22 мая 2000
2371

Фильм `Брат` Алексея Балабанова

Брат-2 бьет ниггеров, любит Салтыкову, слушает Земфиру

Один мой приятель не смотрел фильма Алексея Балабанова "Брат" с Сергеем Бодровым в главной роли. И много потерял. Значит, он не наблюдал, затаив дыхание, как вернувшийся из Чечни невозмутимый Данила Багров (его-то Бодров и играет) из подручных средств делает дробовик под музыку группы "Наутилус-Помпилиус"; значит, не восхищался его простодушной улыбкой и твердой, не знающей промаха рукой. Значит, не обсуждал с друзьями за кружкой пива, что вот, мол, новый герой явился - пусть киллер, а все же герой. И значит, не ждал, считая дни, выхода на экраны продолжения - картины "Брат-2". Но таких, как он, явное меньшинство, если судить по мечущимся толпам желающих прорваться на премьеру долгожданного сиквела в киноконцертный зал "Пушкинский". Пока я продиралась сквозь плотные ряды обделенных, торжественная часть уже началась, и когда я добралась до своего места, аккуратно причесанный Сергей Бодров, поблескивая очками, которых Данила Багров, ясное дело, не носит, уже шел к микрофону. "Я очень рад, что мы сняли это кино", - произнес он своим фирменным, чуть хрипловатым голосом. В ответ раздались девичьи визги, сравнимые с теми, которые, как свидетельствуют аудио- и видеопленки, сопровождали появление на сцене ансамбля "Битлз". По свидетельству тех же пленок, битлы приветственно махали поклонницам руками. Наш герой лишь улыбался - обаятельно, но сдержанно.
Наш человек

И вправду, нам ли до суетливых размахиваний ручонками? Мы ведь заняты делом куда более важным, чем досужее развлечение публики. Мы вынашиваем, пестуем и в конце концов отливаем в целлулоиде нашего национального героя, без которого нации ну просто никак. Умом его, как известно, не понять, так что остается только верить. Верить Балабанов с Бодровым нам предлагают во множество вещей. Например, в то, что все бабы, от белобрысой Ирины Салтыковой до сугубо черноволосой американской телеведущей, от одного взгляда на нашего мальчика доходят до стадии кипения. Или в то, что его боевые друзья по первому требованию выдают на-гора загранпаспорта с американскими визами, боевое оружие, иномарки и другие необходимые нормальному герою вещи. Жанровая условность, не оправданная в "Брате-2" ни мастерством сценариста, ни харизмой актера, скажет зануда. Правда искусства и жизни - скажут создатели и болельщики фильма: настоящему русскому, а особенно тому, который стоит за Правду (недогадливому зрителю придется ждать почти два часа, чтобы узнать, что за нее-то как раз герой и стоит), и земля помогает. Причем чужая тоже - в лице американского водителя грузовика, простого члена профсоюза, выскакивающего в конце фильма, как черт из табакерки, на непонятно откуда взявшемся "роллс-ройсе", чтобы помочь нашему мускулистому парню и его подруге (русской проститутке с - угадали! - золотым сердцем) отрясти вонючий американский прах со своих ног. Комедией это все не пахнет. Хотя и не обошлось без смешных шуток. Типа восклицания "Вы мне, гады, за Севастополь ответите", обращенного к только что застреленному в клозете украинцу, или фразы "Мы, русские люди, друг друга не обманываем", исходящей из уст длинноносого обитателя Брайтон-бича, впаривающего нашему доверчивому герою некачественный автомобиль. Машина, понятное дело, в скором времени ломается, но происки инородцев не могут остановить нашего героя на пути к Правде. Ведь он идет по нему не один. Вместе с ним - его Прошлое.
Наш человек на войне

Прошлых у Данилы Багрова два. Во-первых - чеченское, во-вторых - петербургское. Со времени первых проб пера и нагана в городе на Неве он сильно изменился. Вместе с ним изменилась и Чечня. В первом фильме это было место, где калечат. Где еще не сформировавшихся мальчиков превращают в вполне сформировавшиеся автоматы для убийства, не способные отдать себе отчета в том, что они делают. Фраза "мне как-то евреи не очень" и доблестная победа над двумя троллейбусными "зайцами" кавказской национальности в первом фильме были свидетельством чеченской дебилизации багровых. Во втором такие чувства и поступки становятся стержнем его крутизны. Чечня же превратилась в место боя святого и правого, школу мужества и кузницу дружбы. А водительница трамвая, скромно предполагающая, что лучше не палить в людей только потому, что они тебе не нравятся, во второй фильм не попала. Ей там делать нечего. Теперь Данила Багров любит только эстрадных див и звезд телеэкрана.

И "Наутилус" он больше не слушает. Может, конечно, воткнуть в свой плейер идеологически выдержанную "Гуд-бай, Америка", но вообще-то его музыкальные вкусы сильно расширились. Слушает он все что угодно (кроме презренной попсы, конечно же: спать с Салтыковой Данила может, но слушать ее песни - ниже его достоинства) и без перерыва. И бежит наш Данила, бежит под "Аукцыон" и под "Крематорий", под Земфиру и под "Чичерину". Только не под песню группы "Запрещенные барабанщики" про то, что ой-ой-ой убили негра, ой-ой-ой ни за что ни про что, суки, замочили. А ведь она оказалась бы как нельзя более к месту. Но тогда было бы по-настоящему смешно. А вот этого продюсер Селиянов, режиссер Балабанов и др. совсем не хотели.
Наш человек среди чужих

Данила едет на басурманщину, чтобы разобраться с миллионером-плохишом, не отдающим нашему хоккеисту-молодцу его гонорары. В конце он главного негодяя почему-то не убивает, хотя походя пристреливает какого-то совершенно неизвестного человека. Вероятно за то, что тот позволил себе играть с нехорошим миллионером в шахматы (всем известно, что шахматы - игра буржуазная и не славянская). Скорее всего до обманщика наших спортсменов у Данилы просто не доходят руки. Ведь все время своего короткого визита в Америку он занимается делом куда более важным. Он мочит негров. Вопрос, почему их надо мочить, как-то не поднимается. Ведь только дебилу непонятно - цвета они неправильного. И живут в неправильном месте - они же в Африке должны жить, это Данила еще в школе проходил. Ну и люди они, понятное дело, нехорошие: сутенеры, продавцы оружия и тому подобное. А настоящие-то американцы нашему герою только благодарны. При посторонних, конечно, трусы, не признаются - политкорректность заедает, а вот как останутся один на один с заокеанским смельчаком, так и рвется из глубины души правдивое "fuck the niggers". Что и требовалось доказать.

Иногда среди замоченных Данилой негров оказываются и люди со светлой кожей. И поделом им - нечего было сидеть в каких-то закутках какого-то клуба, куда наш доблестный герой зачем-то пришел. Хорошие люди там сидеть не станут. А так наш мальчик добрый, даже жалостливый: толстяка, смотрящего по телевизору заказанные им документальные съемки изнасилования наших русских девушек, он пощадил. Уж и пистолет наставил, а тот как заорет "don"t shoot", мол, не стреляй, брат. Ну Данила присмотрелся, видит - белый. И пощадил.

Так что сами видите - удалась картина. А ведь ко всему вышеизложенному можно добавить, что снимает Балабанов вполне профессионально и не без эстетства: Москва у него получается красивой и старинной, американские города громоздкими и безобразными, американская осень - разноцветной. В нужных местах он цитирует первого "Брата", а общие кинематографические штампы типа того самого убийства в сортире вполне органично вписаны в канву фильма. И хотя смотреть на то, как Багров-Бодров с фирменным неподвижным лицом палит по сторонам под слишком громкую, без всякого смысла подобранную музыку, довольно нудно, можно с уверенностью сказать - сойдет. Сойдет для сельской местности, каковой, по мнению почвенника Балабанова, Россия и должна быть. Да и Ирина Салтыкова на премьере заявила, что "наше кино - лучшее в мире". А ее вкусу нельзя не доверять.





Анна Наринская
"Эксперт" No19
22.05.2000
http://www.expert.ru/printissues/expert/2000/19/19ex-brat2/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован