14 мая 2002
229

ФСБ ВЗРЫВАЕТ РОССИЮ

Александр Вальтерович Литвиненко Юрий Георгиевич Фельштинский

ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . .. . . 7
Несколько слов об авторах . . . . . . . . . . . . . 15
Глава 1. Спецслужбы разжигают войну
в Чечне . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17
Глава 2. Шабаш спецслужб . . . . . . . . . . . . . 36
Глава 3. МУР против ФСБ . . . . . . . . . . . . . . 47
Глава 4. Николай Платонович Патрушев
(биографическая справка) . . . . . . . . . . . . . .69
Глава 5. Провал ФСБ в Рязани . . . . . . . . . . . .72
Глава 6. ФСБ прибегает к массовому
террору: Буйнакск, Москва,
Волгодонск . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 125
Глава 7. ФСБ против народа . . . . . . . . . . . . 170
Глава 8. Создание подконтрольных
ФСБ внештатных спецгрупп . . . . . . . . . . . . . 213
Глава 9. ФСБ организует заказные
убийства . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 225
Глава 10.Спецслужбы и похищения
людей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .238
Глава 11. Распустить или реформировать
ФСБ? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 253
Вместо заключения. ФСБ у власти . . . . . . . . . 262
Эпилог . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 265

Предисловие
Мы не отказались от своего прошлого, честно
сказали: `История Лубянки уходящего века - это
наша история...`
Н. П. Патрушев, директор ФСБ
Из интервью `Комсомольской правде`
20 декабря 2000 г., в День чекиста
одословная Федеральной службы безопасности Россий-
ской Федерации (ФСБ РФ) не нуждается в описании. С
первых лет советской власти карательные органы коммунис-
тической партии создавались как структуры, не знающие
жалости и пощады. Начиная с октября 1917 года политиче-
ская полиция советской России (позднее СССР) являлась
бесперебойной машиной по уничтожению миллионов людей.
Аналога органам государственной безопасности СССР и
России нет ни в одной цивилизованной стране мира. Только в
нацистской Германии политическая полиция (гестапо) имела
свои оперативные и следственные подразделения, места
лишения свободы (типа следственного изолятора ФСБ Лефор-
тово).
Августовские события 1991 года, когда была буквально
сметена коммунистическая система, наглядно продемон-
стрировали, что либерализация политического устройства
России неизбежно должна привести к ослаблению, рефор-
мированию или роспуску Комитета государственной безопас-
ности (КГБ). О царившей в тот период панике в руководстве
силовых ведомств говорят многочисленные и не всегда объяс-
нимые роспуск или переформирование старых и образование
новых спецслужб. Так, уже 6 мая 1991 года, согласно прото-
колу, подписанному президентом России Б. Н. Ельциным и
председателем КГБ СССР В. А. Крючковым, наряду с общесо-
юзным КГБ появился российский республиканский Комитет
госбезопасности под председательством В. В. Иваненко.
26 ноября КГБ РСФСР был преобразован в Агентство феде-
ральной безопасности (АФБ). Спустя неделю, 3 декабря,
президент СССР М. С. Горбачев подписал указ `О реоргани-
зации органов государственной безопасности`. Согласно
закону, КГБ был упразднен, и на его базе на переходный
период была создана Межведомственная служба безопасности
(МСБ) СССР.
При этом старый КГБ разбился на четыре новые струк-
туры. 1-е (Главное) Управление - внешняя разведка - вы-
делилось в Центральную службу разведки, позже переиме-
нованную в Службу внешней разведки (СВР). 8-е и 16-е
Управления (правительственная связь, шифрование и радио-
разведка) превратились в Комитет правительственной связи
(будущее Федеральное агентство правительственной связи и
информации - ФАПСИ). Пограничники стали Федеральной
пограничной службой (ФПС). Бывшее 9-е Управление стало
Управлением охраны при аппарате президента РСФСР, а
бывшее 15-е Управление - Службой безопасности и охраны
правительственных объектов РСФСР. Позднее эти структуры
образовали, соответственно, Службу безопасности президента
(СБП) и Федеральную службу охраны (ФСО). Кроме того,
из 15-го Управления выделилась еще одна сверхсекретная
спецслужба: Главное управление спецпрограмм президента
(ГУСП).
24 января 1992 года Ельцин подписал указ об образо-
вании на базе АФБ и МСБ нового министерства безопасности
(МБ) РФ. Параллельно появилось министерство безопасности
и внутренних дел, однако оно просуществовало недолго и
вскоре было распущено. МБ в декабре 1993 года было, в свою
очередь, переименовано в Федеральную службу контрраз-
ведки (ФСК), а 3 апреля 1995 года Ельцин подписал указ
`Об образовании Федеральной службы безопасности в Россий-
ской Федерации`. ФСК превратилась в ФСБ.
Эта череда многочисленных преобразований и переиме-
нований, инициированных самой спецслужбой, имела своей
целью вывести из-под удара госбезопасность как структуру,
сохранить не только организацию, пусть децентрализованную,
но и кадры, архивы, агентуру. Огромную роль в спасении КГБ
от разгрома сыграли Евгений Савостьянов (в Москве) и
Сергей Степашин (в Ленинграде). И тот и другой пользова-
лись репутацией демократов и были поставлены для того, что-
бы реформировать и контролировать КГБ. На самом деле и
первый и второй были сначала внедрены госбезопасностью в
демократическое движение, а затем уже выдвинуты на руко-
водящие должности в новой спецслужбе, чтобы не допустить
разгрома КГБ демократами. И хотя многочисленные штатные
и внештатные офицеры КГБ-МБ-ФСК-ФСБ с годами ушли в
бизнес или политику, структура в целом была сохранена имен-
но благодаря Савостьянову и Степашину. Более того, если
раньше КГБ находился под политическим контролем партии,
являвшимся для органов своеобразным тормозом, поскольку
любая серьезная операция проводилась лишь с санкции По-
литбюро, то после 1991 года МБ-ФСК-ФСБ стали действо-
вать на российской почве абсолютно самостоятельно и бес-
контрольно. Контроль за действиями сотрудников ФСБ осу-
ществлялся самим ФСБ. Всепроникающая агрессивная струк-
тура оказалась за пределами не только идеологического, но и
правового поля.
После периода очевидной растерянности, вызванного
событиями августа 1991 года и неверного предположения, что
вместе с компартией остракизму будут подвергнуты сотруд-
ники бывшего КГБ, спецслужба осознала выгодность для се-
бя новой, свободной от партийного контроля эпохи. Используя
многочисленные собственные кадры (гласный и негласный
состав), бывший КГБ смог внедрить своих людей практически
во все сферы жизнедеятельности огромного государства.
В верхних эшелонах, иногда незаметно для обывателя,
почему-то оказались бывшие видные кагэбэшники страны:
первоначально - секретные агенты, позже - бывшие и
действующие офицеры. Так, с первых дней августовских
событий 1991 года за спиной Ельцина в Москве стоял ка-
гэбэшник Александр Васильевич Коржаков, бывший телохра-
нитель председателя КГБ и генсека Ю. В. Андропова. Службу
безопасности группы МИКОМ возглавлял полковник ГРУ в
отставке Богомазов, а вице-президентом Финансово-промыш-
ленной группы был Н. Николаев, кагэбист с двадцатилетним
стажем, когда-то работавший под Коржаковым.
К В. Гусинскому пристроился Филипп Денисович Бобков,
первый заместитель председателя КГБ СССР, генерал армии,
в советское время долгое время возглавлявший так называ-
емую 5-ю линию КГБ (политический сыск), главными успе-
хами в работе которого можно считать изгнание из страны
А. И. Солженицына, В. К. Буковского, аресты и содержание
в течение многих лет в лагерях тех, кто думал и говорил то,
что считал правильным, а не что велела партия. За спиной
Анатолия Собчака в Ленинграде (Санкт-Петербурге) был
подполковник КГБ В. В. Путин. По словам самого Собчака,
это означало, что `КГБ контролирует Санкт-Петербург`.
Как именно это происходило, описал преподающий в
Цюрихе руководитель Итальянского института международ-
ной политики и экономики Марко Джакони:
`Попытки КГБ установить контроль над экономи-
ческой деятельностью отдельных предприятий прохо-
дят все время по одной и той же схеме. На первом
этапе рэкетиры осуществляют поборы, либо пытаются
присвоить себе не принадлежащие им права. Вслед за
этим на предприятие приходят представители спец-
службы и предлагают фирме помочь выпутаться из
трудностей. С этого момента фирма навсегда лишается
самостоятельности. На первом этапе предприятия,
оказавшиеся в сетях КГБ, испытывают сложность с
получением кредитов или даже переживают финан-
совые потрясения, однако впоследствии получают
лицензии на торговлю в таких специфических облас-
тях, как алюминий, цинк, продукты питания, целлю-
лоза, древесина. После этого фирма получает мощный
импульс к развитию. На этом этапе в нее внедряются
бывшие сотрудники КГБ. Кроме того, с этой фирмы
получают новую порцию денег`.
Однако 1991-1996 годы показали, что российский биз-
нес, несмотря на грабительские поборы силовых структур,
действовавших отчасти открыто, отчасти через организован-
ные преступные группировки (ОПГ), контролируемые спец-
службами, сумел за короткий срок стать политической силой,
не всегда и не во всем подчиненной ФСБ. Очевидно, что
именно после разгрома президентом Ельциным в 1993 году
хасбулатовского парламента заинтересованное в приостанов-
ке либеральных реформ в России руководство бывшего КГБ,
возглавлявшее теперь ельцинскую ФСК, приняло решение о
дестабилизации и компрометации режима Ельцина и его
реформ через нагнетание криминогенной обстановки в России
и разжигание национальных конфликтов, главным образом на
Северном Кавказе - самом слабом звене многонационального
российского государства.
Одновременно была начата активная идеологическая кам-
пания в средствах массовой информации (СМИ). Смысл ее
сводился к тому, что обнищание народа, рост преступности и
национализма являются следствием демократизации строя, а
единственный способ избежать эксцессов - отказаться от
либеральных реформ и западных моделей и найти свой рос-
сийский путь развития, в основе которого будет лежать по-
рядок и общее благосостояние. В действительности речь шла
о пропаганде диктатуры, напоминающей стандартную нацист-
скую модель. Из всех диктаторов, больших и маленьких,
просвещенных и кровожадных, был выбран самый симпатич-
ный и статистически не очевидный - чилийский генерал
Августо Пиночет. Почему-то считалось, что если в России
появится диктатор, то не хуже чилийского. Между тем рос-
сийский опыт подтверждает, что из возможных вариантов
Россия чаще всего выбирает худший.
До 1996 года госбезопасность боролась с демократами-
реформистами, так как видела основную угрозу в демократи-
ческой идеологии, требующей немедленного проведения ради-
кальных экономических и политических прозападных реформ,
основанных на принципах свободной рыночной экономики и
политико-экономической интеграции России в сообщество
цивилизованных стран. После победы Ельцина на выборах
1996 года, когда крупный российский бизнес впервые проявил
себя как политическая сила, не допустил отмены демокра-
тических выборов и введения в стране чрезвычайного положе-
ния (на чем настаивали сторонники диктатуры в лице Коржа-
кова, начальника ФСО М. И. Барсукова и им подобных) и,
что самое главное - обеспечил победу своего кандидата, гос-
безопасность определила для себя новое направление главного
удара: российская деловая элита. Именно после победы Ель-
цина на выборах 1996 года начинается период пропагандист-
ских кампаний, очерняющих ведущих бизнесменов России.
Причем в авангарде этих кампаний снова мелькают знакомые
лица из силовых структур.
Появилось новое определение - `олигарх`, хотя и было
очевидно, что даже самый богатый человек в России олигар-
хом в буквальном смысле этого слова не является, так как
отсутствовала главная составляющая олигархии - власть.
Дело в том, что реальная власть по-прежнему находилась в
руках спецслужб.
Постепенно с помощью журналистов, являющихся сотруд-
никами или агентами спецслужб, прежде всего ФСБ и СБП,
и целой армии неразборчивых авторов `олигархи` российского
бизнеса были объявлены ворами, аферистами и даже убий-
цами. Между тем основные преступники, сосредоточившие в
своих руках реальную олигархическую власть и миллиарды
нигде и никем не учтенных денег, сидели в креслах руково-
дителей российских силовых ведомств: ФСБ, СБП, ФСО,
СВР, Главном разведывательном управлении (ГРУ), гене-
ральной прокуратуре, ФАПСИ, министерстве обороны (МО),
министерстве внутренних дел (МВД), таможне, налоговой
полиции и т.д.
Эти люди и были настоящими олигархами, серыми карди-
налами и теневыми руководителями российского бизнеса и
политической жизни страны. Они обладали реальной, никем
не ограниченной и неконтролируемой властью. Надежно за-
щищенные служебными удостоверениями силовых структур,
они стали поистине неуязвимыми. Занимая высокие посты,
они брали взятки, воровали, сколачивали незаконным путем
свой капитал, вовлекая в преступную деятельность подчи-
ненных.
В этой книге предпринята попытка показать, что основ-
ные проблемы современной России вызваны не радикальными
реформами либерального периода правления Ельцина, а тем
противостоянием, которое тайно или явно оказывали этим
реформам российские спецслужбы. Именно они развязали
первую и вторую чеченские войны для разворота России от
демократии к диктатуре, милитаризму и шовинизму. Именно
они организовали в Москве и других российских городах
серию беспощадных террористических актов, ставших пово-
дом для начала первой, а затем и второй чеченских войн.
Сентябрьские взрывы 1999 года, прежде всего предот-
вращенный теракт в Рязани в ночь на 23 сентября - основ-
ная тема исследования книги. По этим взрывам отчетливее
всего прослеживается тактика и стратегия российских органов
государственной безопасности, стремящихся к абсолютной
власти. Эта книга - о постигшей всех нас трагедии, об упу-
щенных возможностях, о потерянных жизнях. Эта книга для
тех, кто, осознав происшедшее, не побоится влиять на бу-
дущее.
После публикации отрывков книги в `Новой газете` 27 ав-
густа 2001 года, равно как и после выхода американского
издания книги в январе этого года в Нью-Йорке (английское
название книги: `Blowing Up Russia: Terror From Within`),
нам неоднократно задавали вопрос об источниках инфор-
мации. Мы хотим заверить читателей, что в этой книге нет
вымышленных фактов и голословных утверждений. Мы счи-
тали, однако, что на данном этапе исторического развития
России, когда многие государственные чиновники, подозре-
ваемые нами в организации, исполнении или допущении тер-
рористических актов в России в сентябре 1999 года, входят в
руководство страны, обнародование наших источников ин-
формации является преждевременным. При этом уже в пер-
вых последовавших после 27 августа 2001 года интервью мы
указывали, что эти источники будут незамедлительно сооб-
щены российской или международной независимой комиссии,
созданной для расследования сентябрьских террористических
актов 1999 года в России. Таковой остается наша позиция и
на сегодняшний день: все материалы, являющиеся источни-
ками для написания этой книги, будут переданы тем, кто
ставит своей целью объективно разобраться в происходящем.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ АВТОРАХ КНИГИ

Александр Вальтерович Литвиненко родился в
1962 году в Воронеже. В 1980 году, после оконча-
ния средней школы был призван в армию. За после-
дующие двадцать лет прошел путь от рядового до
подполковника. С 1988 года - в органах контр-
разведки КГБ СССР. С 1991 - в центральном аппа-
рате МБ-ФСК-ФСБ России. Специализация - борь-
ба с терроризмом и организованной преступностью.
За проведение совместных с МУРом операций по
розыску и задержанию особо опасных преступников
получил звание `Ветеран МУРа`. Участник боевых
действий во многих так называемых горячих точках
бывшего СССР и России. В 1997 году переведен в
самое секретное подразделение ФСБ РФ - Управ-
ление по разработке преступных организаций - на
должность старшего оперативного сотрудника, за-
местителя начальника 7-го отдела.
В ноябре 1998 года в Москве выступил на пресс-
конференции с критикой руководства ФСБ, сооб-
щив о полученных им противозаконных приказах. В
марте 1999 года арестован по сфабрикованному
обвинению и помещен в СИЗО ФСБ Лефортово. В
ноябре 1999 года оправдан, но прямо в зале суда,
после зачитанного ему оправдательного приговора,
арестован ФСБ и посажен по второму сфабрико-
ванному уголовному делу. В 2000 году второе уго-
ловное дело было прекращено, Литвиненко выпу-
щен под подписку о невыезде. Против него было
начато третье уголовное дело. После угроз со сторо-
ны ФСБ и следователей в адрес семьи вынужден
был нелегально покинуть Россию, в связи с чем про-
тив него было возбуждено четвертое уголовное дело.
В настоящее время с семьей проживает в Велико-
британии, где в мае 2001 года получил политическое
убежище.

Юрий Георгиевич Фельштинский родился в
1956 году в Москве. В 1974 году поступил на исто-
рический факультет МГПИ им. Ленина. В 1978 году
эмигрировал в США, где продолжил изучение исто-
рии сначала в Брандайском университете, затем в
Ратгерском, где получил степень доктора фило-
софии - Ph. D. (история). В 1993 г. защитил док-
торскую диссертацию в Институте истории Россий-
ской академии наук (РАН). Редактор-составитель и
комментатор нескольких десятков томов архивных
документов, автор книг `Большевики и левые эсеры`
(Париж, 1985); `К истории нашей закрытости`
(Лондон, 1988; Москва, 1991); `Крушение мировой
революции` (Лондон, 1991; Москва, 1992); `Вожди
в законе` (Москва, 1999).
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован