04 сентября 2008
3589

Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин уверен: каждое здание в столице может быть уникальным

Main kuzminbig
Новые инвесторы из поколения Next

Москва, как мозаика, застраивается и воссоздается по частям. Но есть человек, который, утверждая любой проект, обязан чувствовать город как единый живой организм, заранее предвидя, как та или иная новостройка скажется на облике Москвы в целом. О том, куда идет столица сейчас в своем развитии, что нового появится в ближайшее время на ее улицах, корреспондент "РГ" беседует с главным архитектором Москвы Александром Кузьминым.

В Лондоне "Огурец", а в Москве "Апельсин"?

Российская газета: Александр Викторович! Подписано распоряжение правительства Москвы о подготовке к застройке нового здания Третьяковки на Крымском Валу. Вы - председатель рабочей комиссии, созданной для руководства этой работой. Следовательно, вопрос о сносе Центрального дома художника решен. Будет ли построен на его месте многофункциональный комплекс "Апельсин", проект которого выставлялся весной на выставке недвижимости в Каннах?

Александр Кузьмин: "Апельсин" Норманна Фостера или какой-нибудь еще другой фрукт - пока рано говорить. Лично я "Апельсин" видел пока только в журнале, официально в Москомархитектуру проект не поступал. В любом случае какой быть судьба застройке будет решаться застройки выбран в ходе конкурса.

Задача Москомархитектуры сейчас состоит в том, чтобы подготовить хорошее техническое задание на базе имеющихся градостроительных проработок для всей этой немалой территории, идущей от памятника Петру Великому по Морозовскому переулку параллельно Якиманке и до Садового кольца и набережной Москвы-реки. Пока она архитектурно не сформирована. Ну, стоит этот кирпич Дома художников, и все. Место же действительно очень красивое и выигрышное. И застраиваться оно будет скорее всего не на бюджетные деньги, а на инвестиционные.

Тем более, что у Третьяковки давно назрела потребность решить проблему дефицита площадей. В имеющемся сейчас у нее там здании объемы большие, а полезных площадей, которые можно использовать как выставочные, не больше половины. Все остальное занимают лестницы, входы, холлы и т. д. Поэтому и предлагается проблему двух собственников - Государственной Третьяковской галереи и Дома художника - решать комплексно.

РГ: Но однажды на это место уже претендовали голландские архитекторы с проектом под названием "Русский авангард"...

Кузьмин: Как известно, он был отклонен. Но в процессе проработки, как он может здесь встать, было выявлено, что визуально здание не накладывается ни на Кремль, ни на храм Христа Спасителя. Следовательно, помех не будет и при застройке по любому другому проекту.

РГ: А "Русский авангард", выходит, совсем ушел из Москвы?

Кузьмин: Выходит, что так. Лично я не сторонник того, чтобы один и тот же проект "таскать" по всему городу.

РГ: Давно ли большинство зданий по форме были очень похожи друг на друга. В большинстве прямоугольные, отличающиеся разве что наличием или отсутствием колонн и каких-то украшательских элементов. Теперь же Москва рассматривает проект здания, построенного в виде разрезанного на дольки апельсина, в Лондоне уже стоит "Огурец" того же Фостера, в Московском Международном деловом центре строится дворец бракосочетаний в виде обнявшейся влюбленной пары... Значит ли это, что с появлением новых технологий архитектор совершенно свободен?

Кузьмин: Ну, архитектор все-таки не художник, который может нарисовать картину и поставить ее, где хочет. Но, действительно, благодаря новым технологиям и материалам появилась возможность строить дома очень сложных форм. Если бы под руками у архитектора оставались только кирпичи и панели, он и дальше продолжал бы складывать кубики. Но его творчество в наши дни стимулирует еще одно очень важное обстоятельство. Дело в том, что в Москве появилась новая плеяда инвесторов, которые с помощью каждого объекта хотят не просто заработать деньги, а мечтают оставить себя в истории тем, что здание, строительство которого они профинансировали, может стать одним из символов города. Это честолюбивые ребята, как правило, из поколения, которое выбрало пепси-колу. На мой взгляд, для столицы это прогрессивное движение, так как без таких инвесторов ничего необычного при всем желании построить невозможно.

РГ: Какие еще уникальные проекты могут появиться в ближайшее время в Москве?

Кузьмин: В Москва-Сити каждый небоскреб практически уникален. Идет работа и над "Хрустальным островом" в Нагатино. Много добавит городу реконструкция стадионов - "Тушино", "Спартак", "Динамо", ЦСКА, завершение застройки Ходынки...

РГ: Москву часто упрекают, что у ее высоток не московский стиль...

Кузьмин: А вы хотели бы, чтобы все они стали продолжением ряда сталинок? Лично я возражаю против этого. Хватит одного "Триумф-паласа"...

В поисках компромисса

РГ: Как изменились задачи главного архитектора на фоне появления новых материалов, технологий, новых возможностей?

Кузьмин: Своей главной задачей как главного архитектора я считаю поиск компромисса - между Москвой новой и старой. Новая не должна входить в противоречие с существующей. Старую же застройку надо всеми мерами сохранять, что мы и пытаемся делать. В частности, сейчас дорабатывается проект возрождения Слободы старообрядцев. На очереди - Сретенский монастырь. Поставлена задача привести его в порядок к 2012 году, когда будет праздноваться 200-летие бегства Наполеона из Москвы. Ведь, как известно, раненых в ходе Бородинского сражения офицеров привозили на лечение именно в Сретенский монастырь, монахи которого много сделали для их выхаживания. Сейчас город ведет переговоры, чтобы расширить территорию монастыря за счет выкупа расположенных по соседству земель.

А к Дню города должна быть введена в строй уже восстановленная Марфо-Мариинская обитель.

РГ: Когда столица берется что-нибудь восстанавливать, ее часто потом упрекают за то, что она в очередной раз пошла по пути создания новодела.

Кузьмин: Что касается Марфо-Мариинской обители - это строгая реставрация. Там все сделано так, как и было раньше... Но главное, это символ своей эпохи. К тому же благодаря восстановлению обители в тесном Замоскворечье появится открытое, полностью благоустроенное пространство, маленький парк, куда люди смогут приходить и наслаждаться тишиной и покоем. Это, пожалуй, самое приятное.

РГ: Заканчивается восстановление еще одного памятника - Петровского путевого дворца. Он тоже реставрирован?

Кузьмин: Да, там проведена полная реставрация. Сохранены деревянные перекрытия, не менее уникальные, чем перекрытия Бетанкура в Манеже, хотя в соответствии с исторической правдой они здесь и остались закрытыми. Да и функция сохранена. Ведь что такое Петровский путевой дворец в XIX веке? Это гостиница, в которой останавливались царствующие особы по пути из Петербурга в Москву. Вот и сейчас он будет Домом приемов, в котором будут останавливаться гости правительства Москвы. Скажем, мэры других столиц.

РГ: Скоро откроется из-под строительной сетки и заново отстроенная гостиница "Москва". Вы не страшитесь этого момента?

Кузьмин: Нет. Я всегда люблю, когда какой-то кусочек города приобретает законченный вид. Давайте вспомним момент, как, например, выглядели Манежная площадь и начало Тверской улицы, когда "Москва" еще только разбиралась, новый отель вместо снесенного "Интуриста" еще строился, а Манеж стоял обугленным... Такой развал в самом центре города! А теперь? Совершенно другая картина. Ну а что удалось или не удалось - судить москвичам.

По поводу же "Москвы" могу сказать одно. Внешний объем здания по сравнению с историческим не увеличен. Да, со стороны Театральной площади появился новый фасад, но и прежний здесь никакого отношения к проекту Щусева не имел, в отличие от трех других, которые выходят на Манеж, здание Госдумы и здание бывшего Музея Ленина. Пристройка, выходившая на Театральную площадь, была построена в 70-е годы в духе минимализма той поры. А сейчас этот фасад перекликается своим внешним видом с "Метрополем".

Станут ли конкурентом "мерседесу" метро и электричка?

РГ: Александр Викторович! Строительству дорог в столице наконец дана зеленая улица. Над какими проектами, способными вытащить город из пробок, работают сейчас московские архитекторы?

Кузьмин: Я считаю, что главная задача сейчас - это развитие метрополитена. Дело в том, что любое улучшение строительства дорог дает улучшение транспортной ситуации всего на 10 процентов в том или ином районе. Если же учитывать, что дефицит дорожной сети в городе составляет 300 километров, представляете, сколько лет потребуется, чтобы его преодолеть! К пробкам ведет и недостаточность станций метрополитена. Из-за нее нельзя сказать горожанам: не хотите сидеть в заторах, садитесь на метро - доедете с неменьшим комфортом. Сейчас федеральный центр впервые пообещал серьезно увеличить выделение федеральных средств на строительство метрополитена в Москве, и когда это случится, то ситуация в городе улучшится значительно быстрее.

РГ: В Генплане развития Москвы предусматривается сделать городским транспортом и электрички, которые пока существуют лишь для связи столицы с городами Подмосковья и Центрального федерального округа.

Кузьмин: Нам вообще нужно прежде всего изменить в своих мозгах отношение к железной дороге. Начиная от планировки станций. Если многие станции метрополитена выглядят настоящими дворцами и возле них обязательно имеется площадь, на которой всегда царит праздник, то железнодорожные платформы - это обычно убогие козырьки, заранее рассчитанные на задворки города.

Между тем именно электрички способны стать альтернативой метро, что особенно важно для районов, куда подземка точно не придет до 2020 года. Это Бирюлево, Бескудниково и многие другие. А железная дорога там уже есть. Достаточно сделать удобные зональные станции и наладить регулярное движение поездов, как в метро - скажем, каждые пять или десять минут.

РГ: Когда практически начнется эта работа?

Кузьмин: Она уже идет. Отрабатываются проекты первых пяти станций на Малом кольце железной дороги по приспособлению его для пассажирского движения. Они должны соединить Москву-Сити с площадью Гагарина. Почти на каждой из этих станций предусматриваются действительно очень удобные пересадочные узлы с железной дороги на метро: в самом Сити, на пересечении с Можайским шоссе, менее удобная, но тоже комфортная станция в Лужниках...

РГ: А какие все-таки автомобильные дороги добавятся в столице к уже строящимся?

Кузьмин: Прежде всего Северная и Южная рокады. Северная пойдет от Химки-Ховрино в сторону улицы Королева, далее к Преображенской площади, потом к Семеновской площади, проспекту Буденного и через Вешняки вдоль железной дороги выйдет в такие районы, как Ухтомский и Кожухово. Сейчас же, если нужно попасть с востока на северо-запад, москвичи ездят через центр. Также избавит от необходимости ехать через центр и Южная рокада. Она пойдет от Рублевского шоссе к улице Лобачевского, Обручева, Балаклавскому проспекту. Дальше сейчас тупик. Через него предстоит прорваться в районе Варшавского шоссе и через железную дорогу выйти на улицу Кантермировскую. Дальше на Каширское шоссе, Братеевские улицы и на перспективу - вплоть до Капотни.

РГ: Рокады будут строиться после завершения строительства Четвертого транспортного кольца или параллельно?

Кузьмин: Параллельно.

РГ: Когда именно?

Кузьмин: Это станет точно известно в сентябре, когда правительство Москвы рассмотрит и утвердит программу транспортного строительства Москвы, рассчитанную на период до 2015 года.


Любовь Проценко

Опубликовано в "РГ" (Московское обозрение) N4743 от 4 сентября 2008 г.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован