06 июля 2006
1639

Фарс - мажор




Партия власти принялась в очередной раз переписывать избирательное законодательство. Вскоре прикажет долго жить любимая многими избирателями графа "против всех", и, напротив, возвращается досрочное голосование. Партиям запрещают объединяться в блоки, а депутатам - переходить в другие фракции. Наконец, предложено поставить заслон на пути во власть экстремистам всех мастей. К таковым, в частности, предлагается отнести тех, кто позволит себе публично обвинять высших должностных лиц в совершении тяжких преступлений. О том, что сулят новые законодательные инициативы, в интервью "Итогам" размышляет глава Центризбиркома Александр Вешняков.

- Александр Альбертович, судя по активности законодателей и губернаторов, выступивших с обличением экстремистов, вас можно поздравить со стартом избирательной кампании.

- До официального старта кампании осталось чуть более года. Ну а то, что отношение к выборам 2007-2008 годов очень серьезное, ни у кого давно не вызывает сомнений. Действия, которые предпринимаются в последнее время некоторыми политиками, говорят о том, что люди продумывают конкретные шаги для достижения убедительной победы.

- Убедительной для кого?

- Цель Центризбиркома - проведение в России нормальных, справедливых демократических выборов. Политики стремятся создать себе наилучшие условия для прохождения во властные структуры. Поэтому противоречия в позициях ЦИК и народных избранников неизбежны. Мы рассчитывали на большую последовательность депутатов. В 2003-2004 годах был сделан системный анализ практики проведения федеральных и региональных выборов. Работа над изменением выборного законодательства завершилась меньше года назад. Летом прошлого года, в частности, все согласились, что досрочное голосование вводить не следует, есть институт открепительных удостоверений. Сейчас парламентское большинство пытается дать задний ход. Кроме того, предлагается ввести норму, согласно которой можно отказывать в регистрации партии или кандидатам, чьи документы "ненадлежащим образом" оформлены. Отказ в регистрации также возможен по этим предложениям, если есть неполные или недостоверные сведения о кандидате. С моей точки зрения, эти нормы ни в коем случае не могут быть реанимированы. В свое время они себя полностью дискредитировали и получили осуждение общественности и самих законодателей. Я не вижу никаких новых объективных обстоятельств для того, чтобы опять все пересмотреть. Это нелогично и опасно.

- Вы, наверное, просто не являетесь поклонником модного ныне философа Ивана Ильина. Согласно его заветам никаких выборов после коммунистического всевластия лучше вообще не устраивать. Вот когда у народа мозги на место встанут, тут и с демократией можно разобраться. В таком смысле товарищи, которые хотят ужесточить правила игры на выборах, идут верной дорогой страхования политических рисков.

- Я думаю, что этой дорогой нам идти не надо. Для тех, кто считает, что мы не доросли до демократии, что мы недостойны свободных выборов, у меня есть вопросы: "А мы вообще дорастем когда-нибудь? У нас такая цель есть в принципе?" Если мы отвечаем положительно, то есть следуем Конституции, то тогда мы должны двигаться в этом направлении, а не в противоположном, которое описывал Ильин шестьдесят лет тому назад. Да, забегание вперед с некоторыми демократическими приемами, когда общество к ним не готово, тоже чревато негативными последствиями. Некоторые широкие возможности демократии на прежних выборах себя дискредитировали, и законодатель после всестороннего анализа счел нужным отказаться от одних и откорректировать другие. Но не надо шарахаться в другую крайность и вводить нормы, извращающие демократию.

- Так и борцы с экстремизмом говорят о нормах цивилизованного общества.

- Меня лично смущает то, что, борясь с экстремизмом одной рукой, другой нередко создают к нему предпосылки, сокращая политическое поле для людей, желающих участвовать в общественной жизни страны. Зачем подталкивать людей к невозможности легально участвовать в политической жизни? Многие государства, в том числе и наше, в свое время проходили подобные методы регулирования. История показывает, что в конечном итоге они неэффективны и недолговечны.

- Скажите, это понимают только в ЦИК или и там, где принимают политические решения?

- Я не могу отвечать за других. Но наверняка есть понимающие люди.

- Вы не усматриваете в заявлении губернаторов, где поименно названы экстремисты и спонсоры радикалов, признаки советской болезни борьбы с инакомыслием?

- Ну что тут сказать? Мы все из того времени вышли. Советское воспитание не проходит бесследно ни для власти, ни для оппозиции.

- Вы, кстати, уже видели поправки к закону о борьбе с экстремизмом? Какое они производят впечатление?

- Да, я знаком с ними. И у меня есть обеспокоенность, что положения законопроекта на практике могут слишком широко трактоваться. На мой взгляд, надо очень осторожно подходить к поправкам в законодательство, посвященное борьбе с экстремизмом. В любом случае надо избежать законодательной возможности исключать из списков претендентов на власть партии и политиков только потому, что они критикуют существующие порядки в стране.

- Вряд ли в пояснительной записке к законопроектам сказано, что их авторы готовят поправки, чтобы им легче было победить на выборах. Какие аргументы высказываются для реабилитации, например, досрочного голосования?

- Там сказано, что предполагаемые меры направлены на поднятие явки избирателей. Но как они хотят этого добиться? Как в Санкт-Петербурге, с подвозом на спецавтобусах тысяч избирателей к участкам? Или как в Карачаево-Черкесии в 1999 году, на выборах президента этой республики, когда досрочно голосовали до тридцати процентов избирателей? После этого республика бурлила несколько месяцев, и ситуацию с трудом разрешили с помощью федерального центра. Мы что, хотим опять породить такого рода конфликты? Центризбирком не хочет.

- Мы плавно перешли к любимой народной теме фальсификации выборов...

- Конечно, такая непрозрачная с точки зрения общественного контроля процедура, как досрочное голосование, создает предпосылки для различного рода манипуляций.

- Кстати, заявивший о своих президентских амбициях экс-премьер Михаил Касьянов на днях не исключил возможных фальсификаций на выборах Госдумы и президента. По его словам, "ГАС "Выборы" не предполагает возможности пересчета голосов".

- Если Михаила Касьянова правильно процитировали, то я могу сказать, что бывший премьер не очень хорошо знает предмет своей критики. Если Михаил Михайлович изъявит желание, то Центризбирком сможет его ознакомить с работой ГАС "Выборы", которая как раз направлена на недопущение фальсификаций. Больше того, мы предлагаем на будущих выборах предоставить возможность сравнения копий протоколов с избирательного участка, который получает наблюдатель от партии или журналист, с электронными протоколами информационной системы с помощью мобильной связи. Все это делается для того, чтобы минимизировать любую возможность манипуляций с голосами избирателей. Мы эту задачу давно и последовательно решаем.

- Если посмотреть на активность депутатов от "Единой России", можно подумать, что власть не совсем уверена в победе на выборах в Госдуму.

- У нас в недавнем прошлом были декоративная законодательная власть и декоративные ее выборы, и на каком-то этапе это не мешало развитию страны. Но такая система не выдержала испытания временем и рухнула, показала свою несостоятельность. Сегодня у "Единой России", обладающей конституционным большинством в парламенте, есть соблазн подправить избирательное законодательство под себя для победы на выборах любой ценой. Но это будет пиррова победа. Правящей на Охотном Ряду партии надо проявить мудрость и отказаться от ужесточения выборного законодательства, исключающего реальную политическую конкуренцию и превращающего выборы в фарс.

- С верхней палатой ситуация тоже не очень простая. Во время встречи с журналистами в Шанхае на вопрос о судьбе Совета Федерации Владимир Путин ответил, что сейчас уже "можно думать о его усовершенствовании". Где предел совершенству?

- Ситуация с назначением членов Совета Федерации убедительно показала, что эта система полна неприятностей и злоупотреблений. Так что такой опыт его формирования вполне определенно отвечает на вопрос, нужна ли стране демократия. Моделей реформирования Совета Федерации несколько, но надо понимать, что произойдет демократизация формирования верхней палаты скорее всего не раньше 2008 года.

- Вы можете назвать ту грань изменения законодательства, после которой о выборах в нашей стране можно говорить лишь как об имитации демократических процедур? Где та черта, которую вы не сможете переступить как организатор избирательного процесса?

- Мне трудно описать эту грань какими-то ясными формулами, но она может наступить. Наше законодательство отвечает международным стандартам. Безусловно, у нас есть проблемы с применением избирательных норм, когда законодательство нередко очень вольно толкуется избирательными комиссиями, правоохранительными органами или в судах. Мы нередко наблюдаем административные перегибы на выборах.

- Как вы думаете, ситуация с реформой власти на Украине, когда полномочия от президента перетекают к парламенту и правительству, может негативно сказаться на идее формирования в России правительства парламентского большинства?

- Безусловно, парламент на Украине декорацией уже никто не назовет. Можно сказать, что демократии там больше, чем у нас. Но стала ли власть более эффективной? Это большой вопрос. Правящая коалиция там крайне неустойчивая. В общем, такая реформа - это не лучший пример для подражания. Не исключено, что, глядя на украинский опыт, некоторые политики в России хотят перестраховаться, давая меньше прав партиям, чтобы не спровоцировать какие-то глобальные кризисы в стране или просто затяжную нестабильную обстановку.

- Между прочим, в последние годы у нас создавались стимулы для появления устойчивых политических партий. Стимулов все больше, а партий все меньше. В чем проблема?

- Невозможно за столь короткий срок ждать появления у нас партий западного образца. За год-два чуда не будет. Всему свое время. Предпосылки для создания таких партий в законе есть. Сейчас нам всем надо сосредоточиться на том, чтобы не превратить выборы в имитацию демократии. То есть не создавать атмосферу недоверия граждан к выборным процедурам. Тенденция к снижению активности населения на выборах уже отмечается. В России немало людей, которые считают, что из-за административных перегибов участие в выборах становится бессмысленным. Нормы, которые сейчас пытаются провести в выборное законодательство, только усугубят это отношение. С этим надо решительно бороться. Мы должны поднимать авторитет выборов и авторитет законодательной власти, который никогда в истории России не был на высоте.

- Как писал Станислав Ежи Лец, "страшное дело - плыть против течения в мутной воде". Вы с оптимизмом смотрите на перспективы своего переизбрания на пост главы ЦИК в марте следующего года?

- Я настроен работать в Центризбиркоме и дальше, а будет ли моя кандидатура поддержана, это вопрос для тех, кто формирует состав ЦИК: главы государства, Совета Федерации и Госдумы. Поживем - увидим.

Журнал "Итоги", No 27

Денис Бабиченко

6 июля 2006



http://www.ryzkov.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован