Эксклюзив
Баранов Николай Алексеевич
20 августа 2015
4001

Эволюция современной демократии: политический опыт России

Введение.

Актуальность темы исследования. Человечество неуклонно развивается, совершенствуя материальное производство, создавая новые технологии, которые влияют на все сферы жизнедеятельности общества. Все эти перемены находят свое отражение и в политической жизни, которая в каждой стране своеобразно отвечает на вызовы современности, исходя из цивилизационных особенностей. На этом пути, как правило, происходит приспособление новых или старых социальных и политических институтов и практик под изменяющиеся условия. Такие перемены могут быть результатом целенаправленной деятельности властных и общественных структур, свидетельствующей о рациональном и заинтересованном отношении к жизни. Но перемены могут стать также результатом случайности, которая, будучи воспринятая населением, в большей степени сможет отражать современные потребности. Таким образом, осуществляется эволюционное развитие общества, его адаптация с учетом традиционных особенностей к тем инновациям, которые диктуются временем. 

История человечества свидетельствует о том, что демократия не является естественным образом жизни для людей. В обществе, как и в природе, определяющим, как правило, являлся принцип, в соответствии с которым выживает сильнейший. Такой порядок проявлялся в различных насильственных общественно-государственных устройствах, различающихся степенью ограничений, налагаемых на человека. В качестве наиболее распространенных можно назвать теократию, тиранию, олигархию, монархию, империю, тоталитаризм, различающиеся степенью насилия, навязанной меньшинством большинству, неспособному противостоять принуждению. Демократическая организация жизни, которая противоречит природе, так как является культурным продуктом человечества, претендует на переворот в естественном для общества порядке, поэтому ей оказывается серьезное сопротивление, и строятся многочисленные препятствия.

Несмотря на столь неорганическую природу, демократия, тем не менее, завоевала себе «место под солнцем», и теперь претендует на роль наиболее востребованной формы правления. Конец ХХ столетия стал для демократии триумфом, который был подготовлен всем ходом предшествующего исторического развития. Разочарование широких слоев населения вначале тоталитарными, затем авторитарными формами правления, социально-экономические успехи демократических государств способствовали возникновению ассоциации свободной, обеспеченной жизни с демократическими нормами и ценностями.

Однако интенсивное развитие человечества вносит свои коррективы в наметившуюся тенденцию. Если одни изменения, связанные с формированием информационных обществ, способствуют становлению демократии, то возрастающая экономическая, социальная и культурная дифференциация возводит новые преграды для демократических режимов, проверяя их на прочность. Выясняется,  что демократия сама по себе не является панацеей от всех бед, подстерегающих общество, а только создает условия, при которых люди сами могут наладить достойную жизнь, избрать свою власть и осуществлять контроль за ее деятельностью.

Наибольшим испытаниям подвергаются демократизирующиеся режимы, которые еще не определились окончательно с приоритетом форм своего дальнейшего развития. В таких обществах, зачастую при наличии модернизаторской элиты, не сложилось потребности в народовластии, не привились демократические ценности, что является следствием преобладающего влияния традиционного характера политической культуры. Поэтому любые неудачи политической власти отождествляются с негативным восприятием демократии как политической системы, не способной эффективно решать насущные проблемы людей.

Дополнительным испытанием для демократии стала глобализация, которая наиболее зримо выявила противоречия между различными подходами к политическому устройству страны в зависимости от приоритета ценностей. Возникшее противостояние носит непреодолимый характер и принимает форму ожесточенной борьбы, в которой используются все возможные средства, начиная от террористической угрозы до вооруженной конфронтации.

Как показывает политическая практика, демократия возможна лишь при наличии активных, инициативных граждан, дорожащих свободой, воспринимающих законы в качестве единственно легитимного механизма регулирования общественных отношений, не вверяющих свою судьбу государству, а требующих от государственных институтов создания необходимых условий для реализации их потенциальных возможностей.

Такие качества возникают не сразу. Это трудный самокритичный длительный процесс, в котором учатся все – и граждане, и государство. В конечном итоге происходит формирование и адаптация государственных структур под конкретное общество, обладающее теми или иными амбициями.

Так или иначе, но только демократия предоставляет людям возможность строить жизнь по своему «образу и подобию», создавать такое общество, в котором «все люди свободны создавать для своей жизни такой смысл, какой они хотят (и могут) создать».[1]

Это и привлекает миллионы людей к демократии, которая стала, по выражению Фарида Закарии,  «модным облачением современности» и является той формой организации власти, у которой, по мнению подавляющего большинства исследователей, как в настоящем, так и в ближайшем будущем нет достойной альтернативы.

Однако путь, ведущий к построению демократического государства, долог и непредсказуем. Демократия сама по себе не может накормить народ, обеспечить достойный уровень жизни, решить большинство социально-экономических проблем, которые являются наиболее чувствительными для людей. Она может только создать необходимые политические институты и практики, при применении которых возможны наименее болезненные для общества пути решения накопившихся задач в интересах широких социальных слоев.

Актуальность заявленной темы исследования становится очевидной на фоне российских демократических исканий. Россия находится в числе стран, которые предпочли демократию другим формам правления. Российские особенности политического участия, своеобразное восприятие свободы, недоверчивое отношение к либеральным ценностям, превалирование коллективистских форм организации общественной жизни вносят существенные коррективы в процесс демократизации, наполняя его новым содержанием. Тем не менее, Россия находится на этапе перехода к демократии, создавая соответствующие политические институты и демократические практики, становление которых сопровождается острыми спорами в их целесообразности и возможности применения в российском политическом процессе.

Модели демократического устройства каждой страны своеобразны, так как демократия не сводится к какому-то единственно возможному, унифицированному набору институтов и правил. Поэтому можно вести речь о конкретной форме демократии в конкретной стране, которая зависит от социально-экономических условий, от традиционного устройства государства, от политической культуры, от сложившегося в обществе восприятия власти. Как охарактеризовал демократию Президент России Дмитрий Медведев, «каждая демократия исторична и национальна».[2]

Какой путь наиболее оптимален для того или иного государства, по мнению большинства исследователей, определяется в ходе исторического развития с учетом национальных, религиозных, культурных особенностей. Перед такой же дилеммой стоит сейчас и Россия, для которой особенно важным является опыт демократических преобразований в других государствах, так как все в большей степени становится понятным, что именно этот путь развития наиболее предпочтителен, несмотря на все проблемы, которые несет с собой демократия.

Как пишет Р.Даль, «демократический процесс сводится к ставке на то, что народ, действуя самостоятельно, учится поступать правомерно».[3] Опыт самостоятельных действий у российского народа очень короткий. Исторически демократии создавались за века, минимум за десятилетия. Российская политическая практика 1990-х - начала 2000-х гг. свидетельствует о все более заинтересованном участии людей в управлении, о повышении требовательности к руководителям, о критическом отношении к деятельности политических партий и общественных объединений, претендующих на защиту интересов различных социальных групп. Это бесценный опыт, который будет всегда востребован и на основании которого люди учатся не совершать ошибки.

Политика как область общественной жизни предполагает минимальное осознание этой области, ибо, как утверждает Реймон Арон, «осознание действительности – часть самой действительности».[4] Народ не сможет жить в демократических условиях, если не будет знать правил, по которым этот режим действует, и проверять их на практике. Лишь при активных гражданах, заинтересованных в соответствующих преобразованиях, возможны демократические трансформации в России, которые будут адекватны изменениям, происходящим в мире. Ведь демократия – это, как писал А.Салмин, «современная ценность, смысл которой постоянно меняется, оставаясь, однако, в некотором идеальном отношении равным себе».[5]

Степень научной разработанности проблемы. Демократия является одним из самых востребованных политических феноменов, изучению которого посвятили свою научную деятельность многие ученые - политологи, социологи, философы, культурологи, психологи, экономисты и др. Популярность демократического государственного устройства во второй половине ХХ века привела к появлению многочисленной научной литературы по данной тематике, различающейся между собой подходами, методами, трактовками.

В политической теории используются методы и подходы смежных или близких отраслей знаний, в том числе, изучающих природу и общество. В числе наиболее востребованных является эволюционный подход, который был разработан для изучения природы (Ж.-Б.Ламарк, Ч.Дарвин), а затем перенесен на общество (Г.Спенсер). В современной науке эти идеи применительно к обществу развивали и развивают как зарубежные исследователи (Т.Парсонс, Э.Гидденс, Г.Бак, Э.Джекобсон,  П.Сорокин, Х.Классен, К.Р.Холлпайк, К.Коттак, К.Оберг, Э.Сервис, Р.Карнейро), так и отечественные ученые (Л.Гринин, А.Коротаев, Н.Крадин, В.Лынша, Ю.Фигатнер, Л.Перепелкин и др.).

Никлас Луман обратился к системно-теоретическим предпосылкам эволюции и предпринял попытку описания динамики эволюционирования всех важнейших сфер социальности. Под приведенной к системно-теоретическому основанию эволюцией он понимал внутрисистемное (аутопойетическое) осуществление структурных изменений, которые должны достичь успеха во внешнем мире. В качестве минимального условия эволюция предполагает приспособленность системы к внешнему миру. Такой подход применим для исследования демократии как формы политического устройства общества, которое может рассматриваться в качестве системы.

В конце ХХ века сформировалось такое направление политологических исследований как транзитология, предметом исследования которой стали  проблемы демократизации. Различные позиции в основном западных транзитологов (О`Доннелла, Т.Карл, Д.Растоу, С.Хантингтона, Ф.Шмиттера, Л.Пая, Х.Линца, А.Степана и других) объединяет модель «демократического транзита» или «поставторитарного перехода». Западная «транзитология» имеет два измерения: первое, которое изучает «переходный период» и связано с понятием transition, и второе, которое рассматривает модель переходного периода, т.е. трансформацию политического режима - transformation. Среди исследователей наблюдаются значительные расхождения во взглядах на функционирование этой модели и составляющих ее элементов.

Среди отечественных политологов, ведущих исследования в рамках транзитологического подхода, следует отметить В.Гельмана, С.Елисеева, М.Ильина, А.Мельвиля, Л.Сморгунова и некоторых других. Как показывает отечественная политическая практика, привычный транзитологический подход не даёт исчерпывающих объяснений посткоммунистическим трансформациям, происходящим в ряде стран, в том числе в России, в связи с чем накапливается комплекс противоречий между декларируемой демократией западного образца и реальной практикой политического устройства страны.

В политической науке существует много других методов, содержащих установки и критерии на определенное понимание и интерпретацию демократии. Следует отметить работы институционалистов Д.Норта, С.Хантингтона, Х.Линца, В.Меркель, А.Круассана, Д.Горовица, а также В.Ачкасова, С.Патрушева, Б.Грызлова, П.Панова.

Возникшие в России демократические институты рассматриваются с разных позиций. Так позиция универсализма предполагает для всех стран, желающих вступить на путь демократического развития, единые институты и практики. Позиция историзма свидетельствует о единичных исторических явлениях, пригодных, например, только для Европы, но не универсальных для других стран. Третья позиция исходит из следующей гипотезы: современные политические институты приспособлены к современной эпохе и могут рассматриваться в качестве универсальных только в рамках современности. Но функционируют эти институты с учетом национально-исторических особенностей. Новая же эпоха принесет с собой новые институты, приспособленные к новой исторической ситуации. Эта третья позиция, с нашей точки зрения, является наиболее перспективной. Институциональный подход характерен для работ таких исследователей как А.Медушевский, Ю.Нисневич, А.Белов, С.Елисеев, Б.Макаренко, С.Патрушев, Э.Шнайдер и др.

Исторический метод, рассматривающий изучаемый объект как целостную систему, прошедшую различные этапы своего развития, исходит из смены этих этапов в силу объективных закономерностей. В рамках исторического подхода работали и работают А.Ковлер, И.Пантин, А.Салмин, В.Согрин.

Исследователи, акцентирующие внимание на стабильности политической системы, зачастую отдают предпочтение структурному функционализму (Ш.Эйзенштадт). Среди российских ученых, успешно работающих в этом направлении, следует выделить А.Дахина, Ю.Красина, А.Иванченко, А.Любарева, Е.Ясина.

Третья волна демократизация дала толчок развитию сравнительного анализа демократических систем. Компаративный анализ успешно используется как зарубежными учеными (Д.Аптером, Г.Алмондом, А.Лейпхартом, Дж.Пауэллом, К.Стромом, Р.Далтоном, К.Бойме, Д.Берг-Шлоссером, Ж. де Меером и др.), так и российскими (Л.Сморгуновым, Л.Селезневым, Г.Голосовым, Е.Борзовой, И.Бурдуковой, С.Пшизовой и др.).

Политико-культурный подход эффективно используется в контексте посткоммунистических трансформаций для определения специфических особенностей демократизирующихся стран такими исследователями, как Г.Алмонд, Д.Растоу, Л.Пай, Г.Эрмэ и др.

Актуализация демократического развития как наиболее предпочтительного во второй половине ХХ века способствовала новому осмыслению термина «демократия». Так как сама демократия эволюционирует, то не может не изменяться и интерпретация данного явления. Современные трактовки демократии различаются подходами к изучению тех или иных ее свойств, процедур, ценностей, среды, в которой она реализуется. Наибольшее распространение получили процедурный подход (С.Хантингтон, А.Пшеворский, А.Турэн, Г.Эрмэ, Ф.Шмиттер), культурологический (Б.Бади), нормативный (Р.Дарендорф) и эмпирически-описательный (Б.Гуггенбергер).

Политические исследователи при изучении демократии делают акцент либо на демократических институтах (Дж.Сартори, Х.Линц, А.Степан), либо на демократических практиках (М.Паренти, В.Сергеев), которые рассматриваются в качестве способа ограничения власти. Акцент в демократии на народовластии достаточно распространен в исследованиях Э.Хейвуда, М.Мэнделбаума. Различные модели демократии описывали Р.Даль, Л.Даймонд, А.Лиджфарт, О`Доннелл.

Так как эволюция демократии происходит в рамках тех политических, экономических, социальных, культурных, духовных и других особенностей, характерных для каждой страны, то распространенным направлением исследований стало изучение условий демократизации, которому посвятили свои работы С.Липсет, С.Хантингтон, К.-Р.Сен, Дж.Торрес, Т.Карл, Ф.Шмиттер, П.Меркл.

Широкое распространение демократических преобразований во многих странах мира не означает беспроблемного развития этого политического явления. Демократия является хрупкой системой, и если не создавать соответствующих условий для ее поддержания, то она будет разрушена. Поэтому выявление причин, послуживших к откату от демократии, находится в центре внимания многих современных ученых (Ж.Бешлера, Н.Боббио, Ф.Шмиттера, Ш.Эйзенштадта, К.Оффе). Будущему демократии посвятили свои научные труды отечественные исследователи Г.Вайнштейн, Г.Дилигенский, А.Ковлер, А.Олейник, В.Пантин, В.Иноземцев.

Демократизация в России находится в центре внимания многих ученых как отечественных, так и зарубежных. Акцент в этих исследованиях делается на отличии демократизации России от западных стран, на специфических социокультурных предпосылках и традициях, особенностях мировосприятия и менталитета. В российской политической науке попытку осмысления демократизации предприняли А.Галкин, Б.Капустин, Ю.Красин, И.Пантин, В.Пантин, В.Лапкин, Е.Ясин.

В 2000-х гг. получило распространение суждение о том, что демократия в России особая, основанная на политических традициях, исторически вызреваемых в недрах российского государства. Такую демократию стали называть сначала «управляемой», затем «суверенной». Развернувшаяся дискуссия затронула многих обществоведов и политиков – Ю.Красина, Г.Попова, В.Третьякова, В.Суркова, В.Никонова, Л.Полякова, А.Миграняна, Л.Сморгунова, А.Казанцева.

Модель «суверенной демократии» вошла в противоречие с инновационным развитием, которое было объявлено российским политическим руководством в качестве приоритетного в ближайшие десятилетия. Современные тенденции в международной жизни определили вектор развития, связанный с информационным обществом и передовыми технологиями. Некоторые российские исследователи рассматривают инновационное развитие России в качестве национальной идеи.

Проблемы российской демократизации находятся в центре внимания многих зарубежных ученых, которые пытаются понять и объяснить формирующийся российский вариант демократии (Э.Каррер д`Анкосс, Л.Люкс, И.Крастев, Р.Пайпс, Р.Саква, Дж.Кьеза, А.Рар, Т.Грин). 

Вопросы институционального строительства, федеративного устройства России широко отражали в своих научных исследованиях Г.Грибанова, А.Иванченко, А.Любарев, В.Никонов, А.Салмин, В.Гельман, А.Кулинченко, Б.Межуев, В.Пуляев, Э.Шнайдер, О.Зазнаев, В.Ковалев, М.Фарукшин, Н.Шестов.

Характеризуя политический режим современной России, большинство исследователей указывают на его амбивалентность, предполагающую как демократические, так и недемократические методы осуществления власти. Выявлению основных черт российского политического режима посвятили свои исследования В.Иноземцев, А.Кива, Ю.Красин, М.Краснов, В.Пастухов, А.Соловьев, Л.Шевцова, Е.Шестопал, А.Яковлев. Так как большинство исследователей отмечают персонализацию политического режима России, то предстоит еще изучить фактор новой конфигурации российской власти, возникшей после последних президентских выборов и связанной с тем, что признанный политический лидер теперь является по Конституции вторым лицом в государственной иерархии. 

Отличительной особенностью современного политического процесса является возможность политического плюрализма, заложенного в конституционных положениях. Формирование партийной системы стало важнейшей характерной чертой демократизирующейся России, что нашло отражение в исследованиях Б.Исаева, Я.Пляйса, Ю.Нисневича, Ю.Коргунюка, А.Понеделкова, А.Старостина, А.Кынева. Однако следует отметить, что партийная система России еще формируется, поэтому необходимы новые исследования перспектив ее становления и развития.

Гражданское общество также занимает достаточно большое место в исследованиях российских ученых - В.Гуторова, В.Марахова, Л.Сморгунова, В.Сморгуновой, С.Перегудова, А.Хлопина, Т.Ворожейкиной, В.Витюка, Ю.Красина, А.Аузана. Несмотря на проблемы в его становлении, большинство ученых склоняются к мнению, что гражданское общество существует и функционирует, но оно проходит лишь начальные стадии его становления, в чем и заключается источник драматических противоречий российской действительности.

Ориентационный уровень политики является, по мнению многих исследователей, определяющим в процессе российской демократизации. Поэтому неинституциональному аспекту посвящены многочисленные работы российских ученых (М.Гефтер, К.Касьянова, О.Попова, Е.Шестопал, и многие другие). Попытка выявить основные тенденции развития политического сознания в современной России предпринята в работах А.Артемова, О.Поповой, М.Урнова, В.Петухова, В.Лапкина, В.Пантина, Е.Башкировой, Т.Заславской, В.Никонова.

Политическая культура современной России рассматривается в работах А.Ахиезера, Э.Баталова, Ю.Пивоварова, И.Мирошниченко, Т.Ермоленко, И.Глебовой. Влияние российской политической культуры на импорт чужеродных институтов исследует в своих работах Г.Кертман.

Интерпретация российской демократизации сквозь призму идеологии прослеживается в работах В.Гуторова, А.Чадаева, Т.Кутковца, И.Клямкина, Ю.Ирхина. Идеологический дискурс исследован в работах В.Пуляева, Н.Сироты, С.Матвеевой, Г.Рормозера, А.Френкина, Ю.Красина, А.Погорельского, Б.Капустина, А.Левкина, Б.Славина.

Следует отметить, что ориентационный уровень политики, несмотря на многочисленные публикации, изучен еще недостаточно, так как российское общество переживает период посткоммунистической трансформации, в результате которой меняется политическое сознание, политическая культура, происходит «сдвиг ментальности», и все это решающим образом влияет на процесс демократизации.

Обзор степени изученности темы исследования свидетельствует о том, что демократия находится в центре внимания как зарубежных, так и отечественных политологов. По причине взаимосвязанности всех сфер жизнедеятельности общества возникают новые вызовы демократическому устройству государств, поэтому усилия политологического сообщества направлены на поиск путей для своевременного разрешения возникающих проблем.

Опыт российской демократизации составляет менее двух десятилетий, поэтому ее исследования отличает неоднозначность восприятия данного политического устройства и новой для России «формы жизни». Эта неоднозначность имеет как идеологическую, так и ментальную основу, что сказывается на изучении данного политического феномена в достаточно сложных социально-экономических условиях. 

Объект исследования – современная демократия как форма политического устройства России. Предмет анализа – институциональные и неинституциональные (ориентационные) аспекты российской демократии.

Хронологические рамки исследования – с 1992 г. по май 2008 г. Анализ демократических институтов и практик осуществляется со времени распада СССР и образования современного российского государства до вступления на пост Президента России Дмитрия Медведева. Анализ неинституциональных аспектов демократии осуществлен благодаря историческим экскурсам, необходимым для понимания истоков политических ориентаций современного российского общества.

Цель работы – провести исследование российской демократии в процессе современных политических преобразований, затрагивающих все сферы жизнедеятельности общества.

Цель работы может быть достигнута благодаря решению следующих задач:

- анализу современных подходов к изучению демократии и авторской трактовке этого политического феномена;

- обоснованию использования эволюционного подхода в качестве методологической базы изучения политики и конкретно демократии;

- раскрытию возможности аутопойезиса как внутрисистемной адаптации демократических политических систем;

- определению зависимости между условиями, процедурными нормами и возможностью перехода к демократии;

- анализу перспективы эволюции демократии в связи с угрозами и вызовами современности;

- исследованию формирующейся российской модели демократизации;

- анализу демократических перемен в политической жизни России, связанных с переходом на инновационный путь развития;

- характеристике российской модели институционализации;

- анализу соответствия политической системы России демократическим институтам и практикам;

- выявлению основных тенденций в политическом режиме современной России;

- установлению характера эволюции российской партийной системы и перспективы развития гражданского общества;

- раскрытию взаимозависимости неинституциональных аспектов политики с ходом и направленностью российской демократизации;

- анализу востребованности российским обществом либеральных ценностей в контексте консервативной и социалистической идеологий.

Теоретическая и методологическая основа исследования. Демократия в данной работе рассматривается с позиции эволюционного подхода, сущность которого заключается в следующем. Изменения в политической системе, приводящие к селекции признаков, в большей степени соответствующих демократии в данной стране на определенном этапе ее развития, могут носить как целенаправленный, так и случайный характер. Отобранные признаки закрепляются в политической системе, что свидетельствует о ее аутопойетическом характере. Эволюционные функции – варьирование, селекция и рестабилизация – предлагают, отбирают и закрепляют новое состояние системы, адаптируя ее к изменившимся внешним условиям. Причем это новое состояние не всегда соответствует установившимся демократическим нормам. Находясь в постоянном развитии, самообновлении, демократии различных эпох существенным образом отличаются друг от друга. В то же время во всех своих исторических формах демократия имеет общие сущностные черты, характерные для данного политического явления. Однако, самовоспроизводясь и видоизменяясь, эти черты трансформируются, дополняя демократию новыми характеристиками, влекущими за собой новое содержание. Таким образом, происходит развитие демократии и адаптация ее к новым политическим реалиям, исходящим из потребностей общества.

При исследовании использовались также исторический, сравнительный, структурно-функциональный, институциональный, политико-культурный методы и подходы.

Исторический метод позволил показать генезис и развитие демократии, включая конкретно-исторические условия ее формирования и функционирования. С помощью этого метода в работе рассматривается преемственность лучших традиций демократии от одной эпохи к другой, что, однако, не означает необходимости автоматического переноса в настоящее эффективных в историческом прошлом форм общественного развития. Тем не менее, поиск исторических корней имеет решающее значение при определении направления исследования.

Сравнительный метод позволил выявить общие закономерности и специфические черты развития различных форм демократии, характерных для различных стран, с учетом особенностей развития нации, религиозной конфессии, культуры и ее исторических аспектов. При сравнении различных институтов, процессов, систем, элементов, процедур, явлений обнаруживается нечто общее или различное между ними. Среди сравнительных методов предпочтение в данном исследовании было отдано case-study сравнению, которое применяется при анализе какого-либо политического феномена в отдельной стране в сравнении с другими странами.

Структурно-функциональный метод эффективен при исследовании политических систем. Структурный функционализм представляет общество как систему, включающую в себя устойчивые элементы, между которыми устанавливаются определенные связи, в совокупности образующие структуру системы. Каждый из элементов выполняет определенную функцию, необходимую для поддержания системы в целостности. Согласно этому методу общество (система) представляется как совокупность крупных элементов (подсистем), а также как совокупность отдельных позиций, занимаемых индивидами, и ролей, соответствующих этим позициям. Состояние и поведение крупных элементов и индивидов объясняется, прежде всего, потребностями в выполнении функций и ролей, вследствие чего главной задачей исследования является выявление элементов системы, их функций и способов связи между ними.

Политическая стабильность, установившаяся в России в последние годы, акцентировала внимание ученых на изучении проблем устойчивости и эффективности политических институтов, появившихся в процессе демократизации российского общества – института разделения властей, института президентства, законодательной, исполнительной и судебной властей, института выборов, института местного самоуправления, института гражданского общества. Возникший в 1980-х гг. «новый институционализм» является развитием институциональной традиции в современном варианте с учетом активизации человеческого фактора в политических процессах, что нашло отражение в отказе от описательности и учете результатов публичной политики, связанной с рациональностью индивида. Варианты неоинституционализма представлены в работе в виде нормативного институционализма, определяющего институты через нормы и ценности, различных подходов, основанных на рациональном выборе, сделанном акторами в условиях взаимозависимости, а также исторического институционализма, основанного на обусловленности исторически сложившихся институтов.

Политико-культурный подход актуализирует социокультурное измерение политики, позволяя преодолеть формально-юридическое понимание и традиционный подход к политике в терминах политической системы и ее институтов. Он стал возможен благодаря возрастанию роли культуры как ключа к объяснению явлений, исследуемых социальными науками и историей. Политико-культурный подход дал возможность определить, почему одинаковые по своей форме социально-политические институты действуют неодинаково в разных странах или же в силу каких причин те или иные институты оказались дееспособными в одних странах и совершенно неприемлемыми для других стран. Он позволил понять современную политику, обусловленную  традициями, представлениями, национальными мифами, существующими в сознании всех членов общества и помог соединить изучение формальных и неформальных компонентов политических систем с рассмотрением национальной политической психологии, политической идеологии и т. д.

Эмпирическая основа работы включает в себя виды источников, выделенных по критериям общности происхождения, содержания и назначения текста: Конституция Российской Федерации; законодательные акты органов государственной власти; послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации; документы политических партий федерального уровня; публичные выступления политических деятелей (речи, интервью, доклады); материалы периодической печати и публицистика (журнальные и газетные статьи); материалы социологических исследований; статистические данные.

Значительная часть перечисленных источников была заимствована из Интернет-ресурсов государственных органов власти, политических партий, социологических служб, сайтов информационных агентств.

Новизна научного исследования заключается в следующем:

- дана авторская трактовка эволюции современной демократии;

- демократия исследована с использованием системно-эволюционной теории Никласа Лумана, позволяющей рассматривать демократическую систему как аутопойетическую;

- дана авторская интерпретация субъективности процесса демократизации;

- раскрыта взаимосвязь между эволюцией демократии и ее поддержкой со стороны граждан;

- выявлена связь гражданского общества с формированием устойчивых демократических традиций;

- оценена перспектива демократии через взаимодействие политической сферы с остальными сферами жизнедеятельности общества;

- дана авторская оценка эволюции российской демократии;

- установлена периодизация трансформации политических институтов постсоветской России;

- выявлена роль политических лидеров в демократизации России;

- определены тенденции в политическом режиме современной России;

- дана оценка востребованности либерализма в России;

- оценена степень готовности российского общества к жизни в условиях демократических институтов;

- охарактеризованы тенденции трансформации политического сознания российского общества;

- дана авторская оценка влиянию российской политической культуры на демократизацию;

- выявлены и предложены пути решения проблемы российской демократизации в контексте планов на инновационное развитие общества и государства.

Теоретическая значимость результатов работы состоит в новом методологическом подходе к исследованию демократии как аутопойетической системы, эволюционирующей в зависимости от внешних условий. Автор исследует демократию через эволюцию как институциональных, так и неинституциональных аспектов политики, применяя данный метод к российской политической действительности.

В монографии предлагается авторская интерпретация институциональных изменений, перемен в ориентационной сфере политики, авторская трактовка демократических инноваций в политической жизни России в контексте стратегических планов развития страны.

Практическая значимость результатов исследования заключается в рекомендациях органам государственной власти проводить ответственную политику в интересах общества с учетом современных тенденций, направленных на сочетание ценностей свободы, равенства и справедливости, а также в необходимости усвоения политическими субъектами демократических ценностей и норм, способствующих открытой, прозрачной деятельности властных структур различного уровня.

Для политических партий и общественно-политических объединений является принципиально важным адаптировать свою деятельность в контексте планов на инновационное развитие общества и государства с учетом институциональных и неинституциональных перемен в российском политическом пространстве.

Материалы работы могут быть использованы в учебном процессе при преподавании дисциплин «Теория политики», «Сравнительная политология», «Политические отношения и политический процесс в современной России», а также в рамках учебы активистов различных политических партий и общественно-политических организаций. Положения и выводы исследования могут представлять интерес также для научного сообщества политологов, социологов, государственных и муниципальных служащих.

В научной работе автором обосновываются следующие положения:

1. Эволюция демократии свидетельствует о том, что ее качество и стабильность не являются постоянными. Они коррелируют с экономическими и социокультурными изменениями. Лишь при эффективных ответах на вызовы современности демократия может сохраниться как эволюционирующая, но сохраняющая основополагающие качества форма организации общественной жизни.

2. Примененная к политической практике системно-эволюционная теория Никласа Лумана позволяет рассматривать демократическую систему как аутопойетическую, характеризующуюся ее внутрисистемной адаптацией к социальной среде. При этом изменения элементов системы являются следствием ее отклоняющегося самовоспроизводства, которое может осуществляться как целенаправленно, так и случайно. В современное время возникают новые требования к системе, ответы на которые демократией еще не найдены. Однако вероятность демократизации повышается в случае убежденности общества в приоритете демократических ценностей. Этому способствует аутопойезис - внутрисистемная адаптация демократических политических систем. Внутрисистемная адаптация осуществляется с учетом социокультурных особенностей и подготовленности общества к тем или иным вариантам взаимоотношения с властью.

3. Попытки выявления причин перехода к демократии из всех возможных соединений экономических, социальных, культурных, национальных и международных факторов до настоящего времени не привели к созданию алгоритма демократизации, что подтверждает субъективный характер данного процесса, в котором нет компонентов, гарантирующих переход к консолидированной демократии.

4. Институционализация для демократии является имманентным компонентом, так как именно институциональная определенность является базовым демократическим принципом. Своевременная адаптация политических институтов, включающая комплекс действий по их модификации, возможна лишь при развитом институте политического участия, который формирует гражданина, оказывающего решающее воздействие на структуры власти с целью проведения ответственной политики в интересах общества, что придает легитимность демократическим преобразованиям.

5. Развитое гражданское общество является как источником, так и следствием политической и гражданской активности общества, образуя прочный фундамент демократии. Однако становление гражданского общества связано не столько с развитием демократии, сколько с формированием устойчивых традиций и культуры, основанной на уважении прав меньшинства и отдельной личности, толерантности, социальной ответственности.

6. Защита демократии в новых условиях нередко сопряжена с ограничениями самой демократии. Такие тенденции ставят на повестку дня вопрос о векторе дальнейшей демократической эволюции: либо произойдет коренной пересмотр демократических ценностей, либо разрушение ее либерального компонента, связанного с ограничением свободы и прав человека. Будущее демократии теперь связывается не только с демократией в политической сфере, но и в экономической, социальной, культурной и других областях жизнедеятельности общества. Становится очевидным, что по мере ослабления внешних проблем, связанных с институционализацией отношений, на первый план выходят внутренние аспекты демократии, основанные на ценностях.

7. Эволюция российской демократии включает в себя как становление демократических институтов и практик, так и периоды «мягкого авторитаризма», принимающих форму «управляемой демократии», «суверенной демократии», постепенно находя наиболее оптимальные способы взаимоотношения власти и общества.

8. Заложенные в российской Конституции постулаты в целом позволяют создать эффективную систему государственной власти, адаптируя ее к имеющимся российским условиям. В политическом поле России присутствуют все необходимые для демократического устройства институты, которым необходимо придать соответствующее содержание.

9. В российских условиях персонализации власти высокий уровень доверия населения является определяющим условием успеха реформ, проводимых политическим лидером. При политически пассивном обществе судьба демократического процесса находится в руках политической элиты. Способность и заинтересованность политических лидеров в демократизации является решающим фактором для продвижения демократии.

10. Споры о степени влияния демократических преобразований в истории нашей страны, о готовности или неготовности общества жить в условиях демократических институтов являются оправданием неэффективной деятельности власти. В случае неумения власти обеспечить наиболее приемлемый для общества порядок, самой быть примером в выполнении правовых и моральных норм, встает вопрос о некомпетентности данной власти, а не о ментальной неспособности людей к демократическому порядку.

11. Политическое сознание российского общества коррелирует с социально-экономическими и политическими переменами в стране, а политическая культура, несмотря на сохраняющийся в значительной степени российский традиционализм, становится более восприимчивой к влиянию извне. Однако демократизация в России осуществляется не под давлением западных стран, а вследствие собственной социальной и культурной эволюции и трансформации внутренней политики. Готовность людей участвовать в политической жизни зависит от свободы выборов, эффективности деятельности власти и возможности повлиять на ее решения.

12. В России нет востребованности в классическом либерализме, но есть востребованность либерального как в консервативной, так и в социалистической части идеологического спектра.

13. Переход страны на инновационный путь развития способствует развитию демократии. Инновации охватывают все сферы жизнедеятельности общества, вынуждая власть становиться транспарентной и ответственной, что соответствует критериям демократии, важнейшей характеристикой которой является способность власти откликаться на нужды людей.

Структура исследования определяется поставленными задачами и состоит из введения, четырех глав, разделенных на параграфы, заключения и библиографического списка.

 

 

[1] Цит. по: Бауман З. Текучая современность. СПб., 2008. С.228.

[2] Медведев Д.А. Интервью британской газете «Файнэншл таймс», 21 марта 2008 г. URL: http://www.rost.ru/medvedev/report-25-03.html

[3] Даль Р. Демократия и ее критики. М., 2003. С.297.

[4] Арон Р. Демократия и тоталитаризм. М., 1993. С.23.

[5] Салмин А. Современная демократия: очерки становления. М., 1997. С.9.

 

 

Книга полностью в Приложении

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован