Эксклюзив
Подберезкин Алексей Иванович
24 января 2022
279

«Главная идея» и современная стратегия силового противоборства

Любая стратегия предполагает выбор приоритетов: тщательное определение того, что важнее всего, и концентрация усилий на достижимых целях[1]

Дж. Малган, специалист в области стратегии


«Главная идея» стратегии предопределяет во многом её будущую эффективность, которая в итоге (при ошибочной формулировке) может быть невысокой даже при блестящей тактической реализации. История не раз демонстрировала, что неверная «главная идея» стратегии в итоге вела к тому, что можно было выиграть все сражения, но проиграть кампанию, либо даже войну. «Главная идея» – одно из важнейших условий победы и «завоевание симпатий общественного мнения», о котором писал ещё Карл фон Клаузевиц. Более того, именно эту цель он относил к одной из трех важнейших целей войны, подчёркивая, что «Бесконечно важен моральный подъём, создаваемый такими действиями»[2].

Но «главная идея» стратегии не может быть вне системы идей, т.е. вне идеологии. Даже в том случае, когда идеология «запрещена» или отрицается. В России длительное время так и происходило, расчищая тем самым дорогу либерально-западнической идеологии до тех пор пока в правящей элите не осознали, что придется выбирать: либо ориентироваться на самостоятельную, национальную систему ценностей и интересы, либо по-прежнему слепо копировать чужие, заодно ориентируясь и на чужие национальные интересы, нормы и правила. Хотим мы это признать, либо нет, но правящая элита к 2022 году раскололась на две части, где первая определенно выбрала национальную систему ценностей (а, значит, и идеологическую систему, формирующую приоритеты) и другую часть правящей элиты, которая открыто (чаще скрыто) придерживается западно-либеральной системы ценностей и норм.

Это в полной мере относится к «главной идее» стратегии, где первая часть правящей элиты определенно выступила в пользу развития национального человеческого капитала и его институтов («сбережения нации») и укрепления государства, его институтов как средств достижения этой цели, а вторая часть также определенно выбрала систему ценностей Дж. Байдена, провозгласившего (как и вся современная правящая элита Запада) высшей ценностью «демократию» и «нормы и правила», созданные этой демократией.

Надо отчетливо понимать, что в правящей российской элите, где абсолютное большинство принадлежит конформистам и коллаборационистам, должен произойти качественный надлом, в результате которого она либо присоединится к патриотическому меньшинству, либо будет вынуждена открыто перейти на сторону противника. Прежде всего в политико-идеологическом плане, потому, что вызов – бескомпромиссный и жесткий – брошен не только В.В. Путину, но и той части общества и элиты, которая следует за ним, до 2024 года. И вызов этот будет выражаться идеологически отношением к «главной идее» национальной стратегии, которая упрощенно будет выражена в выборе – национальное развитие и суверенитет («сбережение нации» и безопасность), либо «демократия» и «нормы и правила Запада».

Именно поэтому важна, прежде всего, политическая идеология, расставляющая идеи, ценности и интересы в соответствии с избранными приоритетами, что, кстати, отчетливо понимают на Западе, в частности, в США, где самое главное значение придается «общим стратегическим приоритетам» («демократии» и «образу жизни»), а затем только собственно стратегии национальной безопасности и военной стратегии[3]. Вообще вся политика Дж. Байдена в 2021 году была насквозь идеологизирована – от отношений с республиканцами и Конгрессом до отношений с союзниками и Россией, апогей чего стало обещанное им еще при вступлении в должность, «всемирное демократическое совещание» и новый этап пропагандистской компании против России по поводу её «агрессии» против Украины.

В России, надо признать, в 2021 году произошли значительные изменения в восприятии современных реалий правящей элитой страны и разработке национальной стратегии, которые, к сожалению, не нашли соответствующего значительного отклика в СМИ. Такой «главной идеей» современной стратегии нации и государства может быть (и, наконец-то стало), повторюсь, опережающее развитие национального человеческого капитала и его институтов[4].

Таким образом, на внутриполитическую повестку дня в России выходит тема, которой тщательно избегали последние десятилетия, идеология. Точнее, какая национальная идеология сможет быть у России. Тема отнюдь не новая. Автор не раз пытался в начале 90-х годов привлечь внимание правящей элиты к этой проблеме, которая могла бы быть сформулирована и так: какая идеология нужна посткоммунистической России? Ему удалось сделать несколько публикаций[5], более того, Б. Ельцин даже поручил своему помощнику Г. Сатарову «создать такую идеологию». Тот, в свою очередь, собрал все предложения и сделал их обзор, фактически отказавшись от сколько-нибудь сознательной работы просто потому, что на самом деле такая идеология – либерально-западническая – уже была у правительства Е. Гайдара и правительственной партии «Выбор России», объединившей практически всех либерал-демократов того времени.

По понятным причинам правящей либеральной группировке не хотелось прямо ассоциироваться с западными либералами идеологически, поэтому была придумана версия, в соответствии с которой «в развитых странах всё есть (как в Греции), включая идеологию». Создавать свою, «кустарно-посконную», «сермяжно-примитивную» не надо. На этом «идеологическая дискуссия затихла и было признано, что «идеология не нужна».

Между тем запретить идеологию, как и идеологические системы, невозможно. Более того, учитывая, что исключительно важное место в формировании стратегии государств принадлежит идеологии[6] как системе приоритетов и ценностей, существующей у разных политических субъектов, которые являются целями любой стратегии государств[7], «запрещая идеологию», запрещалась и разработка стратегии, более того, стратегическое планирование и стратегическое прогнозирование, без которых развитие государства, экономики и общества стало уже невозможно.

Судите сами: если вы принимаете военно-технические программы, рассчитанные на 20–35 лет, то вы просто обязаны прогнозировать и планировать развитие субъектов ВПО в мире и, как минимум, основные параметры собственной экономики и демографии. Поэтому попытки стратегического прогноза и планирования в России, возобновленные с начала нулевых, оказались безрезультативными: простая экстраполяция «трендов» и тенденций, рассчитанная по простым математическим моделям, регулярно заканчивалась провалами, среди которых самыми крупными были в области социально-экономического прогнозирования и планирования, начиная с 2008 года. Естественно, что и попытки планировать в области развития ОПК и ВС, как правило, были такими же безрезультативными.

Так происходило фактически до тех пор пока в Стратегии национальной безопасности РФ (ещё в варианте декабря 2015 года) не появились самые первые стратегические приоритеты, обоснованные интересами национального развития и безопасности. Однако этот процесс «идеологического выздоровления» очевидно затянулся. Причиной тому стало то идеологическое запустение, которое возникло сначала с кампании КПСС против идеологии под руководством её ведущих идеологов, а затем фактическим захватом власти в 1991 году узкой группой либералов-западников при лидерстве Б. Ельцина.

Со времён А.Н. Яковлева, объявившего фактически официальную кампанию «деидеологизации идеологии», идеология превратилась фактически в самую запретную тема в политическом дискурсе современной России.  Запретная, «не модная» или, как минимум, замалчиваемая. Прежде всего, потому, что она создает реальную угрозу либеральному господству, альтернативу, – влиятельные не государственные национальные институты развития человеческого капитала (ИР НЧК)[8].

По самым разным причинам в России до сих пор существует запрет на идеологию. Сначала потому, что считалось, что победила и должна существовать только либеральная идея, затем (когда та окончательно дискредитировалась) – некий абстрактный «прагматизм», который на самом деле очень похож на конформизм и простое обывательское стремление к благополучию, получившее даже в нормативных документах благозвучное определение «комфортное существование». В этом смысле идеология прагматизма отражает интересы тех социальных групп, которые получили желаемое от происходящих перемен в мире и в России. Прежде всего, конформистов и коллаборационистов[9].

«Прагматизм» – альтернатива стратегии потому, что он ориентируется на сиюминутные результаты, которые. Как правило, не имеют долгосрочных последствий, и на людей – политиков и чиновников, которые не заинтересованы в долгосрочных результатах. «Прагматизм» – удобное обоснование отсутствия способности или желания к стратегическому прогнозу и планированию государственного и национального развития, т.е. эффективной стратегии государства, а, кроме того, отказ от участия в реализации стратегии больших масс людей, что изначально делает её не жизнеспособной. Как справедливо отмечает ведущий эксперт по стратегиям государств Дж. Малган, «необходимо, чтобы долгосрочные планы предполагали всеобщее участие, ибо стратегии одного министерства или стратегического отдела недостаточно…»[10].

Между тем, от идеологии отказались, как оказалось, только в России. Ни в Китае, ни на Западе, ни, тем более, в исламском мире никому не пришло в голову заменить систему представлений о будущем нации примитивным прагматизмом. Там идеология осталась, как и во времена Коминтерна, мощным политическим средством влияния, оружием. «Мировой тренд сегодня – это снижение роли и веса политического формата управления поступками людей через их сознание… Происходит перераспределение фокусов управления в пользу идеологического формата. Особенно эта тенденция усилилась в условиях цифровой трансформации коммуникационного пространства и превращения знаний в общедоступную в реальном времени субстанцию»[11], – справедливо считает исследователь Н. Андрейченко.

Во второй половине 2021 года процесс эскалации военно-политического противоборства, усиленно подталкиваемый в последние годы Западом, был в ещё большей степени активизирован всплесками радикальных «непримиримых» идеологических заявлений, которые отражали интересы вполне конкретных политических субъектов мировой политики. Их допустили не только традиционные провокаторы из Восточной Европы и Прибалтики[12], а также Украины, но и Дж. Байден, и даже А. Меркель, которая не случайно обронила в одном из прощальных интервью, что она  «Еще двадцать лет назад осознала наличие серьезных разногласий с Владимиром Путиным. Российский лидер, выступая в Бундестаге, говорил о распаде СССР как о печальном событии, Германия же ощущала радость от окончания холодной войны»[13].  По её мнению, В.В.Путин должен был радоваться распаду СССР. Идеология «анти-России» объединила интересы самых разных субъектов. Эта же идеология стала фундаментом для дальнейшего развития антироссийской стратегии Запада.

В последние годы всё актуальнее и привлекательнее в общественном сознании части правящей элиты страны возникают идеи возрождения в том или ином виде Российской империи и политической системы, основанной на авторитаризме. Признается, например, что создание СНГ было шагом назад, а не вперед в развитии России, актуализируются разные исторические аналогии – от Ивана III (а до него брака Василия II с Софьей Палеологом) до «царя-кесаря» – императора Петра I.

Действительно, у империи, где основная идея, как у Петра I, была служение государству, много привлекательных черт. В особенности на фоне провала «демократического проекта» в России. Империя представляется не только исторической традицией России, но и формой её существования и развития, которая во все периоды – от Московского царства до СССР – доказала свою эффективность.

Но, главное, на мой взгляд, то, что с точки зрения стратегии и стратегического планирования (в том числе «Основ») империя представляется гораздо более эффективной чем федеративная Россия и, тем более, рыхлый, «независимый» СНГ[14].

Примечательна в этой связи мысль З. Бжезинского, высказанная им в отношении американской империи в известной, даже хрестоматийной, работе: «Америка стоит в центре взаимозависимой Вселенной, такой, в которой власть осуществляется через постоянное маневрирование, диалог, диффузию и стремление к формальному консенсусу, хотя эта власть происходит в конце концов из единого источника, а именно Вашингтона, округ Колумбия»[15].

На этом фоне взвешенные и традиционно примирительные идеологически комментарии С.В. Лаврова, апеллирующие к «прагматизму»  в государственной политике, прозвучавшие, например, на ассамблее СВОП в ноябре 2021 года, выглядели как-то слишком умиротворенно. Они говорят о тактике, а не о стратегии, о дипломатии, а не о долгосрочном политическом курсе. Во всяком случае, вплоть до выступления В.В. Путина на Валдайском форуме в том же ноябре 2021 года, где он провел «красные линии» в отношении системы национальных ценностей и интересов России, определенно сказав: «В современном хрупком мире значительно возрастает важность твёрдой опоры, моральной, этической, ценностной. По сути, ценности – это продукт культурно-исторического развития каждой нации и продукт уникальный. …Попытки ценностного диктата в условиях неопределённых и непредсказуемых перспектив ещё больше осложняют и без того острую ситуацию и влекут обычно обратную реакцию и обратный ожидаемому результат… мы полагаем, что должны опираться на свои духовные ценности, на историческую традицию, на культуру нашего многонационального народа»[16].

Это заявление В.В. Путина означало многое, но отнюдь не вело к изменениям в долгосрочном политическом курсе страны, ориентированном на «традиционное» политическое взаимодействие, где основными принципами и  методами остаются политические средства, понимаемое в США как взаимодействие с «центром Вселенной» в Вашингтоне.  Тем более оно не нашло еще отражение в изменении внешнеполитической стратегии государства, которая остается по сути той же, что и была последние 5 лет, с поправками на частные изменения в СНБ последней редакции июля 2021 года.

Ситуация в корне изменилась после 14 декабря 2021 года, когда Россия сделала заявления о гарантиях своей безопасности, которые стали «поворотным пунктом» в её политике в отношениях с Западом. Быстрые переговоры и настойчивые действия дипломатии, которые по времени совпали с акцией ОДКБ в Казахстане в январе 2022 года, стали свидетельством серьезности политических намерений России изменить внешнеполитический курс от уступок «партнерам» к разумным договоренностям.

 

_______________________________________

[1] Малган Джеф. Искусство государственной стратегии: мобилизация власти и знания во имя всеобщего блага / пер. с англ. Ю. Каптуревского под научн. ред. Я. Охонько. М.: Изд. Институт Гайдара, 2020, с. 20.

[2] Клаузевиц К фон. Принципы ведения войны / Пер. с англ. Л.А. Игоревского.- М.: Центрполиграф, 2020, с. 190.

[3] Именно в такой последовательности, в частности, действует администрация Дж. Байдена, которая в марте 2021 года опубликовала «Общие направления стратегии национальной безопасности» США, пообещав закончить её формирование только в 2022 году. См.: President Josef Biden «Interim National Security Strategic Guidance». Wash., 2021, p. 1.

[4] Путин В.В. Указ Президента Российской Федерации № 633 от 8 ноября 2021 года «Основы государственной политики в сфере стратегического планирования в Российской Федерации» / http://www.kremlin.ru/acts/news/67074.

[5] Надо сказать, что все первые годы 90-х годов, вплоть до середины десятилетия, я со своими коллегами издавал достаточно большими тиражами самые различные работы, посвященные этой теме, например: «Национальная доктрина России» (совместно с коллективом генерала армии Ф.Д. Бобкова), 1993 г.; «Современная русская идея и государство», 1994 г.; «Стратегия национальной безопасности России», 1994, 1995, 1996 и т.д.

[6] Идеоло́гия (греч. ιδεολογία; от ιδέα «прообраз, идея» + λογος «слово, разум, учение») – в данном случае – система концептуально оформленных идей, которая выражает интересы, мировоззрение и идеалы различных субъектов политики – классов, наций, общества, политических партий, общественных движений – и выступает формой санкционирования существующего в обществе господства и власти (консервативные идеологии) или радикального их преобразования (идеологии «левых» и «правых» движений); идеология и форма общественного сознания – составная часть культуры, духовного производства. Идеология – не наука, хотя она может опираться на научные знания. В отличие от науки идеология, как выражение частных интересов в форме всеобщности, представляет собой знание о социально-политической жизни по отношению к интересам составляющих её сил, задавая на этой основе оценку желательности или нежелательности того или иного социального бытия. Идеология, преобладающая в том или ином государстве, стране или обществе, называется «господствующей»

[7] Флавий И. Иудейские древности. М.: «Издательство АЛЬФА-книга», 2017 (Полное издание в одном томе), с. 1278.

[8] Боброва О.В., Подберёзкин А.И. Политико-правовое противодействие подрыву основ государственности России // Обозреватель, 2021, № 10, сс. 15–25.

[9] Подберёзкин А.И., Боброва О.В. Средства противодействия силовым инструментам, направленным на подрыв основ государственности Российской Федерации. Монография. М.: 2021. 88 с.

[10] Малган Джеф – бывший руководитель бюро по национальной стратегии при премьер-министре Великобритании. См.: Малган Д. Искусство государственной стратегии. М.: Институт Гайдара, 2020, с. 16.

[11] Андрейченко Н. Апология идеологии или Антидогматика // Независимая газета, 24.10.2017 г.

[12] В сентябре-октябре крайне резкие высказывания самых разных представителей «молодых демократий», а также ЕС и НАТО стали ежедневной нормой, что наводит на мысль об искусственной пропагандистской кампании.

[13]См.: «прощальное интервью А. Меркель. 22 октября 2021 г. / https://projekte.sueddeutsche.de/artikel/politik/das-grosse-abschiedsinterview-mit-angela-merkel-e623201/?reduced=true

[14] О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023–2024 годов, 24 ноября 2021 г. / http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001202112070016?index= 4694&rangeSize

[15] Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. М.: АСТ, 2020, с. 54.

[16] Заседание дискуссионного клуба «Валдай» 21 октября 2021 г. / Официальный сайт http://www.kremlin.ru/events/president/news/66975

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован