30 октября 2013
547

Год с ВТО: выиграла Россия или проиграла?

Один год - слишком маленький срок, чтобы сделать выводы о членстве страны в глобальной международной организации, однако подвести кое-какие итоги уже можно. Александр Муранов и Людмила Балеевских выносят свой "приговор" процессу вступления России в ВТО.

Сегодня на многих бизнес-площадках идет активное обсуждение первых итогов вступления России в ВТО. Оказалось, что бизнес не почувствовал плюсов от членства в ВТО.

Позиция более чем понятная. Но основывается ли она на видении всей картины в целом?

Конечно, один год - слишком маленький срок, чтобы в полной мере ощутить последствия от членства страны в глобальной международной организации, в которую только сам процесс вступления занял более пятнадцати лет, и уж тем более дать им какую-то взвешенную оценку. Но некоторые итоги, которые могут помочь это сделать (заодно и в чувствах разобраться, а кому-то, может, и прийти в чувство), подвести уже можно.

Итак, с вступлением в ВТО Россия получила выход к океану международной торговли и к заморским берегам-рынкам. Этот выход ей теперь перекрывать никто не вправе. Однако Россия должна взамен соблюдать правила поведения в водах ВТО. Россия также по общему правилу лишилась права "строить дамбы" от наплыва заморских товаров и защитные сооружения против "девятых валов" иностранных услуг.

Кстати, это, на наш взгляд, третий за последние 300 лет серьезный модернизационный проект по открытию отечественной экономики для западного бизнеса и по попытке обеспечить выход российского бизнеса на зарубежные рынки.

Вторым по счету была либерализация внешнеэкономической деятельности после распада СССР, ну а первым, по большому счету, - окно в Европу Петра I.

Вспомним Александра Пушкина:

"Отсель грозить мы будем шведу,
Здесь будет город заложен
Назло надменному соседу.
Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно,
Ногою твердой стать при море.
Сюда по новым им волнам
Все флаги в гости будут к нам
И запируем на просторе".

Ситуация за 300 лет немного изменилась. Сегодня в качестве заложенного поселения, призванного стать Градом Небесным будущей российской экономической империи в пределах бывшего СССР, рассматривается Таможенный союз и отчасти ЕврАзЭС. С его стен грозят уже не шведу, а Украине, решившей предпочесть ЕС. На окно в Европу при случае ставятся москитные сетки с ячейками различной, в зависимости от ситуации (украинские конфеты, прибалтийское молоко), крупности. Все флаги в гости к нам пока опасаются (зато весь бывший советский торговый флот оказался под иностранными флагами, чему существование ВТО с 1994 года косвенно способствовало). Пиры на просторе - пока что также лишь обещания всем будущим членам Таможенного союза.

Как бы то ни было, но после вступления в ВТО российские компании стали пытаться подставлять свои паруса новым ветрам. Иными словами, они начинают при разрешении споров в связи с международной торговлей ссылаться на правила, установленные ВТО. Например, в спорах, затрагивающих определение цены, заявляют, чтобы мировые и внутренние цены были соотносимы (см. ниже). И ввиду этого возникает очень непростая проблема прямого действия и непосредственного применения в отечественных судах правил ВТО, которая напрямую затрагивает и российскую казну. Если Россия нарушит свои обязательства и как-то необоснованно ограничит права иностранцев, то можно ли будет предъявить к ней иск в российском суде? От ответа на этот и подобные ему вопросы зависит многое.

Все это - дополнительный довод в пользу изучения права ВТО, а не его игнорирования.
Непрактичность апокалиптических ожиданий

Перед вступлением России в ВТО раздавалось множество пророчеств о мрачном будущем России. Прошел год, но вроде как ничего страшного не случилось.

Отчасти это так. Но отчасти, возможно, и нет: нужно досконально вникать в рыночную ситуацию на рынке каждого товара (а их тысячи) или услуг, чтобы понять, что изменилось и в какую сторону. Тут без конкретики никак.

И не факт, что многие отрасли не скажут, что им после вступления России в ВТО стало тяжелее. Один из международных чиновников на этот счет выразился так: "После вступления в ВТО жить оказывается лучше. Особенно тем, кто выжил".

Вот многим юристам точно стало тяжелее. В том смысле, что работы прибавилось. Но зато и легче: за нее стали больше платить, ведь право ВТО - достаточно непростая сфера, требующая особых знаний.

В общем, нельзя забывать о том, что для ВТО, как и для правосудия, главное не скорость, а неотвратимость торжества идеи. Идеи свободной торговли. Она внедряется незаметно и меняет жизнь исподволь, так что многие итоги ее работы мы даже и не будем замечать.

Точно так же, как было и во времена Петра I. Вначале большинство даже и не заметило окна в Европу, но через 100 лет под влиянием норд-веста из-за него все изменилось кардинально.

А ведь ход времени резко ускорился: он уже стал бегом (причем с препятствиями).

Пока же в России, как известно, стабильность: и без ВТО цены росли, и как в ВТО вступили - также растут.
Российская законодательная власть и ВТО

Как известно, российский парламент отличился перед всем миром тем, что ратифицировал соглашения ВТО (3 тыс. страниц) за несколько дней без их нормального изучения. Более того, эти документы на русском языке Минэкономразвития России в спешном порядке представило депутатам также за несколько дней до голосования, в надежде, наверное, что большинство из них обладает за границей недвижимостью и английским языком худо-бедно овладело.

Но даже в таких документах ВТО на русском языке число ошибок перевода исчислялось десятками, если не сотнями.

Само собой разумеется, что эти тексты с ошибками были потом успешно официально опубликованы.
Российская исполнительная власть и ВТО

Российское Правительство еще не до конца осознало свои возможности, предоставляемые ВТО для допустимой его правилами защиты собственного рынка. Поэтому, например, если льготы для иностранцев, очевидным образом вытекающие из обязательств, принятых на себя Россией как членом ВТО, уже действуют и применяются, то допустимые защитные механизмы отечественных рынков, менее явные, используются российским Правительством далеко не в полную силу.

Состояние, в котором пребывает сейчас Правительство РФ, пока можно описать как состояние растерянности от объема новых вопросов и неясности с тем, в какой последовательности их решать и где найти на это ресурсы. Это, в частности, касается:

- борьбы с несоответствующими правилам ВТО барьерами в торговле, которые действуют для российского бизнеса за рубежом, нанося ему ущерб;
- приведения российского законодательства в соответствие с правилами ВТО и принятыми на себя Россией обязательствами;
- необходимости "отбиваться" от претензий членов ВТО по поводу мер торговой политики России, идущих в разрез с соглашениями ВТО.

Так, Россия уже успела стать участником торгового спора, инициированного странами ЕС по введенному ей в 2012 году утилизационному сбору в отношении колесных транспортных средств. C начала июля стороны пребывали в стадии взаимных консультаций, однако договоренностей, удовлетворяющих обе стороны, достигнуть не удалось. А на днях стало известно, что ЕС сделал следующий шаг - подал в орган по разрешению споров ВТО запрос о создании третейской группы для разрешения спора. Россия, тем временем, уже в трех чтениях приняла закон об утилизационном сборе, который продолжает вызывать у ЕС серьезные вопросы. Несложно предположить, что далее количество таких споров, инициированных другими членами ВТО против России, будет возрастать.

Правительство России пребывает в некоторой прострации и от объема новых вопросов в связи с вступлением в России в ВТО, и от неясности с тем, в какой последовательности их решать и где найти на это ресурсы.

Что же касается продвижения интересов российского бизнеса за границей, то этот вопрос где-то в конце очереди.

О чем говорить, если у России до сих пор нет своего представителя в ВТО?

Весьма красноречиво и молчание Минэкономразвития России: на все попытки получить от него хоть какие-то внятные разъяснения следуют или невнятные отписки, или гробовая тишина.
Суды и ВТО

Не остались в стороне от ВТО и российские суды, которым уже пришлось столкнуться с упомянутым выше вопросом о применении правил ВТО: можно ли это делать напрямую, невзирая на особенности правовой природы соглашений ВТО? Каков правовой статус обязательств России как члена ВТО, закрепленных в докладе рабочей группы и перечнях обязательств, и можно ли "принуждать" Россию к их исполнению в ходе судебного правоприменения?

Некоторые суды уже берут на себя смелость выносить суждения по этому поводу. Отсюда еще более актуальным становится их решение высшими судами России.

Вернее, Высший арбитражный суд их уже не решит, к большому сожалению.

Конституционный суд России уже также продемонстрировал всем (причем неоднократно) свою некомпетентность в вопросах ВТО и нежелание ими заниматься.

Возможно, с новым Верховным судом России будет иначе, но как-то пока сомнительно.

В бой рвется суд ЕврАзЭС, но многие относятся к этому с опаской - может, из-за этого рвения, а может, и еще по каким причинам. Хотя скорее эти усилия следует приветствовать: ясности может оказаться побольше.

Бизнесу от всего этого точно легче не будет: издержки на юристов возрастут. Но зато и выигрыш может оказаться крупным.

Кстати, в 2012-2013 годах государственные арбитражные суды уже упоминали о праве ВТО (причем насчитали мы целых 27 дел) по следующим вопросам: интеллектуальная собственность (резкое преобладание таких вопросов в спорах); таможенная стоимость товаров; санитарные меры; диспаритет цен.

В целом же пока практика судов подтверждает на новый лад старую пословицу: "Правила ВТО что дышло - куда повернул, туда и вышло". Так, в одном деле об оспаривании постановления Правительства России суды согласились признать его отчасти недействительным со ссылкой на принципы ВТО, а в другом деле эти же принципы они применить отказались. Тут можно и двойной стандарт усмотреть в зависимости от степени серьезности вопроса и сумм на кону. В первом деле речь шла о праве иностранцев работать с Роспатентом не только через патентных поверенных, но и через адвокатов (не самый серьезный вопрос, согласитесь), а вот во втором - о коллективном управлении интеллектуальной собственностью, то есть речь шла о многих миллионах долларов (это уже по-крупному).

А вот еще пример интересного дела, в котором Арбитражный суд Москвы и апелляционная инстанция пришли к совершенно противоположным выводам при применении норм ВТО в отношении одной и тоже ситуации.

Истец (производитель удобрений) обратился в суд с иском об урегулирования разногласий, возникших при заключении договора поставки апатитового концентрата от его производителей. Истец требовал заключить данный договор на условиях его оферты. Основное разногласие было по цене на минеральное сырье. Истец хотел более низкие цены, чем рыночные / мировые. Позиция ответчиков заключалась в том числе в том, что условия истца по определению цены товара нарушат положения ВТО, а цены должны быть приближены к рыночным / мировым.

Суд первой инстанции решил, что прав истец, а апелляция решила наоборот. Первый суд решил, что в свете правил ВТО высокая цена не может применяться, так как это ведет к неправомерной защите внутреннего производства и причиняет ущерб странам-участницам ВТО, ведь их компании должны платить больше! Более этого, высокая цена нарушает запрет субсидирования, оказываясь скрытым субсидированием, ведь ответчики получают за счет высокой цены своего рода субсидию! Наконец, Федеральная антимонопольная служба России, чьи официальные рекомендации по цене были на руку ответчикам, вторглась в область ограничений и запретов для участников ВТО, так как попыталась установить государственное регулирование цен на апатитовый концентрат!

Второй суд интерпретировал все иначе, поддержав условие о более высокой цене. Он решил: апатитовый концентрат приобретается по ценам ниже мировых и ниже экспортных. Затем он экспортируется в составе минеральных удобрений уже по мировым ценам, что образует перекос и перераспределение выручки и прибыли от производителя концентра к производителям удобрений. При разработке своих рекомендаций ФАС России руководствовалась правилами ВТО о равном доступе к товарам государств-членов ВТО. Эти рекомендации основаны на необходимости недопущения диспаритета цен (большие различия в рентабельности) на товар на российском и зарубежном рынке. Цена истца нарушает запрет ВТО в отношении государственного регулирования, так как ведет к тому, что внутренние потребители с санкции судов как госорганов могут получить более благоприятный режим для приобретения товара по более низкой цене.

Согласитесь, что весьма любопытно?
Российский бизнес и ВТО

В том, что касается российского бизнеса, надо признать, что он пока также не в полной мере информирован о том, как эффективно реагировать на те или иные ситуации и вопросы, возникающие в связи с вступлением России в ВТО, и использовать правила ВТО в свою пользу. Тем временем внимания заслуживают такие инструменты как:

- обращение в суд ЕврАзЭС по вопросам регулирования в рамках Таможенного союза (в нем также действует право ВТО);
- инициирование и участие в торговых расследованиях в России и за рубежом;
- лоббирование своих законопроектов и оппонирование другим, касающимся вопросов международной торговли, с использованием аргументов о соответствии / несоответствии законодательных инициатив правилам и принципам ВТО;
- объединение (даже конкурентов!) для отстаивания своих интересов и прав;
- обращение в Правительство России за поддержкой в связи с противоречащими ВТО мерами, которые практикуются иностранными государствами и наносят ущерб отечественному бизнесу.

Конечно же, это все означает дополнительные траты времени, сил и денег. Но на кону ведь новые рынки и доходы. А также риск еще больших потерь от умной иностранной экспансии в Россию, причем защищенной мириадами юридических ссылок на требования ВТО. Как сказал один отечественный бизнесмен, "после вступления России в ВТО одно из отличий будут состоять в том, что они будут пытаться мочить нас еще более дорогими иностранными юристами". Мы добавим: и еще будут стараться перекладывать издержки на таких юристов на российский бизнес, если тот начнет проигрывать споры.

Наконец, необходимо понимать, что очень часто вопросы международной торговли - это не столько вопросы права ВТО или экономики, сколько вопросы политики. Соответственно, и решаются они в целом на политическом уровне, что, помимо прочего, означает необходимость взаимодействия бизнеса с ответственными министерствами, такими как Минэкономразвития и Минпромторг России, для их решения. Механизмы такого взаимодействия не отлажены, но некоторые подвижки уже имеются. Так, например, в июле 2013 года был создан консультационный орган при Минпромторге для целей оказания "адресной помощи бизнесу" по вопросам ВТО.

Впереди много вопросов, которые постепенно будут только усложняться. Чем скорее бизнес овладеет нужной информацией и соответствующими инструментами, тем больше очков в конкурентной борьбе он наберет.

В общем, пока все сложно и противоречиво, особенно для тех, кто с ВТО и его правом только начинает знакомиться. Но нас ждет интересное будущее, причем самолечением в вопросах права ВТО бизнесу лучше не заниматься.

Александр Муранов, управляющий партнер коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры"
Людмила Балеевских, старший юрист коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры"
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован