29 августа 2006
4783

Губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев с Китаем не ссорится, но Дальний Восток в обиду не даст

Дружба замедленного действия


Российская газета | Виктор Иванович, какова сейчас экологическая ситуация на Амуре после прошлогоднего "подарка" от друзей-китайцев в виде бензольного пятна?

Виктор Ишаев | Подарок был "замедленного действия", он нам еще не раз припомнится. И причина его не только в каком-то взрыве на заводе, в логике развития китайской экономики. Китай конкурентоспособен прежде всего за счет дешевизны своих товаров. Секрет их низкой себестоимости не только в дешевой рабочей силе, но и в том, что они используют недорогое сырье, купленное у нас, обходятся без очистных сооружений, всячески экономят на безопасности производства и т.п.

На берегах той же Сунгори сотни промышленных предприятий, на двух третях которых очистных сооружений нет вообще. Или их не включают, чтобы не удорожать себестоимость. Думаю, понятно, чем это нам может грозить.

Когда произошла авария и мы подняли шум, наладили мониторинг, привлекли к нему японских и корейских специалистов - это имело определенный эффект. Пока вода в Амуре не "отравленная", все в рамках предельно допустимых концентраций, хотя содержание вредных веществ - на верхней границе ПДК. Однако бензолы, нитробензолы и фенолы коварны тем, что обладают свойством накапливаться в организме человека и в биоресурсах. Кроме того, китайцы не выдерживают никаких правил в вопросах охраны этих ресурсов - проще говоря, вылавливают все что ползает или плавает. Косяки красной рыбы, которые нерестились выше по течению Амура, практически исчезли. То же самое происходит с осетровой рыбой. К сожалению, серьезного межправительственного соглашения на этот счет нет. Я встречался с китайскими представителями власти своего уровня, у нас были серьезные беседы. Но эффект не столь велик. Мы были вынуждены построить ряд технических сооружений, потратив на это около 2,5 миллиона рублей. Сейчас активно развиваем альтернативный водозабор из Тунгусского месторождения (это записано в программе "Дальний Восток"). Хабаровск потребляет около 370-380 тысяч тонн воды, Тунгусское месторождение даст 100-105 тысяч. Пока мы начали работу в долг, со следующего года начнутся ассигнования - около миллиарда рублей. А вся программа в нынешних ценах стоит 3,3 миллиарда. Если деньги будут, за три года проблему питьевой воды мы решить сможем.

РГ | Вы были одним из самых ярых противников того, чтобы по-новому провести границу РФ и Китая, отдав соседям часть спорной территории. Не будем спрашивать, как вы оцениваете нынешнее решение - понятно, что ответ вы дадите в рамках политкорректности. Но какие экономические последствия имела эта демаркация границы для Хабаровского края?

Ишаев | Никаких. Мы еще никому и ничего не отдали. Окончательная демаркация будет в 2007 году. Кроме того, Китай получил не "землю", а пойму, доверху залитую водой - я там недавно на лодке катался. Посмотрите сами на карту, где нарисованы Амур, Уссури, место их слияния, протока Казакевичева, Большой Уссурийский остров и остров Тарабаров. Правда, когда только начались разговоры о демаркации границы, на слиянии двух рек мы поставили часовню.

РГ | С многозначительным именем - Виктора-воина.

Ишаев | С моей персоной это не связано никак. Просто святой Виктор - он, к сожалению, единственный "защитник". Более того, удалось пригласить сюда Патриарха и освятить эту землю. Чуть дальше проходит ЛЭП. Поскольку мы встали насмерть, не желая, чтобы часовня оказалась в Китае, границу провели несколько по-другому, за два километра от укрепрайона. Перед ним, естественно, ничего не было, только пограничный пост, а ЛЭП, дачи и сельхозугодья так и остались на российской территории. С экономической точки зрения мы ничего не потеряли. А в политическом отношении, конечно, "осадок остался"...

Нет, мы, конечно, китайцев любим. Взаимные претензии сняты. Мы дружим. Мы даже даем им один час в сутки для прохода через наплавной мост, который здесь был построен, едва они что-то начали придумывать... К тому же правила, действующие для погранзоны, никто не отменял. Жители как ездили, так и ездят, а всем гостям надо выписывать пропуск. Без контроля невозможно: то скот болеет ящуром, то еще какие-то проблемы. И потому как стояла здесь колючая проволока, так и осталась. Надежная. Ржавая. Еще советских времен.

Но, безусловно, конфронтация нам ни к чему. Как говорил еще Владимир Ильич Ленин, необходимо дружить с Китаем и Индией, остальные страны как-то выстроятся. Нельзя не считаться с Китаем, где население скоро перевалит за полтора миллиарда и с не менее многолюдной Индией. Просто с ними надо грамотно работать. Это огромный рынок сбыта. Они покупают не только 80 процентов нашей древесины, но и военные самолеты...

РГ | Виктор Иванович, а вы по-прежнему выступаете против того, чтобы давать китайцам землю в аренду, как делают соседние регионы?

Ишаев | Вопрос не во мне, а арендаторах. Опыт коллег я изучил внимательно. Назвать использование такой земли "интенсивным" - это ничего не сказать. Просто насилуют землю, выжимая из нее все. В колоссальных количествах используются химикаты - пестициды, гербициды и т.д. Пришлось выставить санитарный контроль на мостовом переходе, столько было случаев отравления их овощами и фруктами. И я вообще не понимаю, зачем отдавать землю в аренду чужим, если своим при этом платим пособия по безработице. Любому фермеру, который берет землю, мы готовы отдать ее бесплатно, и еще "бутылку коньяка сверху" - лишь бы работал!

Знаете, в 1990-м году, когда я только пришел работать в хабаровскую администрацию, мы совместно с Академией наук моделировали развитие экономики края. И когда я говорил, что мы не будем закупать ежегодно по 50-70 тысяч тонн картофеля, а накормим им людей сами, мне никто не верил. Маститый журналист, ныне депутат Госдумы Борис Резник, помнится, встал тогда передо мной, выставил левую ногу вперед, правую руку заложил за лацкан пиджака и сказал саркастически: "Не горячитесь, молодой человек! Многие до вас эту проблему уже пробовали решить - не вышло!" А мы смогли. В те времена за урожайность в 120-130 центнеров с гектара ордена давали, а в среднем было 70. Сейчас средние 160 центнеров нам кажутся слишком низкой цифрой, некоторые хозяйства выращивают и по 300-400. Оказалось, что люди в состоянии сами себя накормить. Нужно лишь дать им землю, применить новые технологии, закупить хорошую технику... В этом году помощь селу составит 603 миллиона 700 тысяч рублей. Причем принципиально не привлекаем на сельхозпредприятия ни корейцев, ни китайцев. Разве только на подсобные работы. Иначе собственное население деградирует, будет только водку пить и с полей воровать что плохо лежит.

РГ | Хабаровский край в советские времена не картошкой своей был славен, а предприятиями ВПК. Военными самолетами, которые выпускали в Комсомольске-на-Амуре, судами, которые строили в Хабаровске... Удалось ли сейчас преодолеть тот страшный кризис, из-за которого в цехах этих заводов еще года четыре назад было тихо и безлюдно?

Ишаев | Про оборонку можно долго говорить, а можно назвать одну цифру. От уровня 90-го года наш оборонный комплекс загружен на 6 процентов. Ряд предприятий умер, а некоторые скорее мертвы, чем живы. Но те, которые еще работоспособны, мы сейчас смогли загрузить заказами. Хабаровский судостроительный завод, где я сам когда-то трудился, сейчас выпускает суда на воздушной подушке, пограничные катера, работает на нужды флота. У Николаевского завода загрузка поменьше, но рады и ей. В Комсомольске-на-Амуре дорабатывают две атомные подлодки. Знаменитый завод им. Гагарина в Комсомольске-на-Амуре, выпускающий самолеты КБ Сухого, сейчас, помимо военных машин, разрабатывает новый самолет RRG, среднемагистральный лайнер, призванный заменить устаревшие и в последнее время один за другим терпящие аварии самолеты Ту-154 и Ту-134. Лично я не приветствую идею, что самолет этот должен быть "стопроцентно российским". Тогда его никто в мире не купит и не сертифицирует. На мой взгляд, он должен как минимум наполовину состоять из покупных изделий - хорошего двигателя, импортной авионики и т.д. По такому пути, кстати, идут китайские производители.

Также мы выпускаем маленький самолет "Бероев-103", в КБ Сухого разработали региональный грузопассажирский самолет С-80 на замену Ан-24, Ан-26. Работа у предприятий ВПК есть. Но она, к сожалению, ни в коей мере не заменит оборонные заказы.

РГ | Виктор Иванович, очередной международный экономический форум, который называют "русским Давосом", пройдет на вашей территории - в Хабаровске. Идея провести его на таком отдалении от столиц - это региональные амбиции или жизненная необходимость?

Ишаев | Обидеть хотите или всерьез спрашиваете? Если всерьез, то - да, необходимость. Мы хотим привлечь внимание мирового и отечественного экономического сообщества к дальневосточным проблемам. Делать это надо непосредственно на месте, а не с расстояния в шесть тысяч километров. Мы не первый год пытаемся найти оптимальный способ не просто "выживать", а жить и строить экономику Дальнего Востока в частности и России в целом. Как вам, наверное, известно, в Хабаровском крае одной из первых в РФ была подготовлена программа регионального развития - начали писать ее в 1992 году, в 1996-м она была подписана президентом Ельциным. Выполнялась она, правда, не слишком хорошо - процентов на двадцать. Но свой эффект тем не менее имела.

С 2000 года, когда президент Путин поручил вашему покорному слуге, возглавлявшему первый Президиум Госсовета, создать рабочую группу для подготовки программы развития России, группа наших ученых, академиков разработала новую стратегическую концепцию. Ее одобрили все губернаторы, входившие в Госсовет, и она постепенно реализуется. Главное, что требовалось закрепить в этом документе, - то, что рост ВВП является не задачей, а лишь средством. А самая важная цель - поднять благосостояние граждан страны и провести реформы, которые в нищем государстве идти по определению не могут.

РГ | Цель, безусловно, хорошая. А можно поконкретнее про средства ее достижения? Нацпроекты будете форсировать?

Ишаев | Знаете, национальные проекты могут только помочь, но кардинально изменить ситуацию они не в состоянии. Поэтому главная задача, которую мы ставим, - это растить средний класс. Он должен составлять не менее 55 процентов населения. А бедных - не более 15-18 процентов. Понятно, что для этого и нужно то самое "удвоение ВВП", о котором сейчас столько говорится. Но все-таки о многих серьезных вещах мы забываем. Например, о том, что если кто-то становится богаче, то это не значит, что от этого хорошо всем. И при росте ВВП необходимо предусмотреть серьезные вложения в модернизацию реального сектора экономики, без чего ее развитие невозможно. Свое видение перспектив Дальнего Востока мы изложили в программе развития этого региона. Наши идеи были поддержаны и в России, и в ходе обсуждения на международных форумах в США, Англии и Франции, где я выступал с докладами. Правда, от словесной поддержки до осуществления на практике дистанция огромная. Да и нам, я считаю, нужно говорить о развитии не только Дальнего, но и всего Востока России в целом: хотим мы того или нет, но мы интегрированы в единое экономическое пространство РФ и должны учитывать ее реалии.

РГ | Например, какие?

Ишаев | Долгое время считалось, что если у нас есть ресурсы, то инвесторы придут к нам сами, чтобы их взять. И заживем мы богато и счастливо. Ничего подобного. Не возьмешь эти ресурсы голыми руками, пока нет необходимой инфраструктуры, надежных магистралей, сопутствующих производств... Поэтому сейчас мы сконцентрировались на том, чтобы в экономике региона комплексное развитие инфраструктуры сделать "опережающим фактором". Строить дороги, аэропорты, морские терминалы, гостиницы, развивать систему коммуникаций и т.д. Мы должны создать территорию, на которую люди хотели бы приехать, остаться здесь и вложить в нее средства.

РГ | Однако, по статистике, все происходит ровно наоборот. В год из Хабаровского края уезжает по 22 тысячи человек, что достаточно чувствительно при всего-то полуторамиллионном населении. Видимо, чего-то в программах все-таки не хватает. Чем вы собираетесь останавливать отток населения и привлекать в ваши края, как это планирует правительство, соотечественников из СНГ?

Ишаев | Именно об этом я и говорю. Но меньше всего хотел бы строить вместо планов иллюзии. Да, люди уезжают. Из Хабаровского края, правда, меньше, чем из других российских регионов. За время, прошедшее после распада Союза, Камчатка потеряла 50 процентов своего населения, Магадан и Чукотка еще больше. Хабаровский край - 11 процентов. Но все равно это в общем около двух миллионов человек. Причем 90 процентов - потери именно вследствие миграции, лишь 9,8 процента - за счет демографии, когда смертность превышает рождаемость. Очень мало в стране мест, где подобное положение удалось выправить. Но мы пытаемся сделать все, чтобы по крайней мере затормозить этот процесс. Чем сложнее ситуация, тем больше мы работаем. То, что сегодня мы строим дома, храмы, дороги, газопроводы, - это и есть решение проблемы. Надо дать людям приличную работу и достойную зарплату. Обеспечить их жильем. Создать условия для быта и досуга. Построили перинатальный центр, как того требует федеральная программа. Открыли в Хабаровске филиал Всероссийского онкологического центра им. Блохина и оснастили его новейшим оборудованием. На сегодня этот центр, по оценке президента Академии медицинских наук, руководителя московского Онкоцентра им. Блохина Михаила Давыдова, самый современный в России, для него закуплено оборудования примерно на 70 миллионов долларов, причем федеральная поддержка составила лишь 10 миллионов, остальное - из краевого бюджета. Когда Давыдов посетил наш центр, мы подписали соглашение, нам выделили 16 ставок, и сейчас московские специалисты работают в Хабаровске и обучают наших.

Строим сейчас также новый акушерский корпус, в этом году сдаем новую больницу на 15 тысяч квадратных метров - центр нейрохирургии. Именно там будет в сотрудничестве с Институтом им. Бурденко развиваться новое направление - лечение патологии сосудов. Обойдется это миллиарда в полтора рублей. Так что медицинская диагностика в Хабаровском крае будет на высоте. Собственно говоря, уже сейчас мы имеем три компьютерных томографа, работающих по принципу ядерно-магнитного резонанса, хотя на население в миллион человек положен всего один. Плюс у нас есть уникальное исследовательское оборудование - гамма-камера, с помощью которой можно на клеточном уровне определять доочаговые злокачественные новообразования в организме.

РГ | С медициной и диагностикой понятно. Но чем могут помочь населению края мероприятия вроде экономического форума?

Ишаев | Конгрессы, которые уже прошли в Хабаровске, и экономический форум, который мы будем проводить, - тоже попытка обратить на себя внимание и как-то решить наши проблемы. И надо сказать, что даже программа "Дальний Восток" приобретает сейчас несколько иное значение. По крайней мере, ее финансирование на следующий год увеличено примерно в три с половиной раза. Это не слишком много. Мы не Татарстан и не Башкирия, куда идет процентов 70 всех федеральных средств, отведенных на развитие регионов. Но мы рады любым положительным сдвигам.

К форуму этого года мы приурочили несколько серьезных мероприятий. Так, будет завершено строительство нефтеналивного терминала в рамках проекта "Сахалин-1". Объем инвестиций в него - около 800 миллионов долларов. Кроме того, мы сдаем газопровод, по которому газ придет в Хабаровск. Очень серьезный проект стоимостью в полмиллиарда долларов, причем средства края составляют 70 процентов. В Хабаровском крае сходятся интересы целого ряда крупных российских и иностранных компаний, их руководство тоже примет в форуме участие. Мы ожидаем приезда глав "Газпрома", "Роснефти", РАО "ЕЭС России", "Русала", "Евразхолдинга", "Транснефти", "Трансгаза" и пр., а также крупных бизнесменов из Японии, Китая и Кореи. Кстати, в прошлом году Хабаровский край привлек 40,5 миллиарда рублей российских инвестиций и 250 миллионов долларов - иностранных. С экономическим форумом мы связываем достаточно серьезные надежды. Не буду предвосхищать события, скажу лишь, что пройдет он под руководством Госдумы и под эгидой "Единой России". Ожидается, что с докладами выступят с российской стороны председатель Госдумы Борис Грызлов, вице-премьер правительства Александр Жуков, министр экономразвития Герман Греф, вице-президент РАН Александр Некипелов и другие влиятельные персоны.

Все взаимосвязано. Форум может дать новый импульс к развитию региона и привлечь инвесторов. Подъем экономики позволит осуществлять в полном объеме социальные и миграционные программы. У нас есть планы переселения людей с Дальнего Востока на юг, в Краснодар, Ставрополь и т.д. Но требуется приложить усилия и к тому, чтобы с наших северных территорий люди переезжали в более комфортные места и непосредственно на Дальнем Востоке. В Амурскую и Еврейскую автономную область, в Хабаровский край и на Сахалин, где есть работа и строится жилье, а предприятиям нужны кадры. Но все обрастает массой проблем. Едва мы дадим людям работу, жилье и зарплату по меньшей мере не ниже подмосковной, сразу возмутится "обделенное" коренное население. Да и сами программы не так просты, как кажется их авторам. Так не бывает, чтобы людей просто поманили - и они немедленно снялись с места и остались у нас навсегда. Надо подходить к делу взвешенно и сбалансированно.

РГ | Кадровую проблему многие дальневосточные работодатели легко решают за счет иных переселенцев - китайских нелегалов или гастарбайтеров. Лет десять назад в Хабаровском крае работала северокорейская "трудармия", чьими стараниями лесам был нанесен чувствительный урон. Каков ваш взгляд на подобную "трудовую экспансию"?

Ишаев | С корейцами вопрос мы решили просто. Есть межправительственное соглашение между РФ и КНДР, однако на территории Хабаровского края мы его приостановили и ни на какое давление не поддались: выселили все 15-16 тысяч корейцев, которые у нас работали на заготовке леса. Сейчас мы приглашаем северокорейцев только как наемную рабочую силу и даем им визу на год с обязательным условием выезда. Квоту мы определили в 700 человек, и еще ни разу она не была выбрана - приезжало максимум 600 человек. Хотя надо признать: если над корейцами наладить контроль (а он у нас жесточайший), то работают они как следует. За последние 5-6 лет - ни одного правонарушения с их участием. Все просто: попадешь в милицию - больше никогда не получишь визы, а для них это смерти подобно. Что же касается остальной, "необузданной" миграции, то сначала мы бегали и пытались ловить иностранных граждан, а потом выбрали, мягко говоря, другой подход. Договорились с предпринимателями. Если они приглашают иностранных граждан (а на это дает добро специальная комиссия), то должны понимать, что отвечают и за их расселение, и за питание, и за трудоустройство. И завезли тысячу - будьте добры вывезти тысячу. Если же не хотите, то больше к нам можете за разрешениями не приходить, обойдемся без вас, из желающих целая очередь стоит.

РГ | А с китайскими нелегалами как быть?

Ишаев | На территории края мы более-менее навели порядок. Но они могут заехать через Еврейскую АО, через Амурскую область, где им отдают в аренду землю, через Приморье и т.д. Поэтому особенно важна сбалансированная, взвешенная и адекватная государственная политика, потому что в масштабах одной территории решить проблему крайне сложно. Но мы тем не менее стараемся. И если вы приедете в Хабаровск, то блуждающих толп китайских граждан вы там не увидите - гарантирую. Разве что на стройках или торгующими на рынках. Вред эти рынки наносят колоссальный. Но взять и закрыть их пока невозможно: не все же граждане в состоянии купить японские, итальянские или немецкие товары...

РГ | Москва тоже когда-то пыталась надавить на предпринимателей, привозящих на работу мигрантов. Не вышло, обвинили в "превышении полномочий". А на ваш взгляд, какие поправки все же стоило бы внести в миграционное законодательство?

Ишаев | Не буду ничего советовать Москве. Юрий Михайлович Лужков человек солидный, я его глубоко уважаю, мы с ним оба из когорты старейших губернаторов (хотя я работаю на этом посту дольше, я пришел одновременно с Гавриилом Поповым). Ему виднее, как действовать в столице. А Хабаровск не Москва. Здесь все проще отследить, концентрация людей в несколько раз меньше. Поэтому мы пока ситуацию сдерживаем. Конечно, вечно это делать невозможно.

Я хорошо знаю Китай и должен сказать: на сегодня для нас это не инвестор. И даже не партнер, способный решить наши проблемы. Скорее - попутчик, который на определенном этапе нас обойдет в развитии. И совершенно незачем растить себе конкурента. Я не понимаю, когда представители власти жалуются, что, мол, у них "китайцев слишком много". А они сами куда смотрят? На нашей территории все зависит от нас и нашей политики. Если не дадим им разрешения, они и не приедут. Если сумеем поднять свою легкую промышленность - наверное, не будет такого спроса на китайский ширпотреб. Разовьем деревообрабатывающую промышленность - совсем хорошо. А то мы хвалимся высокими цифрами товарооборота с Китаем и молчим про то, что у нас они берут круглое бревно, а обратно поставляют мебель или другие изделия. Мы что, не можем их сделать сами? Или, например, из Китая запрещено ввозить мясо как сырье. А мясопродукцию можно. И вот наши предприниматели вкладывают средства в китайский перерабатывающий сектор, а в Россию везут его продукцию. Назвать это "вредительством" еще слишком мягко.

РГ | На последнем заседании Госсовета ваш коллега и почти сосед Александр Хлопонин высказал идею того, чтобы развитие всех российских регионов планировалось централизованно, под плотным контролем Москвы. Что вы об этом скажете?

Ишаев | Мне сложно судить. И я принципиально не даю никому оценок, ни коллегам, ни предшественникам. Каждый работает по-своему. К тому же, на мой взгляд, не может быть стратегии развития Дальнего Востока или Сибири, которую бы регион создал и осуществлял сугубо собственными силами. Есть стратегия поведения России на Дальнем Востоке, северных территориях и пр. Какой должна быть такая политика? Наверное, в первую очередь - патерналистской. Отеческой. Заботливой. И учитывающей неравенство условий, в которое регионы поставлены. Одно дело юг, другое - места, где отопительный сезон длится почти весь год. Нельзя оперировать и средними цифрами. Вот, например, по статистике выходит, что доходы дальневосточников выше среднероссийского уровня примерно на 28 процентов. А на практике две трети из них уходит на обязательные платежи и топливно-энергетические услуги. И покупательная способность дальневосточного рубля - на 35 процентов меньше.

ЖКХ у нас в год обходится примерно в 7,5 миллиарда рублей. Льготы гражданам - 1 миллиард 640 тысяч. Субсидии - еще 801 миллион. 3 миллиарда на то, чтобы выровнять на севере цены на тепло и электроэнергию. Плюс строительство чего-то нового, завоз топлива на север, социальные пособия и прочее. Так что если кому-то в центре придет в голову мысль все это жестко контролировать и направлять из Москвы - пусть попробует. Но надолго его не хватит, гарантирую.

РГ | Памятуя о новой политической "моде" - объединении регионов и долгих разговоров на эти темы, читатели интересуются: нет ли в планах создания мегакрая на Дальнем Востоке? Как вам эти идеи?

Ишаев | Мы не стремимся и не торопимся "сливаться" даже с маленькой Еврейской автономной областью, о чем часто говорится. Что же касается мегапроектов, то здесь весь вопрос упирается в управляемость такого региона. В свое время была одна Дальневосточная территория, и порядок на ней наличествовал. Потом разбили регион на две части, буквально 60 лет назад разделили Приморье и Хабаровский край. После войны отделился Сахалин и в 1991 г. - Еврейская АО. Нарастает потенциал и мощность экономики, более мелкое дробление региона позволяет оперативно решать проблемы отдельных его частей. Я не завидую полпреду президента в ДВФО, когда он отправляется в поездку по округу. Я даже из Хабаровска в Охотск лечу 3 часа 20 минут, а ему приходится преодолевать гораздо большие расстояния. И что там успеешь сделать наездом? Прилететь - и сразу все, как по мановению волшебной палочки, изменить? Нет, такое возможно только на "своей" территории. И то нелегко.

Сегодня уровень развития Хабаровского края чуть-чуть повыше, чем у других территорий. Наши города неплохо выглядят и даже занимают какие-то призовые места в экономических конкурсах. Темпы привлечения инвестиций в 1, 37 раза превышают среднероссийские показатели. При том, что у нас нет ни нефти, ни газа, разве что углем мы с недавних пор стали обеспечивать себя сами, открыв новое месторождение.

При всей своей громадной территории Хабаровский край составляет один процент населения России. Нашу гордость это не уязвляет. Лучше быть меньше, но богаче.



Екатерина Добрынина
Дата публикации 29 августа 2006 г.

http://www.rg.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован