01 июня 2004
1568

Евгений Ясин: `Верь делам, а не словам`

Насколько реалистичны экономические планы, озвученные президентом в послании Федеральном собранию? Как можно оценивать его политические заявления? Свою оценку программе президента дает президент Фонда "Либеральная миссия" Евгений Ясин:


В целом я позитивно оцениваю послание президента Федеральному собранию. В нем отмечен ряд конструктивных моментов. Вообще сама по себе практика такого рода обращений, мне кажется, очень важна, хотя у нас ее часто критикуют, потому что они заимствованы на Западе. Ведь обращение президента к Федеральному собранию - это копия ежегодного обращения американского президента к Конгрессу. Правда, к американскому Конгрессу президент всегда обращается примерно в одно и то же время, а у нас - по мере готовности, когда будут сформулированы основные позиции, поспеют события.

В послании этого года меня особенно порадовали политические заявления, а именно - прямое обращение президента к идеям построения демократического общества, его заявление о том, что будущее имеет только свободная страна свободных людей. Такого либерального посыла в предыдущих посланиях не было. Хотелось бы, чтобы это стало основой для практической деятельности российского государства.

Впрочем, нет ничего нового в том, что президент выступает с либеральных позиций. В отношении экономики он давно зарекомендовал себя либералом. Поэтому многие говорят: сегодня у власти либерал, поэтому пока мы можем мириться с ограничениями демократических свобод, а что там дальше будет непонятно и опасно, и надо торопиться с реконструкцией нашей политической системы... Но я хотел бы подчеркнуть, что либерал это одно, а демократ - другое. И в данном случае различие между ними принципиально важно. Поскольку ограничения либеральной экономики никогда нельзя было поставить в вину президенту Путину, а вот ограничения демократических свобод - можно. Поэтому сейчас меня привлекло то обстоятельство, что президент так красочно говорил о демократических ценностях.

Что касается экономики, то здесь президент заявил о продолжении курса либеральных реформ. Однако можно спорить, насколько целесообразно ставить задачи по удвоению ВВП к 2010 году. Сейчас, например, мы выполняем указания президента по темпам экономического роста. Но ведь вся мировая экономика старается для нас, поддерживая высокие цены на нефть. Особую благодарность, мне кажется, следует объявить президенту Бушу за войну в Ираке. Если же говорить серьезно, то такого рода задачи можно было бы оставить в прошлом. Разумеется, удваивать ВВП нужно, но когда это получится - в 2010 году или на два-три года позже - не столь принципиально. Принципиально важно проведение структурных, институциональных реформ, достижение большей свободы для предпринимателей, гарантий прав собственности. Это и есть основные проблемы нашей экономики, а не обеспечение высоких темпов роста. Ведь устойчивое процветание страны зависит от того, сколько в ней свободы и доверия. Рано или поздно люди откликаются на эти ценности, пользуются ими и именно это приводит их к процветанию - это доказано во всем мире.

Меня немного беспокоит его заявление о решении проблемы инфляции в кратчайшие сроки. Я полностью согласен с тем, что у нас инфляция, как во всех развитых странах, не должна превышать 2-3% в год. Но сейчас в обороте слишком мало денег. Коэффициент монетизации экономики в России составляет 25%. Этот коэффициент быстро растет - в 1999 году он составлял 14%, т. е. денег было совсем мало. Но в других странах он равняется 100% и больше. Сейчас происходит интересный процесс: нефтяные доходы конвертируются в рубли и направляются в экономику. Что же мы видим? По итогам 2002 года, инфляция составила 12%, денежная масса выросла на 50%, а оставшиеся 38% - насыщение деньгами экономики, повышение монетизации. Это означает то, что банки имеют возможность выдавать больше кредитов, наращивать капитализацию. И пока этот процесс идет, мы не можем слишком торопиться с понижением инфляции.

Недавно в "Ведомостях" была статья Евсея Гурвича относительно высоких цен на нефть, в которой он обратил внимание на то, что за годы, пока мы пользовались высокими ценами на нефть, государство старалось предпринять максимум усилий для того, чтобы эти деньги не доходили до экономики, опасаясь инфляции. Государство рассчитывалось с внешними долгами, исчез бартер и неплатежи, кроме зарплат, да и то на уровне отдельных предприятий - с шахтерами, речниками и т. д. Но все равно остается вопрос: какова оптимальная мера, которой мы должны придерживаться в увеличении количества денег в обращении и уровне инфляции? У нас на этот год запланировано 10%, через два года, как предлагает президент Путин, - 3%. То есть сокращение инфляции, стерилизация денежной массы должна идти довольно высокими темпами. И хотя я эту задачу поддерживаю, здесь все же есть небольшой перебор.

В принципе я не понимаю и того, почему рубль надо сделать конвертируемым за два года, в этом нет никакой практической необходимости. Конечно же, полная конвертируемость рубля - это неплохо, но ее можно было бы осуществить и в более продолжительные сроки. Для власти обеспечить конвертируемость по капитальным операциям - значит, практически полностью снять валютное регулирование. Это вполне возможно, но полная конвертируемость рубля означает и нечто иное: рубль должен цениться, его должны покупать на валютных рынках за рубежом так же охотно, как доллары, иены и евро. И это от президента и от российской власти вообще-то не зависит... Это вопрос истории, вопрос доверия к валюте. Ведь страны, валюты которых легко обмениваются по всей Европе, имеют очень длинную кредитную историю. В России же с этим дела обстоят не столь благополучно.

Еще один важный пункт послания президента - его высказывание о деятельности общественных неправительственных организаций. Оно прозвучало примерно так: они не могут защищать права граждан, потому что они не могут укусить руку тех, кто им дает деньги. Я боюсь, что Владимир Владимирович здесь лукавит - мягко говоря, учитывая, что речь идет не о человеке, а об институте, о президенте России. Ведь кто подозревается в нарушении прав российских граждан? В первую очередь, зарубежные фонды, которые финансируют такие гражданские организации, как Московскую Хельсинкскую группу, "Мемориал". На самом деле, речь идет о смешных деньгах, а в этих организациях работают люди, которые состояние на этом не делают. Но получается, что гражданские организации не могут брать деньги у западных фондов.

Они не должны также брать деньги и у отечественных бизнесменов, - например, ЮКОСа или "Норильского никеля", - потому что тогда получится, что они будут обслуживать частные коммерческие интересы, не смогут нападать на соответствующие организации. Но где тогда этим гражданским организациям искать финансирование? У государства? Так государство им денег не даст - у нас есть проблема снижения инфляции, постоянно напряженный бюджет. А если и даст, то разве не государство является основным источником нарушений прав и свобод человека в России? Подозреваю, что здесь повторяется та аргументация, в правильности которой Владимир Владимирович Путин искренне убежден: ни люди, ни гражданские организации, ни партии получать денег не должны, все должно распределяться через государство.

Напомню историю с НТВ. Тогда Владимир Путин тоже говорил, что в этом случае нельзя говорить о свободной прессе, потому что она выполняет волю олигархов. Сначала главным олигархом был Гусинский, потом - Березовский. В результате олигархам мы башку отвертели. Кто остался на поляне? Государственные каналы. И теперь журналисты не могут кусать руку, которая выделяет время на госканалах. Такая интересная получается демократия...

Будучи согласен с большинством позиций, высказанных президентом в его послании, в этом вопросе я согласиться с ним никак не могу. Подозреваю, что с этим не согласятся и многие гражданские, правозащитные организации. Конечно, хотелось бы, чтобы у нас уже были такие организации, которые финансировались за счет минимальных пяти- или десятирублевых взносов огромного количества российских граждан. Конечно, хотелось, чтобы и проблем с защитой прав человека у нас не было, и суды бы принимали исключительно справедливые решения. Но подозреваю, что такая институция, как американский фонд "Наследие", получающий деньги из десятков тысяч учреждений и физических лиц, у нас появится не скоро. У нас даже на газеты и журналы сейчас не подписываются - народ бедный, это не первостепенная его нужда, и все привыкли к тому, что государство должно этим заниматься. А бизнес сегодня настолько запуган, что, в лучшем случае, побежит в Кремль и спросит, можно ли дать деньги той или иной организации.

Что же это за свобода? Я думаю, мы не можем с этим согласиться. В нынешней ситуации и средства западных фондов, если они не обусловлены никакими политическими требованиями, и благотворительные средства, поступающие от российских бизнесменов, - это законный способ финансирования гражданских организаций. Потому что главная проблема российских граждан - защита от собственной бюрократии.

P.S. "Российская газета напечатала мое интервью по поводу послания президента. Накануне позвонили и извинились, что мои суждения относительно неправительственных организаций вынуждены опустить, мы, дескать, еще не дозрели. Боюсь, что дело не в зрелости, а в том, что мы едем в другую сторону, где незрелость будет возрастать, если не противодействовать езде в этом направлении. Я там, между прочим, сказал: я стреляный воробей советских кровей и меня на псевдодемократической риторике не проведешь. Слова, может, и хорошие. И хорошо, что президент стал говорить о демократии. Но этого мало. Нужны дела, а они пока иные. И усиление авторитаризма приравнивается к укреплению государства, которое не всем нравится. Все же не всем нравится авторитаризм.



Евгений Ясин
01.06.2004
http://www.chubais.ru/cgi-bin/cms/friends.cgi?news=00000001099
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован