03 июня 2002
94

Губернатор области считает, что купля-продажа земли должна быть не самоцелью, а лишь средством достижения экономического роста

Над рабочим столом саратовского губернатора уже несколько лет висит схема оборота земель сельскохозяйственного назначения. В одном из интервью пару лет назад он признался, что мечтает, что в скором времени подобная схема найдет место в кабинете каждого российского губернатора. Пять лет назад, узаконивая в области продажу земли, он выдержал жестокий бой с оппозицией. Сегодня Дмитрий Аяцков - один из признанных авторитетов в земельном вопросе. Наш разговор с одним из главных идеологов внедрения частной собственности на землю, губернатором Саратовской области Дмитрием Аяцковым посвящен принятому Госдумой в первом чтении федеральному закону об обороте земель сельскохозяйственного назначения, разрешающему куплю-продажу земли, трудностям, с которыми придется столкнуться в его реализации, дальнейшей судьбе России как аграрной державы и психологии российского крестьянина.
c- Дмитрий Федорович, как вы расцениваете принятие в первом чтении закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения?
- Принятие этого закона продемонстрировало, что и в обществе, и в сознании депутатов произошел серьезный прорыв. Вся экономическая история человечества показывает, что только собственник способен эффективно распорядиться землей. Рад, что и мы пришли к этому выводу.
К сожалению, любое обсуждение в России земельного вопроса превращается в политическое действо. Любой спор о земле, начинающийся на бытовом, хозяйственном уровне, обязательно переместится в философскую, эмоциональную сферу. Земля для российского крестьянина всегда была чем-то большим, чем инструмент для получения продуктов питания. Для нашей страны это больше, чем экономический вопрос, это выбор дальнейшего уклада жизни.
Вспомните общину, где наделы передавались по кругу. За все время ее существования урожаи в России в пересчете на один гектар оставались одними из самых низких в Европе. Зачем поливать землю потом и заботиться о плодородии почвы, если результаты твоего труда получит кто-то другой? Эти плоды мы пожинаем и сегодня.
Народные избранники сделали верный выбор и из Иванов, не помнящих родства, наши крестьяне превратятся в крепких, настоящих хозяев, твердо стоящих на своей земле. Невзирая на ожесточенное сопротивление левых и, как ни странно, правых, закон был принят. Большая заслуга в этом принадлежит и нашему президенту. Если Ельцин призывал, то Путин кропотливо работал в этом направлении.
Уверен, что будет сделан и следующий шаг. Приватизируются леса, водоемы и многие другие участки. Вся земля России должна иметь хозяина. Не исключаю, что должны быть и земли государственного резерва, земли, особо охраняемые государством. Это цивилизованный подход, принятый во всем мире. Этого не стоит бояться. Вспомните тот простой лозунг, при помощи которого большевики пришли к власти: `Власть - народу, фабрики - рабочим, землю - крестьянам`. Спустя десятилетия он был реализован не коммунистами, а цивилизованными демократами.
- Сегодня уже и коммунисты не отрицают существования частной собственности на землю. Споры вызывают лишь формы и методы ее введения. Из семи предлагаемых законопроектов вы поддержали правительственный вариант. Чем обоснован выбор?
- Правительственный вариант мне показался наиболее рациональным. Этот законопроект выгодно отличают компактность и рамочность, многие функции отданы на региональный уровень. Например, субъектам Федерации предоставлено самостоятельно определить, сколько земли может приобрести один человек и допускать ли продажу наделов иностранцам.
Основной принцип правительственного законопроекта - использование земли только по прямому назначению. Если купишь пашню, то будешь вынужден работать до седьмого пота, иначе приобретение окажется просто невыгодным. Предусмотрены и антиспекулятивные меры. Так называемое право `первой руки` принадлежит местным властям и односельчанам. Лишь после их отказа земля будет запущена в свободную продажу.
Сегодня главная задача - обеспечить законный и прозрачный оборот земли. Зачастую он происходит теневым и полутеневым способом. Например, когда крупные акционерные общества принимают землю в качестве вклада в уставный капитал, а взамен выдают акции, не объясняя людям, что свою землю уже не вернуть. Отдельные губернаторы продолжают выступать против продажи земельных участков. Но начинаешь разбираться, и получается, что в их регионах сделки с землей уже происходят, но теневым образом. Правительственный проект поставит заслон на пути таких `черных` сделок.
- В ближайшее время начнется обсуждение поправок в правительственный вариант законопроекта. Какие изменения, по вашему мнению, необходимо внести во втором чтении?
- По моему мнению, правительственный вариант законопроекта не требует внесения значительного числа поправок. Считаю, что до конца мая закон пройдет все чтения и в начале июня президент его подпишет.
Существует мнение, что регионы должны сами устанавливать сроки начала оборота частных земель. Считаю, что при этом необходимо установить предельный срок в один-два года на техническую подготовку к началу цивилизованного земельного рынка. За это время вполне можно подготовить земельный кадастр и необходимую для земельного рынка инфраструктуру. Если мы увеличим срок, то может сложиться, что в одной части России оборот земли есть, а в другой - нет. Это ненормальная ситуация, которая может нарушить целостность социального и экономического пространства.
Закон принят - его необходимо выполнять. Главная ошибка, которую могут допустить реформаторы, - сведение земельного вопроса лишь к проблеме запрета или разрешения купли-продажи земли. На самом деле купля-продажа не должна быть самоцелью, а лишь средством достижения экономического роста, который невозможен без эффективного использования земли и, самое главное, перераспределения земли в пользу сильного хозяйственника.
- Как вы оцениваете итоги работы областного закона об обороте земель?
- Считаю, что свою основную задачу областной закон выполнил. Если сегодня посмотреть письма жителей, то каждое второе из них - по земельному вопросу. Значит, удалось достучаться до сознания крестьян, удалось изменить их психологию. Сегодня саратовцы понимают, что земля - это богатство, как квартира, как автомобиль.
Земля вышла из теневого оборота. У нас нет нелегальной перепродажи, спекуляции, чиновничьего беспредела. В год происходит до 60 тысяч регистрационных действий с земельными участками. Нас иногда упрекают, что в Саратове один гектар чернозема уходил за 300 рублей. Но мы не ставили перед собой задачу пополнить бюджет, увеличить областную казну. Мы добивались и в какой-то мере уже добились рыночных отношений в земле, в земельных паях, перераспределения земельных участков в пользу эффективно работающих собственников.
- Насколько этот процесс оказался успешным?
- Мы не ошиблись, когда предполагали, что даже самый прогрессивный закон сам по себе работать не будет. Необходимы механизмы его реализации, земельная инфраструктура, создание кадастра земельных долей и участков. Используя новейшие достижения, мы этого достигли, и сегодня большинство жителей Саратовской области могут увидеть свой участок в границах. Не на документе, где написано, что ты имеешь право на земельный участок, а в границах. Результаты не заставили себя долго ждать. Рост сельхозпроизводства начался у нас раньше, чем по всей России. Перестала сокращаться пашня, произошло перераспределение земли в пользу эффективно работающих хозяйств. И сегодня с одной пятой площадей мы собираем 65% всего урожая.
Во время поездок по Саратовской области крестьяне мне задают всего три вопроса: какой долгосрочный прогноз погоды? Какие будут цены на зерно? И отберут ли землю? Сегодня могу четко ответить, что никогда не отберут.
- Но одной земли для нормального хозяйствования недостаточно. Необходимо иметь технику, семена и многое другое. Где взять деньги?
- Нам в первую очередь необходимо работать с внутренними инвесторами - финансовыми средствами населения и банков. Сегодня на руках у саратовцев находится более 20 миллиардов рублей. Необходимо создавать условия, чтобы эти средства не лежали в подушке или под матрасом, а включались в работу реального сектора экономики.
На кредитование сельского хозяйства охотно идут и банки. За весь прошлый год саратовские крестьяне получили 1,5 миллиарда рублей кредитов. Только за 4 месяца с начала нынешнего года эта цифра уже перекрыта. По прогнозам наших банкиров, в этом году сельские товаропроизводители возьмут кредиты на сумму более 5 миллиардов рублей.
В каждом муниципальном образовании можно найти инвестиции. У кого-то цифра будет больше, у кого меньше. Многое зависит от условий, от политической стабильности. Чтобы большой бизнес пришел, необходимо иметь хорошие дороги, развитые коммуникации, доступную связь, гостиницы и многое другое. Недавно самым благоустроенным малым городом России стал Балашов. И Балашовский район у нас находится в числе лидеров по объему инвестиций в сельское хозяйство.
Необходимо привлекать инвестиции из-за границы. Много копий уже сломано в полемике о возможности продажи земли иностранцам. Пашню нельзя ни увезти, ни спрятать. Не стоит бояться, что к нам придут иностранцы и все скупят. Если придет зарубежный инвестор, вложит в землю средства, наймет рабочих, будет платить им хорошую заработную плату, кто от этого проиграет? Никто. Подобная интеграция действует во всех развитых странах, не думаю, что мы должны стать исключением.
- Будет ли инвестор вкладывать деньги в сельское хозяйство, еще совсем недавно считавшееся `черной дырой`?
- С уверенностью могу сказать - будет. Только в Саратовской области работает 63 фирмы-инвестора из разных регионов страны, в том числе и из Москвы. Сегодня сельскохозяйственный бизнес выгоднее, чем нефтяной. При умелом руководстве один рубль, вложенный в сельское хозяйство, причем не важно, в животноводство или растениеводство, может дать до 5 рублей чистой прибыли.
Всей нашей огромной аграрной России понадобится не один год, чтобы закон об обороте земель сельскохозяйственного назначения полностью заработал. Но когда это случится, рассчитываю, что в 2005-2007 годах мы столкнемся с другой проблемой. С кризисом перепроизводства. Нам не нужно будет столько мяса, молока, зерна. Сегодня 30 миллионов гектаров пашни вообще не обрабатывается, примерно столько же используется неэффективно. Если все это заработает - эффект окажется колоссальным.
Мы слишком много занимаемся мифологией, что мы самые бедные, униженные и несчастные. А между тем Европа уже ввела квоты на российское зерно. Потому что оно качественное и дешевое. Там сельское хозяйство почти наполовину дотирует государство, в то время как российская деревня выживает практически собственными силами.
- Сегодня продолжают высказывать опасения, что правительственный вариант законопроекта выгоден крупным землевладельцам и агрохолдингам. Вы не опасаетесь, что подобная политика приведет к разорению мелкого земельного собственника?
- Давайте рассматривать этот вопрос с позиции простого человека. Например, не каждому дано стать медиком. Многие могут сделать укол, измерить давление, но не все могут лечить. И далеко не каждый может работать на земле. Это очень тяжелый труд, и здесь должны быть специалисты своего дела.
Вот у нас в области есть землевладения размером в 50 тысяч гектаров. Ранее земля пустовала. Пришел хозяин, взял ее, обрабатывает, нанял специалистов, платит им хорошую заработную плату. Кто от этого проиграет? Есть у механизатора свой земельный пай. Он умеет обрабатывать землю, но не умеет распорядиться ею, не знает, куда деть выращенный продукт. Если появится крупный хозяин, который даст возможность людям заработать, что в этом плохого?
В странах с хорошо развитой рыночной экономикой только 10% жителей имеют свои фирмы, являются хозяевами. А остальные - наемные работники. И мы придем к такому положению. Не будет такого, что каждый будет обрабатывать свою десятину, свой пай. Все равно люди будут объединяться для коллективного труда, выстраиваться в холдинги и корпорации. Особенно это хорошо будет заметно на наших заволжских площадях, где земельные паи довольно большие. Ну невозможно в одиночку обработать участок в 20-30 гектаров. Сама жизнь заставит искать формы для объединения, для совместной работы. Современные агротехнологии требуют больших обрабатываемых площадей, поэтому фермы во всем мире кооперируются. Только крупные землевладельцы будут в состоянии создать новые рабочие места, применять новейшие технологии, новые семена, вывести новые породы скота. Вспомните, с чего начался в Европе промышленный переворот. С разделения труда. Уверен, что такая же ситуация произойдет и в российском сельском хозяйстве.
Но это не значит, что мы должны отказаться от фермерства. Если человек упорно работает на земле, то это желание можно только приветствовать и помогать ему.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован