21 декабря 2001
119

ФАУСТ



ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ

Майкл Муркок.
Ритуалы бесконечности.


ПОСВЯЩАЕТСЯ ДЖИММИ БОЛЛАРДУ

Когда кончится история И каждое живое существо Окажется перед вратами
чистилища, Мир из Рая превратится в Ад.
Кристофер Марло, `Доктор Фауст`

ПРОЛОГ

Они лежали вне пространства и времени - каждая планета в своем измерении, и
каждая называлась Землей. Пятнадцать шаров. Пятнадцать комков материи,
имеющих имя. Когда-то они были одинаковыми, но сейчас стали различными.
Одни покрывали пустыни и океаны, а огромные леса из гигантских кривых
деревьев располагались в северных полушариях. Другие, из темного обсидиана,
казались покрытыми вечными сумерками. Третьи напоминали соты из
разноцветных кристаллов. А у четвертых был один-единственный континент,
кольцом Земли опоясывающий океан. Покинутые и агонизирующие в конце
времени, каждая с бессчетным числом людей, по большей части не
подозревающих даже об агонии их миров, они продолжали существовать в
субпространстве, созданные в результате жестокого эксперимента...

Глава первая. ВЕЛИКАЯ АМЕРИКАНСКАЯ ДОЛИНА.

В каталоге профессора Фаустафа этот мир был обозначен под номером З.
Профессор вел свой огненно-красный `бьюик` по запущенной автостраде,
пересекающей сверкающую, точно бриллиант, солевую равнину, осторожно
управляя машиной, подобно капитану, который ведет свою шхуну между
песчаными отмелями.

Вокруг расстилалась равнина, широкая, тихая и безжизненная, под яркими
лучами стоящего в зените металлически-голубого неба солнца. Эта Земля была
небольшой, и суша, и океан на ней были взаимными продолжениями друг друга.

Управляя машиной, профессор мурлыкал песенку. Его тело покоилось на обоих
передних сидениях. Солнце играло капельками пота на его красном от загара
лице, отражалось в поляроидных очках, сверкало на деталях машины, еще не
покрытых равнинной пылью. Машина рычала, точно зверь, и профессор Фаустаф
подтягивал ей в тон.

Он был одет в гавайскую рубаху и золотистые шорты, мокасины и бейсбольную
шапочку. Фаустаф весил без малого 130 килограммов и ростом был в добрых
шесть с половиной футов... Крупный мужчина! Хотя он управлял машиной с
осторожностью, тело его было расслаблено, мозг отдыхал. В этом мире он был
дома, как, впрочем, и во многих других. Экологический баланс этой Земли был
нарушен, и планета не могла поддерживать условия, необходимые для жизни. А
профессор Фаустаф и его группа поддерживали жизнь не только здесь,- почти
во всех мирах. Это была большая ответственность, но профессор хладнокровно
нес ее.

Столица Великой Америки, Лос-Анджелес, осталась в двух часах езды позади, и
он ехал в Сан-Франциско, где у него был штаб. Он рассчитывал быть там на
следующий день, а сейчас хотел остановиться в мотеле, отдохнуть и
продолжить дорогу утром.

Всматриваясь вперед, Фаустаф внезапно увидел человеческую фигуру, стоящую
на обочине автострады. Это была девушка, одетая только в купальник, и
махавшая рукой, чтобы он остановился. Профессор затормозил. У девушки были
прелестные рыжие волосы, длинные и прямые, веснущатый носик и большой
чувственный рот.

Фаустаф остановил машину перед нею.

- Что случилось?

- Водитель грузовика, который согласился подбросить меня до Фриско, высадил
меня, когда я отказалась пойти с ним поиграть в заросли кактусов,- ее голос
был мягок и слегка ироничен.

- Он что, не понимал, что ты могла умереть под этим солнцем раньше, чем
кто-либо проехал бы здесь?

- Он, возможно, даже хотел этого. Он же был очень расстроен.

- Садитесь...- Многие молодые женщины привлекали Фаустафа, но особенно
рыжеволосые. И когда она втиснулась на сиденье рядом с ним, он задышал
тяжелее. Его лицо, казалось, приняло более серьезное выражение, когда он
взглянул на нее, но она ничего не сказала.

- Меня зовут Нэнси Хант. Я из Лос-Анджелеса. А вы?

- Профессор Фаустаф. Я живу во Фриско.

- Профессор? Вы не выглядите как профессор. Больше похожи на бизнесмена или
даже на художника.

- Простите, но я физик, специалист во многих областях этой науки,- он
улыбнулся, и она улыбнулась в ответ. Ее глаза потеплели. Фаустаф
заинтересовал ее, как и большинство других женщин. Сам же он считал это
нормальным явлением и не задумывался над тем, почему он удачлив в любви.
Женщинам в нем нравилось то, что он любил, не задавая вопросов. А острый ум
делал профессора интересным для большинства людей, которые его знали.

- Зачем вы едете во Фриско, Нэнси? - поинтересовался он.

- О, я путешествую, кажется...

- Кажется?

- Да... Я была в группе пловцов, но отстала. Шла по улице и увидела этот
грузовик. Я остановила его и спросила водителя, куда он едет. Он ответил,
что во Фриско. Так я отправилась во Фриско.

Фаустаф засмеялся:

- Весьма порывисто! Это мне нравится.

- Один мой приятель называет меня угрюмой, но не импульсивной.

- Ваш приятель?

- Да, мой бывший приятель... с этого же утра, я полагаю. Он проснулся, сел
на постели и сказал: `Если не выйдешь за меня замуж, Нэнси, то я ухожу`.
Замуж за него я не хотела, сообщила ему об этом, и он ушел,- она
засмеялась.- Он вообще-то был неплохим парнем.

Шоссе пересекало бесплодную равнину.

Фаустаф и Нэнси разговаривали и постепенно прижимались все ближе друг к
другу. А немногим позднее профессор обнял девушку и поцеловал ее.

После полудня они были расслаблены и довольствовались молчаливым
присутствием друг друга.

Колеса вращались, оси вибрировали, песок хлестал в ветровое стекло, а над
головой, в яркой голубизне, сияло большое жаркое солнце. Широкая равнина
простиралась на сотни миль во все стороны, ее разнообразили только редкие
заправочные станции, мотели вдоль единственной дороги да редкие группки
кактусов. Только Город Ангелов лежал в центре Равнины. Остальные города:
Сан-Франциско, Нью-Орлеан, Сент-Луис, Санта-Фе, Джексонвилл, Хьюстон и
Фениск располагались вдоль побережья. Человек, попавший сюда с другой
Земли, не смог бы узнать очертаний континента.

Профессор Фаустаф что-то напевал, пока крутил руль, старательно объезжая
выбоины на шоссе и места, где образовались песчаные наносы.

Его мурлыканье и общий покой были прерваны сигналом приемника. Взглянув на
девушку, профессор решился и, пожав сам себе плечами, открыл ящик для
перчаток и щелкнул выключателем. Из динамика раздался торопливый голос:

- Фриско вызывает профессора Ф. Фриско вызывает профессора Ф.

- Профессор Ф. слушает,- ответил Фаустаф, всматриваясь в дорогу впереди,
слегка отжимая акселератор. Нэнси нахмурилась.

- Что это? - спросила она.

- Что-то вроде личного радио. Я пользуюсь им для связи со своим штабом.

- С ума сойти!

- Профессор Ф. вас слушает,- неторопливо повторил он.- Примите во внимание:
условие С.- Фаустаф предупреждал Базу, что он не один.

- Вас поняли. Два сообщения. На З-15 ожидается ситуация Н8, квадраты 33,
34, 41, 42, 49 и 50. Представители с З-15 запрашивают о помощи. Предлагаем
использовать для связи И-эффект.

- Что-нибудь плохое?

- Они говорили, что плохо.

- Ясно. Постараюсь все сделать как можно скорее. Вы сказали, что есть два
сообщения?

- Мы обнаружили туннель или его следы. Не наш; мы полагаем, что Р-отряда.
Он где-то в нашем районе. Думаем, это заинтересует вас.

Удивленный Фаустаф взглянул на Нэнси.

- Спасибо,- сказал он в микрофон.- Буду во Фриско завтра. Информируйте меня
обо всем.

- О`кей, профессор. Отбой.

Фаустаф снова засунул руку в отделение для перчаток и выключил приемник.

- Фу,- усмехнулась Нэнси.- И это все, о чем разговаривают физики? Я рада,
что в школе учила только эсперанто.

Фаустаф знал, что должен подозревать ее, но не мог поверить, что она
представляет угрозу.

Его контора во Фриско поддерживала связь по радио без крайней
необходимости. Они сообщили о Ситуации Нарушения Вещества, обнаруженной на
пятнадцатой и последней Земле. Эта Ситуация могла привести к полному
разрушению планеты. Обычно его агенты справлялись с Ситуацией, и если они
просят помощи, это означает, что дело плохо. Позже Фаустаф должен будет
оставить девушку где-нибудь и использовать инвокар - аппарат, лежащий в
багажнике машины,- который связал бы его с одним из агентов через
субпространственные уровни, чтобы Фаустаф мог говорить с ним
непосредственно и точно узнать, что же случилось на Земле-15. Другая часть
информации касалась его врагов- таинственного Р-отряда, который, как думал
Фаустаф, был предназначен для создания Ситуации неустойчивости там, где
появлялся агент или агенты Р-отряда. Поэтому он должен был подозревать
Нэнси Хант и быть осторожным. Ее появление на шоссе было достаточно
таинственным, хотя он и был склонен верить ее рассказу.

Она снова усмехнулась и залезла в карман его рубашки, чтобы достать
сигареты и зажигалку, сунула ему сигарету в губы и поднесла огонь так, что
он был вынужден нагнуть свою большую голову.

К вечеру, когда солнце уже садилось, впереди показалась ограда мотеля.
Надпись на ограде гласила: ЛА РЛЕС БОНАН МОТЕЛОН, Немного дальше находилось
здание отеля с новой надписью: `РЛУВАТА МОПЕЛИ`. БОНВОЛИ ЕСТУ КИН НИ.

Фаустаф читал на эсперанто довольно бегло. Это был официальный язык, хотя
лишь немногие использовали его для общения в повседневной жизни. Надписи
сообщали, что перед вами лучший мотель в округе с бассейном, музыкой и
развлечениями. Мотель не без юмора был назван `ЗАВТРА ДОЖДЬ` и приглашал
гостей.

Немного дальше, за оградой, они свернули на дорогу, ведущую к автомобильной
стоянке. Там были только две машины: черный `тандерберд` и белый английский
`МД`. Приятного вида девушка в юбке с оборками и шапочке с козырьком
появилась перед ними, когда они вышли из машины.

Фаустаф взглянул на девушку: рядом с ним она казалась совсем маленькой. Он
сунул в карман солнечные очки и вытер лоб желтым носовым платком.

- Есть номера?

- Конечно,- улыбнулась девушка, быстро взглянув на Нэнси.- Сколько нужно?

- Один двойной или два одинарных,- сказал профессор.- Не имеет значения.

- Не уверена, что у нас найдется кровать персонально для вас...

- Я сожмусь в маленького,- засмеялся Фаустаф.- Об этом не беспокойтесь. Но
у меня имеются кое-какие дорогие вещи в машине. Если я ее запру, они будут
в достаточной безопасности?

- Единственные воры в этих местах - койоты,- улыбнулась она.- Им придется
научиться управлять автомобилем, когда обнаружат, что машины - это
единственное, что можно воровать.

- Неважные дела?

- Разве они бывают хорошими?

- Отсюда и до Фриско есть еще несколько мотелей,- сказала Нэнси, беря
Фаустафа под руку.- Как же они существуют?

- В основном, за счет правительственных субсидий,- ответила девушка.-
Правительство владеет заправочными станциями и мотелями Великой
Американской Долины. А как же иначе попасть в Лос-Анджелес?

- Самолетом,- предположила Нэнси.

- Я так и думала, что вы это скажете,- сказала девушка.- Но шоссе и мотели
были здесь еще до авиалиний. Кроме того, некоторые предпочитают пересекать
Равнину на автомобиле.

Фаустаф вернулся к машине и включил контрольное поле. Раздалось жужжание,
когда оно расширилось до размеров автомобиля. Он запер дверцы, открыл
багажник, выключил часть оборудования и снова закрыл его. А затем он обнял
Нэнси и сказал:

- Хорошо, пойдем немного подкрепимся.

Девушка в шапочке и юбке показала дорогу к главному зданию. В нем было
номеров двенадцать.

В ресторане был еще один посетитель. Он сидел около окна и смотрел на
равнину. Светила большая полная луна.

Фаустаф и рыжеволосая сели за столик у стойки и просмотрели меню.
Предлагались бифштекс, гамбургер и несколько традиционных блюд. Девушка,
встретившая их на автостоянке, теперь вышла из двери за стойкой и спросила:

- Что пожелаете?

- Вы выполняете здесь всю работу? - поинтересовалась Нэнси.

- В основном, да. Мой муж занимается газовыми насосами и выполняет черновую
работу по дому. Вообще здесь не так много работы, кроме, пожалуй,
поддерживания помещений в приемлемом состоянии.

- Надо полагать,- согласилась Нэнси.- Я хочу большой бифштекс и салат.

- Мне то же самое, но только четыре порции,- добавил Фаустаф.- Потом еще
три вашей содовой `Радуга` и шесть чашечек кофе со сливками.

- Побольше бы таких клиентов, как вы,- сказала девушка без усмешки. Она
посмотрела на Нэнси.- А вам еще что, дорогая?

Рыжая Нэнси засмеялась:

- Мне ванильное мороженое и кофе со сливками.

- Проходите и садитесь. Все будет готово через десять минут.

Они прошли к столу. Наконец Фаустаф увидел лицо единственного посетителя.
Тот был бледен, с черными волосами, опрятной жиденькой бородой и усами,
чертами лица аскета, губы его кривились, когда он смотрел на луну. Внезапно
он повернулся и взглянул на Фаустафа, слегка кивнул головой и снова
отвернулся к окну. Его глаза были горящими, черными и язвительными.

Очень скоро вернулась девушка, неся заказанное.

- Ваше мясо в этом блюде,- сказала она, ставя поднос на стол.- А ваше - в
этих двух поменьше. Годится?

- Хорошо,- крякнул Фаустаф.

Девушка переставила тарелки с подноса на стол. Немного поколебавшись, она
обратилась к другому посетителю:

- Вы хотите еще что-нибудь, э... герр Стивел... бир?..

- Штайфломайс,- он улыбнулся ей. Хотя его обращение было любезным, в нем
все же сквозило что-то язвительное, уже отмеченное Фаустафом. Казалось, это
расстроило девушку, и она отошла за стойку.

Штайфломайс снова посмотрел на Фаустафа и Нэнси.

- Я приезжий. В вашей стране впервые, и вот беспокоюсь, не следовало ли мне
взять какой-нибудь псевдоним,- сказал он,- который произносился бы легче?

Рот у Фаустафа был набит мясом, поэтому он промолчал. Но Нэнси вежливо
сказала:

- О, и откуда вы, мистер...

- Штайфломайс,- засмеялся он.- Моя родина - Швеция.

- Здесь по делам или на отдыхе? - осторожно спросил Фаустаф.

Штайфломайс казался лживым:

- Всего понемногу. Эта равнина великолепна, не правда ли?

- Хотя немного жарковато,- хихикнула рыжая Нэнси.- Вы, наверное, не
привыкли к такому там, откуда приехали?

- В Швеции достаточно теплое лето,- парировал Штайфломайс.

Фаустаф осторожно оглядел Штайфломайса. Во взгляде профессора не было
настороженности, но что-то подсказывало ему, что Штайфломайсу не следует
доверять.

- Куда направляетесь? - спросила Нэнси.- Лос-Анджелес или Фриско?

- Лос-Анджелес. У меня дела в столице.

Лос-Анджелес, а вернее, Голливуд, где находился Светлый Дом и Храм
правительства, был столицей Великой Американской Конфедерации.

Фаустаф доел второй и третий бифштексы.

- Вы должны быть одним из тех людей, о которых мы говорили раньше,- сказал
он,- которые предпочитают автомобиль самолету.

- Я не в восторге от полетов,- согласился Штайфломайс.- И потом не увидишь
страну, не правда ли?

- Конечно,- согласилась Нэнси.- Если уж вам нравятся подобные пейзажи.

- Я от них в восторге.- Штайфломайс улыбнулся. Затем он поднялся и
откланялся.- А теперь прошу меня извинить: мне завтра рано вставать.

- Спокойной ночи,- сказал Фаустаф набитым ртом. Снова у Штайфломайса
появилось это непонятное выражение в черных глазах. И снова он так же
быстро отвернулся. Он покинул ресторан, кивнув девушке за стойкой,
готовившей Фаустафу содовую. Когда он вышел, девушка подошла к ним.

- Как он вам? - спросила она Фаустафа. Профессор засмеялся.

- У него талант привлекать к себе внимание,- сказал он.- Я думаю, он из тех
людей, что напускают на себя загадочность специально для окружающих.

- Верно,- поддержала девушка с энтузиазмом,- я с вами согласна. От него у
меня мурашки по коже.

- А по какой дороге он сюда приехал? - поинтересовался профессор.

- Не заметила. Вместо адреса он назвал отель в Лос-Анджелесе. Может, он
приехал оттуда? Нэнси отрицательно покачала головой:

- Нет, он туда направляется. Он сам сообщил нам об этом.

- Если я понял его правильно,- Фаустаф пожал плечами,- то единственное,
чего ему хочется,- чтобы люди, разговаривающие с ним, удивлялись ему.
Встречал таких...

Затем девушка проводила их в номер. Там стояла большая двуспальная
кровать...

- Она больше, чем наши обычные кровати. Можно сказать, сделана для вас.

- Вы очень внимательны,- улыбнулся он.

- Спите спокойно. Доброй ночи.

- Доброй ночи.

Рыжая Нэнси поспешила забраться в кровать сразу, как только девушка вышла.
Фаустаф обнял ее, поцеловал, постоял немного, достал маленький зеленый
вельветовый колпак из кармана шорт и натянул его на голову, прежде чем
раздеться.

- Ты сумасшедший, Фасти,- хихикнула рыжая, с удовольствием потягиваясь.- Я
тебя никак не пойму.

- Дорогая, никогда и не поймешь,- сказал он, разделся и погасил свет.

Спустя три часа он был разбужен давлением в висках и беззвучной вибрацией.

Он сел на кровати, откинул одеяло и тихо встал, стараясь не разбудить
девушку.

Инвокар был готов к действию. Лучше всего унести его на равнину как можно
скорее.

Глава вторая. ТРОЕ В Т-ОБРАЗНЫХ РУБАШКАХ.

Профессор Фаустаф торопливо вышел из номера, неся свое огромное голое тело
с необыкновенной грацией, и быстро направился на автостоянку к `бьюику`.

Инвокар был наготове. Это был компактный прибор с ручками управления.
Фаустаф достал его из багажника `бьюика` и понес к выходу с автостоянки
мотеля, дальше на равнину.

Десятью минутами позже он расположился под луной, настраивая инвокар. Белая
лампочка мигнула и погасла, мигнула красная, затем зеленая. Профессор
Фаустаф отступил назад.

Теперь казалось, что лучи света вырывались из инвокара и вычерчивали в
темноте геометрические фигуры. На некотором отдалении фигуры начали
материализовываться, сначала призрачно, а затем становясь все более
материальными. Вскоре на этом месте стоял человек.

Он был в скафандре, и голову его стягивал обруч. Небритый и худой. В руке
он сжимал диск.

- Джордж?

- Привет, профессор. Где вы? Я получил вызов. Вы можете быстро,- все нужны
на базе? - Джордж Форбс говорил сбивчиво, не как обычно.

- У вас там действительно тревожно, набросайте-ка обстановку.

- Наша главная база была атакована Р-отрядом. Они использовали
дезинтеграторы и низколетящие вертолеты. Мы не могли засечь их приближение.
Эти подонки использовали свою обычную тактику и атаковали, а, прорвавшись,
отступили в течение пяти минут. У нас осталось в живых пять человек из
двадцати трех, повреждено оборудование и уничтожен аджастор. И пока мы
зализывали раны, они создали СНВ. Мы пытались бороться с ними с помощью
мэлфункционера... но это пустой номер. Мы сами попадем в СНВ, если не будем
осторожны,- и тогда вы можете списать З-15. Нам нужен новый аджастор и
новая команда.

- Сделаю все, что в моих силах,- пообещал Фаустаф.- Но у нас нет лишних
приборов. Ты же знаешь, как долго их изготовляют. Попробуем достать один
откуда-нибудь, например, с наиболее безопасной З-1.

- Спасибо, профессор. Вы дали нам надежду. Мы не надеялись, что вы сможете
нам помочь. Но если что-то сможете...-Форбс скривился. Он казался таким
подавленным, что вряд ли соображал, где он и что говорит.- Я лучше пойду.
Хорошо?

- Хорошо,- согласился Фаустаф.

Форбс надел диск на запястье и начал исчезать, так как инвокар уносил его
изображение назад, через субпространственные уровни.

Фаустаф понял, что ему необходимо быть во Фриско как можно скорее. Он
должен ехать прямо сейчас, ночью; взяв инвокар, он понес его обратно к
мотелю.

Когда он подошел к стоянке авто, то увидел какой-то силуэт около своего
`бьюика` нему показалось, что неизвестный пытается открыть дверцу
автомобиля. Фаустаф крикнул:

- Что ты там делаешь, мерзавец?

Он положил инвокар и шагнул навстречу фигуре.

Когда Фаустаф приблизился, незнакомец выпрямился и обернулся. Это был не
Штайфломайс, как он предполагал, а женщина - стройная блондинка. Она была
молода.

От удивления она открыла рот, когда увидела гиганта, надвигающегося на нее
и одетого только в вельветовый колпак, и отошла от машины.

- Вы совсем не одеты,- заметила она.- И вас арестуют, если я закричу.

Фаустаф засмеялся и остановился:

- Кто арестует меня? Зачем вы пытались залезть в мою машину?

- Я думала, что это моя.

- Сейчас не так темно, чтобы настолько ошибиться. Которая ваша?

- `Тандерберд`.

- Значит, `МД` - Штайфломайса. И я все же не верю, что вы могли так
ошибиться - спутать красный `бьюик` с черным `тандербердом`.

- Я не залезала в вашу машину. Я хотела только заглянуть внутрь. Мне было
интересно, что у вас там за прибор,- она ткнула пальцем в портативный
компьютер на заднем сидении.- Вы, наверное, ученый - профессор или еще
что-то в этом роде?

- Кто тебе сказал это?

- Здешние хозяева.

- Ладно. Как тебя зовут, милая?

- Мэгги Уайт.

- Ну, мисс Уайт, больше не суйте нос в мою машину.- Фаустаф обычно не был
так груб, но он был просто уверен, что она лжет, как лгал и Штайфломайс, да
и разговор с Джорджем Форбсом насторожил его. Его также озадачивало
совершенное отсутствие чувства пола у Мэгги Уайт. Ему казалось необычным,
что женщина может быть непривлекательной - они всегда чем-то привлекают, но
к этой он не мог приблизиться. К тому же ему показалось, что то же
чувствует и она. И это доставляло ему определенное неудобство, но пока он
не мог себе этого объяснить.

Он посмотрел, как она быстро пошла к номерам. Он видел, как она вошла,
захлопнув за собой дверь. Подобрав инвокар, он положил его в багажник и
тщательно запер.

Затем он пошел назад, следом за Мэгги Уайт. Он должен разбудить Нэнси и
тронуться в путь. Чем скорее он будет со своей командой во Фриско, тем
лучше.

Нэнси зазевалась и оцарапала голову, когда залезала в машину. Фаустаф завел
двигатель и вывел `бьюик` на шоссе, переключил передачу и нажал на педаль
газа.

- Что за спешка, Фасти? - она почти засыпала. Он разбудил ее так внезапно,
что она не успела до конца проснуться, как и хозяина-нанимателя, чтобы
заплатить ему.

- Неприятности в моей конторе во Фриско,- объяснил он.- Тебе-то не о чем
беспокоиться. Прости, что нарушил твой сон. Постарайся поспать в машине, а?

- Ночью что-то случилось? Ты что-то делал на стоянке авто. И эта девушка...

- Связывался с конторой. Кто тебе об этом сказал?

- Хозяин. Он сказал, что наполнял бак твоей машины,- она улыбалась.- Ты был
совсем раздет. Он думает, что ты - лунатик.

- Он прав.

- Я думаю, что эта девушка и Штайфломайс как-то связаны. Они каким-то
образом замешаны в твои неприятности?

- Может быть,- пробормотал Фаустаф. Он одел только рубашку и шорты, а ночи
на равнине довольно прохладные.- Может быть, Спасатели, но...- он размышлял
вслух.

- Спасатели?

- Ну, просто бездельники. Не знаю, кто они...

Нэнси постепенно уснула. Восходящее солнце осветило красные пески равнины,
густые черные тени легли полосами. Высокие кактусы - их ветви вытягивались,
точно руки жестикулирующих фигур,- торчали там и тут.

На всех пятнадцати альтернативных землях, известных Фаустафу, Ситуации
Нарушения Вещества уже возникали, но были остановлены. Результатом этого
было то, что миры теперь стали причудливыми пародиями на оригинал. Но все
же многие жители выжили, и это было важно. Целью усилий Фаустафа и его
команды являлось спасение разумной жизни. Это была хорошая цель, хотя
иногда казалось, что они сражаются недостаточно успешно, проигрывая битвы
Р-отрядам.

Он был убежден, что Штайфломайс и Мэгги Уайт были представителями Р-отряда
и их присутствие возвещает об опасности для него, если не для всей
организации в целом. Во Фриско для него может быть новая информация. Его
обычное хладнокровие порывалось покинуть его.

Наконец вдали показались башни Фриско. Дорога стала шире, а кактусовые
заросли - гуще. За Фриско лежало синее туманное море, но в его гаванях
стояли только суда каботажного плавания.

Размеренная жизнь Фриско в противовес бешеному темпу жизни Лос-Анджелеса
немного улучшила самочувствие Фаустафа, когда он проезжал по умиротворяющим
старым улицам, хранившим характер, присущий старой Америке, которая в
действительности существовала только в ностальгических воспоминаниях
поколения, выросшего еще до первой мировой войны. Надписи на улицах были
набраны буквами в стиле эпохи Эдуарда, в воздухе витали запахи тысяч
деликатесов, звон троллейбусов отдавался эхом в стенах старых желтых домов,
воздух был тихим и теплым, люди шли по тротуарам или были видны в
прохладных интерьерах баров, маленьких магазинов и салунов.

Фаустаф вдохнул свежий воздух и внезапно почувствовал себя печальным и
одиноким. Он погрузился в размышления в надежде отыскать разгадку тайны
Штайфломайса и Мэгги Уайт. Он ехал быстро, подстегивая себя мыслью, что
если он не прибудет во Фриско как можно быстрее, то с З-15 будет покончено.

Проснувшись, Нэнси потянулась, жмурясь от яркого света. Равнина плыла в
горячих испарениях, простирающихся по всем направлениям за горизонт.
Казалось, она всегда была именно такой, но Фаустаф знал ее и другой- пять
лет назад, когда СНВ только-только была прервана. Это было нечто такое,
чего он не мог постигнуть до конца-огромнейшие физические перемены
произошли на планете, но ее обитатели как будто ничего не замечали. Иногда
Ситуации НВ сопровождались глубокими психологическими изменениями, во
многом сходными с галлюцинациями, связанными с `летающими тарелками`,
которые появились в его собственном мире. К примеру, жители Великой Америки
не понимали теперь, что их континент - единственный населенный, кроме,
пожалуй, одного острова на Филиппинах. Они все еще говорят о зарубежных
странах, хотя понемногу забывают о них: ведь страны существуют лишь в их
воображении - волшебные и романтические места, куда в действительности
никто не попадал. Штайфломайс сразу выдал себя, когда заявил, что он из
Швеции. Фаустаф знал, что на З-3 теперь растут гигантские леса в областях,
называвшихся ранее Скандинавией, Северной Европой и Южной Россией. Там
никто не жил - все население было уничтожено в большой СНВ, которая задела
также американский континент. Деревья в этих областях гротескно огромны,
значительно больше, чем североамериканская секвойя.

Фаустаф любил Фриско и предпочитал его всем другим городам Великой Америки,
поэтому он и выбрал его местом своего штаба, предпочтя его столице,
Лос-Анджелесу. Не то чтобы его раздражала атмосфера шума, сумятицы,
нервозности - она ему даже нравилась, но Фриско был самым консервативным
городом на З-3, так что психологически он казался самым удобным местом для
его штаб-квартиры.

Фаустаф проехал по Норф-Бич и вскоре остановился у китайского ресторана с
золотыми драконами на закрашенных темной краской окнах. Он обернулся к
спутнице.

- Нэнси, как ты относишься к китайской кухне и возможности умыться?

- Хорошо. Но ты хочешь расстаться? - она увидела, что он не собирается идти
с ней.

- Нет, у меня неотложные дела. Если я не смогу вернуться вовремя, приходи
вот по этому адресу,- он достал из кармана рубашки маленькую записную
книжку и нацарапал на листочке адрес своей квартиры.- Это моя личная
жилплощадь. Чувствуй себя как дома,- он отдал ей ключ.- И скажи там, в
ресторане, что ты - моя подруга.

Ей было неудобно спрашивать его о чем-либо еще; она кивнула и вылезла из
машины, все еще одетая только в купальник, и направилась в ресторан.

Фаустаф подошел к двери соседнего с рестораном здания и позвонил. Дверь
открыл человек лет тридцати, темноволосый, одетый в рубашку в форме буквы
`Т`, белые джинсы и черные мокасины. Увидев Фаустафа, он кивнул ему. На
груди у него был изображен циферблат часов.

- Помогите мне перенести оборудование из багажника,- сказал ему Фаустаф.-
Здесь есть еще кто-нибудь?

- Мэон и Харви.

- Думаю, нам есть что обсудить наверху. Сообщи им.

Человек, которого звали Кен Пеппит, исчез и вскоре появился с двумя
другими, примерно того же возраста и сложения, но только один из них был
блондином. Они были точно так же одеты - с рисунком часов на рубашках в
форме буквы `Т`.

Вместе с Фаустафом они перетащили инвокар и портативный компьютер от двери
наверх по узкой лестнице. Пока они размещали оборудование, Фаустаф закрыл
дверь и успел заметить молодого человека в маленькой комнате на первом
этаже. Затем они поднялись по лестнице на второй этаж, занятый жилыми
помещениями со старой уютной обстановкой. Где попало были разбросаны
журналы и стояли пустые стаканы.

Трое в Т-образных рубашках расселись по креслам и смотрели на Фаустафа,
пока он подходил к бару в стиле 1920-х годов и наливал себе большой стакан
водки. Он бросил в стакан несколько кубиков льда и прихлебывал оттуда, пока
оборачивался к остальным.

- Вы знаете, что происходит на З-15? Три человека кивнули. Мэон был тем,
кто связывался с Фаустафом день назад.

- Надеюсь, вы уже подготовили команду в помощь спасшимся?

- Она уже в пути,- ответил Харви.- Но что им действительно нужно, так это
аджастор. У нас нет запасного, а снимать с другой планеты было бы опасно.
Если Р-отряд атакует мир без аджастора, то с этим миром можно заранее
распрощаться.

- З-1 не подвергнется атаке,- сказал Фаустаф.- Мы могли бы послать их
прибор.

- Вам решать,- ответил Мэон, поднимаясь,- Я пойду и свяжусь с З-1,- он
вышел из комнаты.

- Докладывайте мне о ситуации в любое время,- сказал ему вслед Фаустаф, а
затем сообщил оставшимся: -Думаю, я встречал тех людей, сделавших туннель,
обнаруженный вами.

- Кто они - Спасатели или из Р-отряда? - поинтересовался Харви.

- Не знаю. Они не выглядят, как Спасатели, а люди из Р-отряда появляются
обычно для нападения. Они не останавливаются в мотелях.- Фаустаф рассказал
об этой паре.

Пеппит нахмурился:

- Как мне кажется, это не настоящее имя - Штайфломайс.- Пеппит был одним из
лучших лингвистов. Он хорошо знал основные языки альтернативных Земель и
многие второстепенные.- Может, немец, но даже тогда...

- Забудем на время о его имени,- сказал Фаустаф.- Думаю послать людей для
наблюдения за ними. Неплохо было бы послать двух агентов класса `Н`. Нужны
записи его голоса, его фото - все, что может пригодиться. Обеспечишь это,
Кен?

- У нас есть агенты класса `Н`. Они решат, что задание связано с
обеспечением безопасности. Агенты еще уверены, что мы - правительственное
учреждение.

Фаустаф думал, что парочка уже в Лос-Анджелесе или Фриско. Их машины не
настолько приметны, чтобы оставить четкий след. Ему следовало бы взглянуть
на их номера, когда он выезжал этим утром. Он допил водку и раскрыл
расписание, лежащее на столе, сев между собеседниками.

- Как здесь со свежей водой?

- Нужно бы больше. Пока не установлены большие опреснители, мы вынуждены
доставлять ее кораблями с З-6 (это был мир, полностью состоящий из океана
пресной воды).

- Хорошо.- Фаустаф был удовлетворен. Его порядком извела проблема З-15.
Только один раз он был свидетелем Полного Разрушения - на вымершей теперь
З-15 - планете, где погиб его отец, когда СНВ полностью вышла из-под
контроля. Не хотелось думать о том, что подобное может повториться.

- У нас новобранец,- сказал Харви.- Геолог из этого мира. Поговорите с ним?

- Это означает поездку на З-1.- Он нахмурился.- Думаю, нужно посмотреть на
него. И мне нужно быть на З-1. Необходимо объяснить им насчет аджастора.

- Конечно, профессор. Я сообщу вам, если будет что-то новое по Штайфломайсу
и Уайт.

- У вас найдется свободная постель? Мне необходимо поспать. Устал от
работы.

- Конечно. Комната └ 2 слева от лестницы.

Фаустаф встал и направился к лестнице. Хотя он и провел последние дни без
сна, в его привычки входило возобновлять силы, как только предоставится
такая возможность.

Он лег в постель и после одного-двух воспоминаний о Нэнси уснул.

Глава третья. МЕНЯЮЩЕЕСЯ ВРЕМЯ.

Фаустаф проспал почти два часа, затем встал, умылся и вышел из дома,
который был отведен под жилье для его команды на З-3.

Он прошел по Китайскому Городку и вскоре оказался перед большим зданием,
которое раньше было домом развлечений с салуном, танцзалом и номерами на
одну ночь для определенного рода клиентов. Снаружи дом выглядел ветхим, а
покраска-тусклой и шелушащейся.

Название дома, согласно рекламной надписи, не было оригинальным: `Золотые
Ворота`. Фаустаф отворил входную дверь своим ключом и вошел.

Место выглядело почти так же, как и в те времена, пока не было прикрыто
легавыми. Сейчас большой танцевальный зал со стойками баров по оба конца
был в запущенном состоянии и слегка отсырел. Огромные зеркала покрывали всю
стену позади баров, но поверхность их была загрязнена и покрыта толстым
слоем пыли.

Посредине, на полу, громоздилось электронное оборудование, скрытое под
тусклым металлом, так что его назначение - было трудно угадать. Для
непосвященного множество рычагов и индикаторов выглядело просто
бессмысленным.

Широкая лестница вела с первого этажа на галерею вверху. Человек, одетый в
стандартную Т-образную рубашку, джинсы и мокасины, стоял, облокотившись на
перила, и смотрел вниз, на профессора. Фаустаф кивнул ему и стал
подниматься по лестнице.

- Привет, Джас.

- Привет, профессор,- улыбнулся Джас Холлом.- Что нового?

- Слишком много. Мне сказали, что у вас новобранец?

- Да.-Джас указал на дверь позади себя и добавил: - Он там. Обычная вещь.
Парень заинтересовался парадоксами окружающей среды. Исследования привели
его к нам. Мы его задержали.

Команда Фаустафа набирала рекрутов из людей такого типа, который описал
Холлом. Это наилучший способ: он обеспечивал людьми высокого уровня
образования и позволял сохранить тайну. Профессор не любил секретов ради
самих секретов, он оповещал о своих делах правительства, иногда заявлял о
себе, когда опыт подсказывал ему, что официальные представители, знавшие о
его работе и его организации, сами будут полезны для этого.

Профессор прошел по галерее и остановился перед дверью, на которую указал
ему Холлом, но перед тем как войти, он кивнул вниз, на оборудование:

- Как работает аджастор? Давно его использовали?

- Аджастор и туннелер - в порядке... Туннелер вам сегодня понадобится?

- Возможно.

- Я спущусь и проверю его. Мзон, если он вам нужен, в комнате связи.

- Его я уже видел. Поговорю с новобранцем.

Фаустаф постучал в дверь и вошел.

Новобранец был высоким, хорошего сложения молодым человеком лет двадцати
пяти, со светлыми волосами. Он сидел в кресле, читая один из журналов,
взятый со стола в центре комнаты. Увидев Фаустафа, он поднялся.

- Я - профессор Фаустаф.- Он протянул руку. Светловолосый молодой человек
пожал ее, слегка смутившись.

- Я - Джерри Боуэн. Геолог, сейчас учусь в университете.

- Вы обнаружили изъян в содержании ИСТОРИИ СУШИ, не так ли?

- Да, но не геология, а экология Великой Америки взволновала меня. Я начал
расспрашивать. Но все оказываются глухими, когда разговор заходит о
некоторых вещах. Вроде как...

- Массовая галлюцинация? И вы стали проверять, да?

- Да. Я обнаружил это место. Нашлось объяснение, которое может поддержать
страну. Я попытался поговорить с одним из ваших людей. Он рассказал мне
многое. В это трудно поверить.

- Вы имеете в виду альтернативные Земли?

- Все, что происходит с нами.

- Хорошо. Я расскажу вам о них, но должен предупредить, что если после
этого разговора вы не присоединитесь к нам, то мы будем вынуждены поступить
так, как обычно поступаем в таких случаях...

- Как?

- У нас есть аппарат для безболезненного прочищения мозгов. Он исключит из
вашей памяти не только всякую мысль о нас, но и все, что могло привести вас
сюда. Годится?

- Разумеется...

- Я намерен проиллюстрировать вам, что не обманываю, говоря о
субпространственных альтернативных мирах. Я возьму вас на другую Землю -
мою родную планету. Мы называем ее Земля-1. Это самый молодой из
альтернативных миров.

- Самый молодой? Все это трудно себе представить.

- Сможете представить, когда увидите больше. У нас немного времени. Вы
готовы к путешествию?

- Конечно! - Боуэн был нетерпелив. У него был пытливый ум, и Фаустаф мог бы
сказать, что, вопреки его энтузиазму, интеллект его обрабатывал всю
информацию, взвешивая ее. Это неплохо. И это значит, подумал еще Фаустаф,
что не понадобится много времени, чтобы его убедить.

Когда Фаустаф и Джерри Боуэн спустились на первый этаж, Джас Холлон
колдовал у самой большой машины. Чувствовалось, как вибрирует пол. Работали
некоторые индикаторы.

Профессор остановился перед аппаратом, проверяя показания.

- Хорошо работает,- он посмотрел на Боуэна.- Несколько минут, и все будет
готово.

Спустя две минуты из машины послышалось тонкое жужжание. Затем пространство
перед туннелером наполнилось клубящимся туманом, который закручивался в
спираль, мерцая разными цветами. Часть комнаты перед аппаратом стала
призрачной и, наконец, исчезла совсем.

- Туннель готов,- пояснил Фаустаф Боуэну.- Пойдем.

Боуэн последовал за ним к туннелю, проложенному машиной через
субпространство.

- Как это работает? - спросил Боуэн.

- Потом все расскажу.

- Минутку,- сказал Холлом, поправляя в аппарате что-то.- Чуть не отправил
вас на З-13,- он засмеялся.- Теперь порядок!

Фаустаф шагнул в туннель, увлекая за собой Боуэна. Он шел первым. `Стены`
туннеля были серыми и туманными, они казались тонкими, и за ними был
вакуум, более плотный, чем в космосе. Фаустаф заметил, что Боуэн понял это
и содрогнулся.

Через 90 секунд, сопровождаемый зудом в коже, но без каких-либо болезненных
ощущений, Фаустаф вступил в реальную комнату - складское помещение фабрики
или склад товаров. Боуэн сказал:

- Ух! Это было похуже, чем туристский поезд!

Оборудование в этом помещении было таким же, как и там, откуда они только
что вышли. Открылась стальная дверь, и вошел невысокий толстый человек в
обычном, ничем не примечательном костюме. Он снял очки. Казалось, он был
изумлен и обрадован, идя навстречу Фаустафу.

- Профессор! Я услышал, что вы идете!

- Привет, доктор Мэй. Рад вас видеть! А это Джерри Боуэн с З-3. Возможно,
он будет работать с нами.

- Хорошо, хорошо. Вам понадобится лекционная комната, э...- Мэй помедлил и
скривил губы.- Нас беспокоило, что наш аджастор передается на З-15. Вы
знаете, строим новый, но...

- Это сделано по моему распоряжению. И простите, доктор. З-1 никогда не
подвергалась нападению. Здесь наиболее безопасно.

- И все же это рискованно. Они могут выбрать этот момент. Простите за
напоминание, профессор, но если нас застигнет СНВ, нам нечем будет
обороняться.

- Да-да... сейчас в лекционный зал.

- Я оставлю вас, чтобы не мешать.

- Сообщите, если будут плохие новости. Я ЖДУ известия с З-3 и З-15. Р-отряд
угрожает им обеим.

- Ясно.

Боуэну показалось, что коридор проходит по большому офису. Они поднялись по
эскалатору.

В действительности же здание было центральным штабом организации Фаустафа -
многоэтажное сооружение, расположенное на одной из главных улиц Хайфы. Оно
было зарегистрировано как контора Транс-Израильской Экспортной Компании.
Если бы власти когда-нибудь заинтересовались им, они бы узнали только то,
что им позволил бы сам Фаустаф. Отец Фаустафа был известной фигурой в
Хайфе, и о его таинственном исчезновении ходили легенды. Но, благодаря
доброму имени своего отца, Фаустаф мог не беспокоиться.

На двери комнаты, предназначенной для сообщении, висела табличка
`Лекционный Зал`. Внутри стояли несколько рядов кресел, повернутых к
небольшому экрану. С одной стороны от экрана стояла грифельная доска.

- Садитесь, господин Боуэн,- пригласил доктор Мэй, в то время как Фаустаф
подошел к доске и опустился в кресло. Мэй сел рядом с Боуэном, скрестив
руки.

- Я буду, по возможности, краток,- сказал Фаустаф.- Воспользуемся слайдами
и фильмами для иллюстрации того, о чем я буду говорить. Я, конечно, также
отвечу на вопросы, а доктор Мэй ознакомит вас с деталями, о которых вы
захотите узнать. Хорошо?

- Хорошо,- сказал Боуэн.

Фаустаф щелкнул выключателем, и свет в помещении погас.

- Хотя кажется, что мы путешествуем через субпространственные уровни многие
годы,- начал он,- на самом деле мы осуществляем это, начиная с 1971 года,
то есть 28 лет. Альтернативные Земли были открыты моим отцом, когда он
работал здесь, в Хайфе, в технологическом институте...

На экране появилось изображение - высокий, несколько мрачный человек,
полная противоположность другому Фаустафу - его сыну. Фаустаф-старший был
худым, с большими и очень грустными глазами, большими руками и ногами.

- Это он. Он был физиком-ядерщиком, и весьма неплохим. Родился в Европе,
провел некоторое время в немецком концлагере, перебрался в Америку и
участвовал в создании Бомбы. Он уехал из Америки сразу после взрыва в
Хиросиме, путешествовал, присоединился к работам в Английском центре
Ядерных Исследований, а затем переехал в Хайфу, где осуществлялись
интересные работы с частицами высоких энергий. Мой отец немного занимался
этим. Его задачей, в тайне от всех, кроме меня и матери, была попытка
создать прибор, позволяющий фиксировать и предотвращать ядерные взрывы.
Дурацкая мечта, и у него хватило рассудка понять это. Но он никогда, не

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ И ZIР НАХОДИТСЯ В ПРИЛОЖЕНИИ
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован