05 июля 2004
1405

Евгений Ясин: `Кто смел тот и получил`

Собственность достается тому, кто готов идти на риск. А экономику страны движет бизнес, а не спецслужбы

Если рассматривать нашу экономическую историю, то приватизация как элемент рыночных реформ была абсолютно необходима. У России такое тяжелое бюрократическое прошлое, что прививать вкус к частной собственности надо было как можно быстрее. Не говоря уже о том, что это была важнейшая политическая акция, призванная понизить до минимума вероятность реставрации коммунистического режима. Представьте ситуацию 1996 года, когда бы деньги на президентские выборы давали не олигархи, а директора госпредприятий. Поэтому политический мотив представляется тут чрезвычайно важным.

Спору нет, какую-то долю в бывшей государственной собственности имеют многие красные директора или бывшие работники министерств, которые приняли участие в приватизации. Ничего странного в этом нет. Ведь никому не запретили ни в чем участвовать. Более того, реформы начинались по инициативе либеральной части номенклатуры. Никто же всерьез не думает, что революцию подняли Сахаров с Шафаревичем, а не Горбачев с Яковлевым.

В приватизации все люди были равны. И в той борьбе принимали участие те, кто был смелее, кто шел на риски, был нахальнее, в конце концов. Люди, которые жили старыми представлениями и считали, что приобретение собственности выше или ниже их достоинства, потеряли. Я сам такой. Я не принимал участия в приватизации, считал по интеллигентской привычке, что это не мое. И, надо сказать, не жалею. Не моя судьба управлять собственностью. Но если теперь кто-то завидует владельцам капиталов, то он должен помнить о том, что надо было участвовать. Кто тебе не давал, спрашивается.

ШАШЕЧКИ ИЛИ ЕХАТЬ

Сегодня вопрос о законности приватизации можно ставить только в том случае, если мы хотим подорвать российскую экономику, подорвать процесс укрепления прав собственности, если хотим отбить у людей охоту вкладывать свои деньги. Нужно в конце концов решить, что нам важнее: шашечки или ехать. Если мы хотим добиваться "справедливости" - это одна история, но тогда надо распрощаться с желанием жить лучше. Если думать о развитии экономики - это другая история. На мой вкус, лучше пусть без шашечек, но ехать. Надо просто подвести черту и развивать экономику дальше.

Большой бизнес (те, кто смог составить состояние еще до массовой приватизации и сам себя назвал олигархами) очень правильно решил поддержать Ельцина на выборах 1996 года. Возврат коммунистов к власти был не в интересах этих людей. Не в их интересах было и развитие событий "по Коржакову" -что-то вроде государственного переворота. В этом случае мы бы надолго распрощались даже с теми немногими демократическими завоеваниями, которые имелись. Поэтому соглашение между олигархами, или крупным бизнесом, и властью, или реформаторами, был о разумным.

Но уже через год с небольшим реформаторы рассорились с олигархами, началась информационная война, которая дорого обошлась и тем и другим. Помнится, в Давосе (я тогда еще ездил туда) ко мне подошел корреспондент НТВ Глускер и спросил, не соглашусь ли я дать интервью. Я говорю: "Я могу вам дать интервью, но вы его все равно в эфир не пустите". - "Почему?" - "Потому что я скажу, что ваши хозяева слишком рано решили, что уже можно драться со своими".

В результате к власти пришел другой отряд бюрократии, уже не реформаторской, а совсем другого свойства - с лампасами. У нее другой взгляд на вещи. Поначалу казалось, что приход к власти Путина в принципе решил проблему с олигархами. После так называемого равноудаления олигархи объединились в профсоюз под названием "РСПП". Теперь они действуют, не открывая дверь в Кремль ногой, как прежде, а покорно дожидаясь встречи с президентом или готовя разного рода записки, как это делал, скажем, Каха Бендукидзе. Сложилась более или менее нормальная ситуация, но выясняется, что другая сторона не удовлетворилась.

И нынешняя волна разговоров о том, что приватизация была несправедливой, волна, которую поднимают намеренно, есть на самом деле не результат заговора олигархов против власти, как писали господа Белковский и Марков, а заговор бюрократии и ее передового отряда-спецслужб-против крупного бизнеса. Но если идет наступление на крупный бизнес, то можно сказать, что в опасности весь бизнес вообще. Слишком многие приближенные к бюрократическим отрядам бизнесмены не прочь поучаствовать в процессе перераспределения собственности. Это мы сегодня и наблюдаем.

Тема ревизии результатов приватизации снова становится популярной. К чему это приведет, пока никто не знает. Например, можно посадить еще кого-то из олигархов, а может, посадить не только олигархов, но и чиновников, которые отвечали за приватизацию. Устроить, так сказать, показательный процесс. Не могу сказать, ставились такие цели или нет, но у меня есть подозрение, что дело обстоит именно так. Но если в ведомстве Степашина или каком-то другом будет изготовлена любая бумага относительно того, что итоги приватизации следует пересмотреть, это будет действие антигосударственное, не в интересах страны, не в интересах развития российской экономики.

УЙТИ ОТ КОЛХОЗА

Напомню, что законодательство о приватизации было принято Верховным Советом еще до путча, в июле 1991 года. Оно предполагало использовать не ваучеры, а именные приватизационные чеки. Принятая в дальнейшем на его основе программа приватизации была тоже приравнена к закону. На мой взгляд, в ней был о достигнуто на редкость удачное согласование интересов основных групп, или слоев населения, которые участвовали в приватизации. Были учтены и мнения трудовых коллективов (по-моему, даже больше, чем следовало), и пожелания администрации предприятий, потому что в первую очередь на бывшую госсобственность претендовали менеджеры. Были учтены интересы остального населения, потому что врачи, учителя или военнослужащие тоже должны были получить какую-то долю. Но должны были откуда-то взяться и новые предприниматели, те люди, которые в конце концов и стали лицом российского бизнеса и которые до того момента не руководили предприятиями. Кстати, в их число попали и руководители министерств, которые не могли рассчитывать на получение своей доли, и руководители местных органов власти, которые не были членами трудовых коллективов и тоже не могли ни на что рассчитывать. Так вот, чтобы эти люди тоже что-то получили, было решено отказаться от именных чеков и ввести их свободную куплю-продажу. Так возник ваучер. Напомню, что на предприятиях минимальная доля акций, которая выделялась для приобретения за ваучеры, равнялась 29%, а по факту в период массовой приватизации за ваучеры был распределен 21% приватизированной собственности.

Решение ввести ваучер было очень правильным, потому что если бы стали раздавать именные приватизационные чеки, то уйти от колхоза и создать нормальную частную собственность было бы очень трудно. А без эффективного собственника невозможно привлечь серьезного стратегического инвестора.

Так что этап массовой приватизации - и с идеологической, и с организационной точки зрения - просто чудо, особенно если учесть "склонность" нашего народа к организации. За два года провести такую акцию! Ведь что такое ваучеры - это по сути искусственное генерирование платежеспособного спроса на собственность. Нужно учесть, что ни у кого в то время не было денег. Откуда они в социалистическом обществе. Значит, как бы вы создали этот спрос? А вот когда ваучерный этап приватизации закончился, ваучеры были распределены, начался денежный этап приватизации.

Тут полностью все изменилось, потому что пришло время обращаться к людям, у которых завелись деньги. Они составили себе состояния отнюдь не только, и не столько, на эксплуатации приватизированных предприятий. Кто-то разбогател на экспортно-импортных операциях, на колоссальной разнице между внутренними и мировыми ценами. Таких, кстати, было большинство. Кто-то разбогател на дешевых займах Центрального банка, которые выдавались в течение первых лет после начала реформ под 20% годовых при инфляции 2600% в 1992 году и 900% в 1993 году. Были и другие способы обогащения, достаточно хорошо известные с научной точки зрения. С точки зрения прокуратуры трактовать не возьмусь.

В чем была роль программы массовой приватизации Чубайса, кроме уже отмеченного? Он попытался остановить тот процесс стихийной и на самом деле номенклатурной прихватизации, который уже вовсю шел. Например, вся легкая, и текстильная, промышленность у нас была приватизирована по схеме "аренда с правом выкупа", которую потом из программы приватизации исключили. Здесь государство вообще ничего не получало, потому что предприятия выкупались за счет прибыли, которую сами зарабатывали. А эта прибыль, естественно, по крайней мере юридически, должна была принадлежать государству.

Итак, на каком-то витке истории настал момент, когда рисковые люди поняли: либо мы сейчас делаем деньги, либо остаемся с носом. Когда потом начался дележ государственного имущества, создавались условия, чтобы все, кто нажил состояние, могли что-то получить. Если теперь бесконечно к этому процессу возвращаться, значит, постоянно держать в напряжении всех людей, которые составляют даже не лицо, а все тело российского бизнеса. Это попросту невозможно. Нужно понять, что экономику движет бизнес, а не спецслужбы, поэтому бизнес нужно беречь и лелеять, если мы хотим жить богаче, чем сейчас.

Ноя все-таки надеюсь, что до ревизии приватизации дело не дойдет. Хотя кто знает. Если бы мне кто-то сказал, что будет такое жесткое нападение на Ходорковского, я бы не поверил. Буквально еще в июне (в июле уже взяли под стражу Платона Лебедева) прошлого года это казалось невозможным, потому что невозможно же, в конце концов, вредить самому себе. Думаю, лидеры страны понимали, каковы будут последствия этого дела. А если не совсем понимали или им неправильно объяснили, то можно было бы уже понять и пожалеть о случившемся. Потому что случившееся чрезвычайно напоминает ДТП. Только что ехал в новенькой целой машине, с целой физиономией, а потом раз-раз - и все, и ничего этого у тебя в момент не стало. И обратно вернуться нельзя.



Автор - научный руководитель Высшей школы экономики, министр экономики в правительстве Виктора Черномырдина

***

НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ

ОАО "ГМК "Норильский никель". Входит в ФПГ "ИНТЕРРОС". На его долю приходится более 20% мирового производства никеля, более 10% кобальта и 3% меди. Объем продаж в 2003 году - 5, 2 млрд долл. Чистая прибыль - 36 млрд 483 млн 882 тыс. руб. Капитализация - 10, 16 млрд долл. Концерн основан 4 ноября 1989 года. В 1994 году было проведено акционирование. Контрольный пакет акций (38%), закрепленный в федеральной собственности, в ноябре 1995 года был выставлен на залоговый аукцион, который выиграл ОНЭКСИМбанк, предложивший 170, 1 млн долл.

***

ЛУКОЙЛ

На долю ЛУКОЙЛа приходится более 20% общероссийской добычи нефти и 18% переработки. Активы компании - 26 574 млн долл. Прибыль в 2003 году - 3, 701 млрд долл. Выручка - 22, 118 млрд долл. Капитализация - 18, 3 млрд долл. ЛУКОЙЛ образован в ноябре 1991 года. В 1995 году компания ARCO приобрела пакет облигаций за 250 млн долл. под залог части госакций. В декабре 1995 года консорциум АО "ЛУКОЙЛ" - банк "Империал" на залоговом аукционе приобрел 5% из госпакета за 35 млн долл. В декабре 1995 года ИК "НИКойл" купила 16, 07% акций за 57 421 млрд руб.

В 2002 году на Лондонской бирже размещен госпакет акций ОАО "ЛУКОЙЛ" в размере 5, 9% за 775 млн долл. Сейчас государство владеет 7, 6% акций, которые предполагается продать в 2005 году.

***

МЕЧЕЛ

ОАО "Мечел". Крупнейший производитель спецсталей в России. Уставный капитал - 3 829 690 860 руб. Активы - 12 966 954 руб. Капитализация - 536 млн долл. Прибыль за 2003 год - 4 640 071 402 руб. АО "Мечел" образовано в 1992 году. Учредитель - Челябинский меткомбинат. В 1995 году на залоговом аукционе госпакет (15%) акций ОАО "Мечел" приобрела группа "Рабиком" при поддержке фирмы Glencore за 13 млн долл. В 1998 году залоговый пакет группы "Рабиком" (15%) купила кипрская компания Skironas за 16 млн долл. В мае 2001 года 20% акций "Мечел", принадлежащих Glencore, выкупила группа компаний "Южный Кузбасс". В 2003 году "Южный Кузбасс" и "Мечел" объединились в холдинг "Стальная группа "Мечел".

***

Альфред Кох: Замотаетесь деньги возвращать

Идея Счетной палаты и ряда других ревизоров приватизации, насколько я понимаю, состоит в том, что владельцы приватизированных компаний неправедно обогатились и поэтому должны компенсировать разницу в цене. То есть, грубо говоря, если компания в середине 90-х годов стоила, скажем, 1 млн долларов, а сейчас 10 млн, то владельцы, получившие это добро в результате приватизации, должны вернуть стране разницу в цене. В нашем случае это 9 миллионов. Отвлечемся от таких "мелочей", как возможный многократный переход компании из рук в руки или существенное изменение мировой рыночной конъюнктуры, которая относительно дешевые нефтяные компании превратила в относительно дорогие. Забудем о сложности решения такой задачи, как определение вклада (финансового, организационного) новых владельцев в приобретенную компанию. Давайте просто рассмотрим эту идею "доплаты", которая мне кажется дикой и несправедливой, но я готов ее рассмотреть. Итак, компенсация разницы в цене приватизационной покупки и нынешней рыночной стоимости компании. Мой вопрос авторам идеи предельно прост: мы требуем компенсации в любом случае или только в тех случаях, на которые укажет Счетная палата или кто-то другой? Правило ведь не должно иметь избирательный характер применения? А если так, то кто компенсирует Джорджу Соросу разницу в цене "Связьинвеста"? Мы продали компанию в 1997 году Соросу за 1, 87 млрд долларов, а сегодня ее рыночная цена 620 млн. Бюджет готов компенсировать такую разницу в цене? Компаний с отрицательной разницей в цене, подобных "Связьинвесту", не так много, но они есть. Да и одного "Связьинвеста" достаточно. Есть ли в нашем бюджете 1, 2 млрд долларов на компенсацию Соросу? Второй мой вопрос тоже предельно прост и столь же предельно правомерен. Требование компенсировать разницу в цене на момент приватизации и нынешней ценой приватизированного имущества распространяется на всех или только на избранных, только на тех, на кого укажет Счетная палата. Если не на всех, то это чистый произвол, и такого рода избирательные требования должны именно так и квалифицироваться. Никакого отношения к "восстановлению справедливости" или "возвращению награбленного в ходе приватизации" это не имеет. Если же такое требование распространяется на всех, кто что-то получил в результате приватизационных сделок, тогда большое количество бывших и ныне действующих высокопоставленных чиновников -министров, вице-премьеров, сотрудников администрации президента -тоже в большом долгу перед народом. Я говорю о тех, кто приватизировал дачи на Рублевке и в других знатных местах по "остаточной стоимости". Я сам, когда работал в Госкомимущества, подписывал такого рода документы и имею представление о разнице между нынешней ценой на эту недвижимость и той, по которой она досталась важным чиновникам, в том числе и тем, кто сегодня с энтузиазмом ищет обогатившихся в результате приватизации. Не забудьте также о миллионах владельцев приватизированных квартир, которые тоже за прошедшие годы не подешевели. Готова ли Счетная палата потребовать с народа разницу?

***

ММП

ОАО "Мурманское морское пароходство". Крупнейшая транспортная компания на севере России. Флот ММП насчитывает 39 судов. У пароходства в доверительном управлении находится российский ледокольный флот (восемь атомных и два дизельных ледокола). В 1998 году эти суда были переданы в хозяйственное ведение ММП, их балансовая стоимость превышает 9, 3 млрд руб. Уставный капитал - 26 937 000 руб. Активы - 3, 7 млрд руб. Оборот в 2003 году превысил 5 млрд руб., валовая прибыль - более 350 млн руб. Владельцы предприятия, ОАО "Севморпуть-Капитал", - 59, 68% акций. Государство - 25, 5%, миноритарные акционеры - 14, 87%. В 1998 году ЗАО "ЛУКОЙЛ-Арктик-Танкер" приобрело 50, 2% ММП на кредиты двух иностранных банков. Сумма сделки оценивается от 15 до 30 млн долл. В 2002 году компания перешла под управление "Севморпуть-Капитал". Счетная палата считает, что государственный ледокольный флот передан в доверительное управление ММП незаконно и ущерб государства от этого использования превышает 200 млн. рублей.

***

СУРГУТНЕФТЕГАЗ

ОАО "Сургутнефтегаз". Четвертая по объемам добычи нефти в РФ компания. Основана в 1993 году. Прибыль компании за 2003 год составила 46, 7 млрд руб. Капитализация - 22, 5 млрд долл. В 1995 году прошел залоговый аукцион по продаже 40% госакций компании. Победителем стал негосударственный пенсионный фонд (НПФ) "Сургутнефтегаз", предложивший правительству кредит в размере 400 млрд руб. В 1997 году победителем второго инвестиционного конкурса по продаже 40, 12% акций "Сургутнефтегаза" стала компания по управлению пенсионными фондами "Сургутфондинвест", заплатившая 415 млрд рублей.

***

Краткий курс истории приватизации

Начало российской приватизации принято датировать 14 августа 1992 года, когда президент Борис Ельцин подписал указ "О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации". Но это не совсем правильно, поскольку стихийное разгосударствление "народнохозяйственного комплекса" шло к тому времени полным ходом. Пионерами частной собственности во второй половине 80-х стали кооперативы, которые помимо прочего могли брать у госпредприятий в аренду производственные помещения и оборудование. Очень скоро самой распространенной стала долгосрочная аренда с правом выкупа. Речь, правда, шла в основном о небольших магазинах или предприятиях общественного питания. Между тем огромная часть советской экономики продолжала оставаться неэффективной, несмотря на все попытки повысить производительность труда (пресловутое "ускорение") и качество продукции. Поэтому после закона о кооперации следующим шагом на пути к созданию частного сектора стал закон "О предприятиях и предпринимательской деятельности", принятый Верховным Советом РСФСР в конце декабря 1990 года и вступивший в силу с 1 января 1991-го. Он ввел в хозяйственную и юридическую практику такие понятия, как акционерные общества и товарищества. А главное, этот документ узаконил частную собственность на средства производства. Появился еще один вполне легальный способ приватизации, который открывал перед директорами предприятий соблазнительную лазейку. Они получили право вносить по остаточной балансовой стоимости основные фонды в уставный капитал новых обществ и товариществ. Государство вносило в уставный капитал, скажем, станки. А партнеры государства - как правило, аффилированные с директорами лица, а часто и сами директора - со своей стороны могли внести в уставный фонд старый компьютер, якобы купленный за огромные деньги. После распада СССР новое российское правительство начало разрабатывать программу массовой приватизации (в том числе и для того, чтобы упорядочить стихийный процесс разгосударствления), которая была готова к середине 1992 года. Массовая ваучерная приватизация, когда предприятия приобретались на открытых аукционах за ваучеры, имела и "вторую модель", когда трудовой коллектив получал 51% акций предприятия, а за ваучеры продавалось не менее трети акций. Свою долю фабрик и заводов получили практически все. Разочарование массовой приватизацией, которое наблюдается теперь в обществе, вызвано банкротством (нередко искусственным) целого ряда приватизированных предприятий, а также значительной части ваучерных фондов, аккумулировавших приватизационные чеки граждан для последующего участия в аукционах. Чековая приватизация продлилась до середины 1993 года, после чего правительство перешло ко второму этапу - приватизации государственной собственности за деньги посредством денежных аукционов и инвестиционных конкурсов.

Впрочем, деньги у новых собственников на следующий день после приватизации не появились, поэтому платить рыночную цену за выставлявшуюся на аукционы государственную собственность практически никто не мог. Между тем государственные финансы пребывали в плачевном состоянии. На фоне высокой инфляции росла задолженность по заработной плате, месяцами не выплачивались пенсии. В этих условиях по предложению главы ОНЭКСИМбанка Владимира Потанина было принято решение о привлечении кредитов крупных российских банков под залог государственных пакетов акций крупных предприятий. Была проведена серия залоговых аукционов. Государство кредиты не вернуло, и предприятия, среди которых были "Сибнефть", ЮКОС, "Сургутнефтегаз", "Норильский никель", ММП (всего 44 компании), перешли в собственность финансово-промышленных групп, выигравших аукционы. В настоящее время продолжается приватизация государственной собственности, доходы от которой используются главным образом для погашения основной части внешнего долга.

М.Б.

***

НЛМК

Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК). Третий по величине производитель стали в России. Компания специализируется на производстве листового проката. Предприятие было приватизировано в 1993 году. Капитализация - 4, 2 млрд долл. Выручка за 2003 год - 75 млрд руб., чистая прибыль - 22, 6 млрд руб. В декабре 1995 года состоялся залоговый аукцион по госпакету (14, 84%). Победитель аукциона -МФК, которая предложила 31 млн долл. 14 декабря 1998 года на аукционе был продан пакет акций (14, 84%), находящийся в управлении МФК, за 30, 8 млн долл. Победитель аукциона - компания "Ренессанс Секьюритиз".

***

СИДАНКО

Сибирско-дальневосточная нефтяная компания (СИДАНКО). Создана в 1994 году. Капитализация до слияния с ТНК составила 4, 4 млрд долл. В 1995 году состоялся залоговый аукцион по продаже госпакета (51%). Победителем стал альянс МФК - ОНЭКСИМбанка, заплативший 130 млн долл. В 1996 году ОНЭКСИМбанк приобрел около 12% акций НК "СИДАНКО". В сентябре 1996 года состоялся инвестиционный конкурс по продаже госпакета (34%). Победителем стала компания "ИНТЕРРОС-ойл". В январе 1997 года компания "ИНТЕРРОС-ойл" выкупила находящиеся в залоге у МФК 51% акций СИДАНКО. В марте 1997 года "ИНТЕРОСС-ойл" получила крупный кредит от кипрской офшорной компании Kantupun Holdings Co. Ltd. под залог 34% акций компании "СИДАНКО". В ноябре 1997 года ВР Amoco приобретает 10% акций СИДАНКО. С ноября 1998 года держателем акций СИДАНКО стала Восточная инвестиционная компания. В августе 2003 года управляющей компанией СИДАНКО, владеющей 82% акций, становится "ТНК-ВР".





Еженедельный журнал
05.07.2004
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000001093
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован