10 сентября 2004
127

Григорий Шведов: Не любишь Путина - плати

Испытанный метод Кремля - использование рычагов экономического регулирования для политического контроля - будет теперь опробован и на гражданском обществе.

В ежегодном послании президент обрушился с критикой гражданских организаций, получающих на свою деятельность деньги от международных фондов. И вот систематическая работа по установлению контроля над общественными организациями обретает конкретные очертания - в Думе проходит согласование законопроект, который позволит чиновникам проводить селекцию гражданских организаций под видом регистрации их деятельности. Фактически речь идет о введении разрешительного принципа для таких организаций. Неугодных будут `давить рублем`. Устройство закона бюрократически прямолинейно: всех разрешенных благотворителей внесут в список, помощь же прочих будет облагаться налогами. Ситуацию в интервью `Газете.Ru` комментирует член правления международного общества `Мемориал`, главный редактор интернет-СМИ `Кавказский узел` Григорий Шведов.

В прошлый вторник законопроект был принят на подкомитете и был одобрен комитетом по бюджету и налогам. В начале августа его могут рассмотреть в первом чтении, и он, безусловно, пройдет. Все поправки, как обычно, будут вноситься ко второму чтению.

Что принято, то навсегда

Сейчас система грантов устроена так, что существует разделение на иностранные благотворительные организации и российские. По понятным причинам в течение долгого времени грантовую деятельность в России вели только иностранные фонды, и фактически их работа никак не регистрировалась. 24 декабря 2002 года вышло постановление нашего правительства, в котором был перечень международных организаций, гранты от которых учитывались в целях налогообложения в доходах российских организаций. Перечень был составлен по непонятно какому принципу и включал 88 организаций. С тех пор было предпринято много лоббистских и переговорных усилий для того, чтобы перечень этот расширить, поскольку на самом деле фондов значительно больше. Но, несмотря на высокий переговорный уровень - переговоры велись и с Матвиенко, и с Кореловой, - выйти на людей, которые реально отвечают в правительстве за этот список, не удалось.

Именно с этим связано нынешнее беспокойство благотворителей. Список остался таким же, каким и был. Другие организации, которые формально не имеют права выдавать гранты, предоставляют безвозмездные долевые пожертвования и оказывают безвозмездную помощь. Мы понимаем, что серьезная организация существование на птичьих правах в какой-либо стране воспринимает негативно. Конечно, все основные фонды вошли в список, а те, кто не вошли, вели свою деятельность таким, несколько странным, способом.

С российскими организациями ситуация другая. По новому законопроекту должен быть составлен перечень российских фондов. Мы хорошо понимаем, что это практически невозможно, поскольку, кроме крупных и известных фондов, есть достаточно мелкие образования, разные муниципальные фонды, которые внести за короткое время в какой-то список практически невозможно. Дополнить же этот список потом, как показал опыт с иностранными фондами, тоже невозможно.



Таким образом, суть этих предложений в том, что либо организация попадает в список и тогда ведет нормальную благотворительную деятельность, либо не попадает, что означает, что средства будут облагаться налогом на прибыль.


Это очень значительная сумма, и мы понимаем, что фонды не смогут понести такие дополнительные издержки. Понятно, что это снизит активность общественных организаций.

Техническая комиссия

По подготовленному закону для иностранных доноров остается возможность регистрировать программы в комиссии по технической помощи, которая была создана в 1999 году. Раньше регистрировать все гранты в ней не было необходимым. Я работал с этой комиссией, когда получал грант от американского посольства, которое по специальному соглашению с Россией не платит НДС. Процесс регистрации занял около шести месяцев. Наша деятельность была просто остановлена, поскольку комиссия собиралась раз в два месяца, рассматривала очень мало проектов. В ней были представители всевозможных ведомств включая Минобороны.



По сути, эта комиссия и была призвана бюрократически тормозить реальную работу. И после реформы правительства она просто не существует, что делает сейчас этот административный барьер непреодолимым.


Сейчас будет создаваться новая комиссия, но возлагать надежды на то, что она будет работать лучше, чем старая, конечно, нельзя. Если этот законопроект пройдет в нынешнем виде, то он сможет приостановить деятельность иностранных доноров просто потому, что у них не будет возможности официально выделять средства на Россию. При этом общественные организации оказывают услуги 20 миллионам человек, сумма продукции и услуг, например, в 2001--2002 годах, по оценкам экспертов, составила 143 млрд рублей.



В любом случае опыт, и мой личный в частности, показывает, что комиссия не способствует большей прозрачности в некоммерческом секторе.


Такую цель ее деятельности можно было бы приветствовать. Они же содержательно не работают с этими документами. По существу, они просто удлиняют процесс регистрации.

`Работа с сиротами - прекрасно, работа в Чечне - это не то, что нас особенно интересует`



Из положительных изменений можно отметить расширение списка деятельности.


Сейчас есть очень короткий список разрешенных направлений благотворительности. В новом законопроекте он расширен и включает в себя права человека, здоровье и социальную помощь. Раньше в него входили наука, культура, образование и защита окружающей среды. Таким образом, есть небольшие достижения.

Мне трудно сказать, почему этот список не был таким с самого начала. Когда три года назад шли переговоры по поводу налогового вопроса, то было такое ощущение, что в аппарате Матвиенко забыли про общественные организации. Они хотели поставить барьер, чтобы средства через различные некоммерческие структуры не обналичивались и не уводились бы от налогов.



Как признают эксперты, сегодня реально эти схемы для ухода от налогов не используются, потому что есть способы значительно более простые.


Наиболее радикальные правозащитники считали, что первоначальное отсутствие этих видов деятельности в белом списке направлено на ограничение общественной деятельности социальной работой. Мы понимаем, что социальные виды деятельности очень приветствуются сегодняшней властью: `Работа с сиротами - это прекрасно, работа в Чечне - это нечто, что не столь нас интересует`.

Пример Чечни тут не случаен. Впервые попытка ограничить деятельность международных доноров в России была предпринята именно на территории Ингушетии и Чечни. Три года назад, когда там была гуманитарная катастрофа с беженцами, местная власть выступила с идеей, чтобы международные гуманитарные агентства не сами распределяли помощь и производили закупки, а переводили бы десятки миллионов долларов, которые они выделяли, в специальный фонд, а их распределением занималась бы власть. Действительно, у Датского совета по беженцам были сложности, поскольку были случаи, когда малую часть гуманитарной помощи находили у боевиков. Воровство же есть везде.



Но дело было в желании контролировать ресурсы, а не в том, что что-то идет боевикам.



ВАШЕ МНЕНИЕ


Представьтесь:



Ваш e-mail:



Ваше мнение:




Ваше письмо появится в газете после того, как его прочитает редакция


Также и сегодня за этими поправками стоит желание контролировать деятельность гражданских организаций. Об этом говорил президент в ежегодном послании, и это же связано с выступлением перед нашими послами, где он говорил о внешнем воздействии на имидж России.



У нас идет эскалация образа внешнего и внутреннего врага. И эту кампанию разворачивают, имея в виду гражданские организации.


Целый ряд представителей РПЦ выступил в последнее время с рассуждениями о том, какие нехорошие правозащитники и как они делают не ту работу, которая нужна народу. И если в Ингушетии и Чечне была попытка получить контроль над финансовыми ресурсами, то здесь через контроль над финансами пытаются ослабить деятельность сильных гражданских организаций.

Если они хотят контролировать целевое использование средств и предотвращать налоговые злоупотребления, для этого не нужно создавать новые списки. Для этого нужно существующими структурами отслеживать целевое использование средств, отслеживать реальную работу.

Беседовал Евгений Натаров

02 АВГУСТА 2004 11:16

Григорий Шведов
член правления международного общества `Мемориал`
http://www.gazeta.ru/http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован