04 апреля 2007
1000

Фарух Рузиматов: `Я понял бешеную энергию Распутина`

Американская пресса именует Рузиматова "золотым танцовщиком века", англичане наградили его титулом "Танцующий леопард". Балетные критики всего мира с придыханием и восхищением описывают каждую премьеру с участием Фаруха Рузиматова. А светская хроника старается не упустить те редкие случаи, когда звезду мариинского балета можно встретить на публике. Новогодние танцы в Таврическом дворце, когда Рузиматов блеснул в танго с Валентиной Матвиенко, стали новостью номер один. И надо сказать, что в дуэте с солистом Мариинского театра хозяйка северной столицы смотрелась ничуть не хуже знаменитой балерины Дианы Вишневой.

Сам Рузиматов общается с прессой редко и неохотно. Даже оглушительный успех скандально известного балета "Распутин", в котором Фарух танцует заглавную партию, не изменил его всегдашней манеры. Исключением стала недавняя встреча в магазине "Буквоед", когда неприступный Фарух все-таки сдался и ответил на все вопросы питерских журналистов.

"Получилась смесь старца и меня"

- Старец Распутин и современный балет - сочетание весьма неожиданное. Вы сразу согласились на эту роль?

- Да, сразу. Не было мучений, сомнений каких-то. Хореограф Георгий Ковтун ставил этот балет специально для меня. А это очень важно для любого артиста, это совсем другое чувство. Ковтун - замечательный хореограф, и, на мой взгляд, у нас получился очень удачный тандем. Ну и сама личность Распутина привлекла.

Такой очень сильный, мистический персонаж. Ведь до сих пор не раскрыто, кем он являлся на самом деле.

- И все-таки как это - станцевать Распутина? Вы читали историческую литературу о скандально знаменитом старце?

- Я прочел какие-то книги, но, в принципе, для меня это было не столь важно. Я делал все скорее интуитивно. У меня искренний интерес к Распутину, я чувствую его бешеную энергию. И отношение к нему я пропускаю через себя, воплощаю на сцене свои эмоции. Я не играю Распутина, я выражаю свои чувства через этого человека. Получается такая смесь Распутина и меня.

- Но его самого вы как-то представляете? По вашему мнению, что за человек был Григорий Распутин?

- Часто говорят, что Распутин - это развратник, пьяница, непонятно как проникший в царскую семью. Это представление очень распространено, особенно на Западе. Но я такое прочтение сразу отмел. Я полагаю, что Распутин был духовной личностью. Он прошел много монастырей, долго путешествовал. То есть он много пережил, напитался духовной энергией. При этом он был сильным, ловким человеком, который мог участвовать в интригах, кому-то помогать и делал это небескорыстно.

- В балете очень много сцен, где участвуют Распутин и царица. По вашей версии, какие отношения соединяли их?

- Это были духовные отношения. Ничего другого мы не хотели сказать. Наоборот, хотели избежать какой-то "желтизны", намеков.

- Так или иначе, Распутин - носитель православной веры. У вас не возникало проблем, связанных с принадлежностью к другой религии, ведь вы - мусульманин?

- Нет, никаких. Если ты на сцене, дело не в том, кто верит в Магомета, а кто в Будду.

"С детства мечтал стать футболистом"

- Когда в балет идет девочка, ее желание быть прекрасным лебедем в общем-то понятно. С мальчиком как-то сложнее, почему вы начали танцевать?

- В балет я попал случайно, хотя какая-то предыстория, наверное, была: моя мама танцевала, она всегда хотела заниматься хореографией. Я жил с родителями в Душанбе, и мне было десять лет, когда меня отобрали на просмотре. После этого я уехал в Ленинград - учиться балету.

- И родители запросто отпустили вас, такого маленького?

- Да, отпустили. Хотя я был единственным ребенком в семье. Наверное, тогда время другое было.

- Но на просмотр вы пошли, учиться в Ленинград тоже поехали, значит, хотели танцевать?

- Я хотел стать футболистом, мяч гонял с детства. И первые два года в Вагановском в раздевалке играл то в футбол, то в хоккей. Только потом какое-то понимание пришло, и я начал танцевать.

- Позже о своем выборе никогда не жалели? Балетные артисты часто говорят, что ради карьеры им пришлось многим пожертвовать, от многого отказаться.

- Я никогда ни от чего не отказываюсь. Необходимости нет. Если ты любишь работу, она никогда не будет тебя ограничивать. И у меня получилось именно так.

Япония помешана на нашей классике

- Последние годы вы много танцуете за границей, особенно в Японии. Там по-прежнему любят русский балет?

- Япония - это страна, которая просто помешана на нашей классике: Чайковском, Достоевском, Толстом. Очень опасно ехать в Японию с современным балетом.

"Жизель", "Баядерка", "Спящая красавица" - вот то, что они знают и любят. И когда мы показали японцам "Распутина", спектакль был им непонятен. В отличие от американцев или европейцев они не знают этого персонажа. И в то же время они просили привезти "Распутина" еще раз.

- Реакция публики часто непредсказуема. Ваш самый свежий номер "Посвящение", который вы показали на мартовском гала-концерте, оценили далеко не все.

- Честно признаюсь, номер рассчитан на японскую публику. Его ставил японский хореограф на музыку японского композитора. Номер сложный, неоднозначный, еще сырой. Я это понял по кашлю, сморканию и звонкам сотовых телефонов в зрительном зале.

- Такая реакция зрителей была вам неприятна?

- Нет, я их понимаю. Когда в танце большие паузы, его непросто воспринимать. И тем не менее я его показал.

- А кому вы сделали это посвящение? Есть какой-то конкретный адресат?

- Вообще я никогда не делал посвящений, не имел кумиров. Но этот номер сделан в память о конкретном человеке - Антонио Гадесе. Это испанский хореограф, танцор фламенко. Он приезжал в Питер в начале восьмидесятых годов, и это впечатление на всю жизнь. Именно Антонио Гадес сподвигнул меня на эксперимент - я попробовал танцевать фламенко.

"Я - не Моцарт, я - Сальери"

- Ваш номер в этом стиле стал настоящей сенсацией. Не так уж часто представители классической школы идут на подобные эксперименты.

- Что касается фламенко - это великая школа и великий танец. Фламенко любят во всем мире, потому что не любить фламенко нельзя. Это же искренние чувства, искренние эмоции. Но то, что я делал год назад, нельзя назвать даже жалкой попыткой. Скорее, проба пера. Это как если бы мастеров фламенко вдруг заставили танцевать классический репертуар. Но публика была в восторге.

- А на участие в драматическом спектакле вы как решились?

- Меня уговорил приятель. Виктор Терели, прекрасный актер и драматург, предложил мне сыграть в спектакле "Моцарт и Сальери" по Пушкину. Ему вдруг почему-то показалось, что я смогу сделать Моцарта, хотя по моим ощущениям я все-таки Сальери. В итоге он меня даже не убедил, а скорее заставил сделать Моцарта. Мы сыграли, и вполне успешно. Но я понял, что еще не созрел для текста. Танцевать мне пока интереснее.

Анна Кукушкина

04.04.2007

smena.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован