11 октября 2004
86

ГРИГОРИЙ ЯВЛИНСКИЙ:ТЕЛЕВИЗИОННЫЕ НОВОСТИ ДЛЯ ПРЕЗИДЕНТА

Интервью лидера партии `Яблоко` в Государственной Думы Григория Явлинского ведущему программы `Герой дня` Савику Шустеру (НТВ).
Шустер: Сегодня в Москве состоялось третье заседание Всероссийского демократического заседания. Идея этого совещания принадлежит лидеру партии `Яблоко` Григорию Явлинскому. Он сегодня наш гость.
Здравствуйте, Григорий Алексеевич.

Явлинский: Добрый вечер.

Шустер: Если вы позволите, первый вопрос не на тему свободы слова, а на тему кадровых изменений в правительстве. Вот Илья Клебанов, вице-премьер, больше таковым не является, он просто министр в правительстве, указом президента. Вот как вы прокомментируете такое кадровое решение?

Явлинский: Откровенно говоря, мне бы хотелось, чтобы президент прокомментировал такое кадровое решение. Я могу только догадываться, а президент знает точную причину, почему он переместил зампреда правительства на более низкий пост, насколько я понимаю. Мои догадки очень простые, они связаны с историей с `Курском` и, возможно, с еще какими-то крупными недоработками. Но нужно, чтобы такие события происходили с подробным объяснением президента или, по крайней мере, премьер-министра, в чем причина и за что человек наказан или за что он наказан, почему перемещен. Тогда это будет иметь смысл. Пока этого не делается, это все имеет условно-византийский характер.

Шустер: Григорий Алексеевич, вот исходя из того, что вы говорите, можно сделать вывод, что власть не хочет быть открытой, она желает работать так, как ей хочется, и поэтому появляется в стране проблема со свободой слова. Однако, с другой стороны, согласно опросам общественного мнения, большинству общества безразлична проблема свободы слова.

Явлинский: Так это же потому, что общество не может точно сформулировать, что это значит. Ведь сегодня большинство людей, если вы их спросите о свободе слова, они будут думать, что им опять будут показывать что-нибудь за стеклом или какие-нибудь довольно пошлые развлекательные программы, или какие-нибудь эрзацы политические. А если вы им скажете, что вы по серьезному хотите обсудить, например, почему цены растут, и не скрывать проблему правительства при этом, а говорить о том, что в стране начинается большая инфляция. Или вы хотите всерьез обсудить, почему такие проблемы существуют в армии, или что на самом деле происходит в Чечне. Или вот пойдите, спросите у людей, не против ли они обсудить открыто и полно в стиле того, что называется политической свободой слова, например, ввоз ядерных отходов в страну. Вы услышите другой ответ. Я отношусь к той части общества, даже по опросам 56%, которые не доверяют средствам массовой информации. Поэтому мы не можем в полном объеме говорить о свободе слова.

Шустер: Григорий Алексеевич, давайте тогда вернемся к вашему сегодняшнему заседанию. Я на нем не присутствовал, но судя по тому, что я видел на экране телевидения, это заседание превратилось в некую защиту двух олигархов, которые потеряли контроль над своими средствами массовой информации. Разве к этому сводится проблема свободы слова?

Явлинский: Даже там были только отдельные реплики, отдельные участники говорили об этом. А то, что вы видели у себя на экране - специально выбрали именно этот кусочек. Вот это и есть манипулирование общественным сознанием. А сегодня там обсуждались, например, совсем другие вопросы. Там обсуждался вопрос в принципе. Я, вообще говоря, считаю, что это вопрос для нашего развития очень важный. Существует ли в России конституционное право свободы слова. Вот существует или нет? И там присутствовали практически все политические партии демократического спектра, какие есть в стране, и гражданские организации, в том числе и самые уважаемые гражданские организации, правозащитные и другие.

Шустер: Так существует или нет?

Явлинский: И консенсусом все согласились, что нет, не существует. И было сказано внятно, что политический институт свободы слова - это не просто возможность прийти и выкрикнуть что-нибудь в телевидение или показать какую-нибудь непристойность. А политически - это означает возможность всех гражданских и политических сил, мало-мальски значимых в стране, систематически излагать свою точку зрения, и общаться с гражданами и избирателями, по самым серьезным темам. По таким темам, которые я вам перечислил. Наличие свободы слова означает, в частности, возможность узнать максимальную правду о том, что происходит в Чечне, о том, что происходит в армии, что происходит в экологии, что происходит в экономике. Нет такой возможности сегодня в России.

Шустер: Григорий Алексеевич, а вот вы мне скажите, это мой личный вопрос. Я был уволен с радио `Свободы` за то, что сделал футбол на НТВ, и когда я пришел работать на НТВ, уже по приглашению руководства нового, я вдруг увидел там странную картину. Что до прихода нового руководства, правительственные чиновники не приходили сюда, а вот когда я пришел сюда, стали не приходить демократы, либералы. Вот как объяснить такое поведение? Правительство-то, это я понимаю, меня это не очень удивляет, а вот почему демократы и либералы и не берут ту возможность высказать свое мнение?

Явлинский: Ну, было две причины. Одна причина была связана с тем, что, если вот вы приводите свой личный пример, то резкое изменение своей точки зрения на свою одну и ту же проблему, та одна, которая была умно и аргументировано не раз высказана вами, когда вы работали на `Свободе`, и потом несколько другая, мягко говоря, несколько другая позиция, которая была принята здесь, о споре хозяйствующих субъектов - они настолько не стыковались, что это произвело достаточно сложное впечатление на многих, которые могли бы приходить и высказываться. А второе - это формат передачи. Понимаете, погоня за рейтингами, телевизионными, она привела к тому, что передачи, даже политические или с политическим уклоном, они устраиваются в таком формате, в котором серьезную проблему просто невозможно обсуждать. Это больше похоже на такое... я не могу даже слово подобрать...на Казанском вокзале такое обсуждение...

Шустер: Но, Григорий Алексеевич, вы же политик, вы же боритесь за голоса, вам же интересно, чтоб рейтинг был большой в любой программе, в которой вы выступаете?

Явлинский: Да, но мне еще интересно не попадать в программу, в которой невозможно высказать ни точку зрения толком, ни объяснить позицию, ни всерьез сразиться со своими оппонентами по аргументам. Вот именно как политик я не хочу попадать в программы, которые не дают возможности ничего сделать, а просто засвечивают, так сказать, присутствие.

Шустер: Григорий Алексеевич, давайте уйдем от личного, потому что мы не успеем сказать о главном. Вот основа свободы слова или независимости средств массовой информации от власти, в принципе, в основе лежит экономическая независимость

Явлинский: Наверное, так.

Шустер: И, скажем, вы, как человек современный и возглавляющий современную партию, в принципе, вы понимаете, что это основа основ. А почему в основном выдвигаются идеологические лозунги, а не говорится о том, что пора в самом деле переходить на нормальную экономику в средствах массовой информации?

Явлинский: Ну, почему же. Ну, вот, например, то, что мы считаем правильно сделать, и то, что мы сейчас делаем в Государственной Думе, это вносим подробный закон, о котором я уже подробно имел честь говорить с президентом, об общественном телевидении в России. О телевидении, которое финансируется обществом, и контролируется обществом, о телевидении, которое есть во всех странах мира. Это не вопрос о частных каналах. Вот говорят, `на частных каналах журналисты зависят от владельцев`. Зависят. Это всем известно, это везде так происходит, и ничего в этом такого нет.

Шустер: Естественно, все зависит от ума владельца.

Явлинский: Вот именно, и от способностей журналиста - вот от этих двух составляющих. Я же говорю об обществе в целом. И вы знаете, что политику в России делают первый и второй канал. Именно такие каналы должны быть общественными. А эти два канала - это каналы, которые содержатся на деньги моих избирателей, которых миллионы в России, и которые имеют право слышать точку зрения тех, кого они избирали на все основные темы и на все основные проблемы страны. И, кроме того, это же вопрос безопасности.

Шустер: А вы нашли понимание президента?

Явлинский: Да. Да, я в этом не сомневаюсь. Это и вопрос безопасности, потому что откуда же граждане будут узнавать об экологических трудностях или катастрофах, которые вокруг них существуют, откуда граждане еще могут узнать о том, что происходит в стране. Откуда, собственно, президент будет узнавать, что происходит и с экономикой, что происходит с армией, что происходит в Чечне. Откуда? Это очень опасно и для законно избранной власти, если в стране нет независимых, общественных, принадлежащих всему обществу средств массовой информации. Вот сегодня Россия стоит именно у этого шлагбаума, и дальше не движется.

Шустер: А вот с точки зрения оппозиции. Оппозиция тоже в каких-то вопросах, особенно таких, средства массовой информации и свобода слова, должна быть единой, либеральной, демократической оппозицией. Почему она не едина? Почему, скажем, СПС и `Яблоко` редко находят общий язык?

Явлинский: Ну, что касается сегодняшнего демократического совещания - это было единое, как я вам уже сказал, мнение, относительно того, что у нас нет свободы слова. Но наше расхождение с СПС...

Шустер: Нет - так категорически?

Явлинский: Нет - так категорически. Как политического института фактически свободы слова в России нет, она не реализована, не существует. Ее нельзя предъявить по большинству вопросов. Есть темы, по которым правды от СМИ добиться невозможно. Не потому, что журналисты этого не знают, а потому, что это невозможно сказать, цензурируется эта тема.

Шустер: Григорий Алексеевич, а что нужно? Поправка к конституции, как в Соединенных Штатах?

Явлинский: Нет, нужна политическая воля для этого. И, кроме того, нужны соответствующие законы, которые создадут настоящее публичное телевидение. И оправдание, что журналисты работают плохо, и что общество какое-то не такое - не являются объяснениями отсутствия свободы слова в нашей стране. Политическая воля - главным образом - Кремля, и тех политических сил, которые будут настаивать, и смогут убедить и добиться у Кремля продвижения этой проблемы.

Шустер: Вы в это верите?

Явлинский: Я буду этого добиваться. Это не вопрос веры. Я же политикой занимаюсь, а не вероисповеданием.

Шустер: Ну, раз Явлинский будет этого добиваться, то мы будем работать.



18.02.2002http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован