19 августа 2004
2185

Игорь Артемьев: `В росте цен виноваты монополии`

УЖЕ не один год `АиФ` пишет о том, как бензиновые короли поделили Россию и диктуют ей непомерные цены на бензин. Не раз и не два мы обращались за комментариями в антимонопольное ведомство, но там только разводили руками: сговор недоказуем. В новом правительстве этот орган получил новое имя - Федеральная антимонопольная служба (ФАС). И, словно по команде `фас!`, одно за другим начались громкие дела против топливных компаний: в Ставрополье, Нижегородской области, еще десятке регионов. Неужели нас услышали? С этим вопросом мы обратились к руководителю ФАС Игорю АРТЕМЬЕВУ.

- МЫ ВОЗБУДИЛИ уже более десятка дел. Кроме того, постоянно проводим мониторинг цен во всех 89 субъектах. И мне достаточно позвонить, чтобы тут же получить информацию, что где происходит, насколько повышение цен было оправданно.

Парадокс заключается в том, что в одних регионах мы эти дела выигрываем, а в других - при том, что факты все те же самые, - проигрываем. Почему? Сговор в России действительно очень трудно доказать.

На Западе 90% сговоров подпадают под понятие `сознательный экономический параллелизм`. Если антимонопольный орган видит, что все вдруг повысили цены, причем одновременно и примерно одинаково, у него возникают подозрения. И суды выносят решение в пользу антимонопольного ведомства лишь на основе экономического анализа и косвенных улик. А в России суды часто требуют: принесите протокол с подписями всех заинтересованных сторон, где они расписались в том, что собираются поднимать цены. Но ясно же, что таких бумаг никто не подписывает!

Конец веревочки
- ИГОРЬ ЮРЬЕВИЧ, вы не раз заявляли, что Россия - страна ценовых сговоров. Неужели все отрасли монополизированы?

- Не все, но очень многие. В первую очередь те, где есть естественные монополии. В сырьевом блоке уголь, газ, цветные металлы. Отчасти автопром, энергетическое машиностроение. Зато в легкой и пищевой промышленности все более-менее благополучно. Хотя и здесь можно иногда видеть попытку монополизировать либо сбыт, либо переработку. Помните, как в прошлом году неожиданно взлетели цены на хлеб? Причем никаких экономических предпосылок для этого не было.

Даже там, где есть видимость конкуренции, очень часто настоящими хозяевами являются монополисты. Скажем, рынок жилья. Во многих регионах строительных компаний - сотни, а реальных хозяев - несколько человек. Участки при помощи чиновников получают одни и те же фирмы или связанные между собой структуры. В том числе поэтому и цены на квартиры такие высокие. За пять месяцев, что я работаю, мы стали требовать от фирм раскрытия информации о конечном собственнике. Без этого мы, конечно, не можем отслеживать реальную ситуацию. Собственники, разумеется, крайне неохотно на это идут. Обвиняют нас в том, что мы бюрократы.

- Штраф компании `Майкрософт`, которую обвинили в монополизме, составил около миллиарда евро. В США за недобросовестную конкуренцию только в пользу государства можно взыскать до 100 млн. долларов. А еще компания обязана заплатить всем, кто пострадал на рынке от ее действий. Причем тройную сумму ущерба. Какое максимальное наказание может заслужить российский олигарх?

- 15 тысяч долларов - максимальный штраф, который может наложить ФАС. Но на картельных сговорах люди зарабатывают эти 15 тысяч не за неделю и даже не за день, а в течение нескольких минут. Незаконные доходы монополий исчисляются десятками и сотнями миллионов долларов. И, когда мы приходим со своим штрафом в 15 тысяч, ничего, кроме улыбки, это не вызывает.

Вместо того чтобы оштрафовать компанию на миллион долларов, мы вынуждены добиваться от Генпрокуратуры возбуждения уголовных дел или вносить в суды иски о ликвидации корпораций. Как, например, это было с `Единой торговой компанией`.

- Одним из совладельцев этой компании, если не ошибаюсь, является Виктор Вексельберг, владелец яиц Фаберже?

- Да, и они монополизировали сбыт каустической соды и хлора в России. Хлор нужен на каждой водопроводной станции, а каустическая сода используется в бесчисленном количестве производств, начиная от стиральных порошков. Так вот представьте, что группа лиц создала `Единую торговую компанию`, которая сама ничего не производит, и договорилась со всеми заводами - производителями каустической соды, что те не будут поставлять свою продукцию никому, кроме `ЕТК`. Потом они в 2 раза подняли цены и зарабатывают каждый день баснословные деньги.

А кто в результате за это заплатит? Если хлор нужен для обеззараживания питьевой воды, значит, все это заложат в тариф на воду и деньги соберут с простых россиян. Так и происходит перераспределение доходов от граждан в пользу монополий. Правительство бьется, хочет повысить уровень жизни, поднять пенсии, зарплаты. А потом монополисты договариваются, и люди вынуждены за хлеб, за бензин, за ту же воду отдавать все те деньги, которые им прибавили. А монополии у нас, как известно, работают через офшоры, так что деньги уходят на Запад и там оседают на счетах или в виде зарубежной собственности. О масштабах социальной несправедливости можно судить по объему оттока капитала. И за все это мы можем оштрафовать на 15 тысяч долларов!

- Чем закончилось дело с `Единой торговой компанией`?

- ФАС добилась возбуждения уголовного дела по ст. 178 - монополистические действия и ограничение конкуренции. Кстати, эта статья с момента ее введения ни разу не применялась. Сегодня мы благодарны Генпрокуратуре за то, что эта практика стала существенно изменяться. Также мы направили иск о ликвидации компании и наложили максимальный штраф. Но в суде нам говорят, что еще не известно, есть ли здесь элементы сговора. Что же тогда называется монополизацией, если не это!

- На Западе конфликт с антимонопольными органами сильно портит репутацию компании. А ваши `клиенты` - в большинстве своем крупные сырьевые экспортеры. Не боятся они навредить себе?

- Проблемы и с нами, и с антимонопольными органами на Западе имеют российские металлурги. Мы сейчас ведем дело против компании `Северсталь` и Магнитогорского металлургического комбината. В последнее время они вдвое повысили цены на металлопрокат. В результате дорожают жилищное строительство, ремонтные работы, ЖКХ, опять деньги бедных перераспределяются в пользу монополистов.

Они нам объясняют: `Цены на мировых рынках повысились, мы тоже хотим заработать`. Мы им отвечаем: `Извините, разве у нас в стране такие же зарплаты, как за рубежом? Или энергоносители столько же стоят?` Давайте посчитаем. Экспорт этих компаний западными странами сильно ограничен. Сколько они могут теоретически продать за рубеж? Максимум 50-60% продукции. Значит, это количество мы еще можем засчитать по мировым ценам. А цены на остальное, что все равно остается на внутреннем рынке, должны быть российскими, а не мировыми. В суде начинаются длинные речи, что, мол, ФАС пытается возродить Госплан. И суд принимает решение не в нашу пользу. Мы собираемся подавать апелляцию. Осознание `третьей властью` огромной опасности картельных соглашений - важная задача.

Сбербанк и реклама
- ВАШЕ ведомство замахнулось и на Сбербанк? Он тоже монополист?

- Нет, но обладает признаками доминирования на финансовых рынках. У ФАС к нему несколько претензий. Прежде всего это высокие комиссии за перевод денег, в том числе при оплате коммунальных услуг.

Если я плачу за квартиру тысячу рублей, почему я должен отдавать Сбербанку 40 рублей? Неужели так дорого стоит провести одну операцию перевода средств? Сбербанк объясняет, что у него есть убыточные филиалы. Коллеги, но это другой вопрос! Почему население должно оплачивать убыточные филиалы? Что же тогда получается, что надо установить налог на здравоохранение, потому что есть убыточные больницы? Сейчас Сбербанк заявил, что уже сократил количество убыточных филиалов. Работа продолжается.

- Контролируете ли вы рекламу на телевидении? Ведь там творится форменное безобразие: фильмы десятки раз прерываются, каждый раз телеканалы врубают звук на полную мощность. Удается ли их наказывать?

- Конечно, мы с этим боремся, здесь есть удачи и неудачи. В 90% случаев в суде мы эти споры выигрываем. Правда, штрафы довольно небольшие. Скажем, недавно оштрафовали Первый канал на 40 тысяч рублей. Наша комиссия установила, что программа `Бокс. Бои сильнейших профессионалов мира` прерывалась на рекламу чаще, чем раз в 15 минут, и что один и тот же ролик был показан более двух раз в течение часа.

Сложнее со скрытой рекламой - когда под видом конфет или других товаров рекламируют крепкие спиртные напитки. Примеров очень много: и коньяк `Курвуазье`, и водки `Ятъ`, `Флагман`, `Немирофф`. Мы направили в правительство предложение о необходимых поправках к закону.

Компании, зазывающие такую рекламу, не понимают, что в конце концов вредят сами себе. Ведь то, что они делают, вызывает улыбку или радость, может быть, у 5% населения. А 90% бывают жутко раздражены. Если рекламодатели собираются и дальше идти в своей назойливости, громкости и т. д., то рано или поздно, конечно, общество примет в отношении рекламы по-настоящему дискриминационные законы.

- Вот бы чем в первую очередь заняться Госдуме. Вот где вращаются настоящие миллионы, а власти все пытаются сэкономить на льготах. Цены в России во многом связаны с тем, плохо или хорошо вы работаете. Не пробовали ли вы посчитать, насколько можно их снизить, если побороть монополистов?

- По нашим оценкам, примерно четверть инфляции в стране была связана с тарифами естественных монополий. Сегодня запланированная инфляция - 10%. Если хотя бы 3 из них мы сможем сократить за счет антимонопольных мер, считайте, что мы сделали свое дело.

Вредная профессия
- ВЫХОДИТ, у вас есть претензии не только к частным, но и к государственным компаниям - естественным монополиям?

- Конечно. Вообще, естественные монополии в России - это нечто особое. Начнем с того, что не все из них естественные. Коммунальные сети - да, потому что нельзя к каждому дому подвести альтернативную водопроводную трубу или конкурентные провода. Приватизация сетевой части естественных монополий нежелательна. Уже есть попытки приватизировать водоканалы, а ведь это целая империя в системе жизнеобеспечения. Их обороты немногим уступают энергетическим компаниям, при этом формально они естественными монополиями не считаются. Мы приложим все усилия, чтобы взять ситуацию под контроль.

Но если, скажем, в каком-то городе есть государственное унитарное предприятие, некий `Пассажиротранспорт`, который осуществляет 90-100% пассажирских перевозок, - это никакая не естественная монополия. Структура непрозрачная, воровство процветает, все разваливается, конкуренции никакой, и еще государство из бюджета все это финансирует. Убежден, что такие ГУПы надо приватизировать, предварительно раздробив их на 2-3 части.

ФАС собирается серьезно проанализировать программу приватизации госпредприятий.

- Игорь Юрьевич, вы лихо начали свою работу на новом посту. Вам, наверно, олигархи уже визиты наносят. Признайтесь, угрожают?

- Слава богу, пока нет. Хотя в последнее время действительно были встречи с сильными мира сего. Но пока у нас нормальный диалог. Мы просто сообщаем этим нашим коллегам, что собираемся делать, и предупреждаем, что будем это делать обязательно. Вначале нам не очень верили. Сейчас наши действия уже некоторых коллег убедили. Хотя еще сохраняется неверие, что мы пойдем до конца.

Я для себя отвожу срок примерно в год, за который люди должны осознать, что мы не отступим. Я хорошо понимаю, что мы затрагиваем очень серьезные интересы, в том числе финансовые, которые измеряются десятками и сотнями миллионов долларов. Думаю, что реакция обязательно будет - не знаю, правда, экономическая, политическая или какая-то другая. Но такова в целом государственная служба: тут надо либо делать дело, отдавая себе отчет, что наступаешь на определенные интересы, либо уходить и заниматься чем-то другим. Такая вредная профессия.





Максим ЧИЖОВ

1997-2004 ЗАО `Аргументы и Факты`http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован