонно".

-Стеблов: Он никогда не выходил без галстука на кухню. Вот это все откладывалось в душе. И определенные понятия. Я никогда об этом не думал. Но фотографии, костюмы Вот когда сейчас мы играем Чехова, да, вот Чехова особенно, конец 19-го века, практически все эти костюмы были все у нас в шкафу. Потому что раньше одежду шили очень хорошо, и ткани были хорошие, и они долго сохранялись. И вот у деда висели, в общем, костюмы начала или конца 19-го века. И для меня эта вся среда абсолютно естественна. Приходили родители мамы, бабушка Таня и дедушка Боря. Дедушка Боря, он был изобретатель и одновременно оперный певец. Но все-таки он сделал выбор в сторону изобретательства, хотя он учился в Италии вокалу, постановка голоса была итальянской школы. Совершенно был профессиональный тенор, всю жизнь пел. И для меня просыпаться утром, когда мы жили вместе на даче, под какую-то арию, там, "Смейся паяц" - это совершенно нормальное явление. Потому что это было постоянно. Музицировали тоже. В этом не было ничего особенного.

Евгений рос в атмосфере искусства. В семье любили музыку, театр и живопись. Но стоило мальчику выйти на улицу, он нередко становился свидетелем поножовщин и драк. Тот район Москвы, где жили Стебловы, имел дурную славу.

-Стеблов: Мир вот такой бандитский, который в ранних песнях Высоцкого, - это все из нашего двора, оттуда это впитано. И то, что детство прошло с ребятами, которые потом многие в тюрьмах сидели, меня никогда не били, почему-то говорили - этого не надо трогать. А потом, в 1949 году, отец сам сделал телевизор, и, естественно, тогда вообще уже меня не били, потому что ходили Не пущу на телевизор, наоборот, в охранники очередь была ко мне. Потому что телевизор был только у нас, ходили, так было принято, что просились на телевизор, приходили, и как кинотеатр это был.
Глава 2. Кукольный театр.

Когда Жене было 3-4 года, папа научил его вырезать кукол из картона и помог сделать складную ширму. Весь этот театр мальчик с удовольствием возил на веревке по коммуналке.

-Стеблов: Я занимался куклами. И занимался этим лет семь. До старших классов. И достаточно профессионально. У меня были куклы разных систем. И бибабо вот эти ручные и Только марионеток не было. И тростевые, и механические. Механические - это которые приводятся в движение какими-то достаточно простыми механическими блоками. Как кукла-конферансье в "Необыкновенном концерте" - такого типа. И потом, когда я был уже в пятом, что ли, классе, я написал письмо Образцову Сергею Владимировичу, и они меня пригласили, я так коротко это рассказываю, и уже они надо мной шефствовали. И там была замечательная заслуженная артистка - Екатерина Васильевна Успенская, которая курировала меня. Я делал какие-то новые программы, новые номера, приходил и показывал. И вот первое закулисье в моей жизни - это закулисье старого театра Образцова. Не то новое здание, которое сейчас на Садовом, а старое, которое было на углу площади Маяковского. И это совершенно волшебный для меня был мир.

Родители Евгения не препятствовали увлечению сына кукольным театром, но в будущем все же хотели видеть его филологом. Ведь в детстве мальчик интересовался литературой не меньше чем куклами. Его сочинения, обычно смешные, педагог по русскому языку и литературе зачитывал в классе как показательные.
Глава 3. Выйдя из-за ширмы...

В старших классах родители наняли для Жени репетитора, частного педагога по литературе, который волею судеб оказался страстным любителем театра.

-Стеблов: Был знакомый моих родителей, и его попросили Он давал мне частные уроки, не потому, что я не успевал по литературе, а, наоборот, как бы для как факультатив, что ли, для большего развития в этом направлении. А он преподавал в юношеской студии при театре Станиславского. Драматический театр Станиславского на Тверской, на улице Горького тогда. И когда он узнал, что А я уже к тому времени устал от кукольного театра, мне уже захотелось выйти из-за ширмы. Так я все время за ширмой был и достиг там определенной степени свободы, потому что тебя никто не видит и ты абсолютно свободен. А когда я вышел из-за ширмы и посмотрел на себя в зеркало, я себе очень не понравился. Но тем не менее он мне предложил держать экзамен в эту студию, и я пришел туда, держал экзамен, и меня приняли. И там я познакомился с ребятами, которые потом стали яркими явлениями нашего искусства: это и Инна Чурикова, и Никита Михалков, и Лиза Никичихина, она старше была, ее уже нет в живых. Виктор Павлов, тоже царствие ему небесное, Витя. И с целым рядом замечательных ребят.

Выйдя из-за ширмы, Евгений Стеблов понял, что судьба его решена. Он должен играть на сцене. Юноша начал усиленно готовиться к поступлению в театральный. А помогла ему в этом народная артистка СССР Цецилия Мансурова. С этой легендарной женщиной была знакома родная бабушка Жени Татьяна Яковлевна. По ее просьбе народная артистка согласилась прослушать юношу.

-Стеблов: Я понравился ей, и она мне советовала поступать даже очень определенно. Потому что бабушка была стоит ли мне. Она ей сказала, что он одаренный человек, ему стоит поступать. Но только советовала сменить репертуар, потому что я все изображал каких-то старых людей. Я даже, например, гримировался, делал грим, я одно время покупал себе парики, грим, тогда это можно было купить в магазине на Тверской, магазин Всероссийского театрального общества. И я гримировался и ходил, например, на паперти стоял у Трифоновской церкви, у Рижского вокзала с нищими. Я хотел в это вписаться, чтобы меня И никто меня не разоблачал.

По совету Цицилии Мансуровой Евгений Стеблов сменил репертуар. На экзамен в Щукинское училище он подготовил рассказ Бориса Жидкова "Хвостики" и был принят.

-Стеблов: Я самый молодой был на курсе в Щукинском училище, это 1962 год, мы, я и Наташа Селезнева, были самыми молодыми на нашем курсе студентами. До Как известно, поступают сразу во все институты, потому что это дело случая, и я вот теперь профессор РАТИ ГИТИСа, и я сам знаю, насколько это все субъективно, и я поступал тоже во все Я поступал во МХАТ, в ГИТИС и в Щукинское училище. И во МХАТ на втором курсе, т. е. на втором туре, оговорился, на втором туре меня срезали во МХАТе, народный артист СССР Станицын срезал меня. Потому что я что-то дал петуха Я очень расстроился, в ГИТИС я прошел очень хорошо, там на первом туре показался, прошел дальше. Но я в ГИТИС не пошел просто.

В 1962 году Евгений Стеблов стал студентом знаменитой "Щуки". А спустя год состоялся его дебют на киноэкране в фильме "Я шагаю по Москве". К слову, о кино Евгений Стеблов мечтал с детства. Актер вспоминает, как в старших классах они с товарищами часто сбегали с уроков, чтобы посмотреть, как же снимают кино.

-Стеблов: У нас почему-то во дворе очень часто снимали кино. И часто снимали кино на Рижском вокзале. Потому что этот вокзал - немноголюдный, туда мало поездов приходит. И там часто снимали фильмы. И я стоял, например, за веревкой вместе с зеваками, смотрел, я уже был тогда студийцем студии при театре Станиславского, и смотрел, как снимали "Балладу о солдате" и в частности эпизод, когда там Урбанский играл инвалида. Потрясающий эпизод. И меня одна женщина, работница киногруппы, маленькая такая, очень активная женщина неопределенного возраста, она меня гнала. Потому что я был длинный, и я мешал, она - уйди отсюда там веревку всегда такую держат от зевак, милиционеры стоят. И трудно было мне представить, что я через буквально два или три года буду с ней работать на своей первой картине, на которой я получил билет, путевку в свою творческую жизнь, свой звездный билет, "Я шагаю по Москве". Она была там вторым режиссером.
Глава 4. Ранняя слава.

В этот ставший легендарным фильм Евгений Стеблов попал случайно. К тому времени режиссер Георгий Данелия уже определился с актерами. Однако, увидев фотопробу Евгения, изменил решение. В итоге героя Стеблова, смешного и трогательного Сашу Шаталова, полюбила и запомнила вся страна. Так в жизнь молодого артиста пришли успех и слава.

-Стеблов: Конечно, любой начинающий артист хочет славы, и я не был исключением. И, конечно, когда я стал человеком публичным, а я, собственно, публичным человеком живу, сейчас мне 63-й год, а с 17 лет я живу жизнью публичного человека. Конечно, поначалу мне было это приятно и очень смешно, когда меня узнавали везде. Потом я научился держать серьез, и как-то постепенно, вы понимаете, все интересно впервые. Вот я понял, что такое слава, и все. Ну что же, я буду бесконечно этим жить? Это уже неинтересно. И потом, это не главное. Потом, знаете, успех и слава, они совершенно это превратное представление, на мой взгляд, что они зависят от достижений в творчестве. Они совершенно не зависят от достижений в творчестве. Это, скорее, фактор судьбы. А дарование - это как деньги в кармане. Оно или есть, или нет. Или бог дал дарование, или нет. Его можно развить или можно пустить коту под хвост. Но это уже как ты относишься к тому, чем тебя господь наделил. А успех Я все время это повторяю, что масса талантливых людей, которых никто не знает, и масса бездарных людей, которых знают все.

После удачного дебюта Евгений Стеблов снялся в небольшой роли в лирической киноповести Исидора Анненского "Первый троллейбус". Год спустя он получил приглашение от Михаила Калика на главную роль Володи Белова в фильме "До свидания, мальчики". Совмещать съемки в кино и учебу в театральном институте было нелегко.

-Стеблов: На втором курсе я не учился, потому что снимался в "До свидания, мальчики", в экспедициях, в Евпатории, в Одессе. И потом меня на третьем курсе отчислили, академический отпуск мне пришлось брать. Но потом меня взяли на мой же курс, и я досдавал на третьем курсе, я учился на третьем и досдавал за второй. Это было довольно тяжело. А курс у нас был замечательный. И очень много известных имен вышло из нашего курса. Это и Марианна Вертинская, и Маша Вертинская, и Инна Гулаева училась на нашем курсе года 1,5, потом ушла, Валентина Малявина, Наташа Селезнева, и уже недавно ушедший от нас Боря Хмельницкий, замечательный был курс.

В 1966 году Евгений Стеблов окончил театральное училище и был принят в труппу Театра имени Ленинского комсомола. В те годы им руководил Анатолий Эфрос. К своему сожалению, здесь Стеблов отработал меньше сезона.

-Стеблов: Анатолий Васильевич, конечно, был выдающийся человек, очень светлый человек, и это такая у меня закваска, это первый мой главный режиссер. Я его, несмотря на то что я работал с ним всего полсезона, потому что потом театр раскассировали и его перевели очередным режиссером на Малую Бронную, с главного режиссера сняли Меня призвали в армию, в Театр Армии, потому что я им был интересен, и они меня через военный призыв призвали в команду, ну, имея в виду, что я к ним в труппу перейду, сразу мне там дали главную роль тоже, я стал уже таким молодым премьером этого театра. Я работал там тоже, считая его одним из своих учителей, с Андреем Алексеевичем Поповым, главным режиссером этого театра, народным артистом СССР. Он был моим партнером, там первый мой спектакль был "Часовщик и курица", очень сложный спектакль на громадной этой сцене. Я играл первую роль, Попов играл вторую, третью роль играл Валерий Михайлович Зельдин, отрицательную, я его бил там, всегда старался не очень сильно его бить. Ну и пошло. Потом я работал там с режиссером Леонидом Хофцеймом. Второй спектакль был, Гена Шпаликов автор сценария, "Я шагаю по Москве", он же написал пьесу "Декабристы". И вот начали репетировать с Хофцеймом второй спектакль, "Декабристы", и на этом спектакле мы с ним творчески разошлись, и я ушел из театра.

В 1969 году Евгения Стеблова пригласили в Театр им. Моссовета. И с тех пор вот уже почти 40 лет судьба Евгения Юрьевича связана с этим театром. Со сценой, где блистали легендарные Фаина Раневская, Любовь Орлова, Ростислав Плятт.
Глава 5. Театр длиною в жизнь.

В Театре им. Моссовета Евгений Стеблов дебютировал в роли Павла в спектакле "Старик" по Максиму Горькому. Молодой актер играл так легко и свободно, что мэтры приняли его и взяли под свою опеку. Признательность и благодарность им Евгений Юрьевич хранит в сердце до сих пор.

-Стеблов: Когда я с ними работал, у меня был очень большой внутренний пиетет перед ними, но не было никакого страха, и я обходился с ними как с партнерами в живом общении. И иногда приходилось применять какие-то такие хирургические способы в этом общении, какие-то резкие такие, чтобы быть понятым. Эти все люди, хочу сказать, они ставили искусство в себе и в других выше своих личных интересов. Личные интересы всегда есть у всех. Тщеславие, слабости, слабости людские у всех есть. Но искусство выше. Они могли не любить человека в жизни, но ценить его за его дарование. Понимаете?

Фаину Раневскую и Любовь Орлову, вспоминает Стеблов, отличало редкое качество - умение отделять зерна от плевел. Их любовь к театру для молодежи была эталоном отношения ко всей жизни.

-Стеблов: У них было святое отношение к театру, к искусству. Вот как в одном из интервью Фаина Георгиевна Раневская ответила Наталье Крымовой, жене Эфроса, которая брала у нее интервью. "Что сейчас из театра ушло?" И Фаина Георгиевна сказала: "Из театра ушел трепет! Трепет, чувство, святое отношение к профессии". При всех шутках, иронии и всем озорстве, а талантливый человек без этого не может быть, но он и не может этим ограничиваться. Отношение было к делу святое. Поэтому Фаина Георгиевна, когда спрашивали, кто ваш любимый режиссер, она говорила - Пушкин. Потому что какая высота планки, потому что ведь законы - и литературные, и театральные, они в принципе одинаковые. Только там - слова, здесь - ритмы, голос. А искусство, образ, это всегда образ между словами, между ритмами, между интонацией. И вот для нее Пушкин был той доминантой, к которой она стремилась, у кого она училась.

В родном театре Евгений Стеблов долгие годы с успехом играл в спектакле "Миллион за улыбку" по пьесе Анатолия Сафронова. Блестящими, по мнению многих театральных критиков, считаются работы Евгения в спектаклях "Правда хорошо, а счастье лучше"; "Гедда Габлер", "Возможная встреча".

-Стеблов: Любая роль дается нелегко, вот даже думаешь иной раз, получаешь роль и думаешь: ну, тут мне делать нечего. А все равно, пока ты как-то вот не намучаешься, не затратишься, ничего не получается. А затратишься хотя бы для того, чтобы отказаться от чего-то. Не обязательно для того, чтобы что-то найти или приобрести, а чтобы отказаться от чего-то. Потому что большой артист и вообще настоящий артист, он интересен не столько тем, что он делает, сколько тем, что он скрывает. Это всегда, прежде всего, интересная индивидуальность, а в лучшем случае интересная личность, за которой нам интересно следить, за его внутренним миром. А все остальное - это уже прилагаемое. И лицедейские способности, и технологии, и т. д. - это прилагаемые обстоятельства. Поэтому были роли, работа над которыми очень много дала. Вот тот же образ Алеши Карамазова в "Братьях Карамазовых" - это целый университет работы над этой ролью. Потому что бесплатно заниматься, за зарплату заниматься Достоевским, иметь счастье такое - это большое везение, не театральное везение Мне, кстати, Павел Иосифович Хомский, постановщик этого спектакля, теперешний руководитель театра Моссовета, он мне предлагал на выбор Смердякова и Алешу Карамазова, совершенно противоположные роли. И я понимал, что Смердяков - более выигрышная роль сценически, с ней можно снискать успех быстрее. А Алеша - очень невыигрышная роль. Это немногословный персонаж, который живет очень интенсивным внутренним миром, очень тонким внутренним миром. Но я понимал, что для моего внутреннего формирования - и духовного, и религиозного даже, если хотите, - как раз совпало с моим таким сознательным приходом к богу, для меня важнее прожить работу над этим образом.
Глава 6. Любовь есть бог.

По молодости лет Стеблов был очень влюбчивым. Девушки души не чаяли в уже известном молодом актере. Но Евгений, по его признанию, искал чего-то настоящего. Поиски закончились в 1971 году, когда он встретил свою будущую супругу Татьяну Осипову. Которая, кстати, к театральному миру не имеет никакого отношения.

-Стеблов: Мы с ней познакомились в гостях, тоже это судьба, тоже это любовь - это судьба. Это твой выбор, твой выбор в собственном сердце, прежде всего, когда ты слушаешь себя, когда ты понимаешь, что ты эту женщину обойти не можешь. Вот не можешь, и все, будь что будет, но ты не можешь мимо пройти. И уж это совершенно не связано с так тиражируемым сегодня каким-то таким бесконечным акцентом эротической стороны любви. Потому что секс - это одно из составляющих любви. Но это совершенно не главное, во всяком случае, для меня. Конечно, если люди абсолютно в этом не сходны, тут брак вряд ли возможен. Но у нас с этим все в порядке, и в принципе, когда делают акцент на это, это очень неправильно. Потому что любовь - это Бог есть любовь. Любовь к женщине в высшем проявлении - это тоже божественный дар. Поэтому когда мы любим, мы кажемся друг другу очень красивыми. Почему - потому что мы одухотворены. И мы светимся изнутри. А когда это исходит на более низкие чакры, вот такой физиологии, это совершенно другое. И я думаю, без подлинной любви нет подлинной эротики.

Безоблачное счастье длилось пять лет и едва не оборвалось в автомобильной катастрофе. Евгений Юрьевич чудом остался жив.

-Стеблов: Авария, да, тоже была одним из этапов. Это было на съемках в Чехословакии, в Праге, была очень тяжелая автомобильная, я был пассажиром машины, меня везли в аэропорт, международный аэропорт Прага. Я должен был вылетать на съемки "Неоконченной пьесы для механического пианино" к Никите Михалкову, где я должен был играть роль Трелецкого, которого потом, по моему совету, сыграл он сам, потому что когда я попал в эту аварию, чудом остался жив, перенес несколько операций.

И, несмотря на парализованную руку, бесконечные медицинские процедуры и неутешительные прогнозы врачей, Стеблов чувствовал, что в нем что-то изменилось. Да, тело пострадало. Но и душа стала другой. Пришло время переоценить свою жизнь.

-Стеблов: Я вообще считаю, что все это от бога. Я не считаю, что это Моя заслуга в том, что вот я должен быть готов к божьему промыслу, сказать светски, к случаю. Должен, если мне господь что-то дал, должен какую-то ситуацию максимально использовать. Это уже мои труды. А дарование и жизненная ситуация - где это дарование может проявиться. Но жизнь и господь всегда предоставляют нам выбор, и от нашего выбора очень многое значит, от чего-то отказываюсь, а с чем-то соглашаюсь. И так мы формируем сами себя. Так мы ищем бога и в себе и пытаемся к нему приблизиться.

Автокатастрофа для Евгения Стеблова стала началом его второй жизни и второго рождения. Вместе с супругой он принял крещение. Хотя в те годы это не приветствовалось. Актеру пришлось договариваться со священником, чтобы тот не сообщал о процедуре в соответствующие органы. Евгению Стеблову всегда удавалось воплотить в жизнь задуманное.
Эпилог.

Творчество для него не только сыгранные роли. В мае в Таганроге состоится Первый Международный театральный фестиваль "Великая провинция". Фестивалю дано имя Фаины Раневской. Великая актриса родилась в Таганроге. А Евгений Юрьевич избран президентом фестиваля. И потому у него сейчас горячий сезон. Мы не допустим на фестиваль деструктивных сценических изысков, достойных афоризмов Фаины Георгиевны, заявил он. Народный артист России мечтает, чтобы все было стилистически выдержано, достойно памяти актрисы, но в то же время живо. Потому что она сама была чрезвычайно живым человеком. Живым - Стеблов знает это точно. Ему ведь посчастливилось работать с ней на одной сцене. Похоже, Евгению Юрьевичу удастся воплотить в жизнь и эту мечту.








Кирилл Зыков
14.05.2008
http://www.peoples.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован