25 октября 2005
546

Евгений Ясин: `Фонд особого риска`

Наконец я услышал то, чего давно ждал: правительство всерьез задумалось о создании Венчурного фонда. Коммерческое освоение достижений российской науки - задача действительно первостепенной важности. И она не решится в ближайшее время без государственной помощи. А если еще будут созданы условия для возникновения и развития государственно-частного партнерства, мы действительно можем получить большой эффект.

Известно, что венчурный бизнес, ориентированный на использование технических и технологических новинок, результатов научных достижений, еще не опробованных на практике, - дело рискованное. Никто не может заранее точно определить, какой получится от всего этого эффект. Именно поэтому таким бизнесом в России никто до сих пор не занимался. Но одного фонда мало, одновременно с его созданием необходимо начать работу над федеральной национальной инновационной программой.

Недавно Высшая школа экономики проводила в Санкт-Петербурге научную конференцию, как раз посвященную этой теме. Считаю, что Питер может стать выдающимся центром инноваций. Там есть могучие силы, которые намного эффективнее использовать для инновационного прорыва, чем на строительстве заводов по производству иномарок. Главное, хорошо подготовиться к этому прорыву, продумать все до мелочей, а не действовать по принципу "сначала ввяжемся в драку, а там посмотрим".

Сразу возникнет вопрос: "Откуда брать деньги на Венчурный фонд?" Предвижу, что руки потянутся к средствам Стабфонда. И это неправильно. У Стабфонда - свои задачи, и не надо все валить в одну кучу. Тех денег, которые появляются в бюджете, вполне достаточно, чтобы выделить средства на венчурные проекты. И вместо нефти включить рычаги изобретательности и предприимчивости россиян, инновационные факторы роста экономики. Это то, на чем мы можем завоевать конкурентоспособность в XXI веке.

Не менее важен вопрос отбора проектов для Венчурного фонда. Есть определенные методы, уже отработанные в мире. Это обычно делают специальные эксперты, которые являются специалистами в своих областях. И они получают деньги за то, что изучают проекты или предложения, которые представляют им ученые, определяют приоритетные направления. Всем этим обязательно должны заниматься профессионалы. Это не чиновничье дело. В Высшей школе экономики мы создали Фонд гуманитарных исследований. И пытаемся сейчас выстроить научную экспертизу, в том числе и с участием иностранцев, на основе которой выдаются гранты ученым. Такие экспертные фонды должно создавать и государство.

Еще один момент. Следует раз и навсегда понять, что Венчурный фонд никакого отношения не имеет к удвоению ВВП к 2010 году. Это совсем другое дело, гораздо более важное. После войны у моих сверстников была уверенность, что самый высокий приоритет - это наука, знания, достижения успеха в этой области. А что теперь? Сейчас у молодежи приоритетом является прежде всего любыми способами заработать больше денег. Я ничего не имею против этого. Но должны появиться, пусть не для всех, но и другие приоритеты, например, получить хорошее образование, достичь успеха в области внедрения научных результатов. Ведь, как говорится, ума, изобретательности у россиян не отнять. И все, что касается соединения науки, образования, инноваций, исключительно важно и должно получить также первостепенный национальный приоритет. Не одной нефтью жива Россия. Упадут цены - что будем делать? Задача власти, ответственной перед своим народом, заключается в том, чтобы думать о будущем.

Понятно, что инновационный бизнес не поднимешь, если деловой климат в стране оставляет желать лучшего. Об этом сейчас тоже много говорят. И пытаются выправить положение. Но, увы, хватаются за то, что "близко лежит". Я имею в виду снижение налогов. Мы продолжаем идти по пути, которым шагаем пятый год. Пора бы уже проанализировать, насколько продолжение этой политики будет способствовать активизации инвестиционной активности бизнеса. Во-первых, следует понимать, что наступает момент насыщения, и вы одними и теми же мерами не будете получать адекватный эффект. А, наоборот, он будет все время убывать. Во-вторых, сейчас в нашей стране достаточно велики риски для ведения бизнеса, связанные с коррупцией, с излишней "опекой" государства, с постоянными претензиями налоговых служб, которые сегодня любят проверять дела давно минувших лет.

Именно это сдерживает деловую активность. Безусловно, бизнес с воодушевлением воспринимает дальнейшее налоговое послабление. А почему бы и нет, если у компаний от этого появятся свободные средства? Но государство-то заинтересовано в том, чтобы они были инвестированы в экономику, желательно на долгосрочной основе, а не "спрятаны" в заграничных банках. И с этим у нас далеко не все хорошо. Кажется, уже и президент поручил упорядочить правила налогового администрирования, чтобы исключить возможность произвола. И что в результате? В Госдуму пришел проект закона, который практически легализует ту практику, которая была в последние годы. И как бизнес должен на это реагировать? В такой ситуации дальнейшее снижение налога лишь создаст проблемы для бюджета, но не принесет ожидаемого эффекта. В то же время мы знаем, что у нас действительно есть реальные потребности в том, чтобы радикально улучшить ситуацию в образовании, здравоохранении, в пенсионном обеспечении. Это вопрос не только социальный, но и экономический и даже политический, поскольку касается доверия общества к власти. Потребуется увеличение ассигнований из бюджета, а сборы от налогов могут сократиться. Чем будем компенсировать образовавшиеся финансовые прорехи, если не очередными наездами налоговиков? Однако нам говорят, что налоговые послабления выведут экономику из тени и тем самым повысятся доходы бюджета. Но проблема состоит в том, что экономика остается в тени не потому, что в стране высокие налоги. Кстати, они у нас самые низкие в Европе. Все дело в том, что стоит сегодня высунуться, как вы немедленно получаете по мозгам.

Фонд ИНДЕМ опубликовал недавно результаты очередного исследования коррупции. Количество взяток уменьшилось, а их сумма серьезно возросла. О чем это говорит? О том, что существует параллельная теневая система "налогообложения", которая оценивается в 340 миллиардов долларов. По отношению к ВВП - это 20-23 процента! По оценкам Госкомстата, которые он делает вместе со Всемирным банком, теневой сектор в экономике России достигает сегодня примерно 25 процентов. По данным МВД - 40 процентов. Мне кажется достаточно правдоподобной цифра где-то в пределах 30-35 процентов.

Хотя некоторые эксперты настаивают на том, что размер теневой экономики в стране все еще держится на уровне 80 процентов. Это, конечно, перебор, желание создать сенсацию. Несмотря на проблемы, российская экономика развивается более-менее нормально, наблюдается очень много здоровых явлений. Если бы не вмешательство государства, успехи были бы значительно весомее. Мы сами себе все портим и упускаем шансы. Еще раз повторю: по моим оценкам, рост присутствия государства в экономике, усиление давления на бизнес обходится нам примерно в 2 процента недополученного роста ВВП. В иной ситуации потери были бы намного меньше. И 8-10 процентов роста ВВП в год стали бы реальностью, даже без снижения НДС.





Евгений Ясин
"Российская газета"
25.10.2005
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000004277
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован