28 мая 2003
2512

Евгений Ясин об экономическом кризисе в Германии

В течении длительного времени социалисты трудились над тем, чтобы создать экономику менее эффективную. Они ее создали. Сейчас немцы пожинают плоды.

Ведущий не указан.

ВЕДУЩИЙ: Научный руководитель государственного университета "Высшая школа экономики" сегодня, как всегда, в среду вечером у нас в эфире, Евгений Ясин. Добрый вечер, Евгений Григорьевич!

Евгений ЯСИН, научный руководитель государственного университета "Высшая школа экономики": Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ: И сегодня я бы попросила бы вас разъяснить вот такую историю. Все больше публикаций о том, что Германия переживает самый большой экономический кризис за послевоенный период. Это объясняют ситуацией с долларом и евро, чрезмерным укреплением евро и слабым долларом. Это объясняют так же другими причинами, но все-таки совершенно не понятно, почему такая большая страна, флагман европейской экономики, мощнейшая Германия, оказалась в таком странном состоянии. Более того, говорят даже о том, что если европейский Центробанк, например, и общеевропеская экономика не примут какие-то меры, то Германия может потащить за собой и другие европейские государства. На сколько все серьезно?

Евгений ЯСИН: В общем, достаточно серьезна. И ситуация связана прежде всего, конечно не с евро, а связана с гораздо более глубокими причинами, имеющими свою историю. Я сразу скажу два фактора. Первый - это социализм, второе - это поглощение Восточной Германии. Германия была самой мощной экономикой Европы и остается. Моастрихский договор, согласно с которым был создан Европейский союз и были выписаны все требования, был в основном разработан Германией и Францией. Там содержалось, в частности, требование, что бы все страны выдерживали дефицит бюджета не более трех процентов. Ни кто не мог подумать о том, что у Германии будет дефицит, который выйдет за рамки этого лимита. Между тем, не так давно германское правительство приняло решение о том, что оно на 2004-ый год не будет ставить задачу, даже и на 2005-ый год, что не будет ставить задачу войти в критерии Моастрихского договора. Представьте себе, на сколько это серьезно. Теперь обратимся к истории. Я вспомню о Людвиге Эрхарде(?). И о социальной рыночной экономике, о той модели, которую он реализовал в Западной Германии. Благодаря этой модели, Германия вышла из послевоенного кризиса и в течении двадцати лет наблюдалось то, что называлось германским экономическим чудом. Восстановление, высокие темпы экономического роста, высокие темпы технического прогресса, благосостояние и так далее и тому подобное. Я хочу подчеркнуть то обстоятельство, что социальное рыночное хозяйство некоторые немецкие и наши политики расшифровывают примерно, как социалистическая рыночная экономика. На самом деле, ничего общего нет потому, что если почитать Людвига Эрхарда, то вы увидите, там написано: социальное рыночное хозяйство. Под словом "социальное" имеется в виду, предоставить условие для каждого гражданина равные, для того, чтобы он мог самостоятельно решать задачи своей жизни. Что бы он мог самостоятельно зарабатывать, что бы он мог самостоятельно применять всю энергию для того, что бы хорошо жить. Значит это , прежде всего, сначала, что государство обязано обеспечить стабильность валюты. Она должна обеспечить стабильность цен, низкую инфляцию. Она должна дать возможность человеку видеть перспективу и дать ему возможность планировать в рамках этой перспективы. Эрхард был либерал. Именно потому, что он был либералом и потому, что он предложил модель экономики, которая была либеральной и которая давала свободу для бизнеса, он и смог обеспечить этот подъем. Надо сказать, что в свое время он был одним из первых, кто провел после фашистской диктатуры, он провел в Германии либерализацию цен. Причем, вопреки требованиям американцев, которые не хотели проводить либерализацию цен. Наш Гайдар, в значительной степени, просто использовал опыт Людвига Эрхарда. А что произошло дальше? А дальше, в семидесятых годах к власти в Германии пришла сначала объединенная коалиция христианских демократов и социал-демократов, потом социал-демократы, в течении почти, по-моему, двадцати лет правили Германией. И там были очень знаменитые люди: Бранд, Шмидт, хорошо нам известные, которые стали реализовывать, пускай не Марксисткие идеалы, но во всяком случае, социалистические. И тогда начался бурный рост социальных расходов. Предоставлялись широкие социальные гарантии участия трудящихся в управлении производством, производственные советы и так далее и тому подобное. Все очень хорошо, пока у вас растет экономика. Пока, как бы разделение функций между либералами и социалистами заключается в том, что либералы строят эффективную экономику, наращивают размер пирога, а социал-демократы потом приходят, начинают раздавать. Вот тут у нас есть много, незачем нам больше инвестировать и так далее, мы поэтому будем раздавать людям, что бы им хорошо жилось. Понятно, я думаю, что это есть некая закономерность. Когда такие волны есть, это нормальное развитие государства. Но пока, за время правления социал-демократов, я прошу прощения у господина канцлера Шредера, он тоже социал-демократ, но они тоже говорили о социальной рыночной экономике, но уже в другом смысле. Не в том смысле, в каком говорил Эрхард, а как раз в том, чтобы были высокие социальные гарантии, чтобы большие пенсии, чтобы были различного рода пособия и так далее и тому подобное. Потом оказалось, что в Германии уровень налогового бремени составляет пятьдесят процентов валового внутреннего продукта. После этого оказалось, что эти производственные советы и все те привилегии, которые были даны рабочему классу, трудящимся, вроде все хорошо и так далее, они привели к тому, что для германского бизнеса не производственные расходы из их прибыли составляли восемьдесят процентов.

ВЕДУЩИЙ: Это к каким годам оказалось?

Евгений ЯСИН: Это относится к началу возвращения к власти христианских демократов и в частности, канцлера Коля. Это было где-то до начала восьмидесятых годов. И к этому времени, как бы создана была та модель германской экономики, которая существует сегодня. Где поток капиталов направлен не в страну, а из страны. Если даже и происходят какие-то притоки капитала, то они, главным образом идут не идут не на создание новых мощностей, а на приобретение активов в германских компаниях. Если мы жаловались на то, что у нас большой отток капитала из страны, он составлял двадцать - двадцать пять, максимум, миллиардов долларов в год. Германия в последние эти годы вывозила, примерно, в два - три раза больше, чем Россия. Это один из самых главных нетто-экспортеров капитала. Почему? А потому, что в экономике в этой вкладывать не выгодно. Потому, что высокая стоимость рабочей силы, высокие налоги и заработать так, чтобы получить крупный доход на капитал, это лучше делать в других странах. Теперь второй момент. Это канцлер Коль, он, конечно, придерживался других взглядов, но тогда приходишь и надо что-то отнимать у людей, то это не так легко сделать.

ВЕДУЩИЙ: Это девяностые годы уже.

Евгений ЯСИН: Нет, это еще восьмидесятые. Коль - это было время перестройки. Помните, Горбачев там с ним обнимался, лобызался, за что вывели мы оттуда войска, разрушили Берлинскую стену и все было, такая дружба очень большая. И как раз мы от этой дружбы получили мало, а Германия получила много. Но это, я бы сказал так, был "ящик Пандорры" потому, что, я просто напомню слушателям, что был такой ящик Пандорры. Это греческий миф. Там, тот, кто видел эту красивую шкатулку, он ее брал, рассчитывал, что он там что-то такое хорошее получит. Но потом он открывал и из этого ящика валились несчастья. Вот Коль получил Восточную Германию, можно сказать бесплатно. И объединение, и радость, и единство Германии, это такое достижение, на которое они рассчитывали в ближайшее время, но они вместе с тем получили семнадцать миллионов в Осте. Это жители Восточной Германии, которые за прошедшие годы социализма, первого немецкого рабоче-крестьянского государства, разучились работать. Которые пришли в новую страну, получили те же пенсии, получили те же привилегии и так далее и такую же твердую немецкую марку, но производительность труда была тридцать процентов от того, что в Восточной Германии. И потребовалось десять лет и полтора триллиона марок для того, что бы производительность у восточных немцев повысилась до семидесяти процентов от Восточногерманской. Сейчас она еще так и не достигла и поэтому там полно в Восточной Германии недовольных. И они голосуют за коммунистов, так далее и тому подобное. Но на самом деле, я бы сказал так, что это попытка очень быстрого объединения и вот этой эйфории, она очень дорого обошлась Германии. То, что на самом деле, этот заряд социализма был настолько сильным и как бы порча человеческой натуры в этих условиях, настолько велика, что трудно было даже такой могучей стране, как Германия переварить это все.

ВЕДУЩИЙ: Но вы перечислили проблемы или причины, которым как минимум, десятилетия или даже не одно десятилетие. Между тем, последние годы, до того, как евро заменил собой европейские валюты, немецкая марка, в том числе в России, считалась одной из самых надежных валют после доллара. Чем это объяснить?

Евгений ЯСИН: Понимаете, как раз я и хотел бы, чтобы наши радиослушатели поняли одно важное обстоятельство. Такие события, как например, кризис в Германии, они закладываются очень давно. И кажется на поверхности явления, вот там марка была крепка, а вот евро стало усиливаться, падает конкурентное преимущество Германии, причина кризиса в этом. Не в этом! Марка была крепкой потому, что была в свое время правильная и очень эффективная политика Людвига Эрхарда. Потом, в течении длительного времени социалисты трудились над тем, что бы испортить, чтоб создать экономику гораздо менее эффективную. Они ее создали. Сейчас немцы пожинают плоды.

ВЕДУЩИЙ: Перспектива?

Евгений ЯСИН: Перспектива состоит в том, чтобы социал-демократ, канцлер Шредер уже понял, какое наследство он получил и теперь, хотя он и придерживается тех же взглядов, он уже начинает поворачивать в другую сторону. Коль смог добиться того, что государственные расходы Германии сократились на четыре процента и как бы и там началось движение в другую сторону. Сейчас Шредер стоит перед тяжелейшей проблемой. Он как бы завоевал популярность среди масс перед выборами потому, что он выступил против Америки и против ее нападения на Ирак, но сейчас ему надо проводить пенсионную реформу и там идут демонстрации... То есть, задачи Шредера и перспективы, перед которыми он стоит, это потеря популярности потому, что он должен осуществлять либеральные меры. Он должен осуществлять меры, которые приведут к повышению эффективности германской экономики. И я надеюсь, я желаю ему, чтобы ему это удалось сделать. Потому, что просто так, с легкостью, он дело не поправит. Поэтому, возвращаясь к твоему вечному вопросу, на что делать ставку: на доллар или на евро...

ВЕДУЩИЙ: Это вечный вопрос наших слушателей.

Евгений ЯСИН: Я продолжаю ставить на доллар, не смотря на то, что он падает. Потому, что здесь, в Европе экономика слабая, но слабее, чем американская.

ВЕДУЩИЙ: Евгений Ясин, научный руководитель государственного университета "Высшая школа экономики" в среду вечером на "Эхе", спасибо вам.

Евгений ЯСИН: Всего доброго.



Радиостанция "Эхо Москвы"
28.05.2003
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000001135
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован