28 марта 2007
1249

Георгий МОНДЗОЛЕВСКИЙ: `НА ПЛОЩАДКЕ НАДО ИГРАТЬ, А НЕ РАБОТАТЬ`

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ВОЛЕЙБОЛ

Победителем первого розыгрыша Кубка европейских чемпионов в 1960 году стал ЦСКА. Корреспондент "СЭ" взял интервью у основного связующего той легендарной армейской команды.



В январе Мондзолевскому исполнилось 73. На волейболе знаменитого ветерана в последнее время можно увидеть не часто - здоровье не позволяет. В 2004-м он перенес инсульт, из-за проблем с ногами и позвоночником пролежал 13 месяцев в больнице. Недавно ему оформили инвалидность... В общем, набирая номер домашнего телефона Георгия Григорьевича, я испытывал некоторую неловкость, но, как оказалось, совершенно зря. Голос в трубке звучал бодро и энергично. Несмотря на все напасти, этот человек произвел впечатление прекрасного рассказчика, слушать которого можно до бесконечности. Правда, Мондзолевский сразу предупредил, что подробности Кубка чемпионов-1960, который стал главной темой нашей беседы, он уже не помнит.

- Слишком давно дело было. Жаль, что не вел тогда дневник, сейчас пригодился бы. Воспоминания о Кубке чемпионов тесно переплетаются с первенством СССР и чемпионатом мира в Бразилии, в которых я тоже участвовал в 1960-м. Везде, кстати, удалось победить. А по-другому в то время было нельзя. В советском спорте признавалось только одно место - первое. Иначе следовали карательные меры.

- И все-таки чем в первую очередь вам памятен тот дебютный Кубок чемпионов?

- Знаете, прежде чем поговорить о нем, мне хотелось бы объяснить обстановку, сложившуюся в то время в мировом волейболе. В середине 50-х в советской сборной произошла резкая смена поколений, карьеру одновременно завершили такие звезды послевоенных лет, как Владимир Щагин, Алексей Якушев, Михаил Пименов... На чемпионат мира 1956 года отправилась в основном необстрелянная молодежь, в том числе ваш покорный слуга. В итоге мы заняли в Париже только третье место, которое приравнивалось к провалу.

- На ковер вызывали?

- А как же! После возвращения на родину был сразу уволен главный тренер Анатолий Николаевич Эйнгорн, да и из игроков, среди которых преобладали украинцы, потом за национальную команду почти никто не выступал. Меня, к счастью, не выгнали. К тому же вскоре я перебрался из родной Одессы в Москву, в ЦСКА, на базе которого была сформирована новая сборная под руководством Гиви Ахвледиани. Перед нами была поставлена задача в кратчайшие сроки вернуть советский волейбол на ведущие позиции. И если на европейском первенстве-1958 мы вновь завоевали бронзу, то спустя год победили на Турнире трех континентов, который, кстати, как и ЧМ-1956, проходил в Париже.

- А что это было за соревнование?

- Очень серьезное, по уровню не уступавшее чемпионату мира. Если не ошибаюсь, в нем участвовали 12 команд, в том числе все ведущие сборные тех лет: Румынии, Чехословакии, Польши, Японии, Бразилии... Опередив этих грозных конкурентов, мы заложили фундамент для будущих побед. С одной стороны, почувствовали уверенность в своих силах, с другой - заработали серьезный авторитет у арбитров. Уверен: без парижского триумфа 1959-го все наши последующие успехи были бы невозможны.

- В том числе и победа на Кубке чемпионов-1960?

- Конечно. Ведь на нем нам противостояли, по сути, те же самые сборные в виде их базовых клубов. А главным оппонентом традиционно являлся бухарестский "Рапид". Именно с румынами мы встречались в первых четырех финалах Кубка чемпионов - с 1960 по 1963 год, легко побеждая на пути к решающему матчу чехов, болгар, поляков...

- По какой системе разыгрывался тогда Кубок чемпионов?

- Играли на вылет, начиная с 1/8 финала. На каждой стадии плей-офф было предусмотрено два матча - дома и в гостях. В том числе и в финале. Между прочим, Кубок чемпионов-1960 у меня ассоциируется не столько с решающими поединками против "Рапида", сколько с поездкой в Марокко. Тогда к участию в турнире допустили чемпиона этой страны, и ЦСКА пришлось лететь на север Африки. В обеих встречах мы легко победили, и эта командировка запомнилась не волейболом, а экзотикой, общением с людьми. Нас принимал король Марокко Хасан II, мы посещали различные культурные мероприятия, обменивались сувенирами с местными жителями: дарили им вымпелы и значки, получая взамен авоськи апельсинов. Перед возвращением на родину советский посол поблагодарил ЦСКА за помощь в укреплении дружеских отношений между народами СССР и Марокко.

- Полагаю, матчи с марокканцами проходили под открытым небом?

- Нет, к тому времени почти на всех турнирах уже играли в залах. Лично у меня с волейболом на улице связаны в основном юношеские воспоминания. Например, когда в 1953-м в Одессу в составе ЦСКА приезжал великий Константин Рева, с которым, к счастью, мне довелось поиграть и за клуб, и на том самом бронзовом чемпионате мира 1956 года, где Рева был единственным ветераном сборной.

- А как вы попали в ЦСКА?

- В педагогическом институте Одессы, где я учился, не было военной кафедры, и после сдачи госэкзамена меня сразу "прихватил" военный округ. Им тогда руководил Иван Покусаев - будущий начальник ЦСКА. Видимо, он положил на меня глаз, и через четыре месяца службы, то есть выступлений за команду Одесского военного округа, из Москвы пришла шифровка с приказом командировать солдата Мондзолевского в столицу. В нее я попал в 1957 году. Сначала меня разместили на цээсковской базе на Ленинских горах, а в 1960-м дали комнату в коммунальной квартире, в которую мы въехали с женой и маленьким сыном, появившимся на свет в декабре 1957-го.

- В ЦСКА тогда было много немосквичей?

- Нет, кроме меня и казанца Нила Фасахова, все остальные были столичными жителями. Но коллектив принял меня великолепно. Вообще в ЦСКА в то время была потрясающая атмосфера. Мы играли и жили по мушкетерскому принципу "один за всех и все за одного". Это еще один секрет наших многочисленных побед.

- Вернемся к Кубку чемпионов 1960 года. Каким получился финал с "Рапидом"?

- Помню, что в московском матче мы победили достаточно легко. Играли еще в старом зале ЦСКА, перестроенном по приказу Василия Сталина из самолетного ангара. Он располагался на Ленинградском проспекте и вмещал всего 3000 зрителей - крохотная по тем временам аудитория. В гостях нам надо было взять хотя бы партию, но играть в Бухаресте было невыносимо тяжело. Болельщики и судьи всегда создавали кошмарную обстановку. Порой казалось, что у арбитра рука поворачивается только в одну сторону. Да и вообще во всех странах соцлагеря, за исключением Болгарии, к советским спортсменам относились весьма прохладно. Тем не менее мы справились с давлением и проиграли с устраивавшим нас счетом 1:3.

- За победу игрокам полагались медали?

- Нет, нам вручили большую хрустальную вазу, как и в 1962-м, когда мы вновь победили в финале Кубка чемпионов "Рапид". Надо сказать, что у румын в те годы была великолепная команда. Имена связующего Аорела Дрэгана, нападающих Горациу Николау и Штефана Романа гремели на весь мир. С точки зрения "физики" они нас намного превосходили, но мы брали свое за счет техники и тактики.

- После окончания карьеры доводилось общаться с бывшими соперниками?

- Нет. Большинство тогдашних лидеров ЦСКА и "Рапида" простились с волейболом одновременно, после Олимпиады 1964 года. Я, кстати, тоже был близок к этому: накопилось много травм, да и морально устал. Однако, пропустив ЧМ-1966 (на нем советская команда завоевала бронзовые медали. - А.Б.), все-таки вернулся. В то время сборной руководил Юрий Николаевич Клещев, а помогал ему мой давний приятель по Одессе Марк Барский, который и уговорил меня возобновить выступления за национальную команду.

- Вы в 1968 году выиграли свое второе золото Олимпиады.

- К сожалению, после смерти Эдика Сибирякова я остался единственным в стране двукратным олимпийским чемпионом по волейболу. А вот из партнеров по ЦСКА живы почти все. Потеряли только Семена Щербакова... Часто вижусь с Нилом Фасаховым, Николаем Буробиным, Виталием Коваленко.

- Когда в последний раз выбирались на волейбол?

- Прошлой осенью вместе с сыном ходил на матч московского "Динамо" в Лиге чемпионов. Самостоятельно посещать игры мне сейчас тяжело, поэтому в основном довольствуюсь телевизионными трансляциями.

- Но на московском "Финале четырех" Лиги чемпионов наверняка будете?

- Если позовут и помогут добраться до стадиона, обязательно приду. Хотя после 2004 года, когда состоялось чествование олимпийских чемпионов, особого внимания со стороны нашей волейбольной федерации к себе не чувствую. Но я не жалуюсь, так как прекрасно понимаю, что у ВФВ хватает других проблем. Что же касается финансовой поддержки, то очень выручает ежемесячная государственная стипендия в размере 500 долларов. Спасибо Владимиру Путину. Надеюсь, после следующих президентских выборов ситуация не изменится.

- Вам нравится современный волейбол?

- С тех времен, когда я играл, он сильно изменился. Прежде всего это касается физических данных волейболистов. Разве мог бы я сейчас со своими 171 см быть основным связующим сборной? В комбинационном плане волейбол тоже ушел далеко вперед: если в 1960-е годы почти никто не атаковал с задней линии, то сегодня это - обычная вещь. Гораздо большая нагрузка теперь ложится и на игроков моего амплуа: раньше ведь применялась схема 4-2 с двумя пасующими. А что уж говорить о правилах, которые меняются чуть ли не каждый год. Кстати, нынешняя система начисления очков мне нравится, она, безусловно, сделала игру более динамичной.

И все-таки у современного волейбола есть серьезные недостатки. Главный из них заключается в том, что атлетизм начинает преобладать над технической оснащенностью. Да, впечатляет, когда высоченные нападающие раз за разом вколачивают мяч в пол, но все же гораздо интереснее видеть разнообразие атакующих ударов. А его нет, так как зачастую волейболисты не владеют элементарными навыками. Таких виртуозов, как Рева или Фасахов, сейчас не видно. Я уж не говорю о приеме. В наше время принимать мяч разрешалось только "сверху", и арбитры особенно внимательно следили за правильностью исполнения данного элемента. Это была настоящая акробатика! Сейчас же в действиях игроков задней линии слишком много "грязи".

- Как, на ваш взгляд, можно сделать волейбол более привлекательным для зрителей?

- Думаю, стоит поднять сетку до двух с половиной метров (сейчас ее высота составляет 243 см. - А.Б.), тогда баланс между техникой и "физикой" игроков придет в норму и мы будем чаще видеть длительные розыгрыши мяча. Неплохо было бы запретить и силовые подачи. Когда команды по десять раз за матч, а то и чаще подают в сетку, меня это коробит.

- Каковы, по-вашему, шансы "Динамо" выиграть домашний "Финал четырех"?

- Москвичам придется трудно, и дело не только в столь сильных соперниках, как "Тур" и "Мачерата". Главная проблема "Динамо" - психологическая. Очень часто его лидерам не хватает эмоций, жажды борьбы, которые отличали, допустим, ЦСКА моего времени. Мы выходили на площадку играть, а нынешние динамовские звезды идут на нее, как на работу. Кстати, это можно назвать еще одним недостатком современного профессионального спорта.

- Для создания необходимого эмоционального фона команде нужен лидер...

- Естественно. В ЦСКА 1960-х "мотором команды" называли меня. Я всегда был очень эмоциональным человеком - как-никак родом из Одессы (смеется). Были у нас и другие заводилы. Коля Буробин, например. А что сейчас? Как только возникают проблемы, Семен Полтавский сразу превращается в мумию. А ведь он лидер команды. И, между прочим, тоже одессит.

- Что скажете о молодом динамовском связующем Сергее Гранкине?

- Талант Сергея виден невооруженным глазом, но ему, конечно, мешает молодость. Только этим могу объяснить периодические срывы в его игре. Когда же Гранкин приобретет достаточный опыт, мы наверняка получим классного связующего для сборной. Но для меня очевидно, что на прошлогодний чемпионат мира в пару к Гранкину нужно было брать опытного пасующего, и меня сильно удивил отказ Зорана Гайича от услуг ветеранов в столь важном амплуа. Нельзя было взваливать на плечи молодого парня такую нагрузку.

- Повысит ли шансы "Динамо" на победу в Лиге чемпионов присутствие на скамейке Владимира Алекно, преемника Гайича в сборной России, который формально в столичном клубе уже не работает?

- Думаю, да. Алекно эмоциональнее игроков его команды, и в решающий момент не позволит им раскиснуть.

- Как думаете, насколько важен успех "Динамо" в Лиге чемпионов для сборной России, которой осенью предстоит участие в домашнем чемпионате Европы?

- Этот "Финал четырех" - отличный шанс укрепить свой авторитет, и упускать его нельзя. Выигрыш ЦСКА Кубка чемпионов-1960, безусловно, способствовал триумфу советской сборной на мировом первенстве того же года. А до этого, как я уже отмечал, крайне важной была победа на Турнире трех континентов в Париже. Сейчас "Динамо", являющееся базовым клубом сборной России, находится в аналогичной ситуации. Если москвичи сумеют одержать большую победу на клубном уровне, то осенью на чемпионате Европы их лидеры будут чувствовать себя более уверенно. А уверенность и авторитет - два главных компонента успеха в спорте.

Алексей БЕЗЪЯЗЫЧНЫЙ
www.sport-express.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован