21 июня 2006
12762

Галина Волчек: `Театр - мой главный сердечный адрес`

Как бы режиссерски не отличались постановки Галины Волчек, главное для них одно - внимание к человеку, его чувствам и переживаниям. Красноярцы могли убедиться в этом сами, побывав на спектаклях Московского театра "Современник", гастролирующего в эти дни в нашем городе. Театр привез в Красноярск четыре свои знаковые работы. Три из них - в постановке Волчек. И то, что гастроли открылись хроникой времен культа личности - "Крутой маршрут" по роману Е. Гинзбург, - отнюдь не случайность.

- Мы даже в свой юбилей, 15 апреля, играли именно этот спектакль, в какой-то степени он визитная карточка нашего театра, - говорит Галина Борисовна. - Несмотря на его уже немалую сценическую жизнь ("Крутой маршрут" был поставлен в 1989 году. - Е.К.), я считаю, что он по-прежнему востребован. Когда мы его только выпустили, на одном ток-шоу нашего консультанта Зою Дмитриевну Марченко, бывшую узницу, сидевшую вместе с Гинзбург, спросили: как вам кажется, такое может повториться? И она ответила: это зависит от всех нас. Поэтому мне особенно приятно, что спектакль интересен не только людям старшего поколения, но и молодежи.
"Мы в звезд не играем"

- Ваша публика как-то изменилась за годы существования "Современника"?

- Что отрадно, она сильно помолодела. Говорю так не потому, что неуважительно отношусь к людям немолодым - мы очень благодарны нашим зрителям, которые не изменяют театру десятилетиями. Но что касается современной молодежи, иногда кажется, их не интересует ничего, кроме бандитских сериалов. И когда я вижу полный зал молодых на таких спектаклях, как "Крутой маршрут" или "Три сестры", есть надежда, что не все потеряно.

- Вопреки тому, что, как вы часто говорите, театр умирает?

- Безусловно. Но я говорю про тенденцию - наблюдаю ее с ужасом и тревогой. Нашему театру не свойственны все эти игры в звезд, с лимузинами, собственными агентами! Подобные внешние приметы, которые привели к антрепризам, халтурам, - они, к сожалению, разрушают репертуарный театр. Что кончится большой бедой, как мне кажется. Болезнь молодой режиссуры - самоутверждаться в отдельности от процесса, понимаете? Горько, что именно такому пониманию аплодирует сегодня критика Думаю, театр будет разрушен до конца. Но на этом выжженном пространстве потом обязательно возродится настоящий психологический театр - с чувствами, отношениями, пристальным интересом к человеку.

- Галина Борисовна, а как вы относитесь к юбилеям? Этот сезон у вас перенасыщен событиями.

- Любой юбилей для меня очередной экзамен, очень серьезный и ответственный. Что касается 50-летия "Современника", мы постарались отойти в его праздновании от стереотипа плюшевых кресел с непременными VIP-гостями. И пригласили на день рожденья театра наших самых преданных зрителей.

- Как вы это определяли?

- Весь сезон проводили среди них опрос - просили людей написать о своих впечатлениях от театра, представлениях о его будущем, объяснить, почему они приходят именно к нам, случайный ли это выбор. И просили указывать их свои координаты. Все записки мы внимательно изучили, сделали для себя немало интересных открытий. Оказалось, за полвека география театра значительно расширилась, у нас есть свои преданные поклонники не только в Москве и Питере, но и в Саратове, Волгограде, Иркутске - многих городах! Было так приятно, что эти люди, приезжая ненадолго в Москву в командировку, обязательно идут в "Современник". Многие из иногородних приехали на наш юбилей - кто-то за свой счет, кого-то мы пригласили благодаря нашим спонсорам. А какие уникальные истории зрительской любви мы узнали, вы не представляете!

- Например?

- Одна девушка из Гатчины совершенно ошеломила нас своей запиской. Она долго мечтала посмотреть "Крутой маршрут". Но родственников в Москве у нее не было, ей негде было остановиться. А потом она познакомилась на форуме сайта "Современника" с другими нашими поклонниками, и один из них пригласил ее в Москву и подарил ей билет на спектакль. На юбилей они пришли вместе. А какой трогательный подарок они нам сделали, я до сих пор не могу смотреть на него без слез. Идея подарка - театр начинается с вешалки. И, представляете, они сделали совершенно фантастическую вешалку-поезд с крючками. И под каждым крючком - фотография артиста. Мы специально повесили ее в репетиционном зале, чтобы наши актеры видели ее как можно чаще.

- Кстати, насколько часто обновляете труппу?

- Почти каждый год. Я настолько довольна молодежью, недавно пришедшей к нам в театр, что даже боюсь сглазить. Шамиль Хаматов, Лена Плаксина - они лишь в прошлом году окончили учебу, но уже сыграли несколько интересных ролей. Верю, что у них впереди достойная судьба. А недавно мы пригласили Марину Александрову, она очень долго везде озвучивала, что хочет работать только в "Современнике". (Улыбается.) Что ж, посмотрим.

Другая "Гроза"

- Ваш интерес к молодым, Галина Борисовна, вообще давно известен. Причем не только к актерам, но и к режиссерам.

- Меня и сейчас очень привлекают режиссеры, для которых, вне зависимости от самой радикальной формы, во главе угла стоит человек и все, что с ним связано. Причем они такие путаники! Понятие психологический театр воспринимают как личное оскорбление, а сами нередко смешивают его с бытовым театром, еще дорежиссерским - кстати, я сама ненавижу такой театр. Но среди них очень много талантливых людей. И, думаю, они как дети вскоре перерастут желание только самовыражаться. В "Современнике", если вы заметили, часто ставят Кирилл Серебренников и Нина Чусова. Не могу сказать, что принимаю все их спектакли. Но многие мне интересны. "Гроза" в постановке Чусовой - это же скандал! Нина абсолютно переворачивает представления о том "луче света в темном царстве", о котором нам талдычили в школе, она разрушает все стереотипы. Кабаниху играет Елена Яковлева - вы когда-нибудь видели подобную Кабаниху? Мне давно хотелось пополнить репертуар "Современника" спектаклем по Островскому. И когда Нина предложила "Грозу", я очень обрадовалась. Сама к нему почему-то ни разу не обращалась - видимо, ничего интересного не рождалось.

- Зато вы не однажды обращались к Чехову - только в "Современнике" поставили две его пьесы!

- Я много раз ставила "Вишневый сад" и "Трех сестер", причем в разных странах. Никогда не скрывала, что Чехов - мой любимый драматург, он знает про человека все. И в любое время дает режиссеру повод прочесть его по-новому. Для него люди не делятся на хороших и плохих, его герои многогранны. Как раз то, что мне необходимо как режиссеру, для которого трагикомедия не жанр, а суть современного искусства. И если буду жива и здорова, непременно поставлю еще какой-нибудь спектакль по Чехову.

"Критики меня не любят. Я их - тоже"

- Экспериментировать не боитесь?

- Никогда не боялась, никогда. По сути, все мои работы экспериментальные, я вообще не консерватор - ни в еде, ни в одежде, ни в творчестве. Помню, ставила пьесу "НЛО". Она вызвала у меня интерес, хотя была написана абсолютно непрофессионально. Когда прочитала пьесу, подумала: возможно, я ее поставлю, но лишь в том случае, если ее написал молодой человек. Зрелый не имеет права на подобные ляпы. Так и оказалось - это была работа студента из Литинститута. И я ему предложила поработать над ней этюдным способом. Мы репетировали, я показывала, что должно быть в следующей сцене, он дописывал, и на следующий день мы продолжали. Получился довольно успешный спектакль, с очень хорошими актерскими работами Нееловой и Жигалова - эксперимент в чистом виде, стопроцентный риск.

А "Три товарища" Ремарка - разве это был не риск: взять роман и прочесть его на сцене?! Причем, у нас получилась первая полноценная инсценировка, в Ермоловском театре когда-то ставили лишь фрагмент из романа. И, вы знаете, критики меня настолько не любят, что когда я работала над спектаклем, была уверена - непременно начнут иронизировать: вот мол, сначала выпустила "Три сестры", теперь "Три товарища". Но я им сразу заткнула рот, пообещав, что в следующий раз поставлю "Три поросенка". (Смеется.) Слава богу, мои отношения со зрителем миновали эту промежуточную субстанцию. Мы общаемся напрямую, без посредничества критиков. Думаю, именно это их и бесит больше всего.

"Молодых сама продаю"

- Чтобы выдерживать такой шквал нападок, нужно, наверное, иметь мужской характер Кстати, можно ли вообще говорить о женской или мужской режиссуре?

- Я считаю, что есть хорошая и плохая режиссура. А кто ею занимается, абсолютно неважно - это внеполовая профессия. Мое женское начало, возможно, проявляется лишь в том, что я не могу отправить человека на пенсию, если он много лет преданно служил театру.

- А по каким причинам расстаетесь?

- Не прощаю, если человек предает дело, которым он занимается. Один наш артист взял бюллетень и не вышел на работу, спектакль пришлось отменить. А потом мы вдруг узнали, что он играл в антрепризе на соседней улице - в тот же день! Как понять такое отношение? Естественно, после этого он в "Современнике" уже не играл. И ладно бы, человек был не востребован в театре, не загружен по достоинству - он играл прекрасный репертуар! Но для него важнее оказались какие-то халтуры

Поймите, я нормальный человек и понимаю, что прожить на актерскую зарплату сегодня просто невозможно. Вопрос в другом - во внутренних приоритетах. Когда для артиста театр - не запасной аэродром, а его дом, главный сердечный адрес, я сама переживаю, если он долго не снимается. А молодых иногда даже сама начинаю "продавать". (Улыбается.)

Елена Коновалова

http://www.vecherka.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован