06 июня 2002
247

`Идет процесс оглупления регионов`

Губернатор Орловской области считает, что, если Совет Федерации не будет избираться, Россия превратится в унитарное государство

В течение семи лет - с 1993 по 2000 год - нынешний губернатор Орловской области Егор Строев руководил Советом Федерации, состоящим из глав субъектов РФ. За это время верхнюю палату парламента не раз называли и символом политической стабильности, и главной опорой президента, и `клубом губернаторов`, и даже слишком самостоятельным, а потому неудобным для Кремля органом власти. Впрочем, сам Строев всегда был самостоятельным политиком-`тяжеловесом`, который не боялся открыто высказать свое мнение, далеко не всегда совпадающее с точкой зрения президента. Как бывший спикер Совета Федерации относится к нынешнему сенату? Нужно ли менять российскую Конституцию, принятую в экстренном порядке осенью 1993 года? На эти и другие вопросы `НГ` отвечает губернатор Орловской области Егор Строев.

- Егор Семенович, скоро исполнится два года с момента принятия закона о новом порядке формирования Совета Федерации. В свое время вы были явно неудовлетворены этим документом. Оправдались ли ваши худшие ожидания?

- Я выражал не только неудовлетворение этим законом, но и категорическое несогласие с предложенной схемой формирования верхней палаты по принципу назначения сенаторов. А сейчас все больше убеждаюсь в том, что российский сенат должен формироваться только путем выборов. Так, как записано в Конституции. Я думаю, что в федеративном государстве, где территории играют определяющую роль, обойтись без людей, отражающих интересы регионов, нельзя. В противном случае Россия превратится в унитарное государство. Поверьте, что это не пойдет на пользу ни государству, ни обществу, ни конкретному гражданину. Все-таки учет интересов человека - это основное условие формирования любой системы власти.

- Верхнюю палату в последнее время часто называют управляемым органом, `машиной для голосования`. Не думаете ли вы, что период перехода СФ к выборности может затянуться надолго?

- Вопрос о том, что порядок формирования Совета Федерации надо менять, созрел. Об этом у меня были неоднократные и откровенные разговоры с Путиным и в администрации президента. Часто эту тему поднимают и сами члены СФ, не говоря уж о руководителях регионов. Но я считаю, что до следующих выборов президента никакого перехода верхней палаты на выборную основу не произойдет. Конечно, по той же причине, которую вы назвали, - Совет Федерации сейчас абсолютно управляем. Там сегодня находятся люди, для которых свой бизнес и интерес держаться поближе к власти, выше, чем интересы регионов. Они неподотчетны народу. Конечно, для конкретного главы региона они могут `выбить` какую-то строчку в бюджете, разместят капитал в области. Поэтому каждый губернатор вынужден поддержать олигарха, бизнесмена, дабы хоть немного пополнить свой бюджет. Но сначала это взаимный интерес, а потом - зависимость главы субъекта от сенатора. И власть должна наконец понять, что рано или поздно этот `альянс` необходимо разорвать. Ведь наступит период такого `срастания`, что разрушить его будет очень и очень тяжело.

- Нынешний СФ называют не только управляемым органом, но и местом под солнцем, где неоднозначные политические фигуры могут `пересидеть` до лучших времен. Как вы оцениваете столь потребительское отношение к верхней палате?

- Когда в Совет Федерации приходят специалисты, я отношусь к этому с уважением. Туда пришли, например, бывшие заместители министра финансов Владимир Петров и Евгений Бушмин, которые очень хорошо знают процесс бюджетного построения в увязке с интересами регионов. Но ведь кроме них приходят и люди, которые и экономики-то не знают, и регион, от которого направлены в СФ, в глаза не видели. Думаю, что наполнение Совета Федерации людьми, которые никем не избраны, этот орган власти не красят. Даже если они очень талантливы. Им самим со временем становится стыдно, поскольку за них никто не голосовал. Передо мной Путин тоже поставил вопрос о том, не хочу ли я остаться в Москве в качестве спикера верхней палаты. Но я сказал: `Я не могу остаться в СФ, не получив народного доверия через голосование`.

- Сказываются ли, по вашему мнению, особенности нынешнего состава верхней палаты на том `законодательном продукте`, который выходит из стен российского сената?

- Я бы не хотел обсуждать сегодняшний Совет Федерации по двум причинам. Во-первых, я там работал с 1993 года. Во-вторых, любому органу нужно время на адаптацию. Этот процесс идет, и палата начинает медленно `созревать`, появляется небольшое пока, но желание помогать регионам. Ведь нельзя допускать, чтобы субъекты РФ отдавали только на зарплату до 80% своих доходов от того количества средств, которые им оставляет Центр. Как будто кроме зарплаты у регионов нет других статей расходов. Демонстрации, прошедшие недавно в Воронежской области, наглядно демонстрируют, что вопрос бюджетного федерализма как не решался, так и не решается. Есть серьезные трудности с коммунальной и социальной реформами. Решение этих проблем сброшено на регионы, но не подкреплено ни интеллектуально, ни финансово. Не исключено, что воронежская ситуация распространится и на другие регионы. Но нашей стране нельзя еще раз проходить `рельсовую войну` и другие социальные всплески. Правда, сейчас мы столкнулись уже с другой `войной` - переделом собственности. Она более скрытая, более агрессивная, подкрепленная действиями силовых структур. Но эта борьба за спиной народа и власти отдельных личностей, которые считают, что еще не переделили капитал. Они сейчас делят поделенное между собой.

- Почему же тогда в 2000 году главы регионов все-таки приняли этот закон своими собственными руками?

- Совет Федерации, кстати, тогда не принял этот закон и отправил его на доработку в согласительную комиссию в Госдуму. Мы очень долго над ним работали и в результате опять же не приняли условий Госдумы. Закон был принят только из-за предложенной `мягкой` ротации членов СФ, по мере того как главы регионов и заксобраний складывали с себя полномочия. Кроме того, было обещано, что это лишь переходный период. Все эти позиции были оговорены с Владимиром Путиным.

- Известно, что многие губернаторы уже `махнули рукой` на своих сенаторов из-за невозможности их контролировать. Считаете ли вы, что нужно разработать более жесткие меры для того, чтобы главы регионов могли обладать хоть какими-то рычагами влияния на своих членов СФ?

- Принцип демократии предполагает не только действие, но и противодействие. В данном случае речь идет о подконтрольности. Раз нет подконтрольности со стороны народа, должен быть контроль над сенаторами хотя бы со стороны того, кто его посылает на работу в Москву. В противном случае это `отвязанное` состояние, степень которого будет определяться не только субъективными желаниями самих членов СФ, но и тех, кто им чего-то посулил побольше. Нужен закон, в котором невыполнение обязанности выражать на федеральном уровне мнения регионов грозило бы `увольнением` сенатора. Хотя у нас в Орловской области нет такого, чтобы сенаторы не согласовывали свои действия с руководителями исполнительной и законодательной власти региона.

- Прошло два года с начала реформы по укреплению вертикали власти, но ее промежуточные итоги устраивают далеко не всех губернаторов.

- Вопрос укрепления роли государства в системе рыночной экономики был центральным, когда СФ еще в 1997 году поставил его в повестку дня своего заседания. Конечно, укрепление системы власти в нашем государстве, `разбегающемся в стороны` и по национальным причинам, и по причине огромной протяженности России, действительно необходимо. Ельцин в свое время бросил лозунг - берите суверенитета сколько хотите. Некоторые главы регионов так и сделали, и федерация начала трансформироваться в конфедерацию. После того как была принята Конституция 1993 года, регионы вообще начали подписывать договора. Когда мне, как губернатору Орловской области, предложили подписать этот договор, я отказался. И сейчас считаю, что именно благодаря русским регионам нам удалось на том этапе сначала приостановить `психическую деградацию` Федерации, а потом и направить эту `машину` в другую сторону - к укреплению единой государственной системы власти. Но Владимир Путин потом добавил от себя еще один `рычаг` - федеральные округа, чтобы привести региональное законодательство в соответствие с федеральным. Надо отдать должное полпредам - с этой задачей они справляются неплохо.

Но сегодня мы столкнулись с другой тенденцией. Как говорится, съел одну конфету - хочется вторую, а потом кажется, что и вся коробка твоя. Примерно то же сейчас происходит и у нас в России. Федеральной власти показалось, что хорошо бы все рычаги влияния забрать в Москву. Я уж не говорю про то, что норма бюджетного кодекса о распределении доходов между Центром и регионами в пропорции 50 на 50% нарушена. Сейчас исключительно 30 на 70%. К примеру, Орловская область стала донором федерального бюджета. И я с ужасом посмотрел, что мы за первый квартал перечислили в два раза больше средств по сравнению с прошлым годом. Наступает момент, когда начинаешь задумываться: а надо ли тебе лучше работать? Идет самый настоящий процесс оглупления, торможения интеллектуального потенциала самих регионов. А ведь Россия состоит не из одной федеральной власти. Если мы не будем стимулировать хорошую работу в регионах, в местном самоуправлении, завтра все будем идти с протянутой рукой и просить денег у Центра. Но почему я их должен просить, если мы их заработали? Это возможность для федерального Центра `кормить с ложечки` того руководителя региона, который политически лоялен. Но это уже не система власти, это контрпродуктивная схема, которая рано или поздно сама взорвется.

- Осознает ли федеральная власть, каким будет в этом случае конечный результат реформ?

- Мне кажется, осознает. Но понимание у всех разное. Это показали итоги Госсовета, на котором рассматривали по предложению Совета Федерации концепцию экономического развития России. Тогда так и не договорились. Доклад губернатора Хабаровского края Виктора Ишаева предлагал одно направление, а доклад Михаила Касьянова - другое. Прошел год, который показал, что та концепция, которая была предложена, себя не оправдала. И если быстро ее не скорректировать, то мы опять окажемся в ситуации, похожей на события 1998 года. Мы видим, как на наших глазах, несмотря на высокую цену на нефть, `садится` вся промышленность, как на наших глазах перестал расти жизненный уровень граждан. Неожиданно с первого июня резко возросли цены на горючее и в два раза опустились цены на молоко! Власть не может оставаться при этом сторонним наблюдателем. Необходимо прежде всего посмотреть на стратегию социально-экономического развития страны в ее концептуальном плане - строить ли мост вдоль реки или все-таки поперек. Мне кажется, мы сейчас продолжаем строить мост вдоль реки.

- Как вам кажется, способен ли Госсовет влиять на государственную политику нашей страны или он стал лишь декоративной компенсацией для губернаторов вместо Совета Федерации?

- Прошедшие два года показали, что руководители регионов - разумные люди. И в Совете Федерации они работали разумно. Может быть, если бы у нас не было того состава СФ, то страна бы пережила гражданское противостояние. Тогда губернаторам хватило мудрости удержать страну от края пропасти, куда ее подталкивали как со стороны Государственной Думы и политических партий, так и со стороны Бориса Ельцина. Сегодня разум у этой группы людей никто не отобрал. Начиная с первого заседания Госсовета, посвященного стратегии экономического развития страны, и заканчивая последним заседанием, где мы рассматривали самый тяжелый вопрос об обороте земель сельхозназначения, мы находим взвешенные и компромиссные решения. Наши предложения, кстати, в некоторой степени должны были поправить концепцию правительства.

- В некоторых федеральных округах, похоже, уже намечается некое противостояние между полномочными представителями президента и главами регионов. Первых обвиняют в том, что они превышают свои полномочия, которые, кстати, так и не закреплены законодательно.

- Этот вопрос возникал еще на стадии представления закона о формировании Совета Федерации и наделения полпредов полномочиями. Тогда 36 членов СФ, главы комитетов и руководители крупнейших регионов встретились с Владимиром Путиным. Мы ему сказали, что власть - это такое явление, что ее всегда мало. И спросили его, не превратятся ли федеральные округа в микрогосударства, которые будут стремиться подменить федеральную власть? И сегодня мы действительно лицом к лицу столкнулись с этим явлением. Сейчас полпреды от своих прямых функций контроля за федеральными органами на местах потянулись почему-то к бюджетам регионов, а вслед за этим - к распорядительным и хозяйственным функциям управления. Но не к самым тяжелым, как жилищно-коммунальная реформа или выплаты заработной платы, а начали вмешиваться в экономику регионов, в то, как распределить деньги и так далее. Это бесперспективно. Потому что эта вседозволенность не укрепляет не только государство, но и власть самого президента.

На последнем заседании Госсовета в мае, когда рассматривался вопрос международных отношений, губернатор Новгородской области Михаил Прусак поднял вопрос о полномочных представителях президента. В эту дискуссию включились и Константин Титов, и Александр Дзасохов, и Равиль Гениатулин, и многие другие губернаторы. Вопросы были очень прямые и жесткие. И тогда президент откровенно ответил, что есть положение о полпредах, в котором написано, чем им заниматься. В нем нет ничего, связанного с экономикой регионов и вмешательством в деятельность местных органов власти, кроме как контроля за соблюдением законодательства. Президент согласился с нашими предложениями, но время покажет, как эта проблема будет решена.

- Не перестает быть актуальным вопрос об изменениях в Конституции. Какие положения Основного закона, по вашему мнению, следует менять в первую очередь?

- Если говорить откровенно, Конституцию мы уже меняем несколько лет подряд. И все конституционные положения, к примеру, формирование нынешнего состава Совета Федерации, возникновение федеральных округов, бюджетное распределение и многие другие, мы тихо и спокойно `обошли`. Мне кажется, что самым тяжелым последствием всего этого может стать то, что в конце концов мы научимся очень легко обходить Конституцию. А ведь Основной закон - это документ, который дает направление государственной политики страны. Мы должны заполнить `ниши` в Конституции, которые сейчас пустуют, для того чтобы она более четко отображала и регулировала процессы, происходящие в России. Но вместо этого Основной закон тихо-мирно под одобрение меняют. И я боюсь, что возникнет желание все поменять, ничего не меняя. Уж лучше вносить изменения в Конституцию на законных основаниях.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован