10 октября 2002
1694

Евгений Ясин в эфире радиостанции `Эхо Москвы`, 10.10.2002

Эфир ведет Ольга Бычкова.

О. БЫЧКОВА - Добрый вечер, Евгений Григорьевич. Сегодня я хотела бы попросить Ваших разъяснений по поводу такой важной темы, важной для российской финансовой системы, банков, и важной для нас, простых потребителей, обычных вкладчиков. Законопроекты о гарантировании вкладов рассматриваются и в правительстве, и законодателями, готовит свои предложения банковское сообщество, разговоров об этом идет много. Все уверяют друг друга, что всем это на самом деле очень интересно, как вкладчикам, так и самим банкам, так и самому государству. Естественно, возникает вопрос у тех же самых вкладчиков, например, у меня. Мы все время слышим о том, что российская банковска система на самом деле очень маленькая по объемам, по количеству денег, по всему. Что на самом деле она может кому-либо гарантировать? Тем более, мы помним 98 год.

Е. ЯСИН - Олечка, как раз проблема заключается в том, что память народа не забывает всех тех случаев, когда государство надувало его. Или не государство, так частные какие-нибудь компании типа "МММ" или "СБС АГРО", или еще что-то в таком духе. Реально ситуация выглядит примерно следующим образом. Вообще, есть такое экономическое понятие, соотношение между ожидаемым доходом и риском. Население в зависимости от обстоятельств либо повышает оценку рисков, и тогда оно неохотно вкладывает деньги, вообще, куда бы то ни было и держит свои сбережения под подушкой, или кидается покупать товары. Сейчас товары никто не покупает, в смысле, покупают, но не для того, чтобы вложить деньги. Если что-то покупают для этого, то это, скорее, недвижимость, это себе не каждый может позволить. Значит, скорее, просто держит под подушкой. Оценка денег, которые сберегаются и складываются под подушку, примерно колеблется от 25 до 40 млрд. долларов. Это сбережения населения, выраженные в наличной денежной форме, когда они никуда не кладутся. Если они в рублях, то они обесцениваются, потому что есть инфляция. Если они в долларах, я поэтому и называл сумму в долларах, то тогда они все равно обесцениваются, хотя медленно, потому что доллар тоже сейчас зашевелился вниз.

Тогда начинают спрашивать: "а может быть, вложить деньги в евро?" Я бы не советовал, потому что евро тоже не внушает мне особых надежд. Конечно, правильнее было бы положить деньги в банк. Банк должен платить своим клиентам проценты, которые по меньшей мере покрывают инфляцию. И тогда ваши деньги сберегаются, тогда вам все равно, в какой валюте эти ваши сбережения хранятся. Какие дл этого возможности имеются у российского населения? Есть определенное количество частных банков. После истории с кризисом 98 года, как черт от ладана, мы бежим от частных банков. Хот сегодня процентные ставки там повыше, чем в Сбербанке. Есть Сбербанк, старый советский банк, который является монополистом на рынке вкладов населения. Сегодня на него приходится примерно 70% всех вкладов. Объяснение очень простое. Сбербанк никогда не прекращал платежи. Он пользуетс гарантиями Центрального Банка, стало быть, гарантиями государства. И все люди понимают, что просто так Сбербанк не кинет. Если какой-то частный банк может просто прекратить платежи, и в какой-то прекрасный момент вы придете получить свои деньги, а вам скажут: "извините, мы разорились, обращайтесь к конкурсному управляющему, который теперь распоряжаетс нашими деньгами", эта история многим знакома по 98 году, а в Сбербанке так не сделают. Хотя вы все равно при инфляции там потеряете, потому что там низкие проценты, но это более надежно, и все идут в Сбербанк. Хотя по депозитам в Сбербанке проценты существенно ниже, чем в частных банках.

А что же делают дальше? Все говорят, что нам надо произвести демонополизацию, чтобы на рынке розничного кредитования (это как раз наши вклады так по-ученому называются) была конкуренция, чтобы там можно было увидеть множество банков, которые предоставляют примерно равное соотношение рисков и доходов. Что для этого нужно? Теперь мы подошли к вопросу относительно закона о гарантировании вкладов. Собственно, закон о гарантировании вкладов потому и был предложен, чтобы оградить интересы граждан. Вы вкладываете, если банк разоряется, то тогда его вклады имеютс в этом фонде гарантирования вкладов, который предполагается создать, в соответствии с законами, вам будут погашать ваши потери из этого фонда.

О. БЫЧКОВА - Чтобы оградить интересы вкладчиков? А я думала, дл того чтобы вытащить из них деньги, которые лежат в кубышках.

Е. ЯСИН - А это взаимосвязано. Потому что если люди почувствуют, что этим банкам можно доверять, и что тогда эти риски понизятся, а доходы повысятся, то они не станут держать деньги дома. И это как раз колоссальный фактор роста российской экономики. Мы тогда имеем возможность эти деньги кому-то еще дать взаймы, кредитовать предприятия, делать вложения в инвестиции, и все начинает работать. Известный перуанский экономист де Сото, я его уже как-то упоминал, написал книжку "Загадка капитала". Один из подзаголовков: "Почему Запад процветает, а другие страны живут в бедности?" Объяснение он дает очень простое. Там, на Западе, есть высокий уровень доверия к финансовой банковской системе, там люди стараются вложить каждую копейку, чтобы заработать, и поэтому общая масса общественного капитала, именно капитала, а не просто средств, которые лежат втуне, там этот капитал работает. У нас нет. 40 млрд. не работают у нас. Поэтому дл развития страны это вопрос принципиальный. И если будет гарантии, то есть надежда, что люди будут верить не только в Сбербанк, они будут верить также другим банкам, они будут вкладывать деньги в них, получать какие-то свои проценты, и банки будут дальше предоставлять ссуды, займы, и т.д., и т.п. Поэтому это две стороны медали.

Но у этого самого закона сложная, довольная печальная судьба. Сколько я себя помню, начиная с того времени, как я работал в правительстве, столько времени мой коллега, Павел Алексеевич Медведев, депутат Думы и заместитель председателя банковского комитета, проталкивает, лоббирует закон о гарантировании вкладов. Идея его была такая. Государство не может ничего дать в этот фонд. Значит, должны внести банки. Банки не имеют денег, у них мало, каждый резерв, у них большая система резервирования, еще один резервный фонд, значит, у них еще меньше рабочего капитала, и они сопротивляются. Энергично сопротивляетс Сбербанк, и его можно понять. Сколько бы мы ни ругали Сбербанк, я его, например, ругаю за очень плохую, я бы сказал, совковую работу. В том отделении, куда я прихожу, мне приходится очереди выстаивать, чтобы любую операцию провести, и проценты при этом низкие. Но в данном случае должен сказать, что у Сбербанка есть вполне резонные возражения. Он говорит: "Ребята, у меня 70% всего капитала, который собран с населения. Значит, я заплачу самый большой взнос, который станет основой фонда гарантировани вкладов. Но я же тогда буду покрывать риски всех других банков. Я с этого дела ничего иметь не буду, потому что я свои все обязательства выполняю аккуратно. Я отдаю деньги, они разоряются и совершают рискованные операции. Зачем это так делать?" Поэтому возникла така идея. Нет, давайте сначала мы создадим фонд резервирования из вкладов более мелких банков, частных. Но тогда это будет совсем маленький фонд. Куча противоречий.

Плюс к этому, у Сбербанка еще имеется то основание, что сегодня, будучи монопольным носителем гарантий, которые предоставляет государство, он на этом много выигрывает. Потому что именно к нему несут вклады, именно он пользуется наибольшим доверием, потому что люди знают, что Сбербанку государство разориться не даст. И так и было в 98 году, когда все хотя вклады обесценились из-за того, что была высокая инфляция, но все-таки никто не сказал, что мы прекратили платежи, вы могли придти, свои рубли в Сбербанке получить, в отличие от других банков. Поэтому он имеет преимущество. Раз он имеет конкурентное преимущество, понятно, что он и будет возражать.

В последнее врем произошел определенный сдвиг, мне кажется, очень существенный. Представитель министерства экономического развития, замминистра Аркадий Дворкович предложил, чтобы в этом фонде участвовало государство в качестве гаранта последней инстанции. То есть тогда, когда никто не справляется, государство поможет. И что важно, что это предложило министерство, которое само является как бы авангардом либеральных рыночных реформ, и т.д., и т.п. А это увеличение роли государства. Мне кажется, это правильно. Почему? Потому что все равно люди потом будут смотреть на государство. Вы что хотите? Если вы хотите восстановить доверие, то вы должны пойти на какие-то жертвы на какое-то время. И в данном случае я считаю, что это правильные жертвы, потому что пройдет время, доверие будет восстановлено, люди убедятся в том, что их деньги не пропадают, а, наоборот, растут. Тогда и можно будет государству выйти из этого фонда, продать акции, выручить деньги, и дальше все пойдет развиваться нормально. Я думаю, что как только будет создан этот фонд, и закон будет принят, может встать вопрос и о ликвидации монополии Сбербанка, то есть о его разделении на несколько банков, распродаже их, и т.д., и т.п. Но до тех пор, пока это не сделано, мы не можем двинуться никуда, потому что доверие населения сегодня в основном все-таки распространяется, прежде всего, на Сбербанк.

О. БЫЧКОВА - Удивительная вещь произошла сегодня в нашем эфире. Евгений Ясин, научный руководитель ГУ ВШЭ говорит о необходимости увеличения роли государства.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был Евгений Ясин - научный руководитель ГУ ВШЭ.


10.10.2002
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000001152
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован