19 июня 2004
1978

Фекла Толстая: Дочь эмигранта

Фекла, вы на телевидении совершили стремительное восхождение: год назад - "Все сразу!" на НТВ и "Стань звездой" на канале "Россия", неделю назад на той же "России" прошла премьера риэлти-шоу "Народный артист", где вы в паре с Иваном Ургантом - ведущие. Расскажите об этом новом проекте.

- В некотором смысле это продолжение "Стань звездой", всероссийский конкурс по поиску поющих и талантливых людей. Цель проекта - найти одного яркого исполнителя, новую звезду. На первых этапах выбирает жюри, далее отобранные начинают выступать на концертах в прямом эфире, а зрители по всей стране голосовать по телефону за того или другого участника. И получается самый что ни на есть народный артист.

- На телевидении вы всегда работаете в паре. Почему?

- Это то, что мне предлагают работодатели, и это обусловлено разными причинами. "Времечко" - это был один формат, "Все сразу" - вечерние светские новости шоу-бизнеса, и естественно, что ведет их пара - дама и джентльмен. В "Народном артисте" тоже задана ситуация пары. Мне интересно работать в паре, мне интересно работать с разными людьми, я не могу сказать, что меня тяготит работа в паре. Не знаю, может быть, когда-нибудь я буду работать и в одиночку.

- Какие отношения сложились у вас с Севой Новгородцевым на передаче "Стань звездой"?

- Сева совершенно замечательный! Он такой спокойный, такой мудрый и такой живой и непосредственный. В нем совершенно нет никакой монументальности и окостенелости. Необыкновенно мобильный - головой, я имею в виду - фантазер... Его участие в проекте было очень важным, иногда он мог говорить жестко, но никогда не обидно. Он был мерилом вкуса и интеллигентности.

- Чем для вас стало участие в проекте "Стань звездой"?

- Я впервые попала на такой большой телевизионный проект. Огромная съемочная группа, множество командировок, работа в семь камер с раннего утра и до позднего вечера. Все время надо быть включенным - ты не знаешь, что войдет в монтаж, а что нет. Это была невероятная телевизионная школа, я поняла, что попала на другой уровень самостоятельности, это вообще похоже на большое художественное кино. Да еще с таким сильным режиссером, как Татьяна Дмитракова. Мне очень понравилось работать с этими людьми, мне очень приятно, что они меня оценили и пригласили работать в "Народный артист" - я с огромным удовольствием согласилась. Это очень важное ощущение - что ты работаешь среди лучших. Ты это понимаешь и по тому, как выстроена работа, и по тому, какие требования выдвигают к себе все члены съемочной группы, хотя в этой команде никакого специального надувания щек никогда не бывает. Сначала чувствуешь неловкость, кажется, что ты случайно сюда попал и сейчас тебя "раскусят", потом ощущаешь поддержку ото всех, и все работают с таким вниманием, с такой отдачей, не халтурят. Очень не люблю, когда халтурят.

- Всегда ли вам лично интересны персонажи передачи "Все сразу!"?

- Чем же они плохи, наши персонажи?! Я как-то листала свою записную книжку за прошлый год - и поразилась сама: персоны, с которыми мне удалось поговорить, - это потрясающе! Брать интервью у Табакова, у Ахеджаковой, у Сезарии Эворы, у Николаса Кейджа, у Брайана Ферри - это же очень яркие люди. Чем же они неинтересные?.. Я не верю, что есть совсем пустышки на олимпе. Не получится оказаться там, если внутри - ничего нету.

- Не считаете ли вы, что стремление к рейтингу - это плохо?

- Я не считаю, что сделать телепрограмму, которую все будут смотреть, - легко. Можно в театре сделать невероятно заумную постановку, с которой все будут уходить, и говорить при этом, что это - "авторский взгляд на мир" и другие просто "не догоняют" - такое сделать иногда легче, чем классное шоу. Это большой труд, и люди, которые это умеют, вызывают у меня огромное уважение. Вот и все. Я и сама с интересом смотрю Гордона и "Школу злословия", бывают потрясающе интересные программы по "Культуре", и не смотрю "Поле чудес"...

- Из вашего интервью "Комсомолке" годичной давности цитирую: "Надеюсь, Лев Николаевич признал бы нас" - это вы говорите о Толстых, съехавшихся в Ясной Поляне. Как вы думаете, ваш великий прапрадед "признал" бы, принял лично вас, оставившую науку филологию ради телевизионной шоусуеты?

- Все интервью начинаются с чтения прошлых интервью, так и ходим по кругу... Ничего против не имею, сама так же готовлюсь к интервью - просто размышляю на эту тему. Я не знаю, мне очень трудно судить о Льве Николаевиче, потому что мои представления о нем строятся на тех же знаниях и мифах, что и у всех.

- А семейные предания?

- Единственный раз видела живую семейную реакцию на тему Льва Николаевича, когда сестра моего деда приезжала из Америки в 91-м - вот у нее было какое-то личное отношение к ее дедушке и бабушке, их семейной ситуации. У нас все-таки его нет - и это понятно, дела давно минувших дней, никак к нам не относящиеся. И, кроме того, настолько все это канонизировано, что... У меня есть какое-то отношение к своему деду, которого я никогда не видела, что-то слышала о прадеде, я очень люблю своего отца. Но к Льву Николаевичу такого человеческого отношения нет - он умер в 1910 году, а я родилась в 71-м.

- Ну, может, вы увлекались чтением его дневников или идеями...

- Тогда чем я отличаюсь от кого-либо другого, изучающего Толстого?

- Генетикой. Не чувствуете?

- Нет. Разве что мой отец и дед были внешне похожи на Льва Николаевича. И, наверное, какие-то черты характера отца передались и мне...

- Старшие родственники не говорили вам, что вы унаследовали какие-то фамильные черты?

- Как-то вообще у нас это не очень обсуждается. Когда меня спрашивают про толстовские дела, мне кажется, люди представляют такую картину: сидим мы вечером за столом, и папа, поглаживая бороду: ну вот, дочка, послушай предания про Льва Николаевича. Мне кажется это таким смешным!

- Фекла, а вы любите писателя Льва Толстого?

- Да, конечно.

- Какое из его произведений?

- Понятия не имею. На вопрос "ваша любимая книга Толстого" я не могу ответить.

- 9 сентября исполнилось 175 лет со дня рождения Льва Толстого. Что для вас эта дата?

- Лично для меня? Даже не знаю. Толстой величиной своего гения поднят на такой пьедестал, что к нему трудно относиться как-то по-человечески, по-родственному. Я читала, что бывает такое - мировое признание отделяет от людей близких даже при жизни. Поэтому для меня 175-летие - очень приятно, все помнят, чествуют. Кроме того, повод побывать в Ясной Поляне, которую я очень нежно люблю, это просто одно из самых любимых мест, последние годы я ощущаю с Ясной какую-то особую связь и потребность там бывать. Повод увидеться со своими родственниками.

- А вы с ними часто встречаетесь?

- С московскими Толстыми мы общаемся все время, отдыхаем вместе. Со своим братом Петей Толстым часто целуюсь в коридоре второго этажа Останкино, он работает на третьем канале. Наше поколение тесно общается, и мне это очень приятно.

- Поддерживаете ли вы отношения с зарубежными Толстыми?

- У меня был любимый дядюшка во Франции - Сергей Михайлович Толстой, он написал книжку "Дети Толстого", чудесный врач, родился еще в России. Я жила у него в Париже пару раз по нескольку месяцев, я относилась к нему как к своему дедушке, очень его любила. В Америке я не была, с американскими Толстыми встречалась здесь, когда они приезжали. Чудесные итальянцы, мы их очень любим, гигантская ветвь шведов... Очень все подружились в последние два съезда Толстых - в 2000 и 2002 годах.

- Хранятся ли в вашей семье какие-то реликвии, связанные с Толстым?

- Довольно мало, ведь семья была в эмиграции, - несколько картин и портретов, яснополянские безделушки.

- Что рассказывал Никита Ильич, ваш отец, об эмиграции?

- Это отдельная тема - массу интересного. Жалею, что не успела папу обо многом расспросить. Все собираемся - я, мама и сестра - сесть и восстановить, что помним, сложить наши обрывочные воспоминания. Мой отец, имея опыт эмиграции, не специально, не какими-то там словами и высказываниями, привил мне очень сильный патриотизм. Я боюсь этого слова, оно сейчас имеет определенную окраску... Я всегда этим отличалась от своих сверстников - половина моих однокурсников уехала: были тяжелые времена, никаких перспектив... Я принципиально считаю, что лучше всего жить здесь. Сейчас это звучит нормально - лет 10 назад это бы прозвучало в молодежной среде странно. Я никогда никуда не уеду.

- Следите за политикой?

- Слежу, конечно, невозможно не следить...

- Надеюсь, ни в какой партии не состоите?

- Нет. Я лучше отношусь к коммунистам, которые искренне верят в то, за что борются, чем к людям, которые вступают в партии по конъюнктурным и прочим соображениям. Но я должна признать, что в последнее время я очень далека от политики. Меня гораздо больше занимают мои собственные проблемы - не личные, домашние, а - как строится работа, в чем смысл журналистской профессии, что такое телевидение. Я даже не очень стыжусь этого, потому что мне кажется, в данном случае я иду в ногу со временем. В 90-х, в ельцинскую пору, мы все были очень политизированы - сейчас большинство людей просто занимается своим делом. Я не могу заставить себя повернуться лицом к политике, я не политический журналист и вряд ли когда-нибудь смогу этим заниматься.

- А вас не тянет иногда назад в филологию, ведь вы получили серьезное филологическое образование?

- Совсем не тянет, я как-то совсем не создана для науки, и это очень жалко. Наука, как мне кажется, как я видела у себя дома, - одно из самых потрясающих человеческих занятий, но мне не удалось раскрыть для себя этот мир. Я знаю, как эмоционально и страстно относятся мои родители к науке. К сожалению, я в этом смысле слепа.

19.06.2004
Вера Цветкова
Независимая Газета
www.peoples.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован