07 октября 2004
87

Генпрокурор пожаловался президенту на Козака

Генеральный прокурор Владимир Устинов стал первым из силовиков, с кем президент встретился после объявления о предстоящей реформе силовых ведомств и окончания перестройки `гражданской` части правительства. Но на встрече не было разговора о реформе прокуратуры. Устинов пожаловался на результаты деятельности Дмитрия Козака, главного зачинщика реформы правоохранительной системы. Оказывается, в результате реформы в стране выросло число рецидивистов, так как у прокуратуры отняли право следить за преступниками после их освобождения. Президент промолчал.

Президент вчера впервые после выборов встретился с генеральным прокурором. Произошло это всего через несколько дней после того, как Владимир Путин объявил о начале административной реформы силовых органов. Президент тогда сообщил, что работу над реформой начнут с консультаций с самими силовиками. И когда Устинов пришел в Кремль, логично было предположить, что речь пойдет именно о реформе Генпрокуратуры. Но неожиданно на открытой части встречи речь пошла о... международном сотрудничестве.

`Сегодня идет активная работа со странами СНГ, в частности по вопросам экстрадиции преступников`, - доложил прокурор. Он рассказал об успехах в сотрудничестве с Грузией и Азербайджаном и перешел к росту рецидивной преступности в стране. `Более трети лиц, которые освобождаются из мест лишения свободы, снова совершают преступления`, - посетовал генпрокурор. А во всем виновата, по его мнению, реформа судебной системы, которую устроил Дмитрий Козак и которая лишила прокуратуру надзорных функций в отношении лиц, отбывших наказание. В связи с этим, по словам Устинова, в Генпрокуратуре подготовили `соответствующий нормативный акт`. Президент не возражал и посоветовал Устинову обсудить это с депутатами Госдумы.

О реформе речь так и не пошла.

Устинов добивался пересмотра тех совсем незначительных изменений, которых добился когда-то главный инициатор реформы прокуратуры Дмитрий Козак, еще работая в администрации президента. Напомним, что реформа Генпрокуратуры была разработана им еще в 2000 году. Тогда его кандидатура даже рассматривалась на пост главы этого ведомства. Но в мае генпрокурором был избран Владимир Устинов. С этого времени началось их противостояние. Козак пытался провести реформу, Устинов сопротивлялся.

Один из первых скандалов произошел в апреле 2001 года, когда генпрокурор, выступая в Госдуме, подверг резкой критике идеологов кардинальных изменений в его ведомстве, отметив, что вместо реформы предложен просто набор мероприятий, причем не всегда хорошо продуманных. `Органы прокуратуры, и я в том числе, выступают категорически против вот такой реформы`, - заявил тогда генпрокурор. Он даже подверг критике неких `наших сегодняшних реформаторов`, которые `молча переписывают западные образцы и говорят нам, что это самое лучшее, самое новое`. В итоге Козаку в рамках судебной реформы удалось лишить прокуратуру только права на самостоятельные обыски и аресты. И это было связано лишь с принятием нового УПК, по которому арест мог быть произведен по решению суда, а не следователя, в соответствии с Конституцией. Кроме того, прокуроры потеряли право надзора за освободившимися преступниками (именно эту норму вчера оспаривал Устинов в Кремле).

В ноябре 2003 года глава правительства Михаил Касьянов сделал заявление, что в ходе административной реформы Генпрокуратура может быть упразднена как самостоятельное ведомство и ее структуры переданы в ведение Министерства юстиции. В первую очередь это касалось института расследования. Именно тогда появилась первая информация о планах Кремля объединить все следственные органы - Генпрокуратуры, МВД, ФСНП и ФСБ - в единую федеральную службу расследований, подконтрольную президенту. Правда, Касьянов отмечал, что пока говорить о таком слиянии преждевременно. Но обещал рассмотрение вопроса в феврале-марте 2004 года.

Михаил Касьянов вскоре был отправлен в отставку, а главный оппонент Устинова Дмитрий Козак перешел из администрации президента в правительство. Раньше именно он в Кремле официально отвечал за связи с прокуратурой, а в новом распределении обязанностей эти функции четко не закреплены. Возможно, они отойдут тем, кого называют кремлевскими `силовиками`, - заместителю главы администрации Игорю Сечину и помощнику президента Виктору Иванову. В результате, скорее всего, Генпрокуратура сохранит за собой право на `уголовное преследование`, `координацию деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью` и широчайший спектр надзора - за исполнением законов, за защитой прав и свобод граждан, за соответствием законам издаваемых правовых актов, за оперативно-розыскной деятельностью, дознанием и предварительным следствием, а также надзор за исполнением решения судов.

Интересно, что фактически все эти функции с успехом исполняют и другие правоохранительные структуры - суды, МВД, Минюст. Единственная эксклюзивная роль Генпрокуратуры - международное сотрудничество: все запросы по объявлению в международный розыск преступников и их экстрадиции проходят через этот орган. Именно об этом и докладывал вчера президенту Устинов.

Газета, 23.04.2004http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован