24 февраля 2004
1704

Георгий Мамедов: Интервью посла России в Канаде Г.Э.Мамедова корреспонденту ИТАР-ТАСС `Россия-Канада: время для активного бизнес-диалога`

Вопрос: Георгий Энверович, как вы оцениваете развитие российско-канадских отношений, какие новые моменты появляются в двустороннем диалоге после прихода в декабре прошлого года на пост премьер-министра Канады Пола Мартина, который сменил Жана Кретьена, возглавлявшего кабинет в течение последних десяти лет?

Ответ: Мне повезло, я уже полгода нахожусь в Канаде в качестве нового посла России, и лично могу засвидетельствовать очень интенсивное и позитивное развитие нашего диалога на всех уровнях. В прошлом году при вручении верительных грамот новым канадским послом в Москве наш президент сказал, что никогда так продуктивно и интенсивно не развивались наши отношения с Канадой, как сейчас. На фоне этой позитивной динамики нашего партнёрства и произошла в Канаде смена премьера. Пол Мартин имеет здесь большой авторитет, и все аналитики предсказывают победу Либеральной партии на предстоящих весной этого года общенациональных выборах. Поэтому внешнеполитическая платформа его правительства рассматривается в качестве долгосрочной, неконъюнктурной, подготовленной на перспективу. Одним из главных положений программы является развитие и расширение партнерства с Россией. Об этом мне лично говорил господин Мартин, когда я был ему представлен, и это же отражено в письме премьер-министра президенту России в ответ на поздравление с избранием. Господин Мартин подчеркнул, что отношения между Канадой и Россией за последнее время изменились буквально неузнаваемо и что установившееся партнёрство приносит пользу нашим двум странам как в международных делах, так и с точки зрения экономических интересов. Хотел бы отметить давнее стремление нашего Президента придать динамизм именно экономическим связям с Канадой, поскольку политические отношения в последнее время находятся на подъёме и по большинству принципиальных вопросов международной жизни наши подходы близки или совпадают. В своём ответном послании новый канадский премьер откликнулся на наш призыв, сказав, что канадское руководство тоже будет стремиться придавать особое значение именно экономическим связям.

Первый результат уже налицо: в прошлом году товарооборот между нашими странами возрос в два раза. Конечно, он не сравним с товарооборотом Канады, например, с Мексикой или особенно с США, но является заметным шагом вперёд. Причём, дело не только в статистике. Мне довелось здесь беседовать не только с представителями канадского правительства, тех министерств и ведомств, которые непосредственно отвечают за экономические связи с Россией, но и с деловыми кругами. И вот в них наблюдаются очень серьёзные изменения. В начале 1990-х годов привлечённый перспективами создания в нашей стране рыночной экономики крупный и средний канадский бизнес пошёл в Россию. Однако потом наступила некоторая пауза: не всё давалось просто, иногда отсутствовали юридическая база и экономическая инфраструктура, да и политическая обстановка в России в начале 1990-х годов была достаточно неустойчивой. Произошедшая в последние годы стабилизация политической ситуации в России, четкое понимание всеми, что возврат к прежней централизованной государственной экономике невозможен, что Россия связывает своё будущее с новыми видами экономических связей, с привлечением иностранного капитала, с интеграцией в мировую экономику, приободрило канадский бизнес. В ходе недавних бесед в таких крупных компаниях, как "Бомбардье", "Баррик Голд", "Эс-эн-си Лавалин", мне говорили, что рассматривают Россию, как одно из стратегических направлений своей деятельности. Если посмотреть на объявленные в последнее время канадскими компаниями сделки, то их объёмы приближается к 1 миллиарду долларов. Это - серьезный показатель стратегических намерений канадцев, ведь они оперируют несколько иными величинами, чем, скажем Соединённые Штаты или Япония. Другим показателем является то, что руководители ведущих канадских компаний откликнулись на инициативу о создании структур для бизнес-диалога с российскими предпринимателями, которую наше руководство поддержало ещё в 2002 году, когда состоялся визит в Россию деловой "сборной Канады". На днях я был в деловой столице Канады - Торонто, встречался с представителями Канадско-российского делового совета, одной из многих канадских организаций, занимающихся экономическими связями с Россией. И мне очень понравился их новый настрой и желание объединить работающих на российском направлении канадских предпринимателей, чтобы его максимально укрепить. Новый премьер-министр, члены кабинета министров и его команды очень хорошо понимают интересы делового сообщества, и поэтому у нас большие надежды на то, что произошедшие на рубеже прошлого и этого годов позитивные перемены в экономических связях будут необратимыми. Не исключаю, что уже к следующим переговорам на высшем уровне, которые, я уверен, состоятся в этом году, мы будем иметь насыщенную деловую повестку дня, и нашим лидерам уже не придётся говорить о неиспользованных возможностях и отсутствии конкретных экономических ориентиров. Это, пожалуй, одновременно и то, что хотелось отметить на переходе от одного правительства Канады к другому и что хотелось бы выделить, как отличительную черту в ведении дел между Россией и Канадой за последние месяцы. Отмечу также, что этим, конечно, не исчерпываются наши отношения, я рассказал только об одном их аспекте.

Вопрос: Как Вы оцениваете взаимодействие России и Канады на международной арене?

Ответ: Все мои беседы, посвященные подготовке контактов с нашими министрами, на высшем уровне, свидетельствуют о том, что со сменой правительства никаких кардинальных изменений в принципиальных подходах Канады к международным отношениям не произошло. Соответственно, в полной мере сохраняется та общность во внешнеполитическом мировоззрении, которая связывает Россию и Канаду, со времени подписания примерно 11 лет назад двустороннего Договора о дружбе и сотрудничестве. Даже такие драматические события, как иракская трагедия, ещё раз показали, что нас объединяет приверженность универсальным принципам международного права, многосторонней дипломатии, сотрудничеству, очень осторожному отношению к использованию вооружённой силы. Мир, в котором действуют Россия и Канада, по-прежнему остаётся очень сложным и опасным, поэтому нас объединяют и угрозы, в том числе угроза терроризма. Я был очень удовлетворён той моментальной реакцией нового канадского премьера и министра иностранных дел, простых канадцев, на трагические события в московском метро, пониманием того, что террористы, где бы они ни были, какими бы личинами ни прикрывались, являются для нас общей угрозой, общим злом. Сотрудничество в Афганистане подчеркивают это, возможно, самым графическим образом: мы обмениваемся разведывательной информацией, чего раньше никогда не было. У нас происходит постоянный обмен мнениями по таким сложным ситуациям, как на Ближнем Востоке, на Балканах, по так называемой корейской проблеме.

Очень важный вопрос нераспространения оружия массового уничтожения. Канада в этой области играет самую активную роль. Она была одним из инициаторов принятой на саммите "восьмёрки" в Кананаскисе программы Глобального партнёрства, в частности, направленной на оказание помощи усилиям России по предотвращению распространения на территории бывшего Советского Союза оружия массового уничтожения, на ликвидацию его избыточных и устаревших запасов. Мы заинтересованы в совершенствовании международных институтов, всегда очень хорошо сотрудничали в "восьмёрке" и уверен, что тоже самое будет при подготовке саммита в Си-Айленде /США/. Нам импонирует идея нового канадского премьера по укреплению "двадцатки". В этой группе Россия является как бы мостом между наиболее развитыми и развивающимися странами. Без такого моста, без такого взаимодействия, конечно, трудно решать международные проблемы и уменьшать существующий в мире социально- экономический разрыв, который питает экстремизм, терроризм и другие современные угрозы. Мы поддерживаем стремление нового канадского премьера использовать такие многосторонние механизмы для уменьшения напряжённости, предотвращения распространения оружия массового уничтожения, борьбы с болезнями, для сохранения окружающей среды.

В международной области мне трудно назвать какой-то вопрос или проблему, по которым наши позиции радикально расходились бы с канадскими или по которым мы не могли бы развивать сотрудничество. Есть нюансы, связанные с разным историческим опытом и, скажем прямо, с разными соседями, и с тем, что экономические связи Канады имеют несколько другую ориентацию, чем наши, но сами принципы подхода к международной обстановке, заинтересованность в укреплении миропорядка на основе международного права, ключевой роли ООН остаются неизменными. Я уверен, что в новом году вы увидите новые примеры нашего сотрудничества с Канадой по самым острым региональным и глобальным проблемам.

Вопрос: В Канаде неоднозначно относятся к планам США по развёртыванию стратегической ПРО, в частности из-за опасений милитаризации космоса, однако в январе Оттава приняла решение начать с Вашингтоном официальные переговоры о возможном участии в их реализации. Каково в России отношение к этому шагу?

Ответ: Прежде всего, нужно сказать о нашем отношении к этим планам. Наш Президент его высказал ещё в 2001 году, когда американцы объявили о выходе из Договора по ПРО. Тогда мы сказали, что это - ошибка, которая приведет к растрате средств на несуществующие угрозы и, соответственно, к меньшим возможностям в совместной борьбе с реальными угрозами. Кроме того, есть определённая опасность спровоцировать новые направления гонки вооружений, в частности, в космическом пространстве, ведь далеко не все страны благодушно относятся к этим американским планам. Об этом мы честно говорим на самых разных уровнях нашим канадским партнёрам, и я должен отметить, что наш общий подход и даже некоторые конкретные позиции встречают здесь понимание. В 2000 году во время визита В.В.Путина в Канаду было подписано российско-канадское заявление на высшем уровне, которое декларирует обязательство обеих сторон бороться против вывода оружия в космическое пространство. Это заявление остается в силе. Если вы посмотрите на статьи бюджета министерства обороны США на будущий год, связанные с глобальной системой ПРО, которую сейчас обсуждают Канада и США, то увидите, что планируется уже через несколько лет испытать прототипы космического оружия и вывести его в космос. Так что канадцам предстоит решить, какая позиция является правильной и откуда исходит реальная угроза. Наша позиция им хорошо известна.

Но я бы не стал чрезмерно драматизировать ситуацию, потому что прошел и никогда не вернётся период, когда Канада была зажата между находящимися в острой конфронтации нашей страной и США. Мы с США многие годы налаживали и наладили довольно успешное партнёрство в стратегической области: мы сокращаем ядерные арсеналы, подписали Московскую декларацию о стратегическом сотрудничестве, где есть положение о сотрудничестве в области противоракетной обороны. Нам кажется неправильным одно конкретное направление стратегического строительства, потому что считаем его провоцирующим, затратным, неэффективным. Но есть другие направления, в том числе в области противоракетной обороны, где мы с американцами сотрудничаем и к которым может присоединиться Канада. Вот конкретный пример: насколько я знаю, страны НАТО и Россия готовы потратить сотни миллионов долларов на исследования для создания европейской системы противоракетной обороны. Может быть, лучше сосредоточиться на этом, а не на программах, которые вряд ли что-нибудь добавят к безопасности Канады. Но это уже суверенное решение Канады. Россия никакого давления не оказывает, а разъясняет свою позицию, так же как разъясняет её Соединённым Штатам. И самое главное, что мы предлагаем не какую-то игру с нулевым результатом, а сотрудничество между нами, США и Канадой в совершенно конкретных стратегических областях, содействие нераспространению ядерного оружия, реальное сокращение стратегических ядерных арсеналов России и США. Канада может оказать содействие в уничтожении избытка ядерного оружия, сотрудничать в области недестабилизирующих систем противоракетной обороны. То есть имеются альтернативы, нет никакой драмы. Я надеюсь, что канадцы внимательно рассмотрят все "за" и "против" и остановятся на оптимальном решении.

Вопрос: Какие направления в экономических отношениях между нашими странами Вы считаете наиболее перспективными, к каким сферам проявляют наибольший интерес российские бизнесмены, какие ориентиры выставляют для себя в России канадские предприниматели?

Ответ: Говоря о наиболее перспективных направлениях, я, прежде всего, мысленно "прокручиваю" то, к чему проявляют интерес и наши, и канадские бизнесмены, потому что в этом деле заинтересованности только одной стороны недостаточно. В прежние времена можно было принять правительственное постановление и затем на его основе строить отношения. Сейчас же нужно выяснить экономическую конъюнктуру, свести тех, бизнесменов, которые в России и Канаде заинтересованы в сотрудничестве, и только тогда говорить о каких-то устойчивых планах или тенденциях. Я - не экономист и отвечаю на ваш вопрос в большей мере как политик, которому советуют наши и канадские экономисты. Так, прежде всего, я бы выделил энергодиалог. И Россия, и Канада поставляют энергоносители на очень перспективный и энергоемкий рынок Северной Америки. У канадцев очень развита инфраструктура, они обладают великолепным опытом добычи и поставок энергоносителей в трудных климатических условиях, схожими с нашими. При этом я имею в виду не только нефть и газ, но также атомную и гидроэнергетику. Целый ряд вопросов по сотрудничеству в области энергетики я уже передал в Москву конкретным компаниям и ведомствам. Не так давно в Калгари была проведена Российская неделя нефти и газа, в которой приняли участие не только чиновники, но и представители российского и канадского бизнеса. Мы хотим, чтобы дело не ограничилось этой рабочей встречей, а наладился реальный канал диалога.

Есть у нас и более амбициозные планы. Поскольку США так или иначе незримо присутствуют на подобных обсуждениях - и как крупный производитель энергоносителей и как ещё более крупный их потребитель - у наших и канадских предпринимателей есть интерес к тому, чтобы государства оказали этому разговору политическую поддержку. Обсуждение этой темы между нашими и канадскими бизнесменами с участием американцев недавно состоялось, в частности, в Давосе. Бизнес-диалог с американской стороной у нас уже начат, и мне хотелось бы, чтобы подобный диалог состоялся и с Канадой. Если к нему проявят интерес американцы, то по некоторым проектам он может носить и тройственный характер. В качестве удобной площадки для запуска такого диалога я вижу Монреальскую экономическую конференцию, которая ежегодно собирает видных бизнесменов, финансистов, крупных государственных политиков. Конференция состоится в июне, приблизительно в те же сроки что и саммит "большой восьмёрки" в США. Она может стать хорошим ему дополнением, поскольку экономическая конъюнктура наверняка будет одной из главных тем, которые будут обсуждать лидеры, включая нашего президента и премьер-министра Канады. Хорошим подспорьем для этого разговора по международной конъюнктуре, по энергетическим обменам могла бы стать рабочая встреча наших представителей бизнеса и экономистов в Монреале.

В числе других перспективных сфер для сотрудничества я бы назвал горнодобывающую промышленность. Посмотрите, какой бум сейчас переживает алмазная промышленность на севере Канады. У наших бизнесменов есть несомненный интерес к этой области и в то же время - колоссальный опыт. То есть это - улица с двусторонним движением, здесь никто не выступает в качестве просителя, а просто предоставляет площадку для работы. И это - именно то, к чему мы стремимся, к бизнес- сотрудничеству, в котором обе стороны выступают на равных.

Есть и другие сферы, в частности, связанные с агропромышленным комплексом. Тяжелые климатические условия, необходимость работать быстро, без потерь - всё это присутствует и у нас, и в Канаде. Есть и достаточно серьезная зависимость от внешнеэкономической конъюнктуры в области агропромышленного комплекса. Она асимметрична: канадцы больше предлагают на вывоз, мы же только в последнее время стали экспортировать зерно и другую сельскохозяйственную продукцию. Большой интерес проявляется к технологиям энергосбережения, выращивания определенных сельскохозяйственных культур, эффективной уборки урожая, переработки и хранения продукции. Если говорить о поддержке этого направления на государственном уровне, то сейчас готовится меморандум о намерениях, предусматривающий, в частности, обмен технологиями. Надеюсь, что на следующем заседании Межправительственной экономической комиссии /МЭК/, сопредседателем которой с нашей стороны является заместитель премьера, министр сельского хозяйства А.В. Гордеев, сельскохозяйственная тема будет представлена не просто широко, но и с учётом интереса бизнеса. В этой связи высказывается идея дополнять предложения на государственном уровне диалогом сельскохозяйственного бизнеса.

Ещё одна перспективная область сотрудничества - коммуникации. У России имеются традиционные партнёры в США, Западной Европе, наш отечественный бизнес активно осваивает коммуникационную сферу. В то же время есть такие передовые канадские компании, как, например, пользующаяся всемирной известностью "Нортел". Компания видит для себя в России мощных партнёров. Она готова вступить в конкурентную борьбу с другими нашими зарубежными партнёрами и осваивать не только европейскую часть России, но и Дальний Восток, то есть те районы, которые географически ближе к Канаде.

К числу перспективных с точки зрения сотрудничества, безусловно, также относятся машиностроение, авиационная и пищевая промышленности, и всё, что связано с северным комплексом, в частности, в области строительства и создания социальной инфраструктуры. Кстати, идущий в Россию канадский бизнес имеет перед другими определённое конкурентное преимущество, поскольку традиционно очень социально ориентирован. В условиях, когда наше руководство на первое место ставит решение социальных проблем, опыт канадского бизнеса, от которого постоянно требуют социальной ответственности, а не просто уплаты налогов, доходности и высокой производительности труда, мне кажется, будет очень востребован в сотрудничестве с Россией. Такой опыт делает канадцев привлекательными партнёрами, несмотря на то, что по сравнению с другими они новички на нашем рынке.

Вопрос: В Канаде проживает немало наших соотечественников и Вы часто с ними встречаетесь. В чём, на Ваш взгляд, им нужна поддержка и каким может быть их содействие российско-канадским связям, в том числе деловым?

Ответ: Я уже говорил, что недавно побывал в Торонто /провинция Онтарио/, встречался с представителями деловых кругов, с политическими деятелями, с мэром. Но моей главной целью было вручение там медалей "В память 300-летия Санкт-Петербурга" группе ветеранов войны и ленинградской блокады. Для меня это было выполнением определенного, если хотите, исторического долга. Я давно занимаюсь этой работой, и хочу сказать, что не всегда отношения с нашими соотечественниками складывались так тепло и душевно, как сейчас. Буквально со слезами на глазах ветераны говорили, что сегодня они воспринимают Россию не с горечью, а, понимая, что страна изменилась, что она их помнит и благодарна им. По разным подсчётам, в Канаде проживают около 300 тысяч наших соотечественников. Они представляют разные этапы иммиграции и по-разному относились к нашей стране. Конечно, они видят происходящие в последнее время изменения и, в частности, чувствуют новое отношение России к людям, которые прожили в ней большую часть своей жизни, а потом выехали в другие страны, включая Канаду. Очень важно то, что мы действуем по целому ряду направлений - по пропаганде нашей истории, культуры, в утверждении чувства гордости за реальные достижения нашей страны, за принципиальную позицию в борьбе с фашизмом. Конечно, соотечественники нуждаются в нашей поддержке, но не примитивной - материальной или в виде речей, а в самой широкой моральной поддержке, рождающей, в том числе, чувство сопричастности к тому, что происходит у нас. Конечно, иногда нужна и прямая поддержка. Я разговаривал с мэром Торонто Дэвидом Миллером и он обещал помочь с регистрацией целого ряда организаций наших соотечественников, особенно ветеранов войны. Не исключено, что удастся добиться изменения положений канадского ветеранского законодательства, относящихся к бывшим гражданам других стран, являющимся участниками войны. Торонто - один из крупнейших центров, а Онтарио - одна из самых влиятельных провинций в Канаде, поэтому поддержка политических деятелей, таких как новый мэр Торонто, имеет большое значение для нашей общины. Она сейчас объединяется и, возможно, мы станем свидетелями создания российского культурного центра в столице Канады. Он организуется самой общиной при нашей активной поддержке и помощи. Об этих планах мы, естественно, говорим и с канадскими властями, и я очень рад, что встречаем их понимание. Канада является многоэтническим, многонациональным федеральным государством и правительство прекрасно понимает, что конструктивное развитие каждой его составной части укрепляет в целом канадское общество.

То, что мы сейчас конструктивно и активно взаимодействуем с нашими соотечественниками, позволяет с надеждой говорить и о том, что они могут играть большую роль в экономических связях Канады с Россией. Во времена Советского Союза мы продавали здесь станки и машины, были и другие довольно разветвленные связи. Потом организационные линии распались, но остались люди, многие из которых - наши соотечественники. Они обладают богатым опытом и являются как бы нашим деловым активом в Канаде. Некоторые из них готовы напрямую вкладывать деньги в совместные проекты, потому что хорошо ориентируются в российской действительности, знают наше законодательство. Мы постоянно предоставляем им самую свежую информацию об изменении экономической конъюнктуры, о принятии в России новых законов.

И, наконец, за последнее время здесь появилось много русскоязычных газет и русскоязычное телевидение. Недавно я был в местной ассоциации телерадиовещателей, беседовал с её президентом, который рассказал о том, какую активную роль играют различные этнические группы в налаживании деловых связей между различными странами в сфере коммуникаций, телевидения и радио. Многие из его рассказов у меня вызвали определенную зависть. После встреч с нашими соотечественниками, которые работают здесь в медиа-бизнесе, у нас появился целый ряд конкретных проектов, которые я готов помочь обсуждать канадским и российским предпринимателям, работающим в этой области. У нас есть целый ряд компаний - не только частных, но и с государственным участием, которым ничто не мешает покупать хорошие программы в Канаде или продвигать на канадском рынке нашу теле- и радиопродукцию. В этом опять же наши соотечественники служат самыми активными посредниками.

Конечно, для меня, как для посла, одна из главных задач - поддержка в Канаде российской общины, оказание ей моральной помощи, информационного, организационного содействия. Результатом такого сотрудничества будет большие желание и возможности у соотечественников для оказания нам помощи в развитии делового сотрудничества.

Вопрос: Георгий Энверович, то, о чём вы сейчас говорили вплотную примыкает к теме культурных связей. Создаётся впечатление, что они поддерживаются в большей степени на уровне людей, чем на государственном...

Ответ: Я с вами согласен. Не могу сказать, что испытываю глубокую удовлетворенность тем, как развиваются культурные связи. С Канадой они часто строятся по остаточному принципу: хорошие коллективы приезжают в США, ну и на обратном пути заезжают в Канаду. Это связано с тем, что сейчас наши связи в области культуры развиваются на другой, чем прежде экономической базе. Раньше государство заранее планировало, в какую страну, сколько делегаций и в каком составе направить, и это было относительно необременительно, учитывая, например, мизерные советские командировочные. Сейчас же для того, чтобы отправить качественный коллектив, нужны хорошие спонсоры, наличие которых не в малой степени зависит от того, насколько хорошо осведомлены друг о друге деловые сообщества в России и Канаде. Поэтому, налаживая бизнес-диалог, создавая друг у друга встроенные интересы, мы, тем самым, "производим" и спонсоров. Спонсор, - не просто человек, который тонко чувствует театр или искусство, он имеет деловые связи и желает развивать не только бизнес, но и создавать в той стране, где работает, объективное представление о своей культуре, историческом наследии. Развивая бизнес-диалог, мы как бы создаём и в России, и в Канаде новое поколение спонсоров, которого раньше не было и быть не могло. Но, конечно, нельзя не учитывать и внимание к этой области со стороны государства. В этой связи надо сказать, что очень большой толчок развитию культурных связей дал первый государственный визит в Россию осенью прошлого года генерал- губернатора Канады Адриенн Кларксон. Госпожа Кларксон - удивительная женщина, играющая активную роль в культурной жизни Канады. Ее резиденция - своего рода средоточие канадских искусств, и все, кто когда-нибудь там бывал, знают, что непременная часть её общения - диалог об искусстве, культуре, истории. Я считаю, что всё это великолепно воздействует на культурный климат в Канаде, которая переживает определённый ренессанс - в киноискусстве, литературе, музыке. Возможно, пока у нас об этом не очень хорошо знают, и наша задача как раз заключается в том, чтобы познакомить российского зрителя, читателя, слушателя с лучшими образцами канадского искусства. Госпожа Кларсксон начала это делать для нас, пригласив с собой в Россию выдающихся музыкантов и кинорежиссеров. Кстати, для себя они тоже открыли культурную Россию, которая отнюдь не заканчивается на Достоевском, Толстом, Скрябине и Шостаковиче. На переговорах нашего президента, на встречах с премьер- министром, в российском парламенте, поднимались вопросы сотрудничества не только в области бизнеса, но и культуры. Процесс узнавания друг друга, укрепления доверия, понимания культуры другого народа является непременной частью партнёрства.

Тем более, что и здесь у нас есть много общего. Мне хорошо запомнилось, как во время посещения экспозиции Эрмитажа с археологическими находками в Сибири госпожа Кларксон и её супруг, который является видным философом и писателем, были буквально поражены тем, что многие из них напоминали предметы, найденные на севере Канады. Сейчас при посредничестве госпожи Кларксон есть договорённость о проведении в музеях Канады наших экспозиций и наоборот. В Канаде активно действует Фонд друзей Эрмитажа, который оказывает большое содействие российскому музею в сохранении находящихся в нем сокровищ. Осенью этого года мы планируем организовать визит в Канаду артистов из Салехарда, в том числе представителей северных народов России. Эта инициатива нашла поддержку не только у правительства, но и у спонсоров. Всё это даёт мне основания для определённого оптимизма и в области развития культурных связей. Конечно, развивать их с Канадой не так просто, как с традиционными партнерами во Франции, Германии или Италии, но вполне возможно, поскольку у наших стран появился большой и очень доброжелательный интерес друг к другу. Во время одного из последних выступлений при вручении литературных премий госпожа Кларксон сказала, что без Льва Толстого не было бы канадской литературы. Мне хочется, чтобы настало такое время, когда и у нас при вручении литературных премий будут говорить о Канаде. Думаю, такое время придёт, особенно если мы будем помогать молодым представителям мира искусств наших стран знакомится друг с другом. И тот бизнес- диалог, о котором мы говорили, создаёт для этого необходимую экономическую основу.


http://www.ln.mid.ru/bl.nsf/new/7505D0F2569F51CBC3256E44003F509E

24.02.2004
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован