Идеологический выбор постсоветской России

Часть 2.

«Состояние науки, инновационной сферы, промышленности, системы образования, здравоохранения и культуры превращается в ключевой индикатор конкурентоспособности России» («О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации», 2021)

 

            Продолжим рассмотрение идеологических особенностей в жизни «постсоветской» России, нацеленной ныне своим руководством на освоение достижений «передового капитализма» как этапа общественного развития на основе всевластия в социальном процессе частной собственности. Если в первой части нашей статьи был обозначен позитивный в целом взгляд Ростислава Ищенко на достижения современной РФ в осуществлении капиталистического курса страны, то негативный образ данного процесса запечатлен в последних статьях Андрея Фурсова (См. Андрей Фурсов, Жизнь и смерть капитализма // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.27262, 30.07.2021; Андрей Фурсов, Капитализм, антикапитализм и судьбы мира // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.27266, 01.08.2021; Андрей Фурсов, Капитализм, СССР-1 и СССР-2 // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.27268, 03.08.2021; Андрей Фурсов, Сумеют ли ультраглобалисты навязать миру Новый Мировой Порядок? // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.27270, 05.08.2021) . По его оценкам, «мы живём в ситуации «двойного разрыва». Обществоведческая наука всегда отстаёт от обществоведения, а в периоды быстрых изменений, как ныне, этот разрыв увеличивается до 15–25 лет. В свою очередь, образование отстаёт от науки примерно на такой же срок. Поэтому зачастую вместо реальности мы видим перед собой картину мира 30–40-летней давности; особенно это касается исторической науки. Причём ситуация эта не только наша, но и общемировая» (Андрей Фурсов. Жизнь и смерть капитализма). Такой разрыв между общим настроем научной мысли и наличной общественной практикой грозит человечеству в условиях глобализации мирового сообщества исторической катастрофой.

            Современное мировое сообщество во главе с государствами Евросоюза и США переживает глубочайший кризис. «Если во времена СССР идеологи буржуазии стыдливо прикрывались демократией, правами человека и т.п., то сейчас им стесняться некого…Однако, похоже, радоваться им недолго: мировой кризис беспрецедентных масштабов накроет и их» (Там же). Этот глобальный кризис системы капитализма заставляет искать ответ на вопрос о его коренной внутренней сути. «А что мы знаем о капитализме? На первый взгляд — всё; капитализм кажется самой простой системой для анализа, все её характеристики можно выразить, казалось бы, количественно: валовой национальный продукт, валовой внутренний продукт, доход на душу населения» (Там же). По мнению уважаемого ученого, капитализм «обладает, как минимум, семёркой черт, которые резко отличают его от всех других социальных систем» (Там же). Но именно такая «многоликость» капиталистического социума и является существенным препятствием в понимании его коренной сути. К числу особенностей капитализма наш авторитетный исследователь относит следующие свойства: 1/ глобализм; 2/ «технологическая трехликость» исторических форм; 3/ репродуктивная способность в порождении «докапиталистических» социальных укладов; 4/ инновационная способность «самоотрицания» в генезисе системы «глобального антикапитализма» (социализма); 5/ культ «частной собственности» как утверждение общественных отношений на основе радикальных требований «разумного эгоизма»; 6/ смещение центра социального управления в «надгосударственные структуры» власти, когда современный капитализм утверждается в экономическом плане как «мировая система без границ, единое целое, тогда как политически это совокупность, сумма отдельных государств, разделённых границами» (Там же); 7/ самое важное отличие капитализма от иных социальных систем автор усматривает в том, что «он — единственная система, развитие которой в значительной степени приобретает проектно-конструкторский характер» (Там же). При этом продуктивное функционирование социальной системы мирового капитализма раскрывается в тройственной структуре социальной организации. «Таким образом, капитализм — это не пара «капитал — государство», а треугольник «капитал — государство — наднациональные структуры мирового согласования и управления». Именно последние обеспечивают и реализуют целостные и долгосрочные интересы капиталистической системы» (Там же).

            К концу ХХ века капиталистическая система общественного производства охватила практически все социальное пространство и дальнейшее свое развитие реализует за счет перекомбинации внутренних ресурсов, когда «наднациональные структуры» управляют динамикой национального «капитала» и «государства». «Некапиталистические зоны практически упразднены, теперь капитализму больше некуда сбрасывать противоречия, больше неоткуда подпитываться, экстенсивный путь заказан. А на пути интенсивного — подорванные, но всё же сохраняющиеся институциональные ограничители и огромный массовый слой мелких буржуа, которых эти ограничители, хотя худо-бедно, но как-то защищают» (Там же). Таким образом, кризис мирового капитализма назрел для революционных преобразований: эта историческая реальность и должна определить логику исторического развития постсоветской России, которая оказалась ныне центром противоречия в соотношении установок «глобального индивидуализма» стран западной культуры и «гражданского коллективизма» китайской, восточно-родовой социальной традиции. Андрей Фурсов в свое время предвидел, что «конец СССР будет началом конца капитализма» (Там же). По его оценке, с  «середины 1970-х годов поздний капитализм вступает в полосу кризиса. Для него это структурный кризис, для капитализма в целом — системный. Разрушение СССР и соцлагеря с последующим их разграблением позволило отодвинуть кризис на полтора десятка лет, однако в 2008 году он явился, а в 2017–2018 годах терминальная стадия стала явной» (Андрей Фурсов, Капитализм, антикапитализм и судьбы мира // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.27266, 01.08.2021).

            ХХ-е столетие обнажило в жизни России глобальное противоречие между социальным «индивидуализмом» и родовым «коллективизмом». Если начало века было ознаменовано низвержением царизма как правового культа традиционного образа жизни и утверждением общества «социального братства» на основе культивирования государственной собственности в организации общественного производства, то в конце столетия личные интересы отвергли мораль гражданского «коллективизма» и признали  полновластие «частной собственности» в развитии российского социума. Возникает проблема: можно ли примирить эти две противоположные установки в развитии российского общества? Или оно обречено на вечные колебания между Западом и Востоком, между приоритетами «общего» и «единичного» в детерминации социально-исторического процесса? Однако «историческая реальность» всегда характеризуется «конечным содержанием», что означает в итоге «распад» внутренне противоречивой социальной системы: другими словами, современная действительность требует от российского социума «нравственного самоопределения» в утверждении своей коренной исторической сути, своей самобытности в утверждении собственного существа без колебательных смещений между «индивидуализмом» Запада и «коллективизмом» Востока.

            Предельно всеобщим выражением исторической сути всего сущего является идея творения мира из «ничего», то есть признание «творчества» универсальной силой в созидании мировой целости: идеология творчества должна определять нравственную жизнь современной России, без чего она обречена или на следование «чужим предписаниям» или же на гибель от собственных противоречий. Рациональным выражением творческих потенциалов национального духа служит родной язык этнокультурных сообществ. Поэтому определяющей идейной установкой русского этноса в созидании «разумного будущего должно стать учение «онтологического символизма», воспринимающего окружающую действительность как реализацию разумных предписаний «символических законов» мироздания (См.: Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011653.htm; Гореликов Л.А. Логика целостности в концептуальной научно-философской системе «онтологического символизма». 26.10.2016/ http://viperson.ru/articles/logika-tselostnosti-v-kontseptualnoy-nauchno-filosofskoy-sisteme-ontologicheskogo-simvolizma; Гореликов Л.А. Творчество как генеральный императив Русского мира в пространстве глобального социума. 28.02.2021/ https://rodveche.ru/node/618). Лишь максимально последовательная стратегия научно-познавательного творчества в проектировании общественного развития может спасти РФ от исторической катастрофы, способна обеспечить процветание России в современном глобальном социуме.

 

Гореликов Л.А. – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован