06 сентября 2010
2257

Глобализация и национальный язык

Елистратов В.С. 1965 г.р. - профессор МГУ, филолог-русист, лексикограф, поэт, писатель, публицист, переводчик, доктор культурологи, а еще путешественник, сказочник и поэт.
Лауреат премии имени И.И.Шувалова Первой степени. Член Союза российских писателей.
Опубликовал более 100 научных работ, в т.ч. книги "Словарь московского арго" (1994), "Толковый словарь русского сленга"(2005), "Арго и культура" (1995), "Язык старой Москвы" (1997), "Словарь языка Василия Шукшина"(2001), "Трактат pro таракана"(1996), "Словарь крылатых слов (русский кинематограф)"(1999), стихотворные сборники "Московский Водолей" (2002), "По эту сторону Стикса" (2005), "Духи мест"(2007), сборник юмористических рассказов "Тю! или рассказы российского туриста"(2008).
Постоянный автор журналов "Знамя", "Нева", "Дружба народов", газеты "Моя семья".

ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЯЗЫК Статья)
О глобализации как о явлении геополитическом, социологическом, культурологическом и даже историческом говорится и пишется очень, даже слишком, много. Много пишется и о социолингвистическом аспекте данного процесса. Однако пока проблема "глобализация и язык" чаще всего ставится либо а) в традиционном социолингвистическом плане (т.е. преимущественно как проблема заимствований: например, в русском языке растет число англицизмов-американизмов - вот вам и глобализация), либо б) в плане, если можно так выразиться, "околонаучно-гипотетически-эмоциональном", или, если угодно, "креативно-провокационном" (скажем, в связи с глобализацией "от трудящихся-интеллектуалов поступило предложение" перевести русский язык на латиницу1), либо в) в плане чисто охранительском (глобализация есть зло для национальной культуры и национального языка, и с ней надо бороться).
Разумеется, любые рассуждения на тему "глобализация и язык" неизбежно будут содержать в себе некий гипотетический элемент. Аксиомы здесь еще явно не сформулированы. И сформулируются, надо думать, нескоро. Как правило, гипотезы по поводу будущего национальных языков в связи с "глобальными процессами", мягко говоря, гиперболизируются. Если потепление климата, так уж непременно глобальное, если уж эволюция языков, так пусть все разом перейдут на латиницу и заговорят по-английски (в иной версии - по-китайски). Или наоборот: "глобальная глобализация" вызовет глобальную же регионализацию. Все "запрутся" в своих регионах и с "калашниковым" в руках будут защищать своего "культурно-языкового" genius`a loci. Таковы экстремальные футурологические сценарии. Ясно, что истина где-то посередине или же (что даже вероятнее) вообще вне поля "радикальной" футурологии.
Попытаемся, нисколько не претендуя на роль мудрого третейского судейства, констатировать лишь те факты и тенденции, которые очевидны.
Прежде всего, так называемая глобализация - явление далеко не новое в человеческой истории. Слово "глобальный", например, в русском языке имеет два значения: "охватывающий весь земной шар" и "полный, всеобъемлющий" (С.И. Ожегов). Близкие значения и в других славянских, романских и германских языках. Далеко не все, кстати, языки столь четко, как русский, "настаивают" в этом слове на значении "охватывающий весь земной шар". Чаще это что-то вроде "общий", "взятый в целом", "итоговый", "суммарный", "валовой" и т.д. и т.п. Семантику "всемирности", "планетарности" берут на себя совсем другие слова. Во французском, например, старшее поколение предпочитает слово "mondialisation" как "родное", латинско-романское, младшее же поколение усвоило "англо-саксонское" "globalisation". Хотя, строго говоря, оно такое же латинское. Коннотации иные. Оценочности в этих словах нет, есть просто традиционная французская борьба с заимствованиями, особенно с английскими. Интересно, что у нас, в России, благодаря А. Дугину и Ко латинизмы "мондиализм", "мондиалисты" и т.п. стали глубоко идеологически маркированными (со знаком минус): "мондиалисты", "мировая закулиса" и т.д.
Так или иначе, латинское "globus"2, появившееся далеко до тех времен, когда Земля стала безоговорочно считаться шаром-"глобусом", было заимствовано как своего рода вторичная метафорическая номинация десятками языков и живет в них, активно "работая" в сфере словообразования: "глобальный", "глобализм", "глобализация", "глобалисты", "антиглобалисты" и т.д. Новообразованные слова приобретают свою коннотативно-идеологическую ауру. Например, в слове "глобализация" присутствует не только компонент значения процессуальности, но и - при более скрупулезном компонентном анализе - значение неизбежности данного процесса3. Слово "глобализм" подразумевает явный воинствующе-идеологический компонент, слово "глобалист" - семантику некой причастности к некоему заговору4.
Следует отметить, что в русском языке все эти слова стали фиксироваться в словарях лишь в последние 5-7 лет5.
Возвращаясь к исходной мысли, заметим, что подобных "глобализаций" в истории человечества было много: эллинизация, латинизация, арабизация, исламизация, христианизация, китаизация, русификация и т.д. Эпоха Великих географических открытий по своим масштабам нисколько не уступает нынешней "глобализации". В самом этом слове присутствует явный элемент так называемой гиперболической синекдохи, что-то типа "весь мир содрогнулся 11 сентября". Стоит побывать в Индии, в Центральной Африке или даже отъехать на 100 км от Москвы - и "глобализации" как не бывало.
"Глобализации" (или, если угодно, "протоглобализации") в истории проходили по-разному и имели различный характер. Но так или иначе они помимо чисто прагматической подоплеки неизбежно несли в себе три компонента: языковой, культурно-цивилизационный и религиозный (иногда как его "сублимация" - идеологический, как в случае с "советизацией"). Соотношение данных компонентов может быть различным.
Например, первоначально глобальная арабизация-исламизация мира (от Испании до Индии) имела религиозно-языковой характер. Часть стран арабизировалась, т.е. "поддалась" обоим компонентам, часть исламизировалась, но не арабизировалась (Турция, Иран, Афганистан, например). Позднее, в эпоху расцвета Басры и Куфы и, наконец, Багдада, подключился культурно-цивилизационный фактор. Иначе говоря, арабы, адаптировав персидские и другие элементы культуры, создали свой, чрезвычайно обаятельный тип культуры, образа жизни, перед которым трудно было устоять всем прозелитам и неофитам.
Для сравнения: в эллинизации, несмотря на формально присутствующую религиозную составляющую, был силён культурно-языковой элемент. Религиозный был вторичен.
Галлизация Европы XVII-XIX вв. тоже была отчетливо культурно-языковой, даже без намека на религиозность.
"Протестантизация" мира, начатая в XVI в. и продолжающаяся до сих пор, внешне весьма пестрая, тем не менее никакого языка не навязывает6, а навязывает религию и образ жизни (о прагматической доминанте умолчим).
Комментарии к десяткам других различных протоглобализаций в истории человечества можно было бы продолжить. Впрочем, об этом уже очень много и с различной степенью компетентности написано.
Что же мы видим сейчас?
Прежде всего, хотелось бы решительно "развести" глобализацию и американизацию. Различие данных явлений очевидно. Но в обывательском представлении они близки, почти синонимы.
Американизация как планомерная пропаганда американского образа жизни и (косвенно) "американского английского" языка - явление частное, врeменное и, судя по всему, уже прошедшее свой "пик" в 70-90-х гг. XX в. Типологически, как это ни парадоксально, американизация близка к эллинизации: в центре здесь некий комфортабельный, богатый беззаботно-"расслабленный" образ жизни. Явно мифологизированный. В эллинах представителей других народов привлекала преимущественно не спартанская доблесть (спартанцы, кстати, в результате "чисто демографически" выродились), а вино, оливки, музыка и т.д. и т.п., т.е. то, что и сейчас "тянет" в Грецию миллионы туристов.
Можно сказать, что американизация на определенном этапе, совпав со "взрывом" информационных инноваций, стала своего рода ферментом и катализатором глобализации. Но не более того. Американизация - это некая предглобализация, тот ее предварительный этап, на котором культурно-языковая (и в совсем слабой степени религиозная) составляющая пусть и в сниженном, почти пародийно-китчевом виде, но все-таки присутствовала.
Глобализация же, по-настоящему только-только разворачивающаяся на наших глазах, есть явление а) внерелигиозное, б) внеязыковое, в) внекультурное и даже г) внеидеологическое7. Вернее, язык, культура и религия из субъектов в "глобализационном измерении" переходят в разряд объектов, т.е. прежде всего предмета купли-продажи.
Надо четко понять, что никакого "своего" языка, "своей" культуры и "своей" религии "глобализационная эпоха" иметь не будет.
Эпоха глобализации - это эпоха глобального рынка культур, языков и религий. Эпоха, если можно так выразиться, регулируемых экономикой мод на культуры, языки и религии, мод-проектов на "духовные веяния" в связи, разумеется, с материальными потребностями мировой экономики. При этом вряд ли речь будет идти о культурно-языковом или религиозном антагонизме внутри "глобального пространства". Подобно тому как производство английских автомобилей скупают японцы, скажем, "японский культурный проект", с японским языком, саке, суши и сакурами, могут когда-нибудь скупить китайцы. Обучение русскому языку иностранцев как глобальный проект (ныне - РКИ) в будущем вполне могут скупить, например, турки или немцы, если это будет им выгодно. И замечательно продвигать русский язык и русскую культуру по всему миру. Пока русский проект будет доходен. И т.д. и т.п.
Иначе говоря, глобализация подразумевает создание общепланетарного рынка духовных ценностей, в том числе и языков, с разветвленной системой "форматов", "брендов", "проектов" и т.д., с конкуренцией и укрупнениями и проч. Все это было и раньше, но новейшие информационные технологии, стремительное развитие планетарной инфраструктуры, а главное, нарастающий духовный дискомфорт "людей цивилизации" приведут к востребованности и рентабельности "духовного товара".
Ясно, что любое действие порождает противодействие (глобализация порождает регионализацию и т.п.). Вряд ли речь в будущем пойдет о крайне жестком противостоянии "глобалистов" и "антиглобалистов", о какой-то непримиримой конфронтации и т.п. Думается, что ситуация глобализации активизирует ряд процессов в культурах, языках и религиях, которые (процессы) в конечном счете приведут к выработке неких "буферных механизмов". Впрочем, это уже совсем гипотетическая область.
Попробуем вкратце обозначить основные пункты на оси "глобализация - национальные языки".
Глобализация может привести и уже приводит к тому, что в национальных языках усиливается тенденция к так называемому двуязычию (в иной терминологии - диглоссии). В этом смысле национальные языки в XXI в. глубинно-типологически приблизятся к средневековым. Та сфера языка, которая безоговорочно "подключится" к глобализации (условно - "глобалистско-профанная" сфера), сильно пиджинизируется (или макаронизируется, как угодно). Профжаргоны современных трейдеров, брокеров, программистов и т.п. - яркие тому примеры. Безусловно, параллельно усилятся тенденции "охранительского" плана. Национально-региональная интеллигенция будет создавать свой "сакральный" язык и всячески оберегать его от "глобалистско-профанной" сферы8. Такой "неопуризм" неизбежен. Какое начало в нем будет преобладать - религиозное, культурное или собственно языковое, - мы можем лишь предполагать. Судя по всему, возможны разные варианты.
В "профанной" сфере национальных языков, надо думать, процесс интернациональной унификации будет идти не только через заимствования, но и через формирование своего рода интернационального, космополитического "лингвопсихотипа". Уже сейчас мы наблюдаем интереснейшие и, честно говоря, труднообъяснимые вещи: "поп-тексты" на разных языках совершенно однотипны. "Cosmopolitаn" на китайском совершенно похож на "Cosmopolitаn" на испанском. Именно по языку. Надо умудриться сделать таким похожим китайский и испанский!
Языки странным образом уже сейчас унифицируются по "словам-паразитам". Наши "как бы", "да?", "короче", "на самом деле" и т.д. имеют свои аналоги во многих языках, вплоть до хинди, японского и т.п., и столь же частотны в них и вызывают столь же интенсивное отторжение со стороны "неопуристов" (ср. французские: "c`est-б-dire...", "comment dire...", "euh...", "bref...", "en fait...").
Во многих языках усиливается категория неопределенности ("где-то в семь", "в семь плюс-минус", "где-то так в семь примерно", "часов в семь туда-сюда" и проч.). Все это похоже на некоторую тотальную неуверенность, своего рода экзистенциальную фрустрацию.
Массовая "художественная" проза совершенно универсальна и все более легко переводится с любого языка на любой. Переводной текст совершенно неотличим от оригинального. Сорокалетний русский еще отличает оригинальный русский текст от нерусского, чувствует его "идентичность", российские же подростки в большинстве своем - нет.
Или: фонетисты в разных языках фиксируют тенденции к тотальному ослаблению четкости артикуляции. Например, в русском - это произнесение взрывных с элементом фрикативности, т.е. как аффрикат, "назализация" гласных и т.д. Здесь, по всей вероятности, работает опять же тотальная масскультурная установка на релаксацию ("расслабься", "не парься", "забей" и проч. - все это жаргонные рефлексы той же глубинной тенденции).
Далее: глобализация приведет (и уже приводит) к росту значимости в повседневной жизни людей "новой иероглифики", или "новой пиктографии". Не к росту значимости тех или иных фонетических языков международного общения типа английского (настоящий, реальный, повседневный "международный английский" давно уже не превышает своим разнообразием язык Эллочки-людоедки), а именно к увеличению роли пиктографии (интерпиктографии): от компьютерных смайликов до знаков дорожного движения и условных обозначений в аэропортах. И они тоже будут унифицироваться. Сколько раньше было обозначений, извините, мужского и женского туалетов? Тысячи и тысячи. Шляпы, трости, юбки, сигареты... Пока все не свелось к комбинации "треугольничек-кружок". Пиктография и иероглифика изначально выполняли роль международного языка общения (еще, например, в древнем Междуречье). С чего начали, тем и кончили. Все логично.
Наконец, судя по всему, глобализация (вернее, сопровождающая ее регионализация) приведет к чисто количественному увеличению национальных языков. Диалекты станут активно переходить в языки. Что уже происходит, особенно активно в "единой" Европе. Не исключено, что традиционное понятие диалекта вообще трансформируется и приобретет новый лингвополитический и юридический статус, что-то типа промежуточного, претендующего на роль языка.
Не исключено также, что именно на эти "малые языки" и разовьется особая неопуристическая мода. И "большая", "высокая" словесность "перекочует" в "малые", "неглобалистские" языки.
А вот массовая, "глобалистско-профанная" культура будет бытовать в сфере "глобалистско-профанных" "больших" языков типа английского.
Словом, нас явно ждет много интересного. И вопреки расхожему, массовому мнению, так называемый глобализм, своего рода классицизм XXI в., с его установками на стандартизацию и унификацию, как нам кажется, парадоксальным образом даст новый импульс к "неоромантическому" развитию национальных языков и развитию всего того, что мы называем настоящей, высокой культурой.
Примечания
1.См., например: Эпштейн М. Русский язык в свете творческой филологии //
Знамя. 2006. N 1.
2.Лат. "globus" значит "шар", "клецка", "ком", "куча" и др. (см., например: Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М., 1976).
3.Ср.: словосочетание "модернизация образования" уже как бы подразумевает, что эта "модернизация" нужна и неизбежна. Хотя, честно говоря, кое в чем здесь есть сомнения...
4.Забавно и поразительно-показательно, что еще в латинском языке слово "globus" имело значение "шайка заговорщиков", "клика" (globus nobilitatis, globus conjurationis, globus consensionis). "Шайка глобалистов" - это очень актуально.
5.Например, в "Толковом словаре русского языка конца ХХ века" (СПб., 1998), призванного зафиксировать все "языковые изменения" последних десяти лет XX в., встречается только слово "глобальный". Его производные отсутствуют.
6.Хотя (заметим в скобках) протестантизация подразумевает обязательный элемент "критики" данного национального языка, вернее, критики качества сакральных текстов, написанных на "непротестантском" языке. Например, русский Синодальный перевод Библии - объект постоянной критики протестантов.
7.Сакраментальные "права человека" как культурно-идеологическая "база" глобализации уже давно воспринимаются всеми здравомыслящими людьми как политический механизм, не более. Аксиологическое, ценностное содержание из этого словосочетания выветривается на глазах. Это уже что-то типа "свободы, равенства и братства" или "пролетарии всех стран, соединяйтесь".
8.Сейчас хорошо известна антитеза "культуры" и "массовой культуры". Об этом много пишется. Глобализационная эпоха будет все больше "смещать" эту антитезу к антитезе "национальное" - "интернациональное". Причем и в сфере языка. Этническая музыка, этнический костюм и проч. - все это вполне подвластно глобальному "духовному рынку", универсально-семиотично. "Безэквивалентная" же сфера национального языка, все "вербально-специфическое", та самая сакраментальная "непереводимая игра слов" и "местные идиоматические выражения" - единственное, что неподвластно глобализации. Поэтому глобализация - это неизбежно эпоха чисто филологического, лингвистического неоромантизма.


http://kaisart.sitecity.ru/ltext_1506090337.phtml?p_ident=ltext_1506090337.p_2707150056
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован