30 сентября 2005
2860

Галина Волчек: `Я коллекционирую людей...`

С точки зрения журналиста, Галина Волчек - собеседник необыкновенно удобный. Её совершенно не надо "раскручивать". Она внимательно и подробно отвечает на любой вопрос, рассказывая о вещах личного свойства спокойно и откровенно. И что самое главное, под неё совершенно не надо подстраиваться. Она настолько доброжелательна и тактична, что любой твой вопрос, любая твоя реплика, замечание звучат уместно и ко времени. Природный ли дар человеческого общения тому причиной или многолетний опыт работы с таким коллективом, как знаменитый "Современник", но в своей неженской профессии Галина Борисовна превосходно сохранила качества истинно женские: терпимость, умение слушать и создавать вокруг себя ауру симпатии и расположенности. Я очень хотел встретиться с ней потому, что два месяца назад она побывала в моем родном и любимом Витебске на фестивале "Славянский Базар", в рамках которого должен был пройти её авторский вечер "Диалог с любимым зрителем" и спектакль театра "Современник". А ещё потому, что почти 15 лет назад на Белорусском ТВ я подготовил программу "В поисках утраченного времени", в которой рассказывалось о первом киносеансе в истории страны в "Одеоне", в котором и начинал свой путь в кинематограф её отец, знаменитый оператор и кинорежиссер - Борис Волчек. Я держал в руках те документы и фотографии, которые привезла на родину отца в далеком уже 1974 году Галина Борисовна. В этом году исполняется сто лет со дня рождения классика советского кинематографа Бориса Волчека. Вот так, с разговора об отце, о Витебске, прошедшем фестивале и началось мое интервью с художественным руководителем театра "Современник" Галиной Борисовной Волчек.

Биография:
*.....Галина Волчек
*.....Родилась 19 октября 1933 года.
*.....Отец - Волчек Борис Израилевич - известный оператор и кинорежиссер, педагог, профессор, лауреат четырех Государственных премий. Снял фильмы М. Ромма "Пышка", "Тринадцать", "Ленин в Октябре", "Мечта", "Убийство на улице Данте" и другие.
*.....Мать - Маймина Вера Исааковна - закончила сценарный факультет ВГИКа.
*.....В 16 лет стала студенткой Школы-студии МХАТ. В 1956 году О. Ефремов и молодые выпускники Школы-студии - Галина Волчек, Лилия Толмачева, Евгений Евстигнеев, Игорь Кваша и Олег Табаков - организовали Студию молодых актеров, которая спустя некоторое время получила название "Современник". Первая режиссерская работа Галины Волчек - "Двое на качелях" У. Гибсона (1962 г.) - имела колоссальный успех. Этот спектакль почти 30 лет был в репертуаре театра и пользовался неизменной любовью публики. В 1966 году Волчек выпустила один из лучших спектаклей - Обыкновенная история по роману А. Гончарова. За этот спектакль 33-летняя режиссер получила Государственную премию СССР. После ухода О.Ефремова во МХАТ в 1972 году труппа театра на общем собрании абсолютным большинством голосов выбрала Г. Волчек главным режиссером.
*.....В 1978 году Галина Волчек стала первым советским режиссером, прорвавшим культурную блокаду между США и СССР. В Хьюстоне, в театре "Аллей", Волчек поставила "Эшелон" М. Рощина. В 1990 году в Сиэтле в рамках культурной программы Игр доброй воли были показаны два спектакля Г. Волчек: "Три сестры" и "Крутой маршрут". Современник стал первым российским театром, приехавшим с гастролями на Бродвей после легендарного МХАТа. Спустя год театр приехал на Бродвей с новым спектаклем Г. Волчек - "Вишневый сад". Бродвейские гастроли "Современника" были отмечены одной из самых престижных общенациональных наград США в области драматического театра - "Drama desk award", которая впервые за многолетнюю историю существования этой премии была присуждена неамериканскому театру, к тому же абсолютным большинством голосов.
*.....В 1999 году Галина Волчек выпустила спектакль "Три товарища", ставший настоящим хитом современной российской сцены.
*.....Галина Волчек снялась в фильмах: "Дон Кихот" (1957 г.), "Грешный ангел" (1962 г.), "Строится мост" (1965 г.), "Первый курьер" (1967 г.), "Свой" (1969 г.), "Король Лир" (1970 г.), "Моя судьба" (1974 г.), "Маяковский смеется" (1975 г.), "Русалочка" (1976 г.), "Про Красную шапочку. Продолжение старой сказки" (1977 г.), "Осенний марафон" (1979 г.), "Уникум" (1983 г.).
*.....Избиралась депутатом Государственной Думы Федерального Собрания от фракции НДР.
*.....Сын - известный кинорежиссер Денис Евстигнеев ("Лимита", "Мама")

- О том, что "Современник" должен показывать в Витебске спектакль, я узнала уже непосредственно по приезде в город Это было, скажем так, немного волюнтаристское решение молодых артистов, занятых в спектакле "Четыре строчки для дебютантки", и никакого отношения к театральным планам это не имело. Это было просто несерьезно: на гастролях в Витебске мы никогда не были, относиться так неуважительно к зрителям (спектакль, безусловно, занимает своё место в репертуаре театра, но он - не единственный), да еще в рамках фестиваля "Славянский Базар" мы не могли себе позволить. К счастью, всё это удалось локализовать. К сожалению, и такие вещи бывают А вообще, я с удовольствием приняла приглашение приехать в Витебск. Я очень любила своего отца и очень хотела доставить ему радость: при его жизни побывать в этом городе, в котором он родился, который он всю жизнь вспоминал. Это ведь не просто юношеские годы! Он был соседом знаменитого Марка Шагала, они бегали вместе размешивать краски, вдвоем приходили к другому знаменитому художнику - Юрию Пэну. Папа мечтал, чтобы, оказавшись вдруг в Париже, я смогла бы передать привет другу его юности - одному из величайших художников 20-го столетия. Но, увы, хоть я и ездила тогда за границу (я уже была главным режиссером "Современника"), выбирать, куда мне ехать, я не могла. А когда я добралась до Парижа, то смогла передать привет вдове Марка Шагала. Так вот, когда папа был жив, я сама на машине ехала в Ригу и, как сюрпризом ему, решила заехать в Витебск. Но это были ещё те годы, когда и пальцем боялись показать, где находится домик Шагала
Кстати, в Большой Советской энциклопедии он значился как французский художник
- Да, да! Вот я и спросила какую-то бабушку, которая, как мне казалось, была старше моего отца и должна была хорошо помнить, где находился дом Шагала. Она ужасно перепугалась и как-то быстро ответила: "Не знаю я никакого Шагала" Так что мне очень хотелось увидеть этот город сегодняшними глазами. Да, всего лишь полтора дня: самолет, машина до Витебска, жара Но я сразу же поехала на эту улицу, законно проявляя свой интерес (смеётся), оказалась в этом доме, пыталась понять где (справа или слева?) был дом папы На душе у меня было очень радостно, что я там побывала

А каким он был в жизни?
- Он был патологически скромным человеком. Если папу когда-нибудь просили сесть в президиум, то его можно было увидеть в бинокль где-то в самом заднем ряду. Он был изумительным педагогом. Я выросла под аккомпанемент К слову, когда папа с мамой развелись (мне было 13 лет), я выбрала папу и стала жить у него. Так вот, постоянно, других текстов я не слышала, мой папа говорил: "Мои ребята! Мои ребята сдают экзамены, мои ребята поехали на практику" Они постоянно приходили к нам домой. И я очень гордилась тем, что все они были великими операторами: и Маргарита Пилихина, и Вадим Юсов, который, слава Богу, жив и сейчас, и многие другие папины ученики. Они его обожали, поскольку он относился к ним, как к своим детям. Я помню, как он мне сказал, что на 3-4 дня уедет в Кишинев. Оказывается, там его ученик снимает дипломную работу Человек он был удивительный!

Ваш отец снимал практически все фильмы классика советского кинематографа Михаила Ромма. А какое влияние на вас, как на личность, оказал Михаил Ильич?
- Огромное, просто огромное! Мы ведь жили в одном доме, в разных подъездах, правда. Его дочь Наташа была моей ближайшей подругой с трехлетнего возраста и до того момента, пока жизнь не разлучила нас, скажем так, географически, мы день жили у Роммов, день - у нас. Поэтому его влияние на меня было необыкновенным. Дело даже до анекдотов доходило. Я, например, никогда не видела гениальный фильм Чаплина "Месье Верду". Я не хотела, я боялась испортить свое впечатление от рассказов Ромма, понимаете?

Он так образно проживал увиденное?
- Да-да, Слава, именно образно! Он был гениальным рассказчиком, проигрывал каждый эпизод, не просто подражая, а внедряясь в какую-то необычайную глубину, суть фильма. Кроме того, он был единственным (я была в те годы необычайно "зажатой", мнительной, ни в какой самодеятельности не участвовала), когда я решила (тайком) закончить школу экстерном, поскольку очень уж хотелось на сцену, и поступать в 15 лет в Школу-студию МХАТ, так вот, единственный человек, которому я отважилась вслух прочитать, был Михаил Ромм. Я невероятно волновалась. Так же, когда Ромм пришел на мой первый, дебютный режиссерский спектакль "Двое на качелях". Я после спектакля повела его к Мише Козакову, который, кстати, с моей подачи уже снялся у него в фильме "Убийство на улице Данте", и Тане Лавровой, которая снималась у него в картине "Девять дней одного года". Ромм говорит им самые невероятные слова, а они, выслушивая комплименты, кивают головой и говорят ему: "Так вот она, режиссер!" Михаил Ильич так посмотрел на меня: "Галка? Нет!" ...Наверное, я для него все равно оставалась ребенком.

В обычном, обывательском понимании режиссер - диктатор, человек крутого нрава, умеющий настоять на своем. Или все же это штамп, стереотип?
- Нет, это входит в часть профессии, если это действительно серьёзный режиссер. Из главных качеств - терпение, а оно уж диктует необходимость добиться. Мало того, добиться этого таким путем, который этот диктат не обнаруживает. Важно добиться так, чтобы артист думал, что это он сам родил, а не вы ему навязали. Вот тут на Кипре два дня назад мы с Гафтом вспоминали Элема Климова. Я рассказывала, как мы репетировали "Обыкновенную историю", а Климов снимал какой-то фильм. Мы были молодыми, и ему был очень интересен театральный опыт. Он попросил у меня разрешения прийти на репетицию. Я репетировала с Табаковым и Козаковым одну сцену. Прошли полчаса, час, полтора, Климов начал ерзать на стуле и мне шепотом, прикрыв рот рукой, сказал: "По-моему, уже можно кричать "Мотор!" То есть, всё они уже делают, что это ты к ним привязалась! В том-то и дело, что всегда хочется добиться абсолютного результата. А жесткость?... Она запрятана так глубоко внутри, что добраться до неё можно, лишь протопав по моему терпению сапогами. До какого-то момента я терплю всё. Ради дела, ради спектакля, ради театра. Иногда это бывает почти невыносимо. Я все вытерпела на своем пути. В меня артисты предметами со сцены кидали Отношения актер-режиссер, если они длительны, всегда отношения любви-ненависти.

А сложно ли Вам было, будучи главным режиссером одного из ведущих театров страны, сниматься в кино у других коллег по режиссерскому цеху?
- Вы знаете, это почти анекдотическая ситуация. За свой режиссерский опыт я столько натерпелась от актерских амбиций!.... Помню, я снималась у режиссера Виталия Мельникова в фильме "Уникум". Там и Иннокентий Смоктуновский снимался, и многие другие известные актеры. Приехала я на съемки, режиссер так на меня как-то смотрит Я думаю, что у меня что-то не в порядке или что-то не так делаю, или одета как-то странно. Словом, всё время себя проверяю. А он всё искоса, издали, сторонится А вроде так уговаривал приехать сниматься!... И вот через пару дней я его робко спрашиваю: "Может, я делаю что неправильно, выгляжу не так, поведение мое Вас смущает?" А он в ответ: "Знаете, Галина Борисовна, я потрясен! Меня пугали вами! Зачем ты взял главного режиссера, она тебе тут будет каждый эпизод режиссировать! А Вы себя ведете на съемочной площадке как ученица 1-го класса "А"! Я запомнила это на всю жизнь. Я стала очень дисциплинированной артисткой, именно настрадавшись, как режиссер, от актерских амбиций. Но какой бы гениальный артист ни снимался в фильме, был занят в спектакле, лицо, без которого не состоится ни фильм, ни спектакль, - это режиссер.

Безусловно, театр в крови у россиян. Можно долго говорить о нашей духовности, удивительной способности сопереживать. И всё же, Галина Борисовна, тот ли он сегодня храм искусства, о котором говорил Станиславский?
Вы знаете, Слава, если бы Константин Сергеевич был бы жив и увидел ситуацию в нынешнем российском театре, он бы просто второй раз умер. Я всю свою творческую жизнь прожила под понятием "кризис", о котором говорила околотеатральная критика. Я никак не могла для себя это понять. Кризис 60-х, кризис 70-х, 80-х На самом деле никакого кризиса не было! До последнего времени. Он, действительно, наступил из-за общей ситуации: потери всех реальных ориентиров, этой уродливой ситуации с необходимостью выживать, зарабатывать деньги, потерей приоритетов Актеры во всем мире всегда были вынуждены подрабатывать: и в кино, и на эстраде, как угодно. Драматический театр, в отличие от эстрады, никогда не давал возможности артистам прожить без дополнительного приработка. Но внутренние приоритеты были абсолютно другими. Абсолютно! Театр всегда занимал главное место у артиста, а всё, что "около", - это около. Сейчас всё поменялось! У многих совершенно нет понятия "театр - мой дом!" Я говорю не про свой театр, где ситуация ещё все-таки чуть лучше. Может, оттого, что у нас "стены намоленные", как говорится Но, в принципе, приоритеты у артистов, сломаны. Так, когда они на пять минут освобождаются от своих фильмов или каких-то телевизионных проектов, они именно в эти пять минут хотят сыграть своего Гамлета или короля Лира. В целом, это очень пугающая кризисная ситуация Когда вдруг эти антрепризы (этого нет ещё ни в сознании зрителей, ни даже артистов), к сожалению, разновидность "халтуры", обворовывание зрителей за большие деньги. Мы как бы играем в Голливуд, в Бродвей, не набрав ещё для этого никаких оборотов. Наш поезд мчался с невероятной скоростью в одну сторону, скажем, к светлому будущему - коммунизму, а потом, не притормозив, круто повернул в другую сторону. Страна больна, больна культура, больны люди. К сожалению, по-другому пока быть не может. Вот это, действительно, кризисная ситуация. И она, эта ситуация, может взорвать театр изнутри, образовав пустое пространство, которое все равно будет заполнено через 20 или сколько там лет. Но ни экзерсисами, ни какой-то фестивальной продукцией, которая сегодня уже сама по себе отдельный театр. Они работают не для людей! Я не употребляю понятие "для народа". Это понятие в нашей стране вообще не существующее, потому что этим словом жонглировали так нечестно, виртуозно и гадостно чаще всего, что это понятие у нас полностью девальвировалось. Но есть сегодня театр для людей и театр для удовлетворения собственных амбиций: режиссерских, актерских, художнических. Там главная цель не потрясение, не чувства, которые театр обязательно должен вызывать, не осмысление, без которого театр просто невозможен, а шокирование какими-то экзерсисами, приемами

Галина Борисовна, Вы почти полвека в "Современнике". Неужели у Вас никогда не возникало желания всё бросить?
- Много раз. Но возникало не от моей усталости, а от невозможности бороться, от интриг, несправедливости. Один-единственный раз - это было много лет назад - даже написала заявление об уходе. Я могла снести все оскорбления извне, когда знала, что в театре всё в порядке, что тыл крепкий. Но вот когда мне доставалось тут но на следующий день после этого заявления ко мне домой в полном составе приехал худсовет и начал убеждать, что я не имею права этого делать. Русский театр в силу своих традиций требует невероятной отдачи. В твои руки сходится всё. Каждый персонаж, каждый человек с его нервами, психикой, амбициями. Сегодня он в настроении, а завтра планеты не так встанут, и он конфликтует с партнерами, с самим собой, с режиссером. Тут надо быть не просто психологом, а психиатром, чтобы удерживать климат, при котором хоть как-то возможно работать. И всё это - на твоем здоровье, на твоей нервной системеУ меня нет никакой жизни, кроме театра. Нет такого понятия - дом. Есть иллюзия дома. Театр перемолол меня как в мясорубке

И Вы счастливы в этой ненормальной жизни?
- Одна из моих героинь, Марта в "Кто боится Вирджинии Вульф", говорит: "Я хочу счастья и не хочу быть счастливой". Потому что счастье - понятие динамичное. Иногда очень счастлива, иногда чувствую себя глубоко раненной, обиженной. Но, тем не менее, я человек, благодарный судьбе. Наверное, это и есть счастье - благодарить судьбу за то, что она такая.

В одном из интервью Вы признались, что коллекционируете человеческие отношения.
- Да, я коллекционирую людей

Что для вас главное в человеке?
- Приоритетов много. Но если говорить в общем, то главным, пожалуй, будет психологическая человеческая надежность. Верность идее, которой служишь, месту, которому служишь, профессии, которой служишь
Как-то Вы признались, что не любите словосочетание "театр Галины Волчек", предпочитая слово "территория"
Ну, это уж мне точно приписывают! Нет, я умею к себе относиться достаточно трезво. Ну, называют "театр Галины Волчек", не знаю, правда, кто и что, а уж тем более "территория" У меня, конечно, есть своя территория, но я никогда так не называла. Это за меня сделали. У меня есть мой театр, которому я служу, в котором я родилась. Счастье мое в том, что я очень трудно, но прожила в этом доме всю жизнь, не меняя его, не предавая его. Я много работала на Западе, это был интереснейший для меня опыт. И, может быть, я бы не выдержала, если бы этого не было. Я уезжала туда, как в санаторий, но не потому, что это Запад, а потому, что я занималась там только своей профессией. А здесь я занимаюсь всем!

Кстати, трудно тогда было в Хьюстоне, когда Вы в театре "Аллей" ставили "Эшелон" Рощина?
Да, это было особенно трудно, потому что я была первая, это был первый опыт, это была Америка, "холодная война" Это было очень сложно, поскольку пьеса, как мне казалось, была для них малопонятная, тем более, что выбрали её они сами. Это был, конечно, очень трудный опыт.

Вы очень часто ставили Чехова, Вашим постановкам великого драматурга рукоплескал Бродвей. Что для Вас Чехов сегодня?
Вы знаете, Чехов для меня и был, и есть, и будет самым любимым драматургом, потому что у него нет хороших и плохих людей. У него есть хорошие - плохие, и плохие - хорошие, к которым я причисляю и себя, и всех остальных людей. Способность поставить себя под сомнение - это, наверное, высочайший дар, которым не все мы владеем.

Галина Борисовна, а как Вы относитесь к театральной критике?
Я к ней никак не отношусь. Я считаю, что сегодня театральная критика, как общественный институт, существует, ненавидя предмет, которым она занимается. Они выбрали себе несколько богов, фаворитов, меняя их поочередно. Они иногда пришивают крылья к несуществующей коже. Её ещё нет, этой кожи, а они уже пришивают и заставляют человека с этими крыльями жить. А он не знает, как ими взмахнуть! Они изуродовали всю картину, они внедрили в актерские души (а актер очень "влияемый" человек, это идет от профессии) свои ценности, которых нет. Увы, умерла критическая мораль с Павлом Марковым, с тем поколением, которое билось и боролось за настоящий театр. Это аморально, то, чем они занимаются, для меня. Конечно, среди них есть очень талантливые люди, но я сейчас говорю об институте театральной критики. Эпиграфом к их деятельности может служить вот такой парадокс: "Не любите ли вы театр так, как я не люблю его?" Они стоят в фехтовальной позиции по отношению ко всему. Вы знаете, мне рассказывали модельеры (я этим очень интересовалась), каким образом объявляют модным цвет, например. И мне рассказали. Созваниваются пять самых известных модельеров мира и говорят: "Чего-то давно зеленого не было. Давайте зеленый!" наши критики так же объявляют свои режиссерских, актерских фаворитов, художнических Мне это не интересно. Я хочу диалога со зрителями напрямую, без них! Зритель мне и расскажет, что хорошо, а что плохо. Проголосует ногами: либо придет, либо нет, либо уйдет в антракте, либо в конце встанет вместе с залом

Кстати, о моде. Вы ведь ещё и моделируете одежду? Во всяком случае, для себя.
- Да, пожалуй, это единственное мое пристрастие - хотя и на него не остается времени совершенно. Мне неинтересно просто купить или сшить костюм. Мне интересно его сочинить. Когда за границей я захожу в магазин тканей или пуговиц, все уже знают - можно не ждать, я застряну. Слава Зайцев всегда говорил мне: "Ты у меня не заказчик, ты - сотворец".

Какой опыт в жизненном плане дало Вам хождение в политику, которое, если мне не изменяет память закончилось в 99-м году?
Кстати, я именно сегодня в каком-то контексте это и вспоминала. Для художника любой опыт ценен, и этот тоже. Я много раз говорила и повторю Вам, Слава. Для меня, как профессионала, режиссера, артистки, человека театра, самым ценным и важным всегда были человеческие отношения. Пройдя эти четыре года, я могу сказать, что в политике на них - красный светофор. Это абсолютно ясно, понятно, и для меня в этом никаких тайн нет.

Вы очень часто говорите, что сын для Вас - тема особая. "Так сложились наши отношения, что он мой главный советчик, самый строгий зритель и судья. Не могу выпустить спектакль, пока его не посмотрит Денис", - признались Вы в одном из интервью. Скажите, не возникло ли у него ещё желание попробовать себя на театральных подмостках?
- Нет, нет! Он очень любит свое дело, свою профессию, занимается ею с большим увлечением, и никакой тяги, как у меня к кино, так у него к театру, нету.
Галина Борисовна, к слову, о кино. Нет времени или нет желания сниматься?
- Нет, у меня абсолютно нет желания! Ещё раз там сыграть какую-то маму, тётю Нюсю-тётю Мусю в очередном каком-нибудь барахле, которое ничего не даст моей душе. Деньги, конечно, трудно зарабатываются сегодня, но их можно заработать каким-то менее постыдным путем. Фаина Раневская гениально сказала по этому поводу: "Сняться в плохом фильме - всё равно, что плюнуть в вечность!" Мы все столько плевков понаоставляли, что, пожалуй, хватит

И последний вопрос, Галина Борисовна. Сколько лет Вы отдыхаете на Кипре? Что для Вас значит этот остров?
- О, я много лет уже здесь, я очень верная "киприотка"! Для меня Кипр это то место, где, помимо хорошего климата, присутствует какая-то особая аура. Вот место, где мы с вами сидим: тут всегда ветерок, есть деревья и трава, что в соединении с морем не всегда бывает. Я как первый раз приехала сюда в 1990-м году, так и не пропустила ещё ни одного года. Всё такая верная и преданная "киприотка".

Вячеслав Прудников

Газета "Вестник Кипра"
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован