30 января 2007
2756

Где стимул для прогресса




Что реально для этого делается, когда заниматься инновационной деятельностью станет выгодно, - об этом интервью с заместителем председателя Комитета Госдумы по образованию и науке, главой подкомитета по инновационной деятельности и интеллектуальной собственности Сергеем КОЛЕСНИКОВЫМ.

- Сергей Иванович, неужели дело сдвинулось с мертвой точки, за громкими заявлениями последовали конкретные дела? Вот, государство уже за нанотехнологии взялось.

- Вы же знаете, что я поддерживаю все шаги в этом направлении, но очень критично оцениваю механизм реализации и реальные результаты. Плохо, что у нас развитие инноватики идет по пути правительственных постановлений, указов, распоряжений, а не законов.

К сожалению, по сути дела вопрос сейчас ставится не как простимулировать развитие инноваций в стране, а кому выделить денег. Президент укорял Фрадкова, что очень медленно развиваются работы по нанотехнологиям, и тут же срочно в конце декабря была создана межведомственная рабочая группа и запланированы деньги даже без утверждения программы! Но если мы хотим развивать страну, надо системно развивать весь инновационный сектор. Правительство недавно обсудило предложения Минфина по этому вопросу, но они опять очень робкие. Да в добавок на том же заседании поддержали абсолютно абсурдное предложение: все заработанные бюджетными организациями внебюджетные средства направлять в федеральную казну, а их потом, в следующем году, отдадут в качестве добавки к бюджету. Сразу видно, что чиновники не понимают реальной жизни, - мы живем сегодня, нам нужны деньги сегодня, а на обещания ничего не купишь и не отремонтируешь. Просто по рукам бьют наиболее продвинутым научным учреждениям!

Конечно, прорывные направления должны государством финансироваться особо. Так, на развитие нанотехнологии в течение шести лет будет выделено 134 млрд рублей - это приличная сумма, может, не сопоставимая с тем, что выделяется за рубежом, но для нашей науки эта цифра сравнима с пятью годовыми бюджетами всей Российской академии наук. Другой вопрос, пойдут ли они впрок? Этими средствами распоряжается экспертная группа, 90 процентов которой составляют чиновники, которые недавно выучили модное слово "нанотехнологии" , но сами в них ничего не понимают. А такой специалист в этой области, как нобелевский лауреат Жорес Алферов, в нее почему-то не входит.

- А как же Венчурный фонд? Им так гордились.

- Очень хорошо, что решились его создать и деньги выделены. При нем также должен быть общественный наблюдательный совет, но, похоже, и он будет на 90 процентов состоять из чиновников. Все идет по прежним рельсам, наступаем на те же грабли, что и с национальными проектами. Почему так много с ними проблем? Потому что нет их общественно-государственной экспертизы и отслеживания, мониторинга. Сейчас все решает чиновник: "Я хочу построить 16 высокотехнологичных центров и буду их строить, а нужны они или нет - все равно мне это выгодно". Кто знает, что происходит в Венчурном фонде? Ничего не обсуждается, слушаний не проводится, все закрыто. Но ведь даже при строительстве трубопровода проводятся общественные слушания. Создаем - и все. Для чего, почему? Не важно. Главное, создали, выполнили указание Президента.

- А как же особые экономические зоны? Такие надежды возлагались на технико-внедренческие зоны.

- Прошел год, но пока информации не очень много. Хотя должны были уже чего-то построить, подготовить какие-то наработки. Информации нет ни от самих руководителей этих зон, ни от руководителя агентства по управлению особыми экономическими зонами, который, кстати сказать, до сих пор "исполняет обязанности" , то есть у агентства по сути нет руководителя. Это правильно?

Получается странная вещь. В огромной стране все делается точечно, какие-то зоны, проекты, а систематической работы по развитию инновационного сектора не проводится. Сейчас делаются попытки создать дополнительные льготы для малых предприятий, соответствующий законопроект уже внесен в Госдуму, но в нем ничего не сказано про инновации. Ну поможем мы малому бизнесу, а будет ли он инновационным? Скорее всего - торгово-посредническим, станут брать готовые разработки за рубежом, в Китае - дешево, сердито, пусть ломается, зато можно быстро обернуть средства.

А что делать с инновациями предприятий? Нами - четырьмя депутатами - внесены 14 законопроектов. Мы предлагаем снизить ставку единого социального налога до 15, 5 процента. Несколько законопроектов направлены на предоставление льгот на благотворительность в области науки и образования. Причем льготы даются как донору, так и реципиенту, средства, направленные на благотворительность, не будут облагаться налогами. Проект федерального закона "О внесении изменений в главу 21 части второй Налогового кодекса Российской Федерации" предлагает освобождение от обложения налогом на добавленную стоимость научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, а также патентно-лицензионных операций. Налоговые каникулы - освобождение от налога на прибыль до трех лет - предложили предоставить новым научным организациям и инновационным предприятиям. На этот законопроект уже получен отрицательный отзыв Правительства. Снижение налога на вмененный доход, включение банковских ставок в расходы полностью, а не частично - все это отвергается.

Между тем, в планах законопроектной работы Правительства на этот год значится внесение изменений в Налоговый кодекс, которые стимулируют инновационную деятельность. Вносить инициативы будет Минфин. Но мы знаем, какие законопроекты он вносит. Президент в начале своего правления в 2000 г. говорил о том, что закон должен быть прямого действия, в нем все должно быть четко прописано, чтобы чиновник не мог получать с него ренту. Сегодня об этом забыли.

Помните законопроект о развитии сельского хозяйства? Закон прямого действия внесли, но он не устроил Минфин. Получается, что прямого действия у нас только национальные проекты, - это хорошо, все аплодируют, и первые результаты обнадеживают. Но ведь нужно, чтобы развивался наукоемкий сектор, инновационный сектор, извините, пока мы очень робко шагаем.

- То есть роль законов прямого действия у нас выполняют нацпроекты? Поэтому нужен национальный проект по стимулированию инновационной деятельности?

- Национальный проект "Инновационная Россия" нужен с тем, чтобы мы понимали, что инновации есть и в социальной жизни, и в образовании, науке, технике. Пока понимания нет, Минфин против, соответственно на этот сектор средства не выделяются, наука у нас как финансировалась по остаточному принципу, так и финансируется. Приведу цифры - к 2015 году предполагается довести расходы на науку и инновации только до 2, 5 процента ВВП, в то время как Лиссабонская декларация рекомендует странам ЕЭС к 2010 году довести эти расходы минимум до 3, 5 процента. Мы заранее закладываем свое отставание даже от ЕЭС, не говоря уж о США. По экспертным оценкам, США хранит в зарубежных активах 22 млрд долларов, а Россия - более 200! Вот и получается, что Стабфонд фактически является не фондом будущих поколений России, а фондом лишения этих поколений инновационного будущего!

Что касается законотворчества, то разработанный нами модельный закон по инновационной деятельности принят на Межпарламентской ассамблее СНГ 16 ноября. Он фактически дает рамки для того, чтобы создать наш, российский закон об инновационной деятельности, но пока большого рвения не вижу. Я продолжаю биться, с 5 по 8 февраля мы проводим Международный инновационный салон, состоится крупная международная конференция, посвященная возможности совершенствования законодательной и нормативной базы в сфере инновационной деятельности и интеллектуальной собственности.

Главная проблема в том, что в стране нет системного законодательства по стимулированию инновационной деятельности. В новейшей истории государства было несколько периодов развития. Первый - период безумного разрушения с тем, чтобы создать новое демократическое общество. Разрушили. Сначала Горбачев, потом Ельцин. И вот пришел Путин, задачей которого была стабилизация. Он ее выполнил блестяще, собрал осколки, которые должны были окончательно рассыпаться. Сейчас пора сделать следующий шаг, страна должна быть представлена как единый хозяйственный механизм. Должен быть президент, который бы понял, что на протяжении семи лет повторяющиеся слова Путина о том, что страна должна перейти на экономику, основанную на знаниях, требуют очень решительных действий. Если мы этого не сделаем в ближайший год-два, то отстанем от мирового прогресса навсегда. Будем просто сырьевым придатком. На одних нанотехнологиях мы не выйдем, на биотехнологиях тоже, мы должны стимулировать инновационную деятельность в целом, должны видеть блеск в глазах молодого поколения. В Государственной Думе в основном проблемами инноватики и интеллектуальной собственности занимается фракция "Единая Россия". Вокруг ее депутатов создано около десяти экспертных советов по разным аспектам данной проблематики, есть даже специальный партийный проект "Фабрика мысли". Будем надеяться на прорыв в ближайшее время.

- Что еще вы считаете необходимым сделать?

- Кроме того, о чем я уже говорил, вспомним, у нас не развита система детского, юношеского творчества, нет технических олимпиад, закрыли почти все кружки (кроме крупных городов), надо восстанавливать систему внеклассного образования, начального и среднего профессионального образования. Нацпроект "Образование" поощряет одного из ста конкурсантов, но поощрять нужно каждого пятого, у нас талантливых же не один ребенок на тысячу, не один на сто, одаренных детей каждый второй-третий, если ими заниматься. Слава богу, что Министерство образования и науки и его агентства это хорошо понимают, работают вместе с нами, но нужно, чтобы понимали это и Правительство, и все депутаты, и губернаторы!




http://www.ras.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован