«И заработали «Грады»: Альгис Микульскис о главном итоге боев за Даманский

В начале марта исполнилось 52 года боям за небольшой остров на реке Уссури — Даманский. В результате китайских притязаний на него в период со 2 по 15 марта 1969 года погибло 58 и было ранено 94 советских пограничника.

Почему этот клочок земли стал ареной кровопролитных боев и каким оказался их главный военный итог — в авторской колонке специального корреспондента ФАН Альгиса Микульскиса.

Москва — Пекин. Москва — Пекин.

Идут, идут вперед народы.

За светлый труд, за прочный мир

Под знаменем свободы.

Эта песня Вано Мурадели и Михаила Вершинина в одночасье потеряла актуальность сразу после знаменитого «секретного» доклада Никиты Хрущева на ХХ съезде Коммунистической партии Советского Союза. Речь, зачитанная 25 февраля 1956 года, стала не только предвестницей будущего распада СССР, но и послужила причиной событий, случившихся ровно — практически день в день — тринадцатью годами позже, весной 69-го.

Сразу после хрущевских антисталинских «откровений» китайская коммунистическая верхушка во главе с товарищем Мао не то чтобы впала в ярость, но СССР другом считать перестала. Хотя и продолжала получать от него то ядерные технологии, то лицензию на производство истребителя МиГ-21…

Территориальные претензии начали появляться в китайской прессе сначала крайне аккуратно и без ссылок на высшее руководство страны. Особого внимания на них Кремль не обращал, хотя на некоторых участках границы уже начали происходить «инциденты». Пока без стрельбы, а только с оскорблениями советских пограничников и обвинениями их в «ревизионизме».

Чуть позже, когда пограничный режим в связи с этими провокациями был ужесточен, китайцы начали драться, но, опять-таки, обходилось без открытия огня. Напряжение нарастало и в начале 1964 года, Москва, не желавшая в условиях холодной войны открывать еще один «фронт» на Дальнем Востоке, решила пойти на переговоры с Пекином.

Поначалу все шло на удивление благостно… СССР даже согласился провести новую линию границы по середине фарватера на Уссури и Амуре. При этом все острова, находящиеся ближе к китайскому берегу, включая Даманский, переходили в собственность КНР.

Вот только Мао этого показалось мало, и он, летом того же года встречаясь с японскими социалистами, гордо заявил, что Поднебесной должна принадлежать вся территория СССР к востоку от Байкала. Камчатка, Хабаровск, Владивосток — аппетиты у товарища оказались совсем не скромными, зато они вызвали громадное воодушевление в китайской прессе: она тут же начала вещать о том, что Советский Союз каким-то образом «задолжал» Китаю полтора миллиона квадратных километров. Причем со временем «должок» включил в себя территории Средней Азии и вырос до всех трех миллионов. После такого продолжать переговоры было уже бессмысленно.

И вот тут стоит задуматься: а чем, собственно, руководствовался председатель Мао, год за годом накаляя отношения с СССР? Тем более, что китайская армия никакой особенной силой, кроме мобилизационного резерва, тогда не отличалась? С этим вопросом я обратился создателю движения «Духовное наследие» Алексею Подберезкину и вот что услышал:

«Внутренняя политика Китая тех времен строилась на том, чтобы позиционировать себя как независимое от Советского Союза государство. Плюс претензии маоистов на лидерство в мировом коммунистическом движении. Поэтому политика их была антисоветской, и им нужны были любые предлоги для конфронтации. В качестве одного из таких предлогов выступали территориальные претензии, в частности «вопрос островов на Амуре и Уссури». Никакого хозяйственного смыла это не имело и было нужно только для того, чтобы разогреть антисоветские настроения».

«Настроения» окончательно разогрелись к весне 1969 года.

Обстановка в районе Даманского начала обостряться с самого начала года. Группы китайских солдат в сопровождении гражданских демонстративно выдвигались на лед Уссури и направлялись к советскому берегу. В феврале наши пограничники впервые применили оружие — пока только в виде выстрелов в воздух — увидев автоматы в руках противостоящих им китайцев…

Полновесный вооруженный конфликт начался 2 марта в 10:40, когда старший пограничного наряда на посту наблюдения рядовой Шевцов обнаружил движущийся к Даманскому вооруженный отряд и доложил об этом на заставу.

32 советских бойца, не считая командира заставы, поднятые по тревоге, отправились навстречу нарушителям госграницы, не зная о том, что их ждет засада численностью около 300 человек.

По прибытии на место восемь наших пограничников во главе с командиром старшим лейтенантом Иваном Стрельниковым пошли по льду к открыто стоявшим нарушителям, а еще 13 направились чуть севернее…

Выстрелы зазвучали почти сразу же после того, как первая группа подошла к китайцам и потребовала покинуть территорию Советского Союза. Практически сразу все наши были убиты. Одновременно был открыт огонь и по второй группе пограничников, выжить из которой удалось лишь одному человеку.

Так начинался подвиг. К вечеру погибших и умерших от ран пограничников было уже 31. Еще 14 получили ранения. Данные о потерях с китайской стороны до сих пор достоверно не известны…

К вечеру китайские силы были отведены на западный берег Уссури, и обстановка, казалось, стабилизировалась. Вот только конфликт не был исчерпан! Страны обменялись дипломатическими нотами, а силы в районе Даманского продолжали наращиваться с обеих сторон.

Бои возобновились 14 марта, и в них принимали участие уже не пограничники, а непосредственно Советская Армия. Конкретно — 135 мотострелковая дивизия. Она-то и поставила точку в этих боях. Да еще какую!

Около пяти часов вечера 16 марта командующий Дальневосточным военным округом генерал-лейтенант Олег Лосик отдал приказ нанести артиллерийский удар по позициям НОАК из глубины советской территории. И заработали «Грады», тогда еще секретные, а их поддержала ствольная артиллерия. Спустя 10 минут на западном берегу Уссури ни осталось ничего живого. Дальнейшие попытки китайцев перехватить инициативу захлебывались, едва успев начаться.

Каковы итоги? Если говорить об итогах военных, то современные эксперты, такие как Виктор Мураховский, оценивают их однозначно:

«Конфликт был достаточно своеобразный, и военные не могли до конца использовать все свои возможности… Мы не хотели воевать с Китаем, понимаете? Терпели до последнего! И только когда китайцы перешли всякие края — тогда только решили нанести удар реактивными системами. А в целом все сработали достаточно эффективно. Продемонстрировав лишь небольшую часть своих возможностей — авиация, например, вообще не применялась, — показали, что для Китая ввязываться в какой-то серьезный конфликт с СССР было бы фатальной ошибкой».

Добавлю, что 16 марта 1969 года реактивная система залпового огня БМ-21 «Град» была применена по реальному противнику впервые и это применение сочли соразмерным, достаточным и предельно эффективным. По крайней мере, военные провокации на советско-китайской границе стихли.

Автор: Альгис Микульскис

https://riafan.ru/1397866-i-zarabotali-grady-algis-mikulskis-o-glavnom-itoge-boev-za-damanskii

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован