03 апреля 2008
1670

Главное зло XXI века можно победить только совместными усилиями

Термин "международная антитеррористическая политика" в научной литературе и СМИ пока встречается редко. Почему? Связано это с закреплением в общественном сознании такого термина, как "борьба с международным терроризмом", что подразумевает противодействие международной террористической угрозе в первую очередь силовыми (военными) методами. Например, в стратегии обеспечения внутренней безопасности США, выпущенной в свет в октябре 2007 года, на первое место поставлена задача прерывания начавшихся атак в кратчайшие сроки. При этом официальный Вашингтон видит местонахождение основной угрозы вне территории США - в действиях таких террористических организаций, как "Аль-Каида" и "Хезболла".

Фактически американская администрация признала, что, несмотря на разгром баз "Аль-Каиды" в Афганистане и значительное ослабление ее ядра, эта террористическая организация продолжает представлять угрозу. Ее высшему руководству удалось избежать возмездия и набрать новую армию низовых руководителей боевых ячеек. Совершенно очевидно, что "Аль-Каида" продолжит наращивать свои возможности по нанесению ударов по США.

Американское руководство вынуждено признать, что силовые меры борьбы с международным терроризмом, несмотря на кратковременные успехи, оказались не слишком эффективными. Террористическая угроза в мире не только не уменьшается, но имеет тенденцию к усилению. Например, в ноябре 2007 года директор департамента разведки Министерства внутренней безопасности США Ч. Аллен в очередной раз оповестил соотечественников, что в ближайшем будущем им предстоят серьезные испытания.

Он предупредил американцев, что скоро террористы могут нанести удары по различным объектам нефтяной, газовой и энергетической промышленности, финансовым и банковским структурам, а также по морским портам, аэровокзалам и местам развлечений.

Отметим, что высшее политическое руководство России также признает наличие и рост международной террористической угрозы. Так, случаи совершения террористических актов в России в августе-начале сентября 2004 года (взрывы возле метро "Рижская" и на Каширском шоссе, захват заложников в Беслане) были классифицированы как "необъявленная война", которую ведут международные террористические организации против России. Однако в отличие от США российское руководство осуществляет противодействие международной террористической угрозе в основном на собственной территории. Пособниками международного терроризма российская государственная власть объявила как чеченских боевиков, участников вооруженных выступлений в Кабардино-Балкарии, членов "джамаатов" в Дагестане и Ингушетии, так и других политических противников.

Этой же позиции придерживаются ученые и специалисты. В выпущенной в 2007 году Академией управления МВД России монографии современный терроризм рассматривается в качестве социально-политического противника.

В российских документах международная террористическая угроза одновременно рассматривается как в политической области, так и в сфере международных отношений. В Концепции национальной безопасности отмечается резкое обострение проблемы терроризма, имеющего транснациональный характер и угрожающего стабильности в мире. А это, в свою очередь, обусловливает необходимость объединения усилий всего международного сообщества, повышения эффективности имеющихся форм и методов борьбы с этой угрозой, принятия безотлагательных мер по ее нейтрализации. Одновременно в концепции обозначены социально-политические корни возникновения международной террористической угрозы и признана необходимость нейтрализации причин и условий, способствующих возникновению политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма, и их последствий. В концепции обоснованно предлагается широко (но не бездумно) использовать международный опыт борьбы с этим явлением и с этой целью выработать скоординированный механизм противодействия международному терроризму.

Обратим также внимание на содержание пункта 1 ст. 5 Федерального закона 2006 года "О противодействии терроризму", в котором указано: одна из организационных основ противодействия терроризму - право и обязанность президента РФ определять основные направления государственной политики в области противодействия терроризму. Таким образом, российским законодательством определено высшему политическому руководству страны принимать в приоритетном порядке политические меры, а не только противодействовать силовыми средствами (что достаточно традиционно) террористической угрозе.

Активизация международного терроризма и неготовность государственных силовых структур противостоять этой новой угрозе предсказана выдающимся русским военным теоретиком Е. Месснером. Терроризм, по его мнению, это одновременно одна из новых форм ведения современной войны и способ борьбы слабых акторов. Получается, что между "мятежевойной" и терроризмом имеется немало сходства. Главными средствами в этой войне являются отсутствие каких-либо шаблонов и норм, классических, грандиозных массовых сражений (против массовых армий - тактика "комаров"), психологическое воевание с целью покорения разума и души атакованного народа, насилие (устрашение, террор) и партизанство.

В условиях современной "мятежевойны" и борьбы с терроризмом регулярные войсковые структуры и спецподразделения фактически лишились монополии на применение силы. Наряду с вооруженными силами сегодня воюет слабо поддающееся контролю иррегулярное войско, происходит "воевание без войск" - партизанами, диверсантами, террористами, вредителями, "саботерами" (термин Е. Месснера) и пропагандистами. Аналогичной позиции придерживается философ Х. Хофмайстер, полагающий, что эту войну невозможно выиграть, используя только силовые (военные) средства.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ В ПРИЛОЖЕНИИ

Документы

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован