04 октября 2012
4335

Губернатор Мурманской области М.Ковтун: `Мы реалисты и не хотим связывать свои планы только со Штокманом`

Перенос сроков освоения Штокмановского месторождения не может не затронуть экономику Мурманской области, где большинство векторов экономического развития опирались на разработку арктического месторождения. Предполагалось, что приход газа со Штокмана решит одну из основных проблем региона - мазутозависимость, а также будет способствовать реализации ряда амбициозных инвестиционных проектов. О том, как намерен развиваться регион в новых условиях, об инвестиционных проектах, реализуемых в Заполярье, о причинах оттока населения и вариантах развития моногородов рассказала в интервью агентству "Интерфакс Северо-Запад" губернатор Мурманской области Марина Ковтун.

- Марина Васильевна, как вы считаете, отразится ли на экономике региона перенос планов по Штокману? Регионом заявлялась большая программа по газификации области, как она будет развиваться в новых условиях?

- На экономике сейчас никак не отразилось, но может отразиться в будущем, если мы не предпримем никаких других мер, а просто будем пассивно ждать Штокмана. Разумеется, разработка штокмановского месторождения как глобальный проект способна привлечь в регион большое количество партнеров, причем это не только нефтегазовые компании, но и смежники - как российские, так и зарубежные. В частности, говорят о своей заинтересованности наши соседи - норвежцы. Не так давно у нас с деловой миссией была делегация губернии Рогаланд, которую часто называют нефтегазовой столицей южной Норвегии. Ее расцвет был обусловлен разработкой шельфовых месторождений, и с высоты собственного опыта они представляют, какие возможности для Мурманской области открывает Штокман, и видят определенные исторические параллели в судьбе наших регионов.

При этом мы реалисты и не хотим связывать свои мечты с тем, что вот придет газ со Штокмана и решит все наши проблемы - в 2014-ом, 2016-ом или, условно, в 2026-м году. Нам газ нужен сейчас. Во-первых, потому что мы регион практически на 100% - а если быть точными, то на 81% - отапливаемся мазутом. Мало того, что это само по себе дорогое топливо, так его и не производят в наших краях. Приходится возить его из Уфы, из Татарстана, Ярославской области - и это еще дополнительные затраты. А учитывая, что Мурманская область - один из немногих регионов, которые потребляют мазут в таких больших объемах, очень легко манипулировать этой заинтересованностью и, уж простите за выражение, спекулировать на потребности региона.

Именно это и наблюдалось в последние годы, и высокие цены в результате спровоцировали достаточно большие долги перед теплоснабжающими предприятиями внутри региона - ведь в тариф заложена одна цена, скажем так, социально-ориентированная, а закупается мазут по другой, рыночной. Это и называется тарифный дисбаланс. Он с годами только усугубляет положение, и, конечно, тяжким грузом лежит на отношениях внутри жилищно-коммунального и топливно-энергетического сектора Мурманской области. Ведь он тянет за собой целый комплекс инфраструктурных проблем, решение которых затягивается или откладывается "на потом".

Для того чтобы раз и навсегда избавиться от этого, конечно, самое оптимальное - чтобы к нам пришел газ. Да, замечательно, если это будет трубопровод - но если нет, мы готовы к газификации в любой форме. Пусть это будет сжиженный газ, который можно доставлять морским или железнодорожным транспортом.

Я обратилась с письмом к Дмитрию Анатольевичу Медведеву, с тем, чтобы подвигнуть "Газпром" на более быстрое принятие решения и разработку уже технических аспектов для Мурманской области. Ведь газ для региона более выгоден, и что же нам - ждать у моря погоды? Наша позиция другая, сейчас областное правительство просчитывает все возможные варианты реализации проектов по сжиженному газу со всеми возможными партнерами. Кстати говоря, одним из них является "Газпромбанк". Мы хотим ускорить эти процессы, поскольку задача газификации региона - одна из главных, если не самая главная.

Сложности с доставкой топлива, тарифный дисбаланс, транспортная отдаленность, наверное, все это значительно усложняет эффективное управление северными территориями?

- Знаете, освоение Севера, да и просто жизнь в арктических широтах, всегда были удовольствия не из дешевых. И это одна из причин, по которой люди покидают "севера". За 10 лет с Кольского полуострова уехало 100 тысяч человек. В современной экономической модели северные территории теряют конкурентные преимущества. Достаточно приличная заработная плата "гасится" общей дороговизной проживания. На бытовом уровне - стоимость товаров и услуг у нас выше, чем в средней полосе, продовольствие подороже. А, кроме того, если сравнить жизнь человека на севере и на юге, мы увидим, что, конечно, северянам нужны особые условия отдыха - с выездом в регионы с более благоприятным климатом, а это тоже серьезные расходы. Нет у нас такого масштабного садово-огородного хозяйствования - того, что в южных краях всегда было большим подспорьем для человека. Это все особенности жизни на Севере. И несмотря на то, что область несет на себе достаточно большую социальную нагрузку, все равно полностью все компенсировать мы не можем. И если люди уезжают, значит, они видят преимущества жизни на других территориях.

Справедливости ради надо сказать, что свою - причем значительную лепту - в отток населения внесла реформа Вооруженных сил. Ведь уезжают и жители пустеющих военных городков. Перед нами встает серьезная проблема: военные уходят, а гражданские остаются в этих населенных пунктах. И пусть это небольшое количество людей, но о них тоже надо заботиться, и сегодня это бремя ложится на муниципальные образования, на область. И не будем забывать, что все это происходит на фоне кризисных явлений в мировой экономике. Холодок кризиса мы ощущаем, когда получаем из налоговой инспекции информацию о том, что снижаются поступления от налога на прибыль. Тем не менее, мы работаем над тем, чтобы даже в таких сложных условиях наш бюджет оставался социально ориентированным.

Мало того, что мы должны выполнить все взятые ранее социальные обязательства, мы должны предусмотреть в бюджете 2013 года и средства на реализацию тех инициатив, которые задекларированы в майских указах президента. Для регионального бюджета это достаточно серьезные суммы, особенно - повторюсь - в свете сокращения налоговых поступлений от крупных предприятий. Выход один - изыскивать внутренние резервы. Безусловно, в бюджете должен быть инструмент для развития, но пока, в поисках баланса между социальной направленностью и снижением доходов, направлять необходимое количество средств на развитие достаточно трудно. А значит, надо пристально смотреть на то, что уже есть, определить очевидные конкурентные преимущества региона и развивать эти направления, в том числе по линии малого и среднего бизнеса.

- Да, Мурманская область - очень сложный регион, есть ли помощь от федерального центра?

- Конечно, Мурманская область участвует в целом ряде федеральных программ. Я думаю, что это обоюдный процесс: федеральный центр очень позитивно смотрит на инициативы региональные, когда эти инициативы, скажем так, качественные. Требуется-то не так много: все вопросы детально прорабатывать на своем уровне, прежде чем выходить с предложениями к Федерации.

Сегодня мы участвуем в ряде программ, реализация которых дает хороший эффект. Это программы по ветхому аварийному жилью, по переселению северян-пенсионеров, которые уже не связывают свое будущее с Севером. Конечно, многие хотели бы выехать, но здесь наших средств недостаточно, их никогда не будет достаточно, но, тем не менее, даже то, что удается получить при взаимодействии с федеральным центром, при участии в федеральных программах, это хорошее подспорье для областного бюджета.

- В Заполярье много моногородов, многие из них представляют свои интересные комплексные инвестиционные планы. Например, инвестплан Мончегорска. Как вы оцениваете их перспективы в привлечении новых инвесторов? Возможно появление в регионе инновационных высокотехнологичных производств?

- В Мурманской области 8 моногородов. Создание комплексного инвестиционного плана для моногорода и привлечение федеральных средств - это хорошая возможность, которая, естественно, стимулирует развитие территории и дает возможность уйти от жесткой зависимости от градообразующего предприятия. Но, с другой стороны, мы видим, что не всегда малый бизнес хочет уходить от градообразующего предприятия и создавать что-то инновационное: проще жить в сложившейся схеме обслуживания крупного бизнеса. Нужно иметь большую смелость, и даже молодые и амбициозные предприниматели, которые могли бы реализоваться в инновационной сфере, считают, что очень тяжело тягаться с крупными компаниями. Отсюда - определенная инерция.

У нас есть неудачный пример с поселком Ревда, для которого был разработан проект "Русская Лапландия", включавший в себя очень мощный туристский компонент. Никогда на этой территории не развивался профессиональный туризм как вид бизнеса, а не как вид отдыха для самодеятельных туристов. Возможно, поэтому и создатели проекта, и те, ради кого все это затевалось - муниципальное образование - подошли поверхностно к проработке этой программы. Нарисовали "потемкинские деревни", средства получили, а освоить их не смогли. И самое печальное, что сегодня это дискредитирует саму идею, вызывает недоверие инвесторов. У "Русской Лапландии", вернее, был якорный инвестор, но он ушел, а взамен не смогли никого найти.

Эта ситуация лишний раз подтверждает простую истину - надо очень тщательно прорабатывать комплексные инвестиционные планы, те якорные проекты, которые должны увести от зависимости от градообразующего предприятия или диверсифицировать экономику города. Это очень сложная работа - открыть новые возможности в моногороде, на территории, которая создавалась под одно предприятие. Вот есть у нас город Заполярный. Там находится самый большой рудник Кольской горно-металлургической компании. С 1955 года этот город рос вместе с рудником, то есть он создавался и развивался с одной целью - обеспечить разработку месторождения. Конечно, найти что-то еще настолько же важное или настолько же масштабное для этой территории очень сложно.

Конечно, это не значит, что надо опустить руки - в том же Печенгском районе есть и позитивные примеры. Есть там поселок Лиинахамари - когда-то одна из крупных военно-морских баз, затем присутствие флота там сократилось. Но востребованной оказалась сама бухта Лиинахамари, где природа создала прекрасные условия для рыборазведения. И уже около 5 лет там развивается проект "Русский лосось" по искусственному выращиванию лосося. Уже 180 человек получили рабочие места. На будущее предприниматели планируют строить свой завод по выращиванию малька, которого сейчас закупают в Норвегии, и завод по производству кормов. То есть это полноценный сбалансированный качественно продуманный и успешно реализуемый проект, объемом финансирования более чем 5 млрд рублей. Это еще и возможность для Печенгского района развивать сопутствующий бизнес. Но нормативная база не предполагает выхода за рамки одного муниципального образования, за пределы города, хотя они не так и далеки. Нужны варианты, нужен индивидуальный подход к каждому моногороду.

Что же касается Мончегорска, то там как раз наиболее подготовленный комплексный инвестиционный план, и муниципальное образование достаточно благополучное, несмотря на то, что моногород. Недалеко от Мончегорска есть город Апатиты, это так называемый наукоград. Молодые люди, которые получили там образование и смогли развить свой инновационный потенциал, не только этот проект создали, но и успешно его реализуют при поддержке министерства экономического развития. Сейчас имеются перспективы, чтобы этот проект завершить.

http://www.interfax-russia.ru/NorthWest/exclusives.asp?id=349706
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован